Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Березовое пролесье

Сообщений 61 страница 80 из 141

61

Милк подняла голову и изогнула шею. Она внимательно смотрела на птицу. В ответ ему она вытянула шею в его направлении и обильно выдохнула воздух и закивала головой игриво пофыркивая, тем самым она очень эмоционально выражала своё одобрение того что происходит. Точнее того что говорит эта незнакомая птичка.
- Я тоже рада познакомиться с Вами двумя.
Пегая вновь повернула голову к кобыле и осмотрела её всю. Она очень напоминала ей ушедшую Рианнон, но все же выглядела как-то более женственно и менее загадочно. Она была простой, и это безумно нравилось одиночке. Она любила лошадей без лишних прибамбасов, как у Хипа например. Кстати о сером жеребце. Она посмотрела на то, как он достиг своего дружка. Две кобылы смотрели в одну сторону. На двух жеребцов. Можно было представить, как девочки сплетничают о мальчиках, но нет Милк никому никогда не скажет, какие бесята танцуют в ней, когда она видит этого неповоротливого Рона. Даже, наверное, ему.
- Сам поймет, не дурак. Хотя….
От этих мыслей стало тепло на душе, и кобыла улыбнулась. Но тут она заметила, что вожак табуна подслушивает, и улыбка из милой стала коварной, она кивнула в его сторону головой, чтобы орхидея обратила на них внимание и подмигнула. Кобылы договаривались между собой.
- Конечно, примут. О чём ты? Разве он упустит такую красотку! Да никогда он не отдаст тебя…
Пегая промолчала и перевела взгляд в сторону черных фризов. Те все выясняли отношения, чем бесили Милк. Она фыркнула, зло посмотрела на Херсонесса и сделала пару шагов в сторону Идеала, но потом, подумав, она встала на место и посмотрела на Хиппа.
- Стою тут ради твоего спокойствия.
Она раздраженно фыркнула, выпуская горячий воздух из ноздрей, и посмотрела на Орхидею.
- А вы вообще как нас нашли?
Она опять обращалась к ним двоим, потому что видела, что они хорошие друзья.

62

Он приоткрыл глаза и посмотрел на серую кобылку, слегка улыбнувшись. Как же ему нравилась эта манера смущаться от всего и вся... Эта душа была еще совсем чистой, незапятнанной ничем плохим, и это тоже привлекало его. На губах жеребца появилась легка улыбка и он спокойно и негромко ей ответил:
-Ты ни в чем не виновата, не извиняйся.
Хек прикрыл глаза и снова склонил немного голову, закрыв глаза и таким образом отдыхая. Но это было недолго, из дремы его вывел голос вожака, который как-то незаметно для него самого оказался рядом. Серый приподнял голову и посмотрел на него, с самого начала не въехав, а потом до него дошло, в чем смысл сказанных слов. Он встряхнул головой и посмотрел на Хиперрона, невозмутимо высказав свое мнение:
-Может быть... Самый таинственный, странный и непонятный для нас.
Принц бросил мимолетный взгляд на кобыл, а потом снова посмотрел на шаечных лошадей. Сейчас они разбились на две группы: табунные сгрудились в свою небольшую кучку, шаечные - в свою. Кстати да, среди них перестала мелькать та серая особа, которая явно зацепила вожака. Но это не столь важно, Херсонес сам прекрасно знает, где подвластные ему лошади, не ему, чужому глашатаю об этом беспокоится. Серый стоял, сосредоточив внимание на шаечных, ему просто совесть не позволяла подслушивать, о чем сейчас говорят или даже секретничают кобылы, которые, скорее всего, станут частью их табуна. Все возможно...
Услышав очередную фразу вожака, Ахекион чуть улыбнулся и краем глаза посмотрел на него, а потом перевел взгляд на серую, с неожиданным удивлением отметив про себя, что он получает удовольствие просто от того, что смотрит на нее. Ничего в этом такого особенного, она действительно была симпатичной... В ней было столько обаяния, что это не могло не зацепить. Жеребец слегка подумал, а потом стукнул себя хвостом по боку, заставив отвлечься от этих мыслей и наконец-то ответить Хипу:
-Молодая совсем, опыта не хватает... Но милая и добрая, насколько понял, вечно не в ладах со своим пернатым... Другом. Нам сейчас нужны лошади, поэтому я бы не отказался такую принять. Правда, приглядеть за ней не помешает... Тем более, что у нас такие соседи.
Он слегка мотнул головой в сторону шаечных и с каким-то странным облегчением обнаружил, что оба фриза вернулись, и оба, как казалось, были абсолютно в порядке. Ну и отлично, хорошо, что среди них агрессивные настроения приугасли. Серый жеребец бросил взгляд в сторону кобыл и с внутренним удовлетворением отметил, что пегая втянула Орхидею в довольно непринужденную беседу. Кто может быть безобиднее, чем парочка кобыл, болтающих о своем, девичьем? Он чисто случайно услышал последнюю фразу Милк и немного прикрыл глаза. Как ни странно, эти слова вызвали небольшую бурю в его душе. Если это было сказано о Хиперроне, то будет, как всегда, что два жеребца сцепились из-за кобылы. А так и будет, ведь серая ему просто безумно нравилась... Если раньше он спокойно относился к тому, что все кобылы цеплялись к вожаку, то сейчас он конкретно эту не собирался никому отдавать... Разве что она сама выберет, и тогда ему придется отступить. хек недовольно фыркнул и прикрыл глаза, слегка переступив ногами. Вот уж точно Рон тогда сказал, женщины - народ коварный... Коварнее и хитрее просто некуда.

63

Тугими струнами натягивались мышцы под шампанской кожей. Ноздри широко раздувались, но звука практически не было слышно. Веном все делает так, что бы не привлекать внимания.
Он появился на опушке тихо, со спины у многих, так, что бы не быть замеченным в первый момент. Его обычная манера. Он тихо подошел к Хипу и произнес.
-приветствую, я немного отстал.
На это все, ни почему он отсутствовал, ни с кем. Да в прочем, это и не важно. Косой взгляд серых глаз прошелся по всем присутствующим, не задерживаясь не на ком, но предоставляя наиболее обширную информацию, которую можно получить из мимолетного взгляда на внешность.
Пегая кобылка, своенравная и упрямая. Пол всей видимости уже заслужила расположение местных жеребцов. Веном остался к ней равнодушен, ни малейшей волны интереса ее сущность в нем не вызвала, вторая кобыла, светло-серая, тоже не отличалась особой глубиной своего характера. Была проста, мила и вежлива, чем заслужила негласное одобрение внутри пегого. Вежливость ведь никогда не бывает лишней, как и сдержанность.
Вороные фризы выясняли отношения, причина не заинтересовала Веномансера. Судя по их внешнему виду, было понятно, что оба не из робкого десятка. Скорее всего конфликтуют от нечего делать, либо, что бы выглядеть увереннее и сильнее для местных дамочек.
Веном пощурился, прикрывая стальные глаза от навязчивых лучей лимонно-желтого цвета. Шерсть его это  момент казалась совсем уж золотой, в тех местах, где ее покрывали пятна цвета шампани.
-Какие дальнейшие планы?
Спросил Веном и хипперона, признавая в нем вожака, как никак и до этого он находился в его подчинении. Как разведчику, ему не терпелось пошастать по землям, мало ли чего интересного можно здесь обнаружить. На нехоженых тропах всегда есть чем поживиться, особенно первопроходцам.
Взгляд упал на Ахекиона, судя по подобревшему взгляду, направленному на светло-серую кобылку, которая с самого начала показалась Веному неплохой личностью, пегой догадался, что вскоре из этой теплоты может вырасти нечто большее и гораздо более значимое, нежели просто симпатия. Легкая улыбка скользнула по губам лжеца, становилось скучно, уж больно ясным было происходящее здесь, не оставалось места для рассуждений. Каждая лошадь предоставила свою суть на блюдечке с голубой каемкой.

Свернутый текст

Офф: описал так, будто с Хипом и с Ахекионом уже знакомы, так как персонаж акционный и в описании сказано, что в табуне я довольно давно.

64

Взгляд хищно бегал по всем присутствующим в поисках новой жертвы. Да, на Перфекте дело не закончилось и ты требовал еще крови. О да. Что-то ты раскатал губу - хватит выливать весь свой негатив на окружающих, черт возьми. Ты облегченно вздохнул, мысленно пытаясь освободиться от всего, что накопилось в тебе за все это время. Усталость, стресс, нервотрепка и бок о бок с врагом - комплект впечатляет, не так ли?
Ты вдруг развернулся и направился в противоположном направлении от новоприбывшего жеребца. Ты не хотел выливать свой негатив на очередную жертву,  ибо ты знал чем это может закончиться. А закончится это нервным срывом - и тогда врадиусе 50ти метров каждый отгребет от тебя, ты наживешь себе еще лишних 2-3 десятка врагов и поругаешься со всеми своими близкими. В кого же ты с таким характером? Скорее всего в отца... ты ведь и не знал его, он рано покинул тебя... Хотя мать твоя тоже устойчивой нервной системой не отличалась. Но ты не был похож на истеричку, как она. Впрочем... где она сейчас? Похоже, что мать ты тоже потерял... но нет. Мы будем надееться, будем... что с ней все в порядке или она, по крайней мере, жива... ты не мог больше переносить потери. Ты был прохладен к ней, хорошо ее знал и любил по-своему... но характер...
Но когда ты почувствовал, что вдруг ее может рядом больше никогда не быть, ты сразу же задумался и в груди твоей что-то сжалось. Нет... нет, ты любил свою мать. И никто... НИКТО не сможет ее заменить.
Ты стоял, погруженный в собственные мысли, но внезапно отдернулся и поднял голову. В глаза сразу же врезался фризский профиль Перфекта. Ты долго смотрел на него, слегка прищурив глаза. Ты пытался понять, что он чувствует и о чем думает. Как он расценил твой поступок? Вид у него был понурый, даже виноватый. Он был в смятении. Ты отвел вгзляд, пробежавшись по всем остальным. Кобылы, жеребцы... все они рябили в глазах и смешивалась в единое месиво. Каждый из них толком из себя ничего не представлял - понты да и только. Ты не видел там не единой лошади, которую можно было бы выделить. Хотя... Ахекион. Всегда держался независимо и гордо, в любой ситуации, казалось, корона с него не упадет. Он был благородным, честолюбивым и чем-то напоминал тебе рыцаря. Галантен, спокоен, учтив... наверное, именно так ты должен был бы выглядеть. Увы. Жизнь побила и занесла в общество, которому чужды такие взгляды, как когда-то были у тебя. Ты и сам теперь начинал мыслить как они и даже не представлял своей жизни без своих любимых разбойничков. Все эти лошади тебя привязывали к шайке и ты, наверное, вряд ли когда-нибудь сможешь бросить их.
Но...
Как же твои грандиозные планы? Как же престол? Теперь ты был совершенно запутан и не понимал, чего ты хочешь. Нет, ты, наверное, прекрасно понимал, но не сейчас. Сейчас, под эти филосовские мысли веки твои по немногу слипались, шея расслаблено опускалась и ты уже дремал в укромном местечке, под раскидистой кроной многовековой ели. Навязчивые, тяжелые мысли оставили тебя. Мозг отказывался думать, а ноги не хотели никуда вести. Хотя пару часов отдыха... пару часов...
.

65

Меня прервали слова Милк от  печальных мыслей. Я только сейчас  поняла, что уже так долго стою и смотрю на Принца. Ох, что со мной происходит?! Совсем сошла с ума!? Я влюбились и даже..  Я быстро отвела взгляд от принца и сосредоточила внимание на Милк. Она тоже смотрела  на принца и вожака.  Мой взгляд, как прикованный вернулся к Принцу. Когда я успела полюбить его?! Я только первый раз с ним встретилась… Я стала разбираться со своими мыслями.
  Я посмотрела на Милк, а потом снова на белого жеребца. Надо признаться себе, что я его уже люблю. Но я ему нравлюсь?.. Или он меня посчитал странной… я только узнаю все со временем…  Мое внимание привлекла Милк и я повернулась к ней.
- Конечно, примут. О чём ты? Разве он упустит такую красотку! Да никогда он не отдаст тебя…
Я улыбнулась и покачала головой из стороны в сторону.  Мне нужен. Только Принц и все.. я быстро отвела взгляд от Милк, чтобы не заметила мои чувства к принцу.  Я привела свои чувства в порядок и снова посмотрела на пегую кобылу.  Мое внимание тут привлек черный фриз очень похожего на одного моего знакомого. мне показалось или как?... я повернулась и стала всматриваться в вороного жеребца. Перфект?... Я сначала не поверила своим глазам. Но потом все-таки поняла, что это он.  Это уже пришло в привычку и мое внимание снова привлекла Милк.
- А вы вообще как нас нашли?
Я посмотрела на Филиппа с яростью, так как тот снова не удержавшись чуть не упал, и почти не сделал мне царапину на спине, но потом усевшись поудобнее  сделал вид, что не заметил ничего. Я повернулась к Милк и улыбнувшись ответила:
- Мы просто проходили мимо, и я заметила лошадей. Решила подойти и посмотреть, что тут происходит.  Ты тоже из табуна?
Я смотрела на Милк, но мое внимание привлек Филипп, который похоже решил полетать куда-то и поклонившись Милк, сказал:
Я рад был познакомиться с вами прекрасная миледи, но я с вами прощаюсь и надеюсь, когда вернусь  вас, увижу. До свидания.
Он откланялся и полетел, куда-то.  Я посмотрела ему в след и фыркнула и замотала головой из стороны в сторону. И куда его снова понесло?  Наверное, размять крылья... Надеюсь. Что он вернется… Вернется. Куда он денется. Я улыбнулась и снова посмотрела на Принца. К ним подошел  пегий жеребец и они о чем-то с ним говорили.

66

-----Начало---------
Фирел стрелой пронесся мимо пары лошадей и резко повернул направо. Огромная скорость молодого жеребца почти сбила его с ног из-за чего он можно сказать проехал по земле на ногах и поднял немного снега. Остановившись Фир завороженно стал смотреть на опускающийся снег. Одна снежинка, за которой он следил, упала ему на нос из-за чего тот чихнул и недоуменно посмотрел в небо. Будто кто-то ему там за это ответит. Жеребенок недовольно фыркнул и показав язык небу и его вечно белым снежинкам упал в снег. Он осмотрелся. Здесь было очень много лошадей. Первым делом Фирел отыскаал взглядом опекуна - Хиперрона. Он разговаривал с вожаком шайки, по моему Падших ангелов. Фир не вдавался в подробности. Рядом находился "дядя" Ахекион и какой-то еще жеребец, которого Темный видел несколько раз.  Тут же по близости находилось еще двое, которых он видел впервые в жизни. А в стороне стояла опять же "тетя" Орхидея и еще кобылка. 
Оценив ситуацию и поняв, что опекуна лучше не трогать, он решил достать морально тетю Орхидею. В этом он был мастер. Сколько коварных вопросов таиться в головке этого гнедого жеребчика? Никто не знает, не представляет и никогда не сможет увидеть конец этих вопросов.  Задаст он вам вопрос, вы ответите. Он по вашему ответу еще миллион вопросов придумает. И все ради того чтобы повеселиться. Нет, он не зловреда. Просто он еще ребенок - безбашенный жеребенок, ага - и поэтому бесится.
Вскачив на ноги он побежал легкой рысью к кобылам . Все это время ястреб парил над ним пытаясь не потерять из виду. Хотя это было не сложно. Гнедой на белом снегу было очень легко различить. Фирел остановился возле кобылиц и произнес:
- Здравствуйте. А что мы все здесь делаем? Мне не сказали почему мы все сюда собрались. А Хиперрон не успел мне рассказать и убежал вперед табуна.
Фирел смотрел на реакцию кобыл и заодно интересовался чем мается его опекун. Он все так же разговаривал с вожаком шайки и остальными жеребцами.

67

- Конечно, примут. О чём ты? Разве он упустит такую красотку! Да никогда он не отдаст тебя… - Хиперрон зафырчал, недоуменно мотая головой. Мда, Милк совсем уже заигралась. Рон с укором на нее посмотрел. Негоже, красотка моя ненаглядная, так бросаться подобными фразами. Хип слегка виновато глянул на Ахекиона. он ясно видел, что глашатаю приглянулась серая Орхидея не просто как потенциальная участница табуна, а нечто большее. Рон фыркнул, слегка улыбаясь. С другой стороны было так радостно, что задумчивый серый араб наконец таки обзаведется дамой, которая сможет заставить его улыбаться. Хиперрон сам поразился тому, как он рад за Ахекиона, хотя, возможно, просто торопил события.
Хип предостерегающе загугукал, глядя на Милк и нахмурился. Нет, дерзкая дамочка. Хотелось подойти и потрясти ее, чтобы она перестала вести себя так дерзко. Но в то же время заставляла сердце биться как-то подозрительно часто. Жеребец вздохнул, отводя взгляд от кобыл я снова глядя на Ахекиона. Тот выглядел усталым и каким-то напряженным...
-Может быть... Самый таинственный, странный и непонятный для нас. - Хиперрон согласно кивнул, снова обводя взглядом этих особ. Кобылы. Хип всегда был каким-то ветреным, привык к обширному женскому вниманию, так же для него было непривычным, чтобы такие как Милк ему перечили, дерзили, а более того говорили так, будто она является чуть ли не главой табуна. Возмущению не было предела, но так же он в глубине души восхищался пегой кобылой. Рон вздрогнул, когда Ахекион снова заговорил.
-Молодая совсем, опыта не хватает... Но милая и добрая, насколько понял, вечно не в ладах со своим пернатым... Другом. Нам сейчас нужны лошади, поэтому я бы не отказался такую принять. Правда, приглядеть за ней не помешает... Тем более, что у нас такие соседи. - Рон нахмурился, окидывая Орхидею внимательным взглядом. Да уж, совсем молодая... Робкая, но такая изящная. Ей точно не место в шайке, в ней точно есть что-то королевское, пусть робость пока и мешает раскрыться. Хип видел в ней потенциал, так почему бы не дать шанс себя проявить?
-Что же... Не бросать же нам ее. - негромко сказал Хиперрон - Но раз уж так вышло... То за ней будешь присматривать ты. - Хип ухмыльнулся, снова приваливаясь к дереву.
-Орхидея. - позвал он кобылу - Рады тебе в  нашем табуне. На первое время Ахекион будет за тобой приглядывать и помогать тебе, если возникнет необходимость. - продолжал вожак- Если ты не против, конечно... - добавил конь, хотя это была скорее простая формальность. Голос его звучал твердо, он не потерпит возражений и по сути это был приказ для обоих, а не дружеское предложение на пикнике в парке. Хиперрон повернул голову, заметив приближающегося Вена. Этот жеребец был... Довольно уважаемой персоной в табуне, но Рон иногда наблюдал за ним... Он не знал, что у этого пегого на уме. Да и кто вообще знал?
-приветствую, я немного отстал. - Хиперрон кивнул, давая понять воину, что эта оплошность не так уж страшна. На самом деле она вообще ничего не весила, но все таки приятно было, что лошади табуна ведут себя вежливо, как и подобает королевским особам. - -Какие дальнейшие планы? - Хип поглядел на Вена, немного медля с ответом. Жеребец фыркнул, тряхнул гривой и обвел взглядом лошадей.
-Веномансер, пока мы отдыхаем... Лошади слишком устали с дороги. Потом отправимся на разведку новых земель. Возможно, мне прийдется беседовать с местными вожаками, ибо нам нужны свежие пастбища. - вожак усмехнулся, вздыхая. Он сам уже слишком устал... Нужно было отдохнуть. Ведь если местные вожаки не будут сговорчивы, ему прийдется выгонять их с насиженных земель, так как его табуну самому нужно выживать. Начнется скоро.... с недовольством подумал вожак, прикрывая наконец-таки глаза. Он почти погрузился в сладкую дрему, почти расслабился. Когда...
Стук копыт был громким и ритмичным. Этот кто-то явно не скрывал своего присутствия. Хиперрон постарался не обращать внимания на этот довольно надоедливый звук, но он становился все громче. Ну все, сейчас поймаю наглеца и достанется же... Жеребец твердо встал на все четыре ноги, а когда увидел нарушителя своего спокойствия, то устало закатил глаза. Это был Фирел. Фирел был совсем молодой жеребчик, своенравный и и активный мальчуган. Когда-то давно Хип спас этого бедолагу от волка, и с тех пор ощущал себя ответственным за Фирела. Он стал его опекуном, хотя Рон уже привык к жеребчику, как к родному.  Паренек вел себя шумно, как всегда. Наверное, капает уставшим коням на нервы. Благо он догадался сразу же подбежать поближе к Рону. Его явно заинтересовали кобылы.
-Фирел... - выдохнул Хиперрон, качая головой.
- Здравствуйте. А что мы все здесь делаем? Мне не сказали почему мы все сюда собрались. А Хиперрон не успел мне рассказать и убежал вперед табуна. - жеребец восхвалил небеса, что Фирел говори вполне любезно. Он будет отличным воином... Или шпионом. С легкой улыбкой подумал Рон.
-Фирел, ради бога, не мешай дамам. На что тебе я, спрашивается? -  засмеялся вожак, глядя на Фирела.

Отредактировано Hiperron (2012-03-11 13:16:52)

68

Херсонес, кажется, больше не собирался срывать на мне свою злобу к окружающему миру, поэтому больше от меня каких-либо серьезных действий не требовалось. Вот так вот стой, да думай, рассуждай, что-то сам себе, ведь остальным абсолютно нет дела, что творится в моей тяжелой темной головушке. Я могу планировать план по вашему истреблению, могу играть в "Я вижу", а могу снова с головой окунуться в прошлое. Ни первое, ни второе, ни третье - как то не особо прельщало. В первом случае - уже скучно, во втором - вы шутите?, в третьем - уже достало. Всякие тяжелые мысли, различные проблемы и внутренние проблемы, - все это было в моей голове явление чересчур частым, поэтому уже успело поднадоесть. Вожак напряженно молчал, я ощущал, что благодаря мне его гнев немного утих я должен радоваться?, и теперь он о чем-то думает. Желания лезть к нему с разговорами о погоде не было, поэтому я решил посвятить себя тому, что делал редко. А именно - обсуждению присутствующих.  Я мог бы склонить голову и нашептывать свое мнение Ларсу, но как-то не особо хотелось, вдеь кто-то может "засечь", посему моим единственным собеседником был я сам. Боже, как это трагично. Фореве элоун прям.
Я пришел по ваши души. Да, дорогие мои. Я вас не вижу, но это необязательно должно мне о чем-то говорить. Дабы не стоять столбом посреди поляны, я коротко кивнул вожаку и отошел к дереву. Здесь меня никто не трогал. Ларс остался лежать  там, "заигравшись" с этим койот Херсонеса. Меня никто не трогал, а солнце приятно грело спину. Я не любил жары, но весеннее солнышко было таким ласковым, что я невольно прикрыл глаза. Остановка перестала быть напряженный. Табунные лошади перестали коситься в нашу сторону, что их же здоровью помогает. А то знаете, я и злой бываю. Обратившись весь в слух и запах, я сразу же наткнулся на Херсонеса. Видимо, он стоял ближе всех. Фыркнув, побрел дальше. Табунные лошади. До чего же они были странные. Они мне казались какими-то чересчур... Спокойными. Я сам не всегда был комком ледяного спокойствия, меня можно было довести, правда только тогда, когда я считал, что собеседник достоин моих нервов. Но эти... Я ловил на себе их взгляды, но не чувствовал особой враждебности. Только один, кажется, местный вожак, смотрел как-то колюче. Я прижал уши и окрысился в сторону этого жеребца, а потом снова провалился в небытие. Они вели каке-то свои беседы, суть и важность которых мне понять было не дано. Но снова наткнулся на нее. Кобыла по имени Орхидея заставляла меня вздрагивать каждый раз снова и снова, шарахаться от нее, как от огня. Дело в том, что она была слишком похожа на Лилию. Эти манеры, этот говор, да даже имя! Просто отстой, я не могу мириться с подобными мыслями. Лил на свете была одна, а эта кобыла будто призрак из прошлого, она собралась грызть мой мозг?! Я зафырчал, стараясь не наткнуться на Орхидею взглядом. Слабак, тяжело да?
Вздыхаю, опуская голову пониже. Веки сами невольно опускаются, отгоняя меня в царство Морфея. Уснуть. Жутко хотелось спать.  Я долго шел, прежде чем приперся к этим лошадям.
Как странно. За такой короткий срок моя ижизнь перевернулась. Я снова в шайке, я снова под чужим командованием, я снова в строю. Это радовало, ибо я устал жить без иерархии, мне нужен был порядок. Не то чтобы я любил подчиняться, просто жить по строгим правилам было приличней. Что я умел?  Драться, убивать, а еще красиво говорить. Пожалуй, вот это все. Я бегаю не особо быстро, зато вынослив. Короче, мне самое место в бою, где я буду доказывать свою силу, это способ самоутверждения. Поэтому я и считал, что в шайке мне и место. Там, где я чаще всего могу проявить себя. Я посмотрел на Херсонеса. Я понимал, что мне прийдется доказать, что я чего-то стою. Словам никто не поверит - они ничего не стоят. Пхах. Но пока и способа себя проявить не было. Но я был спокоен, ибо знал, что все выйдет. В свое время я был одним из лучших, сумел завоевать доверие...Я не привык отступаться, поэтому надеялся,  что и тут  у меня все получится. Я сделаю все возможное, чтобы так было

69

Ах, как прекрасна весна. Да, может белый снег, еще не покинул эти места, но аромат приближения чего-то прекрасного уже витал в воздухе и дурманил меня.
Я безумно любила это время года, когда на деревьях, что всю зиму спали крепким сном, появляются маленькие зелененькие почки, что в будущем укроют все дерево зеленым цветом, когда наконец я могу услышать пение прилетевших птиц, которые перезимовали далеко от этих суровых холодов. Весна, она кажется еще прекрасней, когда в твоем сердце начинает биться новое чувство – это любовь.
Когда в березовом полесье стали сходиться лошади, будто что-то притягивало их туда, толпами, поодиночке, они приходили, шум и суета царила вокруг стоящих прекрасной черно-белых деревьев, я решила покинуть это место и немного прогуляться по лесу, не отходя сильно далеко. Суета осталась позади, лишь хруст талого снега преследовал меня. Рыжая подруга шла рядом, она молчала, обиженно иногда кидая на мня, свой суровый взор. Я ее могла понять, ведь столько времени провести самой и тут вдруг я вступая в ряды шаечных, когда вокруг теперь постоянно много лошадей, Гере это было чуждо, она боялась, хоть и не показывала страха. Я не нарушала молчание, а в мыслях все думала как ее одержать, ведь я то понимала, что пройдет время и лиса привыкнет, но вот она, она считала, что никогда не сможет жить среди такого количества животных.
- Но ведь я рядом.. – вроде как сама себе произнесла я. Лисица молчала как камень, лишь быстро перебирая своими лапками, что бы не отстать от меня.
- Гера.. – ну унималась я и снова окликнула подругу, на этот раз лисица повернула на меня свою морду и снова молча, отвернулась. С ней нужно было поговорить, а она на отказ уходила от разговора. Я резко остановилась, и снег брызгами полетел по стонам, затронув шерсть рыжей подруги, та раздражительно фыркнула и принялась чистить свою шкуру.
- Я обещаю, что никто тебя не обидит, я не позволю, все будет хорошо.. Гера, я влюбилась, пойми меня… - сначала она делала вид, что меня и попусту тут нет, но после слов о любви тут, же подняла свои черные глаза и расплылась в наглой ухмылке.
- Ну, так что, мир? – сказала я и тоже улыбнулась ей.
- У меня есть другой выбор? Весна, уже вскружила тебе голову.. – проговорила лисица, уже совсем другим голосом, я любила ее за это. Она не умела долго обижаться. Будто камень с души.
- Я думаю, нам стоит вернуться.. – да и вправду уже больше часа мы гуляем тут, а меня все тревожит, что вдруг Херсонес подумает, что я вообще ушла.
- Идем-идем. – проговорила рыжая и побежала, я пустилась в галоп за ней, но затем перешла на рысь, что бы подруга не потерялась, хотя она то не потеряется, с ее совершенным нюхом, она меня и из под земли найдет.
Ну, вот снова я оказалась среди деревьев, что возвышались тут, в березовом полесье. На глаза попались пару совершенно незнакомых лошадей, но во всяком случае некоторых я все же уже видела, а некоторых нет.
Наконец на глаза попался он – Херсонес. Я тут же зарысила к нему и остановилась в пару метром от жеребца. Издав зазывающее ржание, я потребовала, что бы вороной обратил на меня внимание, глазами показывая, что я соскучилась. Мы так мало пообщались, а мне так хотелось узнать его поближе, мое сердце рвалось к нему, но разум останавливал, напоминая, что я его пойти не знаю.

70

-Ну что там, ты плетёшь свой грязный хвост за мной? По моему сам предложил мне подойти к шайке. – недовольно ворчала кобыла на лиса, поднимая ноги над мокрым снегом.
-Вообще-то мне не очень удобно идти по глубокому снегу, который ещё под моей тяжестью проваливается! – спокойно и с неким укором ответил лис.
-Меньше жрать надо, тогда не будешь проваливаться. – с усмешкой прогугукала вороная, пускаясь в рысь.
Я не обращала внимание, что лису было как-то тяжко идти по снегу, признаюсь, мне тоже было лень поднимать свои вороные ноги. Снег был противный, такой глубокий и мокрый, охлаждал ноги до брезгливости. Анафема ненавидела зиму и всё то, что с этой белой плутовкой связано. Ни морозы, ни снег, ни морозное утро с солнцем. Все эти три месяца она ходила крайне недовольной, нервной и злой. Каждая снежинка в снегу её бесило. Ей нравилась только весна, и то середина, да и всё лето. Не более. Всё остальное её же раздражало. Вот такая кобыла, прям не угодить ей.
Ты рысила, мягко пружиня в снегу, ловя на своём теле весеннее тепло. Ещё рано говорить о господстве весны, вон, прохладно и снег лежит, а то иногда и идёт. Весна вначале противна. Везде всё тает, везде мокро, везде всякое говно всплывает, то это мёртвая тухлая туша, то грязь. Фу, фу, фу. НО как ни странно, весной уже пахло, это ты чувствовала.
Денонсация резко остановилась, что прям подогнула зад, впрочем, да, скакательными суставами прикоснулась до снега. Рядом остановился лис, высунув язык и подогнув одну лапу под себя.
-Я чувствую кучу лошадей. Тоже мне тут, собрались. – проворчала вороная, хлестнув себя по заднице.
-Как ни странно, но я чувствую и наших знакомых. – сказал Сид.
-Ты же знаешь, я не люблю скопище всяких обормотов, которые только и выпендриваются друг перед другом. На это же смешно смотреть! – недовольно воскликнула ты и пошла дальше.
-Тебе, по моему, вообще не угодить сколько тебя знаю. – фыркнул лис, шагая за тобой, по твоим следам.
-Так и свалил бы от меня, раз не угодить. Я тебе предлагала, так что жалобы не принимаются. – усмехнулась я.
-Как я могу такую балбеску оставить? – засмеялся лис.
Кобыла лишь тоже посмеялась и отправилась шагать дальше, водя ушами по сторонам, ловя всякие звуки. Ноги аккуратно поднимались и опускались, стараясь ни на что не наткнуться, пока шли.
Минут через десять, тебе в нос ударил прям целые запахи разных лошадей. Ты аж невольно повела носом и с отвращением сплюнула. Да их мог хищник учуять за сто вёрст. Может ты преувеличиваешь? Посмотрим.
Выйдя с нега на некую тропинку, ты продолжала плавно двигаться, с интересом выставив уши, но с отвращением на морде нюхать. Сид тоже принюхивался, но он то лис. И вот настал момент истины!
Вороная вышла из-за деревьев на некую полянку, вокруг берёзы. Тут было куча и куча лошадей, много разных запахов, которые били по носу. Но ты же не собака, Феня! Я с некой крысой на морде прошла вперёд, даже никого не разглядывала, но голову держала высоко, но не показывала из себя королеву. При виде хоть какой-нибудь лошади, Анафема держала голову гордо, даже не желая её повернуть.
Ты шла мимо лошадей, у каждой своя окраска, рост и размер, но ты уже успела оценить с кем можно общаться, а с кем нет. Правильно оценила. То есть ни с кем нельзя общаться. Молодец!
Но  тут повеял знакомый запах. Ты начала искать того, кто был хозяином этого аромата. Перфект. Вороная сразу поставила уши торчком, с удивлением на морде стала подходить ближе к ворону. Стоп. Тут резко краем глаза ты увидела её одного вороного коня, а именно Херсонеса. О да, твой дружок, глава всей банды. Его то ты и искала. Но я знала, что все тут перемешаны, словно каша-малаша из листьев. А вот и ещё одна особа, которую ты рада видеть, а именно Рианнон. Ты подошла ближе к вожаку шайки, с немного прижатыми ушами, привычка, и с недовольной мордой.
-Приветствуя тебя, Херсонес. – протянула я, словно струну отогнула. – Хотела бы вступить в твою шайку. «Как бы прискорбно это не звучало» - подумала я про себя.
Но ты не спускала глаза с тела Перфекта. Ты ещё подойдёшь к нему. Ах, как же рада я его видеть, хотелось бы обнять, но точно не тут. Морда твоя вообще была как каменная, впрочем как всегда. Да тут ещё был и Хиперрон, которого ты недолюбливала.

71

Милк повернула голову в сторону Хипа и выслушала его речь от начала до конца. Это был первый раз, когда кобыла выглядела серьезной, мудрой и сдержанной. Её глаза смотрели на него как-то не так как обычно, а поза была настолько женственна, что она смотрелась изящной даже рядом с грациозной Орхидеей. Но это все исчезло в тот же миг. Почему? Потому что пегой было больно. Одиночка не хотела показывать этого, но каждое слово серого жеребца больно ранило ее, словно он втыкал кинжалы. Она сама не знала почему. Возможно потому что сама так и не получила от него предложения вступить в табун. Потому что не знала, что твориться у него в голове. Но Милк скрыла это за радостью. Она подошла к Орхидее и толкнула её носом в бок.
- Видишь, а ты боялась!!
Возможно, пегая бы еще много говорила, но тут её вниманием завладел пегий жеребец, она с интересом посмотрела на него и кивнула в знак приветствия. Теперь единственное, что могло выдать ужасное состояние Милк – это то, что она избегала взгляда Хипа, как дикие звери бояться лесных пожаров. Дальше случилось что-то совсем невероятное. На «арене цирка» появился молодой жеребец. Точнее жеребенок. Он вылупился на Орхидею и пегую своими глазенками и был так мил, что просто ошарашил молодую кобылу. Она сделала шаг назад, но именно в этот момент как-то все в голове усложнилось. Она заметила взгляд Хипа, который был направлен на этого жеребенка. И как вы думаете, что она подумала? Конечно, что это его сын от какой-нибудь кобылы. Пегая, как любая типичная кобыла все надумывала с три короба. Но это лично её тараканы, о которых сложно было догадаться по её морде.
- Нет, я одиночка.
Строго сказала пегая, глядя прямо на все это сборище табунных и шаечных кобыл и жеребцов. Если честно, то место Милк именно в этой шайке, по правую ногу от Идеала. Да, где-то там. Кстати именно в этот момент пегая потеряла из виду двух фризов и обернулась, чтобы их найти. Но вместо этого увидела силуэт кобылки, которая так понравилась ей заочно. Она позвала жеребца. Им явно стоило идти куда-нибудь вдвоем. Решив выказать то, что тут не только Херсонесс рад её видеть пегая довольно четко фыркнула и кивнула головой. После этого она глянула на фриза и поняла, что они рады, что они вместе. Кобыла вновь повернула морде и посмотрела на Орхидею и малыша.
- Я думаю Вам лучше подойти к Вашему вожаку, чтобы он не орал через всю поляну.
Именно в этот момент Хип сосредоточился на ребенке и что-то ему говорил. Херсонесс был сосредоточен на Рианнон, а Милк? Милк почувствовала себя тут лишней, и терпеть это она не собиралась. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, юная кобылка поскакала прочь, но увидела на другом краю поляны картину, которая лишь заставила её улыбнуться. Слепой Идеал. Он выглядел таким же потерянным, как и она. Это притягивало. Одиночка рысцой направилась к нему и устроилась рядом, да так нагло, что этому можно было только подивиться. Словно надоедливая муха кобыла обошла жеребца, потом своим боком прижалась к его боку и спросила:
- Не больно?
Наверное, Хип не одобрит того что она сейчас делает. Это крутилось в её голове. Но пегая была в таких странных чувствах. Ей хотелось, чтобы Хип сделал что-то решительное, как Херсонесс, например. Долбанул бы её об дерево и сказал все, что она хочет услышать, а он был слишком занят, чтобы заметить, как теряет своевольную кобылу. Теряет во всех смыслах. Том, что она уже собралась уйти, проявила интерес к другому и сомневается в его интересе к себе. А жеребенок стал доказательством того, что она совершенно не знает его. Это оттолкнуло пегую. Ведь так сложно будет найти одиночку…если отпустить.
Но сама кобыла не считала происходящее трагедией. Она смотрела на Идеала и пыталась понять, почему они, такие одинаковые он и Херсонесс вызывают у неё совершенно разные чувства. Вожаку хочется набить круп, а с Идеалом хочется завоевать мир вот так, как они стоят, бок о бок.

72

-----Начало-----
Весна. У всех это время года вызывает восхищение, ведь как прекрасно, что деревья пробуждаются после долгого сна, а уже теплые лучи солнца начинают «заигрывать» с тобой. Все замечательно. Но не для тебя! Под своими ногами ты чувствуешь не нежно прорастающую травку, а слякоть. Слякоть, которой осталось не так много… Но ты обращаешь внимание только на нее!
Но, несмотря на весь этот противный пейзаж по твоему мнению… ты скачешь, причем скачешь без остановки, то и время, поскальзываясь на редеющих лужицах.
И вот ты чуть не упал… и из-за этого вылетел из своих раздумий. Остановился, огляделся, чтобы посмотреть на ту несчастную лужицу. Но ты увидел лошадей где-то в 400 метрах от себя. После «неудачного» опыта с шайкой из прошлого Сантьяго старается избегать любое скопление животного мира… а тут было целое стадо!
И вдруг тебя кто-то позвал! Кто-то невероятно знакомый, но давно забытый. Посмотрев вокруг себя, ты снова остановил взгляд на стаде. «Наверное, мне почудилось» – с какой-то опаской подумал Сантьяго. Но чей-то зов опять повторился!
Только после долгих раздумий Сантьяго понял, что это ему чудится голос брата после такой неожиданности. Голос взывал – подойди, не бойся! Я не боюсь! – крикнул Сантьяго, но тут же встрепенулся.» А что если меня услышали?»
Голос продолжал взывать… А Сантьяго поддавшись, направился в сторону стада. Он не думал ни о чем – он просто шел…
И вот, ты подошел к лошадям совсем близко. Так близко, что можно было разглядеть масти каждого. Именно в этот момент Сантьяго «очнулся». Он потряс головой и припугнулся. Ты увидел, как статный фриз разговаривает с молодой кобылкой, рядом с которой стоит лиса. За этими тремя стояли еще несколько фризов. Ты хотел подойти к вороным , но как-то не хочется перебивать незнакомцев.

73

---Начало игры

Как хорошо, что за Рим сегодня никто не наблюдал! Все старшие лошади были полны собственных дел, и этот день малышка была предоставлена самой себе. Радости ее не было предела! К тому же погода сегодня была чудесная: солнышко ярко светило над землей, а небо было ясным - ни облачка! Казалось бы, куда еще веселее могла быть Рим? А вот есть куда! Такой день на маленькой впечатлительной кобылке не мог не оставить своего отпечатка. Все сегодня казалось ей по-особенному красивым...
В пролесье, где сейчас находилась Рим, было тихо, только иногда были слышны голоса птиц. Росли здесь в основном березы, и к тому же не часто, поэтому заблудиться тут было трудно. Совенок, с неподходящим для него именем - Гралгар, балансировал и едва удерживался на спине малышки, пока та легкой рысью изучала местность. Шкура Рим была гладкой, и Гралгару время от времени применять когти, чтобы не свалиться.
- Ай, больно! - взвизгнула Рим и обернулась, чтобы посмотреть на своего друга. - Ты уколол меня!
- Я не хотел, - виновато захлопал глазами совенок.
- Лучше давай ты полетишь рядом, а иначе у меня к вечеру вся спина будет в твоих рисунках.
Совенок ловко оттолкнулся, раскрыл крылья и через пару секунд уже парил над землей рядом со своей подружкой, время от времени даже обгоняя ее.
Рим и Гралгар очень похожи. Начиная тем, что оба они еще малыши, и заканчивая характером. Оба они любят веселиться, рассказывать друг другу чудные истории и играть в игры. Только вот Рим кажется совсем бесстрашной и беззаботной, а Гралгар, наоборот, немного пуглив и чуть больше серьезен. Часто Рим не понимает своего друга и вредничает из-за этого, ведь случается так, что Гралгар не хочет куда-то идти, потому что там может быть опасно, а без него лошадка не пойдет. Но может это различие и к лучшему - ведь совенок часто, благодаря своей осторожности, оберегает и предостерегает малышку, и неизвестно, сколько бед они обошли стороной благодаря маленькому пернатому товарищу.
Друзья мчались все дальше, пропуская свежий весенний ветер между крыльев и гривы, пока...
- Ты слышишь? - Гралгар летел чуть впереди и развернул свою голову почти на 180 градусов, чтобы обратиться к Рим. Это было необычно для рыжей, но совершенно обыденно для ее друга.
- Нет, а что я должна услышать?
Рим остановилась, и Гралгар приземлился на ветку поваленного рядом дерева перед ней.
- Гул. Впереди много лошадей, я слышу гул от разговоров.
Рим насторожилась, прислушиваясь к звукам, окружавшим ее. Ушки встали торчком и стали похожими на маленькие локаторы. Нет, она совершенно ничего не слышала. Разве что чириканье птиц, но это было не то. "Что за потрясающий все-таки у сов слух! Вот бы и мне заиметь такой..."
- Если так, то давай посмотрим?
- А ты... Не боишься, что это шаечные лошади? - понизив голос, спросил Гралгар. - Ты сама слышала, что рассказывают о них в табуне.
- Ну слышала... Но мы одним глазком посмотрим, если это будут шаечные - мы убежим. А потом можем даже Хипперону рассказать, вдруг мы что-то особенное увидим, и тогда он в будущем разрешит мне быть шпионом!.. - размечталась малышка Рим.
- Но если это шаечные... - начал было совенок, но Рим уже мчалась вперед, оставив друга позади. Ему ничего не осталось, кроме как поспешить за ней.
Чуть спустившись с холмика, ожидавшего их впереди, друзья увидели потрясающую картину: недалеко от них было целое собрание! Тут были все: друзья из ее табуна, вожак, шаечные, одиночки... Большинство из них Рим никогда не видела, и сейчас она стояла здесь с широко открытыми глазами, пытаясь запомнить все, что видит, в мельчайших подробностях. Сердце ее быстро билось - еще бы! Любопытство и даже страх на несколько секунд овладели ей. Что здесь могло происходить? Наверное, они все здесь обсуждали что-то очень важное, потому что Рим никогда еще не видела, чтобы лошади из разных мест обитания и разных табунов собирались вместе, да еще и в таком количестве! Вот уж повезло, что Рим нашла их! Приглядевшись получше, рыжая лошадка заметила, что жеребят там не было - только старшие. Хотя... Кажется, это Фирел? Да, точно, это же ее друг, вороной жеребчик! Правда, на жеребенка он уже мало походил - ведь ему было почти два года, но все же по сравнению с другими жеребцами он был несколько меньше их. Разница в возрасте у них с Рим была довольно большая. Но, не смотря на это, они были близкими друзьями и хорошо ладили. "Надо точно подойти поближе. Узнать, что тут происходит..." - и как только эта мысль пронеслась в голове Рим, она сорвалась с места и понеслась в сторону лошадей. Тонкие ножки быстро несли ее вперед, и Гралгар не сразу сообразил, что произошло. Кажется, он что-то крикнул вслед подруге, но она его уже не слышала. Весь ее любопытный мозг был завален вопросами.
Какие же они все большие по сравнению с ней! И сколько разных мастей, пород!.. Каждый выражал свои эмоции, это было видно по выражениям морд, но проявление их было недолгим, и вскоре каждый вновь надевал холодную маску. Эти лошади были достаточно серьезны, между ними плавали взрослые разговоры о важных вещах, которые были мало понятны рыжей лошадке. Рим немного взяло стеснение и некоторый испуг. Подходить к ним она не стала.
Вдруг на спину Рим осторожно приземлился Гралгар. Он не отчитывал подругу и, кажется, не боялся. Ему самому было интересно и он рассматривал окружающих с не менее большим интересом, чем сама малышка.
Недалеко от нее стоял гнедой жеребец. Он был не из ее табуна и выглядел несколько растерянным или просто витал в собственных мыслях. Он ни с кем не разговаривал, и почему-то к нему, по сравнению с другими, подойти было не так страшно. "Может, он знает, что здесь происходит?"
- Привет! - звонким голоском произнесла малышка. - Меня зовут Рим. Ты не знаешь, почему все эти лошади собрались здесь?

Отредактировано Rim (2012-03-14 07:02:36)

74

Начало игры-----
Кобыла как всегда была погружена в размышления. Может, из-за этого многие считали ее странной, но ее это абсолютно не волновало. Какая разница, что о тебе думают? Все равно эти существа рано или поздно умрут и их мысли улетят высоко в небо, а то, что вокруг останется навечно. А вокруг все пело. Мир наполнялся весной. На это было приятно смотреть. Все пело. Хотя было тихо, Маи понимала, что мир поет. Ей самой хотелось стать какой-то птицей и затянуть долгие ноты, но это было, увы, невозможно. Лошадь шагала в грязный снег и лужи, но даже это было как-то по-своему приятно. Такое бывает только раз в жизни. Но это повторялось каждый год. Может кто-то особо брезгливый  мерзко наступает на скользкое месиво и пронзительно фукает. Но это не Маи. Каждый миг ей кажется приятным и необычным. Она уже представляла, как пойдет в поле за травами для лечения, как будет быстро и одиноко бегать на лугу. Вдруг она становилась. К ней подбежал ее хорек.
- О малыш, как ты? Тебе тоже мило на душе? – спросила она улыбнувшись. Но Анзу только фыркнул и махнул белым, словно говоря о мерзости ситуации. Маи улыбнулась. Маленький хорек поспешил забраться на камень прогретый солнцем и свернулся там в клубочек
- Ты никогда не любил весну! – через хихиканье сказала Маи.     
Она продолжила осмотр мира. Вдруг на горизонте показался Рим. Кобыла ускорила шаг и уже через минуту была около него
- Привет, малышка! Чего грустишь? – улыбаясь спросила Маи. Она выдохнула теплый воздух, что создало эффект шевеления еt ноздрям. Ей стало щекотно и она покачала головой. Прекрасная грива была подхвачена ветром и даже когда голова лошади вернулась в обычное положение пряди продолжали стремился вдоль движения ветра.

75

Осенний день. Листья кружат в танце, таком разноцветном и радужном. Парад осенней листвы. Все в убранстве. Услышал вдруг тихий шепот... это поет листопад. Осенний маскарад. Ты оборачиваешься, а перед тобой она. Она уводит тебя за собой... за собой, в сказку. От этой серости и обыденности. На фоне коричнево-багряной листвы она словно первый снег - белая до рези в глазах. Ее красота ослепляет, дурманит... сводит с ума. Ты свяжешь свою судьбу с моей, подаришь мне детей...  Только ты будешь знать слабости моей души. Ты примешь меня уставшего и измученного... любого. А ведь так трудно жить, когда тебя совсем никто не ждет. Так днем за днем и за листом... плечо о плечо и мы идем... и ты молчишь, и я молчу. Нам не нужны слова. Зачем словам листва?.. Я становлюсь самим собой... спасибо, о мой верный друг. Только ты... подаришь эти сны...

Ты услышал тихое ржание Рианнон. То ли во сне, то ли наяву... ты не мог понять, но открыл глаза. Рядом стояла серая. Она смотрела на тебя такими глазами... таких глаз ты никогда не видел. Никто еще никогда не смотрел на тебя с такой нежностью.Ты был бодр – пару часов сна придали тебе сил.  Ты тепло улыбнулся. Столько было заложено в этой улыбке... она была такая теплая, такая нежная и ласковая... а нежнее взгляда не была удостоена ни одна кобыла на всю твою жизнь.
Надо признать, тебя еще изрядно расстроило то, что Рианнон ушла куда-то, совсем не предупредив тебя и ты уж подумал, что она ушла насовсем. А вся накопленная злоба сошлась на несчастном Перфекте. Ты посмотрел на него. Он дремал у дерева. И снова взгляд на серую. Ах... просто слов не хватает, чтобы описать твои чувства.
Ты подошел к кобыле близко... сердце твое сжималось, а в груди приятно щекотало. Улыбка не сползала с твоего лица, ты просто не мог сдерживать своих эмоций. Что-то в ней было такого, что не было в других. Уверен, что другие не находят ее особенной, но ты… для тебя она была особо прекрасна и очаровательна. Настоящая и живая. В то же время женственная, но и немного перца в ее характере было. Пай-девочки не для тебя, ведь ты сам разбойник… ну, а лапочка будет казаться тебе слишком идеальной. А это было именно твое. По твоему нутру, характеру и нравам. Вдруг знакомый голос как гром среди ясног неба:
-Приветствуя тебя, Херсонес. – протянула я, словно струну отогнула. – Хотела бы вступить в твою шайку - ты изумленно обернулся. Анафема! Ты был рад ее видеть, но не сейчас... твое внимание заострялось на Рианнон.
- Оо... Феня, рад тебя видеть, конечно, присоединяйся. Ты жутко вовремя, на наших родных землях (которые ты покинула) было стихийное бедствие и наши ряды заметно поредели.
Ты окинул кобылу(Рианнон) ласковым взглядом и украдкой оглянулся. Затем резко обернулся, оказался прямо возле морды. Ты улыбнулся и, заглянув ей в глаза, кивнул и быстро направился в сторону Элистразе, позвав за собой Анафему.
- Элистраза, мне нужно отойти… а вот, если помнишь, Анафема. Она теперь с нами. Введешь ее в курс дела? - ты загадочно улыбнулся. Она, наверняка, уже поняла куда, с кем и зачем. Ты невольно опустил взгляд, как будто был совсем мальчишкой и отпрашивался у мамы погулять и просил денег не цветы. – И вообще, побудешь за старшую?.. Ты, или Содэм – не имеет значения. Кстати… где он? – ты огляделся по сторонам. Его правда нигде не было. Но не стал ждать ответа – тебя ждет Рианнон. Ты кивнул тетушке и направился обратно к Рише, оставив Анафему с Элистразой. Ты подошел, нежно проскользил своим боком по наливному бочку Рианнон и, томно выдохнув, ты прошептал:
- Пойдем… - ты сделал шаг и обернулся, маня белесую красавицу за собой. Надеюсь, она не боится идти за тобой. Но тебе казалось, что она немного опасалась. Ты улыбнулся.
- Не бойся, я не маньяк. – задорно молвил ты и снова зазывал Рианнон на променаду с тобой.
Наконец, она согласилась. Ты обрадовался и с довольным видом шагал в сторону тропинки на пару с Ришей, тут прямо перед тобой ты увидел то ли рыжего, то ли гнедого жеребца, который выглядел немного растеряно. Он был не из ваших. Ты знал весь сстав табуна - благо разведка была на высоком уровне, а возле шайки он и близк не стоял. Ты осмотрел его с головы до ног с довольной ухмылкой. Конечно, тебе сейчас было не до новичков, ведь у тебя на носу свидание с Рианнон, но... эх, долг вожака не мог оставить тебя равнодушным. Тебе нужны быи бойцы, а отдавать так просто Хипу ты не хотел, хотя жеребец и не отличался особой крупностью, впрочем, как и решительностью, но тебя он заинтересовал. Поэтому ты решил взять его "тепленьким" и быстро отправить на допрос к Элистразе. 
- Мм, ну чего растерялся? Смотри, так затопчут, у нас тут надо самому себе место выбивать. Так что скажи спасибо, что попался мне на глаза. - сказал ты, не так высокомерно, как ты обычно делал. Голос твой звучал добродушно и задорно. Он застал тебя в хорошем расположении духа в отличии от Перфекта. Тут ты услышал чей-то очень тонкий голосок, но знакомый...
- Привет! Меня зовут Рим. Ты не знаешь, почему все эти лошади собрались здесь? - звонким голоском произнесла рыжая малышка. Она тоже у тебя вызвала какое-то подобие улыбки, хотя знал ее как жеребенка табуна Хипа. Ты слегка опустил морду, впрочем, не сильно, ибо ты знал, как тебя боятся маленькие жеребята, особенного женского пола.
- Милый мой шпион, ты очень удачно просочилась к ряды лошадей и осталась незамеченной. Хорошая работа. - ты подмигнул малышке, затем добавил: - Но Хиперрон здесь, иди прямо, н был там где-то дальше... за вн тем большим вороным дядей - пояснил ты, указывая на Перфекта. Затем ты поднял шею и заговорил к жеребцу:
- А тебя прошу милости вон к той очаровательной серой кобыле. Не обольщайся внешности, она самый лучший мой солдат, - то ли серьезно, то ли с иронией сказал ты и показал на Элистразу. - А я приду и все стальное мы решим. Счастливо оставаться. - ты двинулся с места и прошел мимо него. В этт момент подошла серая кобыла с табуна и начала говорить с рыжей Рим. Прекрасно, ты не хотел с ней сталкиваться, у тебя не было времени на конфликты.
Слава Богу, больше лошадей на вашем пути не было.
- Наконец решил все служебные дела... так что, я в твоем распоряжении, - подмигнул ты кобылке, не сводя с нее влюбленных глаз. Ты впервые ощущал такое сильное влечение, поэтому не совсем знал, как вести себя правильно... может быть, ты был похож на глупца, но тебя это мало волновало.
Вы скрылись из виду лошадей, растворившись среди деревьев.

----► Тайное место

76

Немного прогулявшись, я вернулась снова к нему. Разве я могла уйти, когда только рядом с вороным жеребцом я чувствую, какой бешеный ритм, отбивает мое сердце. Да, не оповестив его о своей прогулке было слегка неразумно, но и отчитываться по каждому шагу я не собиралась. Я вообще не привыкла у кого-то спрашивать разрешение или оповещать в своих планах. Но видимо теперь в моей жизни появился тот, который все-таки должен о некоторых моих планах знать.
- Влюбилась. – ну да, кто бы это мог быть, я оторвала свой взгляд от Херсонеса и опустила глаза вниз. Там же я увидела довольную и нахальную морду Базилика. Скорчив невинную моську и обнажив маленькие клыки в наглой улыбке, хорь смотрел на меня и наверно не один раз повторился. Да вот проблема в том, что и возразить я не могла, да и согласиться гордость не позволяла. По правде где-то в душе я боялась влюбляться, боялась, что будет больно, ведь глядя на мать, мой отец то и не сильно испытывал к нам какие-то чувства, ну да «Дело сделал, гуляй смело.». На моей аккуратной мордочке появилось недовольство, я фыркнула сама себе, но тут же стала отгонять эти воспоминания. Но отгоняй или нет, наверно всю жизнь мне придется их помнить, если конечно я не потеряю память.
Мои глаза прошлись по округе. Сколько тут было лошадей! На глаза попался маленький рыжий жеребенок и я расплылась в милой улыбке. Вздохнув, задумавшись, что однажды и у меня будет такая маленькая прелесть.
Я снова посмотрела на вороного, он явно уже заметил меня и тут же направился в мою сторону. Сердце стало биться сильнее, но все чувство эйфории я старалась не показывать, лишь довольно хлопала ресничками. Он подошел так близко, что мне даже показалось, что я слышу как бьется его сердце, хотя может это мое так грохочет? Он улыбался, это было атк заразно, что я и сама расплылась в довольной улыбке. Игривее ткнув его своим бархатным носом, я отвела ушки и… отвлеклась. Вороная кобыла окликнула Херсонеса.
- Оо... Феня, рад тебя видеть, конечно, присоединяйся. Ты жутко вовремя, на наших родных землях (которые ты покинула) было стихийное бедствие и наши ряды заметно поредели. – он явно ее знал, давняя знакомая пожаловала. Я спокойно наблюдала и терпеливо ждала, когда Херсонес закончит все свои дела, но если бы это был не Херсонес, а вернее не вожак, то такого ты бы не позволила, а нагло ушла, но меня так и тянуло к нему, а так же не следовало забывать, что он был вожак – это обязанности! Он снова окинул меня взглядом, чтобы не потерять нить, этот взгляд, наверно, и заставлял меня ждать. Херсонес говорил со своими кобылами (те-те-те! Со знакомыми кобылами из табуна, ой, шайки! Не будем устраивать гарем хдд), он явно о чем-то договаривался, краем уха я понимала о чем идет речь, но старалась не вслушиваться в разговор, чего не скажешь о моем наглом приятеле.
- Ну понеслась… Все! Твой вороной конек куда-то собрался! Все! Он тебя динамит дорогая! Пошли от сюда! Давай! – он скорчил недовольную морду и как-то наигранно развернулся и гордо подняв хорькину мордочку стал идти в сторону леса. Я засмеялась, не громко, так между нами только.
- Баз, ну хватит! Мы никуда не уйдем, привыкай, эта шайка теперь наш дом. Осваивайся.. – я всем своим выражением просила меня понять, поддержать, - ну не будь ты эгоистом.. – добавила ко всему. Хорек вхдохнул, будто делает самое большое одолжение во Вселенной и посмотрел на меня, будто какой-то старый мудрый пес.
- Я все понимаю, о, Милая Рианнон, любовь-морковь.. – и снова на его милой морде просияла наглая ухмылка.
- Так, не поясничай! – фыркнула я и перевела взгляд на Херсонеса, дабы понять закончил ли он разговор или нет. Он уже шел к тебе.
- Все, поговорим потом, а теперь исчезни! – проговорила я тихим голосом, обращаясь к Базилику, он же посмотрел на меня, будто я развалила его карточный домик, который он строил неделю.
- Пожалуйста! – наверно это было не искренне, но я очень хотела, что бы мой маленький друг куда-то отправился погулять, дабы не торчать тут и не ляпнуть чего лишнего в присутствии Херсонеса.
- Ладно.. голубки.. пойду поищу, что покушать.. – выдавил из себя хорь и шмугнул в сторону леса. Я не беспокоилась за него, он паренек смелый, не пропадет. Я провожала взглядом База, как резко повернула голову, когда теплый бок вороного проскользил по моему боку. Ах, как он был близко, у меня аж глаза засверкали,  томно выдохнув, он прошептал:
- Пойдем.. – его голос манил, дурманил, я даже не думала куда, но как-то на автомате кивнула, правда где-то твой мозг был в адекватной позиции и был по всем красным фарам: Куда?! Зачем?! Нет! Нет! Нет!
Он сделал пару шагов и обернулся:
- Не бойся, я не маньяк. – снова донеслись его слова. Я, отключив ту часть мозга, что как истеричка вопела, подняла свой «петушиный» хвостик и порысила к Херсонесу, игриво тернувшись о его бок.
- А я бы и не испугалась такого маньяка как ты. – проговорила я, своим сахарным голоском и приблизила голову так близко к Херсонесу, что между нами остался один миллиметрик, что бы не соприкоснуться губами, но, не отводя глад, я снова сделала шаг назад.
Мы стали удаляться от этой березовой полянки куда-то, куда кстати я не знала. Да и вообще можно сказать – я была не местной.
Перед вами появился незнакомый жеребец. Да мне то, особо все были незнакомы, но заметив как осматривает его Херсонес, я догадалась, что перед нами новенький. Блин! Я мысленно стреляла в него из автомата. Ну, вот откуда ты взялся?! Про себя, я недовольно закатила глаза, но внешне осталась непоколебимо наблюдать, как Херсонес уже обращался к нему. От этого поля боя и мыслей как ты расправляешься с жеребцом, тебя отвлек чей-то детский лепет. Куда ушла вся злость? Я мило улыбнулась. Это была та малышка, которую я видела пару минут назад, она смело направлялась сюда, наверно из чьего-то табуна. Вороной мило поговорил с жеребенком, а я продолжала наблюдать за этой картиной. Как и любая кобыла, материнский инстинкт говорил, что этот жеребец будет отличным отцом. А сейчас не каждый такой…
- Наконец решил все служебные дела... так что, я в твоем распоряжении. – говорил вороной жеребец. Я довольно улыбнулась. Его глаза были похожи на твои – такие же влюбленные.
- Рада слышать! Пошли, пока еще кто-то не подошел… - игриво проговорила я и дурачась дернула за гриву Херсонеса.
- Ну а куда мы идем? – промолвила я, продолжая следовать рядом с ним, тем, кто стал так тебе дорог.

►►►Тайное место

Базилик?? о_О|аааа, ясно

Базилик - мой новый непись. Не кидайте тапками, скучновато мне с лисой было....Давно хотела изменить, да все руки не доходили.. http://www.smayly.ru/smayly/anime/HoCon/7.gif 

77

Я стояла просто и смотрела  непонимающе на Хиперрона.  Шок растекался по всему моему телу, и  не могла пошевелиться и сказать хоть слово из себя.  Меня приняли? Где этот пернатый, когда он нужен?! Вечно его нету, когда он нужен! А когда не нужен он тут, как тут!.. Ну что за не справедливость?!... я не знаю, сколько так простояла, но меня привело в чувство толчок с боку и радостный голос Милк.
- Видишь, а ты боялась!!
Я улыбнулась ей и ответила с радостью в голосе:
- Спасибо тебе!  Спасибо за поддержку!
Я посмотрела на вожака, потом посмотрела на принца. Ахекион?.. Значит, это его настоящее имя… Как мне его лучше называть… Он же преставился принцем, так и буду называть… Может. Когда-нибудь я завоюю его доверие к себе, и он позволит мне называть его настоящим именем…  Я повернулась обратно к Милк, но все мысли были только о Принце. Да, прекрати же ты!... Что о тебе подумают окружающие?! тут к нам подбежал жеребенок, которого я не знала. Я выслушала, что он говорил. Я ему улыбнулась и сказала добрым и ласковым голосом:
- Здравствуй малыш.  Табун просто сейчас отдыхает и поэтому все здесь, и находятся. 
Я посмотрела на Милк и заметила. Что что-то изменилось. в чем дело?.. Что произошло?... Я что-то не то сказала?.. я ее чем-то расстроила?... Она этого не показывала, но я почувствовала. Что что-то не так. Я уже хотела спросить, но она ответила на мой вопрос, который я задавала. Жалко… я надеюсь все-таки, что мы станем друзьями, но пока что что-то произошло и чего я не понимаю… Не буду  доставать своими вопросами…
- Я думаю Вам лучше подойти к Вашему вожаку, чтобы он не орал через всю поляну.
Вывели меня слова из задумчивости.  Я посмотрела на Милк грустно и ответила.
- Да, конечно. Спасибо тебе за все. Было очень с тобой приятно познакомиться и надеюсь мы еще встретимся. До свидания..
Но я говорила уже в пустое место.  Я посмотрела в след  Милк. Что произошло? я вздохнула с грустью и повернулась к жеребенку, улыбнувшись к жеребенку сказала:
Пошли малыш.
Я вздохнула еще раз и медленно направилась к Принцу и Хиперрону.У меня. Что-то стало происходить внутри, так как мы подходили к принцу. что со мной происходит? Я сама не своя, когда смотрю и подхожу к Принцу… Я остановилась перед Принцем и Хиперроном, ответило вежливо вожаку:
Да. Конечно. Как скажете.  Если я ему не буду устраивать не удобства..
Я виновато опустила взгляд.  Тут я почувствовала, что ко  мне на спину села птица. Я даже не повернулась к нему, так как знала. Что это был Филипп.  Явился,  и года не прошло! Я стояла молча и не зная, что еще сказать.

Отредактировано Орхидея (2012-03-14 08:29:24)

78

Ты стояла окрысившись на всех, привычка, но и показатель твоего настроение. Сейчас ты была, мягко говоря в не духе, потому что не любила сборищ, а именно сейчас око и было. Вороная перевела взгляд в сторону табуна, вроде как-то так, провела взглядом и наткнулась на их него вожака. Я ещё резче окрысилась и отвернула морду, он был противен мне. Ах да, Анафема всегда записывала всех в негатив, а потом уже определяла после разговора куда дальше записать. Я тяжело выдохнула, облегчив одну заднюю ногу, поставив её на кончик копыта. Сид крутился где-то рядом, я видела, как мелькала его бурая шкурка.
- Оо... Феня, рад тебя видеть, конечно, присоединяйся. Ты жутко вовремя, на наших родных землях (которые ты покинула) было стихийное бедствие и наши ряды заметно поредели.
Ты лишь закатила глаза и убрав морду в сторону, фыркнула. Я прекрасно видела, как этот вороной жеребец уже хотел просто вылететь отсюда с серой кобылой. Впрочем, я его понимаю, даже слишком.  «Порядели? Хм, значит тут у нас всё в перемешку и табуны, и шайки. Фу, мерзость.» Ты хотела что-то произнести, но Херсонес уже повёл тебя куда-то.
Элистраза, мне нужно отойти… а вот, если помнишь, Анафема. Она теперь с нами. Введешь ее в курс дела?
О да, то, что я ожидала услышать, сейчас ещё этого не хватало. Но я лишь кивнула ему головой, типа да-да, всё сделаем. И этот вороной ушёл вместе с кобылой. Ну что ж, теперь можно будет и к моему любимчику Бронзу подойти. Я сделала шаг, но тут же прилетел какой-то рыжий жеребёнок, потом серая кобыла. Они перегородили мне обзор. Эта маленькая кобылка что-то говорила, но я даже не обделила её своим вниманием, я резко вспомнила сына Востока, поэтому пошла дальше. Все прям такие добрые, пушистые, готовы помогать друг другу, противно. Поскорей бы уже просто разделиться и уйти на территории, а потом враждовать между собой. Лучший вариант для тебя.
Я вышла и пошла к Перфекту. Но к нему уже подлетела пегая кобыла. Ох, Феня аж взбудоражилась. Она встала, как вкопанная, с крысой на лице и, чтобы сказать, иии…ревностью. Ты искала этого коня уже где-то около года, после разлуки, и вот, когда ты хотела уже уткнуться в его шею, кто-то взял да и опередил тебя. Я подошла ближе.
«Как же я зла, но драку затевать здесь нельзя. Надо обойтись как-то нейтрально, культурно. Культурно? Да я ж не умею.» - прошипела я про себя.
Тут пегая кобылица подошла, а потом и прижалась боком к жеребцу. Я просто сгорала внутри от злости, я горела злым огнём внутри себя, мне хотелось уже дать её пендаля.
- Не больно?
Анафема начала медленно успокаивать себя с помощью дыхания, но чо то не помогает. Тут же подбежал Сид, заметив ситуацию.
-Держи меня пожалуйста, пока я не накинулась. – прошипела я лису, не спуская взгляда с кобылы.
Сид лишь тяжело выдохнул и пошёл рядом с кобылой. Мы подошли вплотную к ним. К пегой кобыле и Бронзу.
-Приветствую Перфект. – выдавила я из себя, сверля взглядом кобылу.
Я не могла в таких случаях разговаривать открыто, если я мало разговариваю, то контролирую себя в какой-то степени. А что, если этот вороной фриз нашёл себе кобылу, пока вы потеряли друг друга? От этой мысли кобыла её сильнее окрысилась и начала нервно бить себе бока. На других лошадей она не обращала внимания.
-У вас, миледи, есть ли свой партнёр? – ещё одна ядовитая фраза, уши чуть расслабились, и стояли уже средне.
Как же хотелось просто пнуть её, вытрепать, потому что она стояла с твоим конём, который был лишь твой, не более.

79

Разговор с вожаком постепенно начинал нравиться ему все больше и больше. У принца не было никогда тех самых настоящих друзей, но с Хиперроном они прекрасно понимали друг друга, им обоим было ясно без слов, что тому глянулась эта взбалмошная пегая кобыла, а ему самому - скромная серая. Они это не обсуждали никак, но в тоже время, если можно так сказать, радовались друг за друга. Он внимательно-спокойным взглядом посмотрел на вожака, когда тот снова заговорил, а в душе он был даже рад, что так происходит. Серый сказал так явно не из вредности, а по доброте душевной, за что ему большое молчаливое спасибо. Он тихо фыркнул в ответ и помахал хвостом:
-Хорошо.
Короткий ответ - все таки ответ. Он не отличался многословием, но зато говорил всегда по делу. И еще секреты хранить умел, как первоклассный сейф, что делало его фактически незаменимым. Он посмотрел снова на Орхидею и мимолетно улыбнулся, прикрыв глаза. Но поспать в эти сутки он, наверное, так и не сможет, слишком много всего происходит. Жеребец снова тихо фыркнул и спокойно ответил кобыле:
-Я в любом случае не буду ругаться.
Он слегка улыбнулся и немного опустил голову, но снова стук копыт, и снова пришлось открывать глаза и смотреть на тех, кто пришел к ним на этот раз. В поле зрения постепенно возвращались те, кого он знал, но из-за усталости даже забыл. Так непростительно для него. Главное, чтобы об этом никто не узнал. На этот раз к ним подошел Веномансер. С ним у Хека тоже отношения сложились отношения хорошо, можно было даже рискнуть сказать, что они были друзьями. Но пока о разговоре с ним не могло быть и речи. Во-первых, пока он разговаривал с вожаком, а во-вторых, он сам сейчас не слишком настроен на общение. Такое с ним бывает часто, особенно если он устал или сильно раздражен. тогда у него происходит замыкание, причем в себе, и тогда его трудно разговорить - серый никогда не срывается на других именно благодаря этому молчанию.
Следующими актерами, появившимися на этой сцене, стали двое жеребят. Один старше, другой младше, но оба они были друзьями, что весьма радовало. Всегда было забавно наблюдать за этой парочкой. Правда, маленькая рыжая Рим была почему-то без родителей, видимо, убежала вперед... И попала немножко не по адресу. Принц внимательно наблюдал за ней, так как она слишком близко подошла к шаечным, а это уже вызывало у него большое беспокойство. Он вообще жеребят любил, почти любых, поэтому и старался защитить их всеми силами. Поэтому пришлось сделать то, чему ему в душе крайне не хотелось: отлепить наконец от этого дерева и пойти за жеребенком. Ахекион шел спокойно, не опасаясь шаечных лошадей, прямо туда, куда наметил - к рыжему жеребенку и стоящей рядом с ней серой шаечной кобыле. Его только одно пыталось остановить - что это рыжее чудо захочет играть и придется гоняться за ней по всей поляне. Дети, что ж вы от них хотели. Главное, что она его не испугается, они ведь знакомы, в одном табуне в конце концов...
-Прошу прощения, но нашего шпиона я забираю... Нужно выслушать свежий доклад о происходящем.
Он нейтрально улыбнулся кобыле, а потом слегка пихнул рыжую пакость носом в бок, в нужном направлении. Конечно, понятно было, что все это он говорил немного шутя, но с детьми ведь нельзя по другому, они жизнь познают через игру. Серый сделал пару шагов и внимательно посмотрел на жеребенка, улыбнувшись.
-Эй, малыш, ты идешь?
"Представляю, как я сейчас, наверное, выгляжу со стороны. Как наивный папаша... Но вот наши, я думаю, меня не осудят. Я ведь ничего сверхъестественного не делал"

80

Я стоял все также смирно и наблюдал за лошадьми. В это время фриз сказал кобылке:
- Оо... Феня, рад тебя видеть, конечно, присоединяйся. Ты жутко вовремя, на наших родных землях было стихийное бедствие и наши ряды заметно поредели.
«Наши ряды? Присоединяйся?» - подумал оклемавшийся Сантьяго. Он хорошо понимал, что это собрание лошадей – шайка, но выбивал все мысли об этом. «Нет! Не может быть! Хотя на табунных они не очень похожи… Но если это шайка, то что здесь делают другие лошади?». Сантьяго совсем запутался - он пришел в незнакомое место с кучей лошадей, да еще там была шайка! «Ну, нееет… Я здесь не останусь!» - подумал Сантьяго и уже собирался отвернуться и убежать, как его раздумья прервал какой-то конь. Сантьяго поднял глаза и увидел… того самого фриза! Тот сказал:
- Мм, ну чего растерялся? Смотри, так затопчут, у нас тут надо самому себе место выбивать. Так что скажи спасибо, что попался мне на глаза.
Сантьяго возмутили слова «…скажи спасибо, что попался мне на глаза.» «Почему он так о себе думает?» Да, Сантьяго был немного возмущен, но… не обижался. Более того он заинтересовался фризом. Сантьяго попытался хорошо рассмотреть его, но тут услышал:
- Привет! Меня зовут Рим. Ты не знаешь, почему все эти лошади собрались здесь?
Санта немного припустил голову… и увидел жеребенка. Это была кобылка… и какая красивая. Ее гладкая светлая шерстка переливалась на солнышке, а белая проточина на мордочке придавала ей как таковой шарм. Сантьяго хотел было ответить, но вороной сделал это за него:
- Милый мой шпион, ты очень удачно просочилась к ряды лошадей и осталась незамеченной. Хорошая работа. -  подмигнув он добавил: - Но Хиперрон здесь, иди прямо, н был там где-то дальше... за вн тем большим вороным дядей.
Все это время Сантьяго рассматривал кобылку, а потом заметил, что на ее спинке сидит совенок. «Какая милая парочка…» - задумался Сантьяго, но перебив его мысли фриз сказал:
-А тебя прошу милости вон к той очаровательной серой кобыле. Не обольщайся внешности, она самый лучший мой солдат,- он показал на серую кобылу. - А я приду и все стальное мы решим. Счастливо оставаться.
Ты посмотрел на нее. Эта кобыла была изящна, красива. Ее грива так прекрасно развивалась на ветру. «. Не обольщайся внешности! Как можно не обольщаться ТАКОЙ внешности?» Сантьяго подходил к кобыле, завораживающе смотря на нее. Он рассмотрел каждый фрагмент ее тела… каждый… Наконец доковыляв он спросил:
- Тот фриз, - Санта показал головой на уже уходящего вороного. -Дал мне наставление подойти к вам. Может вы введете меня в курс дела?