Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Березовое пролесье

Сообщений 81 страница 100 из 141

81

- Привет, малышка! Чего грустишь? - эти слова вывели Рим из некоторого ступора. Подняв взгляд, она увидела перед собой серую в яблоко Маи - кобылу из ее табуна. Маи выдохнула теплый воздух, отчего облачко пара взвилось вверх, а потом потрясла головой. Разгулявшийся ветер подхватил ее гриву и стал играть в ней, перебирая серый волос. "Как романтично..." - подумала Рим. Этот внезапно возникший образ и услышанная от кобылы фраза несколько удивили рыженькую, ведь они были несвойственны для Маи. Серая кобыла была несколько хладнокровной и даже безразличной к остальным. По крайней мере, такой она прослыла в табуне. Заглядевшись на то, как ветер ласкал гриву Маи, Рим немного запоздало ответила:
- Привет! Я просто немного растерялась, - призналась рыженькая. - Здесь столько лошадей...
Вспомнив вдруг, что задавала вопрос гнедому коню, стоявшему неподалеку, голос подал кто-то другой, незнакомый ранее. Она обернулась и увидела перед собой ну просто-таки невероятного коня! Это был вороной фриз, во всей своей красоте. Мощный, статный, но не лишенный грации, он подошел поближе к маленькой Рим и немного опустил голову. В ответ рыжая малышка, казалось, на мгновение сжалась. Конечно, она испугалась! Ведь рядом с этой маленькой, худенькой Рим он выглядел особенно крупно. Но, тем не менее, этот фриз вызвал интерес у нее, поэтому страх вскоре прошел, оставив после себя лишь бегающие по телу мурашки. Она не знала, кто этот жеребец, но она бы не удивилась, если бы он занимал какую-то из высших должностей в другом табуне. Слишком уж говорящая у него была внешность.
- Милый мой шпион, ты очень удачно просочилась к ряды лошадей и осталась незамеченной. Хорошая работа. - Вороной фриз подмигнул Рим, и она сначала немного растерялась, но потом искренне улыбнулась в ответ. - Но Хиперрон здесь, иди прямо, он был там где-то дальше... за вон тем большим вороным дядей.
- Спасибо... - только и успела пролепетать Рим, потому что потом фриз заговорил с гнедым жеребцом, стоящим рядом, а затем вовсе ушел. Рим немного вытянула шею - хотела увидеть, куда направился этот прекрасный незнакомец, но он быстро скрылся за спинами других лошадей, и рыжая быстро потеряла его из виду.
Не успев отойти от новой встречи, Рим услышала:
- Здравствуй малыш. Табун просто сейчас отдыхает и поэтому все здесь, и находятся.
Рим чуть подняла голову, - ведь она была ниже остальных едва ли не в два раза, - чтобы посмотреть на того, кто к ней обратился. Это была белоснежная, аккуратно сложенная кобылка, которая озаряла малышку чудесным ласковым взглядом. Она произвела на Рим не меньшее впечатление. Эта кобыла была из того же табуна, в котором росла сама малышка. Кажется, эту красавицу звали Орхидея. В родном табуне было столько лошадей, что иногда Рим путала их имена или вовсе забывала. Впрочем, это было неудивительно - такая активная малышка в день пропускала через свою голову столько нужной и ненужной информации, что было вполне вероятным, что она забудет пару-тройку имен.
Засмотревшись на лошадь, Рим не сразу вспомнила, что ей что-то сказали. В ответ она лишь растерянно кивнула... Наверное, малышка выглядела странно, раз рассматривала эту кобылку, отчего немного смутилась. Хорошо все-таки, что лошади не краснеют, иначе Рим давно стала бы красной, как помидор!
Подумав обо всем этом, Рим наконец-то переварила фразу, сказанную белоснежной лошадью. Значит, лошади отдыхают. Вот и хорошо. Нужно только найти Хипперона и держаться рядом с ним. Влетит же ей, наверное, что она общается с шаечными...
Гралгар все это время спокойно сидел на спине Рим. Она переглянулась с ним, но ничего не сказала. Кажется, ему самому было интересно наблюдать за происходящим.
Вдруг она заметила, как к ней направляется... Ахекион! Рим улыбнулась и восхищенно захлопала глазами. Она просто обожала этого жеребца! В его внешности не было чего-то необычного - светло-серая масть, средний рост, не слишком крупное телосложение. Но зато от него одного веяло чем-то действительно королевским. То ли статная походка, то ли умный взгляд, то ли спокойствие и манера речи - а, может быть, все сразу - создавали эти неповторимые ни на кого другого характер и модель поведения. Одновременно с внутренним стержнем в нем проглядывалась какая-то нежность к другим, желание помочь. Эти черты характера так поразительно ловко соединялись и дополняли друг друга, что Ахекион очень скоро стал для Рим тем, кому она пыталась подражать. Правда, часто эти попытки заканчивались провалом - еще бы, ведь у них совершенно разные характеры! - но Рим все еще лелеет мечты стать такой же по-королевски элегантной, как этот жеребец.
Ахекион неторопливо, но устремленно шел прямо к Рим и окружавшим ее лошадям.
-Прошу прощения, но нашего шпиона я забираю... Нужно выслушать свежий доклад о происходящем.
- Рим ничуть не расстроилась. Она была рада, что глашатай сам пришел за рыженькой. В ответ на это она была готова идти за ним хоть на край света. Затем Ахекион ласково боднул Рим в рыжий бок, показывая, куда нужно идти. Малышка неловко проковыляла несколько шажков, а потом радостно подпрыгнула на месте.
-Эй, малыш, ты идешь? - Ахекион уже чуть прошел вперед и обернулся, улыбаясь.
- Конечно! Еще как иду! - с охотой отозвалась маленькая и помчалась вслед за объектом восхищения...

Отредактировано Rim (2012-03-14 16:21:06)

82

-Хорошо. - Хиперрон повел ухом, удовлетворенный тем, что Ахекион был услышан. Вожак немного отошел в сторону, кивнув глашатаю. Он хотел дать ему и Орхидее познакомиться поближе, поболтать и все такое. Но вдруг серый жеребец куда-то пошел. Рон навострил уши, взглядом прослеживая траекторию его пути. Он шел... А вон! Вожак увидел Маи - врачевательницу их табуна и малышку Рим, давнюю подружку твоего Фирела. Эта парочка крайне мило смотрелась вместе. Фирел был несколько старше, ясное дело, поддаваясь юношеским порывам, пытался покрасоваться перед своей маленькой подружкой. Хиперрон был просто очарован этой компанией, не сомневаясь, что Фирел воспитает в Рим отвагу и доблесть, а Рим сможет поставить на место наглого стригуна при случае. Рядом с кобылкой стоял незнакомый жеребец, который только пришел сюда. Хиперрон подался вперед, пристально оглядывая с ног до головы незнакомца. Уши невольно прижались к затылку, конь был готов кинуться к Рим, если этот пришелец посмеет ее тронуть. Но, очевидно было, что жеребец настроен дружелюбно по отношению к рыжему жеребенку. Но тут на сцену вышел Херсонес. Фриз был явно в хорошем расположении духа, он собирался уединиться с Ришей.  Он пригнулся и что-то говорил Рим. Он не выглядел грозно, но кобылку это все равно припугнуло. Хиперрон прижал уши, возмущенно топнул ногой и взбрыкнул. Какого черта? Но было видно, что Ахекион туда за этим и отправился. Настроение у серого вожака постепенно катилось вниз, но не знал почему. Убедившись, что жеребенку ничего не угрожает, тяжело вздохнул.
Пригнув голову, Хип поискал глазами Милк, которая куда-то испарилась. Рон повертел головой и увидел, что пегая кобылка идет к Перфекту, слепому фризу. Хиперрон возмущенно всхрапнул. Кобыла выглядела как-то подавлено, расстроено, но что такое? Из-за своих обязанностей вожака он не мог толком с ней поговорить. Серый вскинул голову и повернулся к Орхидее.
-Собственно, пока табун отдыхает. Поэтому, нужна твоя помощь. - вожак кивнул на Фирела - Бери Фирела, иди к Принцу, Маи и Рим. Ахекион тебя со всеми познакомит, не беспокойся. Ахекиону нужен отдых, он на ногах уже очень долго. - Хиперрон задумчиво выдохнул. - Скажешь ему, чтобы хотя бы прилег отдохнуть. Это приказ. - усмехнулся Хип. - Маи передай, что я сказал, чтобы вы приглядели за этими сорванцами. Не в всем вокруг можно доверять. - серьезно сказал Хиперрон, поводя плечом.
Повернулся к стоящему неподалеку Веномансеру.
-Вен, можешь отдохнуть, если устал с дороги. Если встретишь еще табунных, предупреди, что мы скором отходим. Хватит с шаечными околачиваться. - фыркнул Рон, махнув хвостом и кивнув лошадям, отправился к Милк. Она нужны была ему, хоть ненадолго он может уделить внимание себе?!
Хиперрон неспешно приближался к лошадям. Стало заметно теплее, ветер практически стих, а солнце несильно нагревало серую шкуру. Выбесившийся Херсонес удалился, а Хиперрон уже собирался собирать в охапку весь свой табун и идти на новые земли. Слишком уж компания шаечных лошадей утомила. А сам он жутко устал и все больше злился. Конь выглядел немного раздраженным, надменно глядя на окружающих. Ясное дело, что на своих лошадей он так не глядел. Но для шаечных, наверное, выглядел как злобный король, который презрительно косится на остальных. Считают его мелочным? Ваше право. Рону было плевать, мнение этих головорезов его едва ли беспокоило.
- Не больно? - Хиперрон окрысился. Он замер в пяти метрах от Милк и Идеала. Жеребец весь встрепенулся. Шкала с его терпением практически сошла на нет, его мерзкий характер буквально просачивался наружу, норовя перелиться через край. Серый уже было собрался подскочить к этому слепому и надавать по его здоровой башке, когда заметил Анафему. Час от часу не легче! Эту язву он знал, не сильно любил. Кобыла было как и всегда с крысой на морде. Хиперрон фыркнул, прикидывая, что ей понадобилось от Перфекта и его Милк.
Та вела себя агрессивно по отношению к пегой. Рон почувствовал, как в висках застучало от злобы.
-У вас, миледи, есть ли свой партнёр? - с издевкой в голосе поинтересовалась вороная. Хиперрон подошел к троице, остановившись подле Анафемы.
-Я ее партнер. - ледяным голосом отчеканил Хиперрон, с презрением глядя на вороную кобылу. Он сказал это так, что и сомневаться не приходилось. Никаких возражений, никаких пререканий. Он этого не любил. - А у тебя какие-то проблемы, Анафема? - задал встречный вопрос жеребец, а потом продолжил, не дав Фене и рта раскрыть. - Вот и славно. Люблю тебя за сообразительность. - Хиперрон улыбнулся, развернулся, давая понять, что слушать больше не собирается. Затем с прижатыми ушами подошел к Перфекту, вклиниваясь между ним и Милк и отталкивая вороного к дереву. Ну как отталкивая. Чтобы этого оттолкнуть нужно как следует боднуть в плечо. Даже не взглянув в глаза пегой, он аккуратно коснулся носом ее крупа, подталкивая вперед.
Когда они отошли на достаточно расстояние, Хиперрон выпрямился, глядя на кобылу слегка колючим взглядом.
-Зачем ты так делаешь? Это же шаечный жеребец! - возмущенно прошипел Хип. - Тем более дружок Анафемы. Они бы тебя съели и не поморщились. - добавил Рон, кивая головой в сторону Идеала и Фени. - Почему ты решила, что ему можно доверять? Он не такой, каким ты себе нафантазировала. - он говорил с ней, как с нашкодившим стригунком. Но он просто волновался, переживал. Погано было то, что он чувствовал себя виноватым, хотя не мог толком объяснить причину. Хиперрон глубоко вздохнул, делая шаг к кобыле, нежно касаясь губами ее щеки, перешел к шее, неторопливо почесывая загривок зубами.
-Прости. - шепнул он ей на ухо - Я просто волнуюсь за тебя, не хочу, чтобы что-нибудь стряслось. Я просто... Не знаю. Я веду себя по другому. Ты вскоре должна будешь определиться, ты же сама понимаешь. Мы из разных миров с этими ребятами. Я хочу, чтобы ты осталось со мной. И ты останешься. Я буду пытаться измениться для тебя, пока ты не скажешь мне, что тебе это ненужно. Только тогда я исчезну из твоей жизн, вместе с моим табуном. - Рон отстранился выжидательно глядя на Милк. Все эти дела любви и чести. Он не мог кривить душой. Он никогда не оставит свой табун, всегда будет за него, не мог себе позволить, чтобы его возлюбленная сбегала повеселиться в шайку. от этой мысли становилось не по себе, а Рон, как вожак, должен все сносить молча. Не следовало грубить Анафеме и ее слепому приятелю. Но он уже сделал это. Ему было стыдно. Стыдно за то, что нифига ему не стыдно было.
Но Милк. Она имела огромную значимость. Заставляла сердце биться быстрее, заставляла выходить из себя. Он хотел оторвать ей голову за ее неосмотрительное поведение, но все же так нежно и трепетно хотел к ней относиться, просто находясь рядом. Она была близко и мало что еще имело значение. Она была для него все, это уже было практически точно. И все вокруг исчезали, будто поляна не была заполнена лошадьми

Отредактировано Hiperron (2012-03-14 18:11:14)

83

офф: я не буду сейчас разыгрывать сцену разборок жеребцов, я сам с собой играть не хочу)поэтому Милк, Феня, если что не серчайте)

I'm one in a million

Мысли путались во мне, спотыкаясь о нечто, что люди привыкли называть разумом. Ясное дело, что я этого вовсе не знал, посему не строил более сложных теорий о сознании, различиях между животными и людьми. Меня это не занимало, не позволяло развлечься или хотя бы пробудить желания над чем-то поразмышлять. Вообще я любил думать. Я всю жизнь веду внутренний монолог сам с собой, поэтому вы, я более чем уверен, очень скоро повесите на меня ярлык "не в себе". И правильно сделаете. Только вот уровень моей неадекватности абсолютно вас не касается, да и меня ваше мнение не будет заботить. Чего оно стоит? Лично для меня? Мне от этого жарко станет, а может быть холодно. Ни то, ни другое, поэтому мы можем считать этот вопрос исчерпанным.
Я надеялся наконец-то освободиться, погрузиться в пустоту, не заостряя внимание ни на чем. Когда ты не думаешь. Знаете, многие так пытаются делать, но все старательно представляют себе это "ничто". Я тоже так поступаю, но за десять лет практики приобрел способность отключаться от мира. Я полностью опустил ресницы, скрывая стеклянный зрачок моих глаз от солнца. Теперь темнота стала еще гуще, плотнее, она убаюкивала, пыталась убедить, что все хорошо, что беспокоиться не о чем. А я и правда не беспокоился. И кто знает, сколько бы еще длилось это мое спокойствие, если бы не...
-Не больно? - я резко вскинул голову, ибо чужой голос так близко застал меня врасплох. В боку прижалось что-то теплое, я в недоумении заморгал, пытаясь собраться в кучу. Вот они - неприятные последствия блуждания в небытие. Когда буря в моей голове улеглась, я втянул воздух, хотя задним числом уже знал, что эта та молоденькая пегая кобылка по чьим следам я сюда пришел, которая так же меня поддерживала. Я не выносил чужих прикосновений, считая это наглым проникновением в мое личное пространство. Если речь не идет о драке, конечно. Но эта пегая(звали ее Милк) была немного другой. Я, ясное дело, прижал уши и слегка отшатнулся, но в целом ее не оттолкнул.
-А должно быть? - с усмешкой переспросил я. Она меня пожалеть решила? Я не любил, когда меня жалеют, но опять же эта пегая была так добра, что не хотелось ее портить всей этой своей шаечной закодычностью. Я пожал плечами, поднимая голову и пытаясь узнать, где Херсонес. Вожак куда-то намылился. Это было очевидно по резко возросшему в воздухе количеству феромонов, серая красавица вернулась к вожаку. Я хмыкнул, снова опуская голову. Я вообще был парень не шибко общительный, поэтому был слегка сбит с толку таким количеством внимания со стороны этой молодой особы. Так молода, горяча, наверняка красива. Этого я не узнаю. Зато я уже знал, что она предмет обожания вожака, а я и не думал претендовать. Мне не надо, я вообще не в курсе, с чего она взялась меня успокаивать. Это я для себя оправдываюсь.
Но внезапно моего слуха коснулся до боли знакомый голос. Как когда-то давно сердце забилось быстрее, я навострил уши, с шумом втягивая в себя воздух. Не может быть... Я слегка присел на задние ноги, пытаясь отыскать в толпе ниточку запаха Анафемы. Мне грудь уже рвал приветственный зов! Я столько времени скитался один, каждый вечер думая, куда мне направится, чтобы я мог встретить Феню. Я часто возвращался и снова приходил к тому озеру. Это стало каким-то ритуалом для меня, хотя было очевидно, что моей кобылы я там не обнаружу. Анафема, судя по всему, меня тоже заметила. Поспешила подойти. Но я уже чувствовал, что она вся трещит от злобы возмущения. Я недоуменно засопел, пока до меня не дошло, что я бок о бок стою с незнакомой ей кобылой.
-Приветствую Перфект. - во мне еще трепетала неуверенная мысль, что это лишь игра моего воображения. Но когда я услышал голос, то все мои догадки подтвердились. Я негромко гугукнул, но Феня, оказывается еще не закончила с речами.
-У вас, миледи, есть ли свой партнёр? - я усмехнулся, подаваясь вперед. Но мне, как всегда, рта раскрыть не дали. Что за неуважение к старшему поколению! Я буквально взрывался от негодования, но новым знаком был Хиперрон. Собственной персоной, боже честь то какая. Я окрысился, когда жеребец приблизился слишком близко. Этот вожак буквально весь горел, его души злоба и волнение. Я мог его понять. Он переживал за свою пегую, считая, что мы для нее угроза. Он правильно думал, поэтому мое раздражение поубавилось.
-Я ее партнер. А у тебя какие-то проблемы, Анафема? Вот и славно. Люблю тебя за сообразительность - следующий жест был крайне дерзок. Он втиснулся между мной и Милк, бесцеремонно отталкивая меня к дереву. Я переменулся с ноги на ногу, встрепенулся, стоя морда к морде с вожаком.
Я заговорил. Но говорил тихо, это больше было похоже на шипение, я не стремился, чтобы нас услышали дамы, я просто расставлял все по своим местам.
-Слушай ты, Превосходительство, еще не дорос огрызаться до меня. - я всхрапнул. - Так говорить со своими подчиненными будешь. - я имел право на то, что сказал. Даже элементарное уважение к более мудрым! К тому же я в подчинении Херсонеса, а не Хиперрона. Ок, да? Я не стремился разжигать конфликт, да и видел, что мои слова роли не сыграют. Дело в том, что этот вожак уже был натренирован, научился игнорировать речи неприятелей. Это знаете, я вроде перед ним стою, распинаюсь, а он смотрит, видит, что я что-то шебурчу, но сути не ловит, ибо ему это не надо, К тому же, куда больше его волновала его кобыла. Я был в смятении. Мне этот вожак был неприятен, но я должен был его понять. Смысл этих скандалов, если рядом Она?
Когда серый и пегая удалились, я мгновенно подлетел к Анафеме, прижимаясь к ней, утыкаясь носом ей в шею, "целуя" ее в щеку. Она была вся такая колючая и возмущенная, может даже сейчас бить меня будет, но я был слишком рад ее видеть
-Полно, полно, - запричитал я - Пускай, у них любовь, сама пойми. Как и у нас. - успокаивающее зашептал я. - Не стоит твоих нервов. Я слишком рад тебе, чтобы отвлекаться на посторонних. - я вел себя как влюбленный жеребенок-переросток, но на данный момент так и было

Отредактировано Perfect (2012-03-14 18:27:40)

84

Ну да, вот и он, этот серый жеребец, который тут же подскочил к пегой. Анафема развернулась к вожаку своим задом, показывая, что не рада вообще его видеть. Он, конечно, был ей интересен, но интерес пропадал где-то между злобой и отвращением. Был в самом конце цепочки питании. Однако вас кое-что на данный момент объединяло, а именно недовольство партнёров. Меня бесила его пегая Милк, а его бесил мой Бронз. О да, только не думайте, что это вещи, что ты так называешь «мой, не мой», но однако ты была властная, не забывайте.
Я ее партнер.
Проскрипел Хип, что ты была уже готова просто цапнуть его за нос и как следует потрепать. Ну чёрт возьми, он жеребец и вожак, да и обстановка не та. Не знаю о чём я думала, что попробую справиться с таким жеребцом, но двигало мною злость. «Вот и держал бы свою кобылку при себе, а не пускал бы по всей местности бродить.» Мои мысли спутались, поэтому хотела уже кое-что произнести, но тут опять раскрыл свой рот жеребец.
А у тебя какие-то проблемы, Анафема?
Да блин, ненавижу, когда перебивают и сбивают с мыслей. Вороная её ближе подошла к вожаку, пожирая его взглядом, словно это был тортик. Ммм, тортик. Ладно, не будем отвлекаться. Я опять хотела произнести, но тут меня опять перебили!
- Вот и славно. Люблю тебя за сообразительность.
Тишееее, лошадь, тиишее. Феня подняла уши торчком, а потом опять окрысилась и сделала шаг вперёд. Но тут этот серый повернулся к ней своей задницей, что мне захотелось тут же его укусить. Морда искривилась в ехидной улыбку, я уже практически сделал рывок для укуса, но тут мне по ноге когтями прошёлся Сид. Он мне лапой показал у виска. Ах да, он был прав, надо себя контролировать. Молодец лис однако. Мне хотелось пнуть Хиперрона, но я уже чуточку остыла, ведь этот негодяй уже отсоединил свою молодую подопечную от бока моего партнёра. И слава богу, а то я бы сама вмешалась и исправила. Хотя да, признаюсь, хорошо, что он вообще вмешался, а то мало ли, что ты могла наделать. Тем более эта пегая была молодой, а ты её намного старше, а Хип более менее как то разгрузил тебя.
-Тоже мне тут, супергерой нашёлся. – буркнула я себе.
Конь отошёл с Милк, я не стала что-то делать и кидать фразы в его сторону. Всё-таки вожак сделал за неё работу, а именно убрал свою кобылу от коня
-Слушай ты, Превосходительство, еще не дорос огрызаться до меня. - . - Так говорить со своими подчиненными будешь.
Произнёс Перфект, а я лишь громко фыркнула подтверждая слова его. Я даже толком и не поняла, что он ответил, главное показать, что ты тут присутствуешь! Меня распирало от злости, ревности, ненависти. Я хотела опять вставить своё слово, но меня за ногу опять цапнул Сид. Я хотела было тут его тут же пнуть ногой, хоть на ком-то сорваться, чтоб сбросить пары. Можно было и на Перфекта кинуться и стукнуть, но я не могла, почему-то, странно.
Поэтому, чтобы никого не пинать и не кусать, я просто копытом начала скрести снег, который попадал мне под живот. Но меня остановил жеребец, прикасаясь ко мне.
-Полно, полно, - Пускай, у них любовь, сама пойми. Как и у нас. - Не стоит твоих нервов. Я слишком рад тебе, чтобы отвлекаться на посторонних.
Я лишь недовольно фыркнула, потрясла головой и с такой же крысой на голове. Я пожирала сама себя изнутри всей этой ненавистью и негативом, знала, но продолжала всё так же вести себя. Мне было легче, когда они ушли, но какой-то осадок остался. Ты прижалась к Бронзу, жадно вдыхая его запах, вспоминая прошлое. Моё сердце забилось чаще уже не от злобы, а от таких приятных, нежных чувств, что и не передать.
-Пусть тогда держит свою любовь при себе, а не то, чтоб я её от тебя отклеивала. – продолжала бурчать вороная кобыла.
Я нежно прошлась губами по его морде, спустилась к шее и зубами не сильно, но ощутима впилась в его холку. Ты не могла его стукнуть, как-то накричать, поэтому этот жест означал, что она была крайне недовольна ситуации.
-Я тебя тоже рада видеть. Хорошо, что я вовремя появилась, и хорошо, что Хип забрал её раньше, чем это сделала я. – протянула я с улыбкой, прижимаясь боком к боку коня.
-И кстати, что она спрашивала про боль? Тебя кто-то стукнул, или ты уже успел сцепиться с кем-то? – прошептала я свой вопрос, обтираясь мордой об шею коня.
Как же было сейчас хорошо, я уже и не обращала внимания на других лошадей. Тем более Херсонес уже смылся со своей кобылой. Но во мне всё ещё что-то бушевало и задевало, не знаю что.
-Целый год прошёл, я так скучала по тебе. – прошептала я, продолжая тереться об его шейку.
-Кстати, ты знаешь ту пегую? И почему она прижалась к тебе!? – неунемалась я, опять не сильно прихватив жеребца за холку. Ревность. Что поделаешь.

85

Пока жеребенок ожидал ответа от кобылиц, Хиперрон смеясь крикнул ему:
-Фирел, ради бога, не мешай дамам. На что тебе я, спрашивается?
Фирел заинтересованно посмотрел на опекуна и улыбнувшись вернулся к кобылицам, чтобы сказать о своем "побеге" к Хиперрону. Одна из кобылиц уже обратила на Фирела внимание и не очень-то приветливым голосом сообщила:
- Я думаю Вам лучше подойти к Вашему вожаку, чтобы он не орал через всю поляну.
"Странная кобыла... Агрессивная что ли? Ладно! Не срамить Хиперрона, не срамить Хиперрона!"  Жеребенок повторял это пока не сказал следующее.
- Да, наверное именно так я и сделаю!
В тот же момент вторая кобылка, Орхидея, грустно вздохнув, позвала Фирела с собой.
- Пошли малыш.
Фирел посмотрев на морду кобылы, улыбнулся и с радостью поскакал вперед, изредка станавливаясь или кружась вокруг кобылы. Заир в это время подлетел к жеребчику и полетел перед ним, предварительно сделав пару кругов над ним. Фирел понял, что тот хочет игры и поскакал за ним. Заир то резко сворачивал в сторону, так что Темный падал на снег, то он летел в совершенно противоположную сторону... Гнедой жеребчик иногда нагонял его, но  тот своей юрккостью уходил от его зубов. Фирел недовольно кусал воздух и продолжал погоню.
Орхидея уже давно подошла к Хиперрону, а Фирел все продолжал носиться за ястребом. Через некоторое время он запыхался скакать по сугробам и подошел к опекуну и остальным. Усевшись на снег он широко улыбнулся. Опекун что-то начал говорить Орхидее. Из всего этого набора слов он понял лишь то, что он должен был пойти за кобылой к другим лошадям. Потом Хиперрон неожиданно куда-то удалился. Из-за чего то он подошел именно к той "агрессивной" кобылке, что недавно отошла от него с Орхидеей. Но вскоре их скрыли лошади подошедшие откуда-то справа. Грустно кивнув головой, как бы говоря "Пока", он повернулся к кобылке.
- Куда пойдем? - он повеселел потому что решил не показывать небольшой тоски от недостатка общения с опекуном. В последнее время они виделись редко и ему его не хватало. - Веди!

86

Я подняла глаза на Принца и заметила, что он, куда-то уходит. Куда он? Я повернулась и посмотрела, куда он направился, и увидела не далеко рыжего жеребенка. 
Так значит из нашего табуна еще один прекрасный и милый жеребенок… какие они милые и прекрасные!... А у меня когда-нибудь будут свои?…  Я удивилась своим мыслям и отряхнулась. И куда тебя уже заносит милочка?! Я смотрела, как Принц подошел к лошадям и жеребенку и стал. Что-то говорить, потом подтолкнув малышку повернулся, чтобы идти к нам. Он остановился и ждал жеребенка. Меня привлек Хиперрон и я повернув голову к нему и стала его внимательно слушать.
-Собственно, пока табун отдыхает. Поэтому, нужна твоя помощь.   - я повернулась к нему и кивнула и стала ждатть, продолжения. Бери Фирела, иди к Принцу, Маи и Рим. Ахекион тебя со всеми познакомит, не беспокойся. Ахекиону нужен отдых, он на ногах уже очень долго.
Я снова посмотрела на Фирела, а потом на Принца, Рим и Маи. Я кивнула и повернулась снова к Хиперрону.
-  Скажешь ему, чтобы хотя бы прилег отдохнуть. Это приказ. Маи передай, что я сказал, чтобы вы приглядели за этими сорванцами. Не в всем вокруг можно доверять.
Я кивнула и ответила вожаку  с уважением.
- Да, конечно. Всегда рада помочь и все будет сделано.  
Я повернулась сначало к пегому жеребцу и сказала:
- Здравствуйте.
Потом повернулась к  Фирелу и сказала  весело:
Пошли малыш. Нас ждут великие дела!
Я ему подмигнула и весело фыркнув, повернулась в направление принца. Я сорвалась в галоп с места и весело крикнула Фирелу.
- Догоняй!
Филипп летел  с боку от меня и молчал. Я на него посмотрела с удивлением. Что это с ним?.. На него это не похоже… Я фыркнула, привлекая его внимание, и спросила его:
Что это с тобой произошло? На тебя это не похоже! Ты что-то натворил?
Он на меня посмотрел. Как на сумасшедшую и вздохнул:
Нет со мной все в порядке. Я просто устал и все.
Я была ему благодарна, что он не задал лишнего вопросов. Мы уже приблизились к принцу и я рядом с ним остановилась. Я очень волновалась за него и мягко и добрым голосом сказала:
- Принц иди отдыхать, а я и Маи присмотрим за жеребятами. Хипперон просил передать, что это приказ, чтобы ты отдохнул. – я на него смотрела все больше волнуясь. Он выглядел очень уставшим и видно. Что ему уже тяжело от этого сердце мое болело. Я сама не поняла, что сама сделала и не успела остановиться.  Я к нему подошла почти в плотную и уткнулась мягко носом ему в в шею и тихо и с еле сдерживаемым беспокойством за него,  сказала:
- Пожалуйста,  иди, отдохни. Ты такой уставший… Я…
Я прикусила язык, так как чуть не ляпнула опасные слова. Я  отошла от него на несколько шагов от него и стала осматриваться по сторонам, боясь посмотреть на Принца. Я боялась, что Принц отвернется от  меня и больше не захочет со мной общаться.  Я чуть не сказала, что я его люблю… Вот черт! Он, наверное, от меня точно отвернулся бы! Ладно, потом себя попинаю за это!  Сейчас надо выполнять поручение Хиперрона!  Я повернула голову к Маи и сказала:
- Здравствуйте Маи. Хиперрон просил  сказать, что нам нужно присматривать за жеребятами.
Я посмотрела на Рим и улыбнулась ей, и сказал мягким и добрым голосом:
- Здравствуй малышка. Пойдешь с  нами? 
Я ей подмигнула и улыбнулась доброй и мягкой улыбкой. Потом повернулась к Фирелу, который давно был рядом.
Фирел ты  не против, если с нами сегодня проведешь время?
Я смотрела, то на Рим, потом на Фирела, но никак не могла посмотреть на Принца.  Я очень боялась увидеть, что он больше со мной не будет общаться.

87

Пара минут проявления счастья прошли. В голове у Маи все стало так же скептично и цинично как всегда. Весна. Ну да, счастье то какое. У нее часто в голове через маски скептика прорывалась настоящая Маи, но это было редко. Вы спросите, почему она это делала? Ей просто было так проще. Если кони вокруг меньше знают ее мыслей, значит - они крепче спят. Она посмотрела на рыженькую малышку возле нее. Та внимательно смотрела на ее гриву - Привет! Я просто немного растерялась.  - Здесь столько лошадей...      Маи покрасовалась гривой, словно невзначай плавно перевила голову по направлению к ветру, чтобы гриву снова растянуло ветром по воздуху. Ей нравилась эта малышка. Она вообще любит малышей. Они еще такие чистые и неиспорченные, милые, беззаботные. Может это потому, что в ней до сих пор живет детство? Может быть. Но скорее всего эта кобыла просто мечтает с ностальгией о тех временах, когда все было хорошо.
- Да лошадей действительно много – осмотрев поляну, сказала серая кобыла – так что будь аккуратнее, среди них много одиночек и представителей шаек, а они многое говорят..
Последнюю фразу Маи протягивала по буквам делая голос уходящим в даль, перекинув взгляд на уходящего Хиппа. Вдруг она заметила рядом с ним маленькую кобылку. Это была Милк. Что эта малолетняя овца возомнила о себе? Трется возле него и трется. Она же его не достойна! Мерзко смотреть! Вдруг серая кобыла вспомнила, что ее прекращений разговор может вызвать у малышки вопросы и Миа вновь повернула голову к Рим, немного фыркнув в след парочке. Из ее ноздрей снова развился пар. Этот момент был самым подходящим для странных расспросов, но от глупых ответов ее спасла Орхидея, милая белая кобылка, которую можно было назвать «Мисс Изящество 2011». Орхидея подходила к ней вместе с милым вороным жеребенком на высоких ногах. Маи видела его пару раз, но все же забывала имя. Белая кобыла уже подошла к ней и Маи услышала:
- Здравствуйте Маи. Хиперрон просил  сказать, что нам нужно присматривать за жеребятами.
Ах, ну да Хиперрон. Сам Хиперрон. Но это были всего лишь мысли, которым не суждено появится «на суд людской». Так же ей стало очень приятно уважительное обращение, ведь Орхидея была младше. Молодежь еще не потеряла приличие. Это радовало.
- Здравствуй, Орхидея. Можешь называть меня на «ты» - улыбаясь, ответила Маи. Стоит узнать как зовут этого жеребенка, ведь я опять забыла. А кто это с тобой? – снова выдавливая из себя улыбку спросила серая кобыла

88

Нет, она, конечно, понимала, что со стороны это выглядит как-то нагло и слишком нелепо, но ей было все равно. Милк понятия не имела, что у него есть кобыла. Да и не похож он был на жеребца, которого покорили и привязали к себе женские чары. Что-то в его виде говорило, наоборот, о том, что он потерян и одинок.
Но юная кобыла ошибалась, практически сразу же появилась вороная особа, которая так смотрела на неё, что все стало ясно. Она ненавидела Милк, правда объяснять, что незаслуженно времени не было. Её могли порвать, поэтому она лишь сделала пару шагов и сказала:
- Его просто Херсонесс ударил, я старалась помочь…Я не знала…Простите..
Именно в этот очередной неловкий момент за сегодняшний день кобыла хотела провалиться сквозь эту грязную землю, спрятаться в нору, как хорек и никогда не вылезать. По её морде это было очень отчетливо видно. Пегая только собралась уйти, как тут появился Хипперон. Как он заметил её отсутствие и как он появился, словно супер-герой было сложно понять, но явно было одно, что сейчас кобыла получит по ушам. Она как то отрешенно, словно кляча, которая везла телегу, шла вместе с вожаком. Он остановился и она встала. Вся его лекция была выслушана с опущенной головой и опущенными ушами. Милк попросту не хотела всего этого слышать. Она игнорировала всю информацию, которую он ей говорил и вот, наконец таки он замолчал. В этот именно момент пегая уловила ужасный взгляд той вороной кобылы и виновато фыркнула, переступив с ноги на ногу. Ей было всего четыре года. Она не знала, чего хочет от этой жизни, и она не видела своей судьбы рядом с серым вожаком. Она молчала, переводила свой взгляд на всех подряд. Остановилась на Орхидее, рядом увидела еще одно лицо, которое излучало ненависть, и поежилась.
Сейчас ей не хотелось ничего просто уйти. Если бы любая другая кобыла бы обратила внимание на ревность, страсть в глазах и о том, что вожак табуна заявил о том, что она его пара, наверное, бы на этом же месте сделали тройное сальто, но Милк просто устало смотрела на него. Она не знала, как рассказать ему, что он убивает её без ножа. Он предлагает ей себя и свой мир, но не так… Не так как она хотела. Он не спрашивал того что хочет она. Он по привычке не терпел споров и мнений, которое шло вразрез с его желанием.
Милк подняла голову и посмотрела на него, так как смотрят на предателей. Гордо, смело и самое важное первый раз в жизни в её глазах была именно ненависть к этому серому жеребцу. Она сделал шаг к Рону, и противно зашипела, как змея:
- С чего ты взял, что я лучше, чем он!
Она не орала и не истраивала истерики. Она утверждала. Сейчас пегая кобыла выглядела мудрее и серьезней, чем некоторые взрослые жеребцы.
- Ты слишком предвзят, Рон. Ты не даешь никому шанс. Ставишь на всех штампы и загоняешь в рамки. Ты не предложил быть твоей парой, а приказал. В этом весь ты.
Она замолчала и выдохнула, кобыла была на грани отчаянья, он словно вот-вот разреветься. Здесь не было никого, к кому бы она могла прижаться или от кого могла получить поддержку. Вокруг все были по парочкам, даже жеребята были заняты с кобылами. Она была одиночкой, которой все это было в новинку. Она провела тут пару часов из-за жеребца, который ей очень понравился, а теперь он давит на неё и заставляет что-то решать. Кобыла сделала шаг назад, потом еще один и еще.
- ты так боишься что я откажу что не оставил мне выбора.
Она безынтересно посмотрела на него и отступила еще назад. Она наглядно показывало, как его поведение отдаляет их. Да, она тоже не была ангелом, но он просто ни разу не был с ней наедине. Он ни разу не видел ту сторону, которая сейчас готова разреветься и убежать. Ранимая часть сильной и агрессивной кобылы, которую он задел. Милк не знала, что теперь сделает Рон, но понимала что все может рухнуть именно в этот момент. С напряжением она посмотрела на Маи, потом на Феню. Эти кобылы явно обрадуются ей краху. Пегая потупила взгляд и смотрела на свои копыта, стараясь держать свои эмоции при себе.

офф: сорри за истерику нужно было наколить обстановку перед приходом вавилона Оо

Отредактировано Milk (2012-03-15 01:27:03)

89

Быть терпеливым, сдерживать внутри себя весь этот гнев, весь этот негатив. Рон всегда понимал, что вести себя сдержанно нужно хотя бы для того, чтобы в табуне его уважали. Для Хиперрона это все имело слишком большое значение. Когда нужно доказать, что ты достоин и все такое. Но Милк, эта кобыла просто одним словом рушила всю его эту выдержку. Хиперрон практически захлебывался от возмущения, а сердце глухо ухало в груди, кровь в висках стучала. Он пытался успокоиться, пытался свести все к примирению. Он не понимал, что на уме у этой пегой. Именно сейчас он был молодым жеребцом, который не понимал, что от него нужно предмету его обожаний.
- С чего ты взял, что я лучше, чем он! - Рон вздрогнул, с прищуром глядя на Милк. Она практически шипела. Хип прижал уши, хлестанув себя хвостом по серому боку. Что значит? Она серьезно? Вожак склонил голову на бок. Он молчал, просто ожидая, что ответит ему эта кобыла.
- Ты слишком предвзят, Рон. Ты не даешь никому шанс. Ставишь на всех штампы и загоняешь в рамки. Ты не предложил быть твоей парой, а приказал. В этом весь ты. - она могла бы его ударить, после этого и то не было бы так больно. В Хиперроне что-то екнуло, а кобыла сделала шаг назад. Рон умолк, надев на морду снова непроницаемую маску. Только из взгляда исчез и намек на нежность, они стал холодными, стеклянными, пустыми. Хип усмехнулся, качая головой, соглашаясь с Милк.
-Уж прости, что я не неуравновешенный убийца. Не так воспитан. - пожал плечами жеребец - Не даю шанса? На что? Они шаечные лошади, это отвечает на все вопросы. - монотонно произнес Хиперрон - Я исполняю свою долг, для меня главное мой табун. Да, я вожак, Милк. Ты это прекрасно знала. Или ты думаешь, что я брошу все и буду под тебя прогинаться? - он фыркнул - Такого не будет. - отчеканил Хиперрон.
- ты так боишься что я откажу что не оставил мне выбора. - кобыла снова  попятилась, увеличивая расстояние. Хип молча наблюдал за этим ее жестом, безразлично глядя ей прямо в глаза. Где-то внутри что-то болело, кололо. Ему было некомфортно, ему было погано. Он не умел вести себя по другому и глупо бы было подстраиваться под кобылу.
-Знаешь, если двое дороги друг другу, они не пытают друг друга изменить. - Хиперрон посмотрел на Ахекиона и Орхидею, затем наткнулся взглядом на Идеала и Анафему. Кобыла вся трепетала от злобы, а этот громила мгновенно превратился в урчащую гору мышц, который успокаивал свою неуравновешенную подругу. Хип горько улыбнулся. - Делай, что считаешь нужным. Я тебя не держу. На этом все. - жеребец мотнул головой. И добавил более тихо - Думаешь, ты знаешь, какой я на самом деле? Ты не знаешь даже, почему я себя так веду. Это ты раньше времени поставила штамп на мне. Можешь идти рискнуть поболтать с Перфектом и Феней, только потом не говори, что они оказались злее, чем ты ожидала. - Хиперрон тоже попятился. - Я в другом мире, Милк. Ты сама не дала мне сократить расстояние. - конь улыбнулся, повернулся и рысцой направился к стоящим на пригорке Маи, Принцу и Орхидее. Выглядел вожак, грубо говоря, дерьмово. Над ним буквально выросла черная туча, просто огромная и тяжелая.
Он ощущал духовную опустошенность, будто его оттолкнули, оскорбили и забраковали. Чувство собственного достоинства ранено не фигово так, но Рон все достойно выносил. Не оборачиваясь, он приблизился к своим лошадям. Глянул на Маи и усмехнулся. Она скептично смотрела на окружающих, как и всегда.
-Все точишь вилы и строишь планы по захвату мира? - игриво поинтересовался Хиперрон, выдавливая из себя улыбку. Не удержавшись, тяжело вздохнул, опуская голову и разводя уши в сторону.
-Никогда не думал, что кобыла может довести меня до опустошенности быстрее, чем несколько дней без сна. - вожак пригнулся, вытягивая ноги и потягиваясь. Конь встряхнулся, пытаясь взбодриться, но выходило не очень. Усталость одолевала адская. Рон извинился, и привалился к ближайшему дереву, наблюдая за игрой жеребят. Боже, какие они были беззаботные, как у них было все просто. Хиперрон обвел взглядом свой табун и улыбнулся, но уже искренне. В любом случае у него оставались его обязанности, его друзья... Рон старался пересилить себя и не глядеть в сторону Милк, но он был слишком зол... Уставший и тд. Короче, заколебался. Пойти отдохнуть?

90

Он даже как-то лучше чувствовал себя, когда смотрел на это рыжее чудо. Он догадывался, что для нее он не просто посторонний едва знакомый конь, но может что-то большее, скажем, объект для уважения. Но если посмотреть, с каким восторгом она на него смотрела, то даже в этом он начинал сомневаться. Ну а как же, маленькая женщина, еще одна маленькая загадка природы. Ему за малышкой Рим всегда нравилось приглядывать, от нее веяло таким позитивом.
Хек обернулся и посмотрел на вожака, который тоже уже не стоял на месте, а снова пошел за своей пегой кобылой. Правда, что-то у них там явно не заладилось и в конфликте были замешаны кобыла и жеребец из шайки. Он не мог не обратить на это внимание, но вскоре ему пришлось отвлечься, поскольку рядом послышался столько милый и любимый голос. Орхидея. Она как-то незаметно подошла к нему вместе с вороным стригунком, а он, дурак, даже не заметил... Правда, следующим в его поле зрения попал ехидный взгляд серой в яблоко кобылы, а смотрела она, он был уверен, на Хиперрона и Милк.
-Что же это ты... Надеешься его заполучить? Напрасно, красотка, тебе это не удастся. он слишком любит свое пегое безобразие.
А потом снова его внимание привлекла серенькая кобыла, в которую он влюбился, как мелкий жеребенок, не в обиду Фирелу это будет сказано. Принц кое-как удержал себя в руках и сохранил спокойно-внимательный взгляд. Ее слова сначала даже самую малость его расстроили. Приказ Хипа... Обидно даже немного это от нее слышать. Он вздохнул и слегка кивнул, а потом даже замер на месте, не в силах поверить в то, что происходит. Он на пару секунд задержал дыхание, а потом... Зачем она ушла? неужели испугалась? Напрасно, ему ведь было так приятно это мимолетное прикосновение, это тепло... Но раз она сама боится, значит он сам пойдет дальше вперед. Поэтому он сам преодолел то расстояние, которое их разделяло и прикоснулся своим носом к ее щеке, тихо всхрапнув и спокойным, даже неожиданно теплым для самого себя и тихим голосом сказал всего одно слово.
-Уговорила.
Он улыбнулся и посмотрел на нее, а потом не смог удержаться и провел носом ее красивой шее, вдыхая такой полюбившийся ему запах, после чего наконец отошел в сторону, подальше от шаечных, но слишком далеко от своих. Ахекион не стал больше геройствовать и просто лег на землю рядом с одним из деревьев, привалившись к нему немного спиной, вытянул шею и расслабил наконец уставшие ноги. Но взгляд был по прежнему направлен на своих, на жеребят, которые задорно играли друг с другом, на все ту же ехидно улыбающуюся Маи, на Хиперрона, который был сильно зол, и поэтому как раз серый не стал идти к нему и лишний раз трогать, Веномансер... Но чаще всего его взгляд возвращался к той изящной молодой кобыле, которой неожиданно удалось захватить его в свой плен. Раньше он тоже влюблялся на каждом шагу из-за безбашенной молодости, но когда повзрослел, то... Давно он ни в кого так не влюблялся. И еще никогда в его душе не жила такая надежда, что она может ответить ему взаимностью.
Принц кинул взгляд на шаечных, так тоже наблюдались свои пары... Судя по тому, как друг с другом обходились тот слепой фриз и та вороная кобыла... Да и вожак ихний, Херсонес, тоже куда-то делся, причем не один, исчезла так же и серая кобыла, а раньше за ними он замечал довольно милые разговоры...
"Весна... У всех дружно крыша поехала."
Он слегка улыбнулся этой мысли, потому что и сам попадал под это определение. Жеребец слегка отвернулся от них, но не смог заставить себя отвести взгляд от изящной Орхидеи, так и заснул, все думая о ней. Правда, сурком он, конечно, не заснул, разбудить его будет просто, если понадобиться. Но уже хоть немного, но все-таки поспит, отдохнет. Ему хватит нескольких часов, чтобы восстановиться полностью. Но даже если ему дадут хотя бы полчаса, или час - это будет уже просто замечательно. А пока он с толком использовал это время. Хорошо, что ему ничего никогда не снилось, так проще отдыхать.

Офф: Хип, когда по сюжету понадобиться уходить, одного пинка будет достаточно, чтобы встал и побежал куда надо)

91

Ахекион вместе с Рим направились в сторону той белоснежной кобылы, Орхидеи. Когда они подошли на достаточное расстояние, малышка услышала, как та взволнованно и с некоторым сожалением посмотрела на своего друга. Действительно, Ахекион выглядел очень уставшим. Еще бы, ведь у него столько забот - такова нелегкая доля глашатая. За всеми уследить, всех организовать... Да та же Рим вместе с другими жеребятами приносит немало хлопот! Но, что делать, без помощи серого жеребца Хипперон с этим бы не справился. Ахекион оказывал неоценимую помощь, и это так же вызывало восхищение у Рим. Хотя, по правде сказать, трудно было назвать вещи, которые не вызывали у Рим восхищение в глашатае.
- Пожалуйста,  иди, отдохни. Ты такой уставший… Я…
Последнюю фразу кобыла не договорила, оборвав себя на полуслове. Рим не особенно было интересно, что она не договорила, но было ясно видно, как Орхидея искренне волновалась за состояние Ахекиона. Это вызвало прилив уважения к лошади, ее взгляд был так добр и нежен к нему... Впрочем, он всегда был таким. Ее темные глаза одаряли других каким-то теплом. Орхидея была ласкова ко всем, и неудивительно, что Ахекион влюбился в нее. Такую лошадь было трудно обойти стороной. С любовью коснувшись шеи возлюбленной, Ахекион удалился к дереву, чтобы там прилечь и отдохнуть. А над мордочкой Рим вновь зазвучал такой же приятный голос, который принадлежал все той же изящной Орхидее.
- Здравствуй малышка. Пойдешь с  нами? - ласково улыбнулась белая кобыла.
Кстати говоря, Фирел тоже был рядом, но Рим не заметила его сразу, потому что ее внимание было приковано к воркующей парочке. Это было немного необычно - наблюдать за влюбленными, ведь Рим редко видела подобное проявления чувств, но, тем не менее, увидеть это очень приятно. Особенно в лице этих двух, которым малышка явно симпатизировала.
- Здравствуй! С радостью пойду! - горячо ответила Рим, улыбнувшись в ответ, а потом поспешно добавила, обратившись к другу-жеребенку Фирелу:
- Привет, Фирел! Я видела тебя, когда еще только подходила на эту поляну. Как тебе это местечко? Много же лошадей здесь, правда?
И, не дожидаясь ответа, тут же возбужденно затараторила:
- Мне вот тут очень понравилось! Я уже говорила, что я никогда не видела столько лошадей? Нет?.. А я с шаечными познакомилась! Этот жеребец... Я не знаю его имени, но он такой большо-о-ой и черный! Ушел куда-то уже, но я не увидела, куда... Мне понравился он, и он вовсе не злой! Я думала, все шаечные грубые или злые, но это не так! Это сте-ре-о-тип!
Последнее слово рыжая малышка выделила и произнесла его с умным выражением мордочки. Она хотела похвастаться, что знает такое чудное слово. Хотя, по правде сказать, Рим не особенно знала, что оно означает, но так хотелось показать, что она уже взрослая...
Но, в самом деле, Рим раньше считала, что шаечные хамы, а оказалось, что некоторые могут быть очень даже приятными. Правда, когда малышка проходила через поляну, она замечала несколько злых или косых взглядов, вперившихся в других лошадей, или даже грубые слова, сказанные наглеющим тоном, но тот вороной фриз изменил ее представление. Это был еще один полезный опыт, из которого Рим вынесла одно правило: "Везде есть исключения и нельзя мести всех под одну гребенку". Так что с этих пор малышка перестала думать о шаечных только плохо, полагая, что и среди шайки есть дружелюбные жеребцы и кобылы.
- Да лошадей действительно много, так что будь аккуратнее, среди них много одиночек и представителей шаек, а они многое говорят... - вот, что произнесла Маи, которая тоже стояла рядом. Конечно, она так же была права. Не смотря на то, что тот вороной фриз понравился малышке, нельзя было терять бдительность. Другие наверняка могли укусить ее - ведь кто знает, у кого какой характер? Ведь если есть добряки - найдутся и злюки. Но Рим прямо-таки тянуло узнать их поближе, ведь она всю жизнь прожила в королевском табуне и о шаечных лошадях только слышала...

92

Серая в яблоко кобыла продолжала то удивляться, то расстраиваться по поводу весны.  Вроде уже не стоит трястись от мороза, но слякоть и грязь…. А потом лето, собирать травы. Как это могло показаться мне милым? Но мысли Маи были прерваны. Она услышала ссору Хиперрона и Милк. А вот это действительно мило. Как она могла подумать, что Хипп будет слушать ее во всем? Во-первых, она малолетняя одиночка. Чего от нее ждать хорошего? Но их ссора немного подняла настроение. Вспомнив про одиночек, Маи осмотрела поляну. Вроде все тихо. Все занимались своими делами. Да было услышано пару грубых реплик, но куда уж без них. Главное чтобы эти наглецы не трогали малышей. Наиболее грубыми она считала представителей шаек. Одиночки для нее были просто эгоистами, которые не могли даже за жеребенком присмотреть. Маи вообще очень патриотичная. За табун она убьет. Ей было очень приятно то, что она родилась в табуне, а не вступила в него. Мне кажется, что она бы не вступила, ведь Маи слишком гордая, чтобы проявить желание что-то менять в своей жизни.  Вот показалась натянутая улыбка Хиппа. Кобыла легко отличала эту улыбку от искренней, ведь сама миллион раз делала такую же. Надеюсь, больше никто не умеет отличать виды улыбок.   
-Все точишь вилы и строишь планы по захвату мира? Вот шутник! Маи уже было хотела сказать что-то резкое в ответ, но потом она заметила, что Хипп и без ее сарказма  и шуточек расстроен. Редко у нее получалось держать язык за зубами. За частую аппарат ее мыслей работает только на выход. Какой же он сильный. Даже сейчас держится. Маи повернулась к нему всем телом  и опустила голову к земле, словно сожалея о чем-то.
-Никогда не думал, что кобыла может довести меня до опустошенности быстрее, чем несколько дней без сна. Хипп не дождавшись ответа на риторическую фразу уже начал было уходить на отдых. В этот момент один ряд зубов Маи не выдержал весь напор потока мыслей и превратил их в слова:
- А что ты хотел, связавшись с Милк? Вы слишком разные! – спокойным тоном рассуждала кобыла – Она не знает, как это держать весь табун. Она привыкла быть «сама за себя».
Последнее предложение Маи сказала с добавлением особой драматичности, чтобы хоть как-то разукрасить констатацию фактов.
- После знакомства с Милк ты сам не свой, Хипп. Эта овца сводит тебя с ума. Куда ты катишься, дружок? – пытаясь разрядить то, что сказала до этого произнесла кобыла.  Теперь стоило заткнуться. Но это было очень тяжело и обидно. Да, именно обидно. Почему большинство ее гениальных мыслей должны умирать на «кладбище личных рассуждений»? Разговор и внутренний пыл уже доходили до того, что в следующей реплике Маи, все таки, назовет Милк малолетней овцой, которой стоит только сено за жеребятами менять, а не с вожаком флиртовать, а тем более идти против его слова. Именно поэтому кобыла решила отвернуться и сделать вид, что вообще молчала. Вон, например, с жеребятами играла. Но все же было интересно услышать Хиппа. Именно для этого уши она повернула по направлению к нему.

93

Копошение, происходившее сейчас в этом небольшом березовом леске, не могло не вдохновлять Веномансера. Ненавязчивым взглядом серых глаз он облизывал всех присутствующих, не упуская ни одной детали их внешностей, настроений, характеров. Нет, не подумайте что он видел всех насквозь, это долгий процесс изучения личностей. Потихонечку, помаленечку, по зернышку он складывал в единую картинку кусочки их манер и выстраивал единую картину. Единственное любимое занятие пегого. Остальное давно утратило свою привлекательность.
Кобыл было предостаточно, но они не интересовали его. Больше интереса предоставляли их отношения с местными жеребцами. Хип похоже не на шутку привязался к пегой кобылке, создававшей впечатление выскочки и зазнайки. Надо же какой непредсказуемый выбор. Серенькая арабка, судя по всему, так же как и Веном, была не очень довольна выбором вожака. Но у нее на то были иные причины.  Конь впился в нее глазами, украдкой, из под челки и наблюдал за мимикой. Слегка дергана, раздражена, но только тогда, когда говорит о Милк. Она ей откровенно не симпатизирует. Легкий блеск в глазах и слегка заискивающий взгляд перед Хипом, но смотрит орна на него не просто как на вожака. Однозначно Маи к нему не ровно дышит. Ох уж эти любовные треугольники. Зачем же ты, милая Маи ввязываешься в это, столько слез может быть пролито напрасно.
Мельком веном пробежался по орхидее, которая возилась с жеребятами. Правильно, там ей и место. С ее характером ей с жеребятами возится, да любимого обхаживать.
Веном был категоричен в своих суждениях, но очень избирателен в словах. Лицемер, но не сволочь, его мнение всегда оставалось лишь мнением, и никаких гадостей он не делал, по крайней мере, просто так.
Легкая усталость теплилась в точеных ногах жеребца, но упускать столько много интересных событий ради получасового сна он не собирался, поэтому терпеливо расхаживал меж табунных лошадей. Больше всего, его конечно привлекала серая в яблоках арабка. Даже не потому, что она была хороша собой. Ее дерхость, сарказм, тонкий немного злой юмор. С такими приятно общаться, в них много интересного в отличии милашек типа орхидей, или «сладких стервочек» типа Милк.
Она разговаривала с вожаком, а жаль. Вмешиваться в чужой разговор Вен не желал, но разделял мнения серой в яблоках. Он прекрасно слышал о чем разговаривают все лошади в табуне, его чуткий слух был натаскан на подслушивания. Что поделаешь, работа у него такая.. Конечно, разведовать в пределах табуна было нечего, но информацию Веномансер получал весьма интересную и забавную Ох уж эти отношения..
Сейчас же он не мог оторвать ушей от разговора маи и Хиппа. Ее в роли доминантной кобылы было бы видеть приятней. Но это всего лишь мнение, тем более первое впечатление о все той же Милк могло оказаться ложным и она кажется вполне сносной.
Слушал он как обычно ненавязчиво, смотря в другую сторону и делая видимость занятости чем то своим.

94

-Пусть тогда держит свою любовь при себе, а не то, чтоб я её от тебя отклеивала. – она не уставала бурчать, а я еще больше веселился. Она угрожающе крысилась, клацала зубами, фырчала, а я по-прежнему довольно прикрывал глаза, дергая кобылу за гриву и осторожно касаясь ее шею, щеки, пытаюсь сдержать смех, а то прилетит еще по башке. В этом была вся Анафема - грозная, вспыльчивая и неуправляемая, когда злилась. А вы представляете, что произойдет, если мы разругаемся? Земля трясется, небо рассекают вспышки молний, да ругательства ручьем. Надеюсь, такого не произойдет сражу же после нашего воссоединения. Это как-то некорректно. Да и тем более я вообще все еще злился, ведь именно вороная упорхнула от меня нежданно негаданно тем летом. Теперь причины для меня были очевидны, но легче от этого не становилось.
-Не бойся, ко мне не шибко то много девиц липнет.   - уклончиво ответил я, наиграно закатывая глаза. - У меня на лбу написано, моя дама - злобное торнадо, который сметает все на своем пути? - язвительно поинтересовался я, испытывая терпение Анафемы. Напрошусь же я, но меня так забавляла сама ситуация. 
Я почуял новый запах зверья, источник расположился под ногами у Фени.
-Здравствуй ,Сид, давно не виделись. - я кивнул лису, хотя понятия не имел рядом с какой из ног Денции располагается зверек. Ларс, судя по всему, тоже заметил старого знакомого. Он поднял голову и приветственно тявкнул, но этим и ограничился, снова окунувшись в свой мир заигрывание с койотом Херсонеса. Я засмеялся, тряся головой. Настроение явно шло вверх.
-Я тебя тоже рада видеть. Хорошо, что я вовремя появилась, и хорошо, что Хип забрал её раньше, чем это сделала я. И кстати, что она спрашивала про боль? Тебя кто-то стукнул, или ты уже успел сцепиться с кем-то? – я согласно кивнул, да этот вожак явно подоспел во время. Милк, кажется, не осознавала всю угрозу, исходившую от Анафемы. Я замер, когда услышал ее вопрос, замялся, переминаясь с ноги на ногу.
- Его просто Херсонесс ударил, я старалась помочь…Я не знала…Простите.. - ну кто тебя за язык тянул?! Я закатил глаза, мгновенно пятясь и пригиная голову. Сейчас начнется. Вулкан может взорваться и не взорваться, кто знает, но перестрохаваться стоило.
-Анафема, это мне за дело. - я опустил детали касательно того, что это просто результат плохого настроения вожака. Сей факт меня не слишком прельщал. Я мог бы возмутиться, я бы возмутился, если бы мое положение в шайке было более прочным. А пока я промолчал, не жалею о своем решении.
-Целый год прошёл, я так скучала по тебе. Кстати, ты знаешь ту пегую? И почему она прижалась к тебе!? - я покачал головой, терпеливо снося все эти атаки моей несчастной холки. Скоро у меня там след от зубов останется, это точно. Зато это будет ярко выраженное клеймо абсолютно для всех. Чтобы знали, кто способен меня так истязать. Я удивился, вопросительно вскинул бровь. Она что, ревнует? Странное было явление и прежде такого за кобылой не замечал. Хотя может просто не было повода все это выяснять? Кто знает, кто знает.
-Я тоже скучал... Ходил, как придурок на это озеро... - я улыбнулся, вспоминая ритуал, который я периодически повторял. Неужели серьезно решил, что там снова встречу Анафему? Довольно таки глупо с моей стороны, но что поделать. - Я пришел сюда по ее следу... - ответил я - Пожалуй, это все, что нас связывает. - серьезно добавил я - Видать жаль меня стало. Я что действительно вызываю желание пожалеть меня и погладить по головке? - я скептически фыркнул, разминая затекшую спину.
Да, кстати ссора этого вожака и той самой Милк была очень громкой, разве что спящий под землей крот их не услышит. Я слушал их речь, время от времени крысясь. Какого мнения о нас этот вожак? Хотя с другой стороны он был прав. Я вспомнил свою старую жизнь. Я не самая лучшая компания для милых бесед, я действительно не переношу многих лошадей. Тут была своя правда. которую я отрицать просто не мог. Он поставил на мне штамп и не ошибся. Просто некоторые верят в иллюзии... Веру в нечто лучшее. А стоит ли, если на самом деле лучшего нет? Есть только то, что имеется.

95

Ммм.. Какое приятное сочетание тишины леса и приглушенного гула толпы на опушке. Благо никто не мешает, не трясет за плечо и не тянет куда-то. Хотя, честно говоря, этого жутко не хватало. Кто-то не любит всей этой "городской" суматохи, а тебе её не хватало. Душа и тело жаждали экшена!
Переминаясь с ноги на ногу, ты стояла в одной позе уже, наверное, около получаса. Может стоит сменить положение? Смысл тут стоять и чего-то ждать? Лучше.. прилечь. Боже, ты никогда не понимаешь чего хочешь. Не то азарта и игры, не то лечь да уснуть. Определись, организм!
Ты отошла к одному из дальних деревьев и спокойно легла подле корней, вылезающих на поверхность. Ворон присел тебе на спину и "спрятав" одну лапку куда-то в перья, чудесным образом удерживая равновесие на другой ноге, задремал. А ты не могла позволить себе уснуть и краем глаза стала следить за происходящим неподалеку, хотя ничего нового почти и не было..
Тебя заинтересовала маленькая рыженькая кобылка (Rim).
Сколько энергии в таком маленьком тельце, поразительно! Никакая сила опытов Теслы не могла сравниться с той силой, что буквально рвется наружу из малышки. Такая бойкая. на все готовая. но при этом весьма воспитанная...
Пегий жеребец (Venomancer) - интересная личность. Непростая и противоречивая. Будто одновременно и боится и бежит за одной вещью. Возможно любит риск, но просто так душу не отдаст - не тот нрав...
Ахх. Утомляет это наблюдение под монотонные звуки размеренной жизни. Хотя не столь и скучно - много нового узнаешь вот за такой "чашечкой чая"...

96

И до сих пор наша дорогая Денонсация была зла. Не то что зла, а просто метала гром и молнию. Она прекрасна знала, что может у кого-то из кобыл спровоцировать дразнилку, которая могла совсем вывести Денци из себя. Анафема вновь и вновь крысилась, она просто не находила себе место, всё так же впиваясь в холку жеребца. Как же было хорошо, ведь ей было позволено так грызть её у жеребца, который сильнее её. Пусть все завидуют просто.
-Не бойся, ко мне не шибко то много девиц липнет. У меня на лбу написано, моя дама - злобное торнадо, который сметает все на своем пути?
А он ещё и издеваться над тобой решил! На самом деле кобыла сейчас выглядела смешно, эта такая злоба, которая начала переходить в театральную, но настоящая-то просто была прикрыта. Сейчас бы Анафема как следует задала трёпку пегой, если бы не было тех, кто мог вмешаться. К примеру Хип, который будет трястись над этой молодой. Если так, то почему же эта пегая прилипла к твоему коню?
-А ты жалеешь, что не липнут? Я им прилипну, будут потом как мухи висеть в паутине. – прошипела я коню, ещё сильнее прижавшись к нему. – Смотрю тебя уже на стихи потянуло. Моя дама – злобное торнадо….
Ты протянула последнюю его фраза с некой задумчивостью, не знаю почему. Мне понравилось.
-Может тогда так и сделаем, я помогу написать? И ещё моё имя добавим, чтоб видели. А то тут мне… - с лёгкой усмешкой прошикала вороная.
Да я прекрасно чувствовала, как конь просто наслаждался тем, что я так веду себя. Но увы, такой уж характер, точнее терпение. Да и мне так просто хотелось, надо же было показать, что маман вернулась!
Потом Перфект перевёл взгляд на лиса, но я уже мимо ушей всё словила, что он говорил Сиду. Сейчас бы бурому свалить от сюда, пока я его не затоптала.
- Его просто Херсонесс ударил, я старалась помочь…Я не знала…Простите..
Что? Ладно что его Нес ударил, так её она и старалась помочь? Я уже уверено сделала шаг вперёд, потом второй, готовясь куда-нибудь поддать этой пегой, чтоб в следующий раз хорошенько подумала, чем при мне жалеть Бронза. Жалеть могу его только я, никто больше. Ни друзья, ни подруги, ни родственники. Может ты и загнула планку, но увы, она хочет так. Может Идеал её потом и остановит, и поставит на место, а пока нет.
Хиперрон, как всегда метнул своим взглядом, что мне попросту хотелось плюнуть в него, прям как кобра. 
-Анафема, это мне за дело.
Услышала я позади себя. Анафема лишь фыркнула, обижено даже, ведь всё Милк увели и теперь орали на весь лес. Я то тут с Бронзом тихо «разговариваю», а они прям так громко. Мне вот совершенно не было интересно, что у них творится, совсем не интересно. Если эта молодая кобылка так вела себя, мог бы уже и отрепать её, чтоб знала. Да ладно, можете и не читать, логика у Фени хорошая, не сомневайтесь, только хорошая в её сторону.
-Значит это Нес тебя? Ну гадёныш… - тихо-тихо проговорила я Бронзу.
Этого вороного вожака я знала давно, поэтому и не удивляюсь его выходкам вообще ни сколько. Я могу с ним спорить до потери пульса или же пока он меня не выгонит из шайки из-за поведения. А кстати, если я вылечу, а Бронз останется здесь? Ммм, пора уже остановиться. Просто я ревновала, а когда я так делаю, то становлюсь не очень-то и адекватной. Я буду ревновать к каждому столбу, не знаю, не знаю. Кто так думает, пусть думает и дальше.
Потому что Перфект мог общаться с кобылами, только если это не будет заканчиваться прикосновениями, любыми. Чтоб он не был ими касаемый, никак. Общение, не более.
Кстати да, я то и не знаю, как Идеал будет относится к тому, как я общаюсь с жеребцами. Думаю ему тоже не понравится.
-Я тоже скучал... Ходил, как придурок на это озеро...
Кобыла с любопытством нагнула голову, распрямив уши. Мне стало очень интересно, ведь он приходил, он ждал тебя, а ты ушла.
- Я пришел сюда по ее следу..- Пожалуй, это все, что нас связывает. - Видать жаль меня стало. Я что действительно вызываю желание пожалеть меня и погладить по головке?
Понятно. Ясно. Хорошо. НО. Зачем он шёл за ней, зачем шёл по её следу, и как он вообще её нашёл? Мне было чересчур интересно, но я немного сдержалась от вопросов.
-Нет. Желание пожалеть тебя, возникает только у меня. А именно из-за того, что  мне тогда пришлось уйти, чтоб меня не нашли. – я прижалась к коню, мордой проводя по его сильной шее.
Я тогда ушла далеко от озера, в другую сторону, в другую степь. Я даже и не помню как жила, помню, что каждый раз в лесу оборачивалась, вдруг тут появится конь, которого любила.
-Прости меня. Так надо было. Ты же не хотел, чтоб меня на сильно утащили в шайку и не выпускали? – с улыбкой, спокойно спросила я, слушая разговор Милк и Хипа.
-Не завёл ли никого, пока я искала местность, где ты обитал? – поинтересовалась я, всё ещё обдумывая его слова про Милк и след. – А то я переживаю.

Отредактировано anathema (2012-03-17 21:09:02)

97

Фирел понесся за Орхидеей. Та была быстрее его поэтому ему пришлось потом еще бежать некоторое время, пока та уже стояла и  разговаривала с другими лошадьми. Ахекион довольно быстро ушел. Он прилег где-то неподалеку. Фирел довольно быстро забыл о нем потому что Орхидея спросила его.
- Нет. Я совершенно не против! - Фирел улыбнулся  насколько это было возможно. - Я буду рад. А то последнее время скучно.
К нему сразу же подскочила Рим - его подруга. Они уже давно были знакомы и стали лучшими друзьями за довольно короткое время. Рим была моложе его, но не уступала ему по уму. Такая же смекалистая и интересная.
- Привет, Фирел! Я видела тебя, когда еще только подходила на эту поляну. Как тебе это местечко? Много же лошадей здесь, правда? - Фирел был готов ответить, но Рим как и всегда затараторила дальше. -  Мне вот тут очень понравилось! Я уже говорила, что я никогда не видела столько лошадей? Нет?.. А я с шаечными познакомилась! Этот жеребец...
"Понеслась...." Промелькнула в голове молодого жеребчика и он закатил глаза. Эта тарахтелка всегда забалтывала его. Хотя он тоже так умеет. Заговаривать зубы как говориться. У обоих это получалось отменно. Правда Рим делала это неосознанно, а Фирел мог выбирать кому и на какую тему заговорить зубы.
- ..Это сте-ре-о-тип!
Последнее слово Рим выговорила по слогам. Видимо сложно для нее сразу и очень быстро его выговорить. При этом у кобылки было такое заумное выражение мордочки, что Фирел не мог усомниться - она была "самой умной" в табуне!
- Да? Классно! А я как обычно скучаю. Хиперрон почти не может общаться со мной. Я понимаю что у него работа, а точнее долг перед табуном. Но мне все равно не хватает его внимания. - Он решил все же хоть кому-то об этом рассказать.
Вскинув голову вверх на звук крыльев, он заметил приземляющегося Заира. Ястреб улетел в тот момент когда Фирел понесся за Орхидеей сюда. Приземлившись к нему на спину, Заир коротко кивнул, предварительно привлекая внимание к "особо важной персоне" немного возмущеным криком. Ну конечно! Как же, на него внимания почти никто не обратил. "Зазнайка ты Заир!"

98

Фирел понесся за Орхидеей. Та была быстрее его поэтому ему пришлось потом еще бежать некоторое время, пока та уже стояла и  разговаривала с другими лошадьми. Ахекион довольно быстро ушел. Он прилег где-то неподалеку. Фирел довольно быстро забыл о нем потому что Орхидея спросила его.
- Нет. Я совершенно не против! - Фирел улыбнулся  насколько это было возможно. - Я буду рад. А то последнее время скучно.
К нему сразу же подскочила Рим - его подруга. Они уже давно были знакомы и стали лучшими друзьями за довольно короткое время. Рим была моложе его, но не уступала ему по уму. Такая же смекалистая и интересная.
- Привет, Фирел! Я видела тебя, когда еще только подходила на эту поляну. Как тебе это местечко? Много же лошадей здесь, правда? - Фирел был готов ответить, но Рим как и всегда затараторила дальше. -  Мне вот тут очень понравилось! Я уже говорила, что я никогда не видела столько лошадей? Нет?.. А я с шаечными познакомилась! Этот жеребец...
"Понеслась...." Промелькнула в голове молодого жеребчика и он закатил глаза. Эта тарахтелка всегда забалтывала его. Хотя он тоже так умеет. Заговаривать зубы как говориться. У обоих это получалось отменно. Правда Рим делала это неосознанно, а Фирел мог выбирать кому и на какую тему заговорить зубы.
- ..Это сте-ре-о-тип!
Последнее слово Рим выговорила по слогам. Видимо сложно для нее сразу и очень быстро его выговорить. При этом у кобылки было такое заумное выражение мордочки, что Фирел не мог усомниться - она была "самой умной" в табуне!
- Да? Классно! А я как обычно скучаю. Хиперрон почти не может общаться со мной. Я понимаю что у него работа, а точнее долг перед табуном. Но мне все равно не хватает его внимания. - Он решил все же хоть кому-то об этом рассказать.
Вскинув голову вверх на звук крыльев, он заметил приземляющегося Заира. Ястреб улетел в тот момент когда Фирел понесся за Орхидеей сюда. Приземлившись к нему на спину, Заир коротко кивнул, предварительно привлекая внимание к "особо важной персоне" немного возмущеным криком. Ну конечно! Как же, на него внимания почти никто не обратил. "Зазнайка ты Заир!"

99

Фирел понесся за Орхидеей. Та была быстрее его поэтому ему пришлось потом еще бежать некоторое время, пока та уже стояла и  разговаривала с другими лошадьми. Ахекион довольно быстро ушел. Он прилег где-то неподалеку. Фирел довольно быстро забыл о нем потому что Орхидея спросила его.
- Нет. Я совершенно не против! - Фирел улыбнулся  насколько это было возможно. - Я буду рад. А то последнее время скучно.
К нему сразу же подскочила Рим - его подруга. Они уже давно были знакомы и стали лучшими друзьями за довольно короткое время. Рим была моложе его, но не уступала ему по уму. Такая же смекалистая и интересная.
- Привет, Фирел! Я видела тебя, когда еще только подходила на эту поляну. Как тебе это местечко? Много же лошадей здесь, правда? - Фирел был готов ответить, но Рим как и всегда затараторила дальше. -  Мне вот тут очень понравилось! Я уже говорила, что я никогда не видела столько лошадей? Нет?.. А я с шаечными познакомилась! Этот жеребец...
"Понеслась...." Промелькнула в голове молодого жеребчика и он закатил глаза. Эта тарахтелка всегда забалтывала его. Хотя он тоже так умеет. Заговаривать зубы как говориться. У обоих это получалось отменно. Правда Рим делала это неосознанно, а Фирел мог выбирать кому и на какую тему заговорить зубы.
- ..Это сте-ре-о-тип!
Последнее слово Рим выговорила по слогам. Видимо сложно для нее сразу и очень быстро его выговорить. При этом у кобылки было такое заумное выражение мордочки, что Фирел не мог усомниться - она была "самой умной" в табуне!
- Да? Классно! А я как обычно скучаю. Хиперрон почти не может общаться со мной. Я понимаю что у него работа, а точнее долг перед табуном. Но мне все равно не хватает его внимания. - Он решил все же хоть кому-то об этом рассказать.
Вскинув голову вверх на звук крыльев, он заметил приземляющегося Заира. Ястреб улетел в тот момент когда Фирел понесся за Орхидеей сюда. Приземлившись к нему на спину, Заир коротко кивнул, предварительно привлекая внимание к "особо важной персоне" немного возмущеным криком. Ну конечно! Как же, на него внимания почти никто не обратил. "Зазнайка ты Заир!"

100

Сантьяго проходил мимо и услышал чей-то разговор… разговор в повышенных тонах. Обернувшись, он увидел, что это Милк «разговаривает» с Хиппом. Испытывая чувства к Милк Сантьяго был, несомненно, рад раздору двух лошадей… но ему было жаль кобылку. Она сильная и может за себя постоять! – Санта подумал  об этом с некоторой досадой, ему хотелось вмешаться, но нужно вникнуть в ситуацию. Да. Нужно было понять, что же там происходит. Сантьяго ухватился за эту мысль   и стал слушать…
- С чего ты взял, что я лучше, чем он!
- Ты слишком предвзят, Рон. Ты не даешь никому шанс. Ставишь на всех штампы и загоняешь в рамки. Ты не предложил быть твоей парой, а приказал. В этом весь ты.
Пошло молчание… Кажется кобыле было неловко, но она этого не показывала.
- ты так боишься что я откажу что не оставил мне выбора.
Она отступила. Отступив Милк показала, что отдаляется от Рона. Сантьяго чувствовал превосходство. Он думал, что Милк теперь его. Та Милк, которую он любил и хотел быть с ней вечно. Это чувство не поддавалось объяснениям. Он просто любил. Да. Санта понимал, что Милк «занята»… но что поделать с чувствами?
-Знаешь, если двое дороги друг другу, они не пытают друг друга изменить .. - Делай, что считаешь нужным. Я тебя не держу. На этом все. - жеребец мотнул головой. - Думаешь, ты знаешь, какой я на самом деле? Ты не знаешь даже, почему я себя так веду. Это ты раньше времени поставила штамп на мне. Можешь идти рискнуть поболтать с Перфектом и Феней, только потом не говори, что они оказались злее, чем ты ожидала. - Хиперрон попятился. - Я в другом мире, Милк. Ты сама не дала мне сократить расстояние. – конь повернулся и рысью подбежал к  Маи, Принцу и Орхидее. А потом что-то еще сказал. Но это не интересовало Сантьяго. Сейчас он смотрел на Милк. Она казалась такой опустошенной и… беззащитной. Нет. Он сильная и может постоять за себя! – повторил Санта. Но на этот раз он решил подойти. Подойти и окончательно  покончить со всеми сомнениями Милк.
Сантьяго подошел и посмотрел на Милк. Она разглядывала свои копыта и кажется о чем-то думала.
- Пожалуйста, не думай о нем, - Санта сказал это с ноткой сомнения. – Пошли со мной, отвлечемся – последнее слово гнедой сказал немного повеселев. Но он знал, что Милк не до веселья и снова успокоился.
Ему так хотелось, чтобы Милк не о чем, не думав, ответила ДА. Сантьяго уже грезил, как они будут скакать вместе, и что эта прекрасная кобыла ответит на его чувства открыто. Но не оставаясь надолго в своих мечтах, Санта повторил очень мягким голосом:
- Пойдем со мной.