Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сосновый бор

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://s017.radikal.ru/i416/1112/ea/161ed0dc239a.png
Отсюда до холмов, рукой подать. Склоны становятся круче, откаты глаже, тропинки уже. Кроме приспособленных к любым условиям сосен, здесь почти ничего не растет, только низкорослые кустарники. Хищников здесь мало, охотится не на кого. Добыча предпочитает более заросшие места, открытому пространству бора.  По весне и осени, грязь расползается по углам, движение затрудняется. Не сумеешь правильно войти в поворот, можно съехать с высокого холма.

2

*начало игры*
Муори медленно шагал по запорошенной траве и хвоинкам, под лапами чувствовалась трава. Она ещё дышала летом, в надежде, что скоро выглянет солнышко. Но не все мечты способны исполнятся, Муо плавно вышагивал по земле. Его лапы красиво изгибались при каждом движении мышц. Он изредка посматривал на Амбу. Которая выглядела немного напугано, одно радовало, она согласилась помочь. Это было хорошо, он решил использовать её. Да, он трезво понимал, что сотворить такое, большой грех, но так будет лучше для него. Но он не задумался о том, что она почувствует, когда он убежит домой. И главное, что ей придется сказать. Эти женщины, такие чувствительные, и самым страшным было то, что она могла безвозмездно влюбиться в него. А она ему не была нужна. Муори шел с слегка приоткрытой пастью, как будто хотел что-то сказать, но боялся. В бору было красиво, и было чуть теплее. Ветер был тише, а снег более тонкий. Он ощущал на своей шерсти приятные дуновения ветерка, он чувствовал себя неуютно. Мори никогда не находился в компании женщин один. Его единственной женщиной навсегда, останется его нежная, чуткая и прекрасная матушка. Которая наверно, очень печалится без него. Толстые стволы деревьев прикрывали светлое небо, зимой оно намного светлее, чем летом. Хотя зимой холоднее. Муори бросил холодный взгляд в сторону Доры. Он не чувствовал к ней теплых чувств, но и не являлся её ненавистником. Такие отношения принято называть – нейтральными. Он с некой ухмылкой передвигался, искоса поглядывая на Амбу. Она вызывала у него доверие, но пока, до уважения было далеко. Его терзали смутные сомнения по поводу её чувств, ведь она легко могла влюбиться в него. Свободно и просто. Чего ему так не хотелось, ему хотелось свободы, независимости не от кого, и ни от чего. Муо резко остановился. Он учуял странный запах, запах гари. Едкий, острый зпах поражал его нюх. Мори, догадался о том, что это где то неподалеку. Он поднял переднюю лапу и поднял нос по ветру. Легкое дуновение ветра доносило о том, что пожар близко. И горит там всё давно, это можно было почувствовать. Муори нехотя повернулся в сторону Амбы. И открыл пасть, чтобы сказать ей что-то:
-Стой, нам не следует идти туда. Но дорога в мой дом лежит через этот лес, – волк нахмурился, он был весьма озадачен.
Мори, встряхнул голову, словно делал шейк из мозгов. Ему становилось неважно от этого запаха. Тяжелого запаха огня, пепла и гари. Он туманил его взор, заставлял голову сильно ныть, а легкие болеть. Он поднял морду наверх, к верхушкам деревьев, и словно уставился на них. «И почему мы не птицы? Мы могли бы пролететь над лесом и горами, и я почти дома». –ворчал волк., как древний старик. Но Муо очень молод, и ему не следовало так вести себя. Неожиданно,  голову волка постигла одна мысль. А если, они переночуют здесь. А огонь в холод потухнет, или им станет проще бежать. И всё-таки, Муорико знал, что в этих местах что-то есть. Ведь сейчас самая настоящая лютая зима, а огонь полыхает вовсю. Ему так хотелось открыть тайну здешних мест, самый сокровенный и желанный секрет здешних обитателей. Который знали только они, и который хорошенько прячут от любопытных глаз. Но может запах огня всего лишь иллюзия, и не следует уживаться с лесными недоброжелателями. Ему всё больше так казалось, так как запах огня с каждой секундой убегал вглубь леса. А его запах растворялся в темной глуши. Волк озлобленно припал на снег, и зарычал.
-Чертов лес! Что за проделки дьявола, ненавижу, убью… - рычал молодой волк, он был зол на весь этот лес.

3

Медленно шагая, ты неторопливо рассматривала всё, что тебя окружало. Ты никогда не была здесь прежде: часто растущие хвойные деревья, были могучи и сильны, сохраняли до сих пор свою одёжку и укрывали незнакомцев от промозглого ветра зимнего вечера. Только недавно, улегшийся на землю тонкий слой снега, жалобно попискивал, покрякивал под вашими лапами и в одно мгновенье таял. Вскоре ты потеряла интерес ко всему окружающему и вернулась к своим раздумьям. В душе было какое-то замешательство.. да, ты согласилась Муори помочь, но ты так и не знала и даже не догадывалась, а что же будет потом с тобой? Ты останешься там с ним, или тебя погонят как вшивого пса с тех земель? Хотелось было спросить у него, но каждый поворот морды в его сторону заканчивался каким-то страхом, закрытием пасти и поворотом морды в противоположную сторону. Ты уже не стеснялась его, ты просто не знала как с ним говорить. Увлекательное общение существующее при знакомстве, сменилось томным и скучным молчанием. Кажется всё, что ему требовалось от тебя - согласие помочь. Что ж, обидно, но быть может всё изменится. Пожалуй эта мысль жила в тебе с самого рождения и после тех, глобальных неудач она всё равно не покинула тебя, всё продолжала мучать и уберегала от правильных решений. Вечно ты совершала какие-то глупости, что-то кому-то делала, но не себе. Вот и сейчас, прёшь не понятно куда, хотя не помешало бы найти укрытие и пищу, скоро будет очень холодно и выжить будет уже слишком трудно..
Запах гари вывел из размышлений, жалости к самой себе. Ты удивлённо озиралась кругом. Каково твоё удивления было, что ты даже не заметила, как зашла в глубь леса, а пожар посреди зимы? Для тебя это вообще что-то небывалое просто. Ты несколько испуганными глазами начала глупо пялиться на Муори в ожидании его приказов, сама ты просто не знала что делать. Глупа и молода ещё, да и к тому же ни разу не встречалась с такими ситуациями лицом к лицу.
-Мы переждём здесь?
Тихим голосом спросила ты, буд-то боясь, что тебя кто-то кроме Муори сможет услышать. Да, всё таки даже со своей глупой головушкой ты понимала, что здесь оставаться на ночь опасно. Незнакомый лес, территория возможно совершенно других животных, которые врятли обрадуются двум тушкам волков - незваных гостей.

4

офф|бред...

Пост ужасен, фантазия уехала отдыхать на каникулы)) Давай мы туды убежали, ок? А дальше куда-нибудь в другое место упрёмся...

Муори стоял посреди тропы, лежащей меж бора, и продолжающейся в горящий лес. Волк пребывал в неком замешательстве, он заволновался. Он часто смотрела на Амбу, бросал резкий взгляд. А она только успевала убирать свой взгляд, взгляд её глаз. Что-то тянула его к ней, может некое влечение. Но они только познакомились, и он не способен на такое. Под лапами хрустели тонкие веточки сосны, иногда в подушечки лап кололи хвоинки. Муо вновь посмотрел на Дору, она словно хотела что-то сказать, но боялась. А в волке создавались ощущение защиты и ответственности, он сам себе поклялся защищать и оберегать её всю дорогу до дома. Но что же будет с ней, когда Мори придется уйти? Он оставит её посреди дороги, как бездомного пса, и главное, что он скажет ей. Он испытывал недовольство к самому себе, ненависть, неприязнь к своей сущности. «Какой же я подлый и мерзкий, прости меня Амбассадора…», - он поднял молящий взгляд в небо. «Отец, подскажи мне что делать, как быть, дай знак. Я не могу позволить себе вести себя с ней так…», - он бросил печальный взгляд на снег. И вновь посмотрел на неё холодным и бесчувственным взглядом. Его резко охватила некая злоба, некая ненависть к себе. Муорико остановился, и услышал её голос. Тихий и умиротворенный, одновременно напуганный и смущенный. Она считала его старшим, но это не было для него лучшим, его это только печалило. Если с ней что-то случится, он не переживет. Он не мог больше, его охватывала злоба. Он вот-вот взорвется, до сих пор он не мог забыть отца. И это только подливала масла в огонь. Муо посмотрел на Амбассадору, и понял, что он не может разозлиться на ней. Она была так прекрасна, хотя он понимал, что вскоре забудет о чувствах к ней. И может быть влечение, сменит ненависть к её персоне. Муорико почувствовал страшную злобу, которая давила на него изнутри. Штурмовала, заставляла ужасно страдать. Он ломался между разных областей чувств. Сейчас она была для него божеством, идолом, сейчас он одержим ей, а уже завтра не сможет видеть её. Ему захотелось убежать на время, подальше. Муо не знал, что было позывом бежать, но ноги сами заставляли его бежать. Мори сорвался с места и бросился в обратную сторону горящего леса, куда-то в кусты, в сотню тонких веток, жгущих морду, царапающих глаза. Он не понимал, что произошло, неужели так отец собрался подавать ему знаки? Он понимал, что сделал глупость. Он убежал не ответив на вопрос...
======>Мост в Терабитию

Отредактировано Myori (2012-01-03 13:43:51)

5

По телу непонятная дрожь, дым туманит рассудок. Плохо, очень плохо. Хороший нюх в данном случае сыграл для тебя не очень хорошую роль. Здесь оставаться было уже просто опасно, но и следовать без Муорико не годилось - потому и приходилось и томиться в ожидании его реакции, его слов. Карие глаза с золотистым отбликов закрывались, с каждым разом открывать их было всё сложнее и сложнее, хотелось спать. Ты пытаешь сконцентрироваться на волке, но всё бестолку, он не предпринимает никаких действий, потому даже и не получается переключиться на него. Резкий взмах головой и упорная тряска ею, как буд-то пытаясь приготовить блюдо под названием "мозг в спятку".. да, мало приятного, но за то вроде не на столько в сон клонит. Ну и долго он будет медлить?! нетерпеливо уже возгласила ты про себя глядя прямо ему в глаза, но тут произошло самое неожиданное- волк разворачивается на сто восемьдесят градусов и с большой скоростью скрывается в чаще кустов. Ты вытаращив удивлённо глаза начала просто пялиться в то место, где всего полминуты назад был он. И что за.. творится?? Но времени для размышлений не было, слишком опасно тут оставаться одной, в одиночестве. Резкий рывок, толчок ещё маленьких лапок и ты бежишь в ту сторону, куда убежал Муорико. Надежды догнать его не было, но проследовать можно было, врятли он приведёт тебя на верную гибель, а вот себе ты не доверяла уже.
Бег продолжался довольно долго, сил уже не было, их и до бега-то не было, а сейчас уж тем более, но бежать нужно было. Слышишь?! Нужно! И вот не психопатка ли? Сама с собой уже общаешься, но кажется как-никак, но это тебя подбадривало, заставляло даже ускориться и продолжать путь в поисках своего ещё совсем недавнего спутника..
===> за Муорико

6

Иша медленно шла вперед, прихрамывая на раненую ногу. Дети, все еще напуганные и уставшие плелись рядом, то и дело искоса и с любопытством поглядывая на новенького жеребенка и светло серую кобылу. Соловая устало прикрыла глаза - хотелось упасть в снег и больше никогда не подниматься. Она так устала жить в страхе. В постоянном страхе за себя, за своих детей, за их и свое будущее. Конечно, сейчас Рапорт с ними, он нашел их и теперь, Иша была уверена, что уже  оставит их, как тогда.
В сердце снова шевельнулась обида - разум понимал цель его поступка, а сердце...
Сердце твердило, что он не должен был уходить.
Задумавшись Иша оступилась и чуть не повалилась на бок, неловко подставив раненую ногу, но сильный, вороной бок тут же прижался к соловому, не давая кобыле упасть. Вороная морда тихонько коснулась носа - ободряюще и нежно, и глаза соловой наполнились непрошеными слезами, которые она постаралась быстро сморгнуть - не хватало еще тут сопли разводить.
Она благодарно взглянула на жеребца и продолжила путь.
Сколько они шли - непонятно, но видимо довольно долго, так как солнце уже клонилось на запад, и по - тихоньку все озарялось багрово - золотистым сиянием заката.
Вскоре их путь был закончен. Запах соснового леса заполнил легкие, заставляя прикрыть глаза от удовольствия. Снег под копытами легко продавливался, открывая доступ к прошлогодним зарослям травы - наконец то можно утолить этот нестерпимый голод. Раньше Иша была красавицей, а теперь? Бока впали, спина прогнулась, маклаки выступали на пару с ребрами так ярко, будто ее мучили голодом всю зиму - хотя...так и было. Ей важно было кормить детей, а не себя. Весной все будет лучше - весной она снова будет прежней Ишей - маленькой и чуть округлой.
Кобыла тяжело вздохнула и с лаской посмотрела на детей, потянувшись к каждому из них носом.
- Ну вот и все. Наше путешествие закончено, вы можете отдохнуть и выспаться, набраться сил. Деревья защитят нас от ветра и холода и никаких волков больше не будет.
Она ласково поцеловала малышей, видя, как их уставшие тельца дрожат от напряжения, а глаза закрываются, пытаясь погрузить измученное сознание в спасительный сон. Повернувшись в пол оборота Иша посмотрела на серую кобылу.
- Спасибо тебе за помощь. Мы были бы очень рады, если ты и твой малыш останетесь с нами. Конечно, это уже не тот табун, что был раньше, но у нас были тяжелые времена и может быть, со временем, мы вновь станем действительно большой семьей.
Соловая печально вздохнула, прянув ушами, а затем наконец перевела взгляд на Рапорта. Так хотелось подойти к нему, зарыться носом в вороную шею и прикрыв глаза стоять, вдыхая его запах и зная, что все уже позади, что он рядом. Но она не могла, просто боялась.
Боялась того, что увидев, какой она стала, он отвергнет ее, что он больше не любит ее, что он любил ту соловую, а Иша лишь замена...
Кобыла опустила голову и начала осторожно пощипывать траву, стараясь не обращать внимания на ее сухость и горечь.

7

-----после долгого неактива

Ты была напугана, шокированна и до сех пор настороженно оглядывалась, всматриваясь в силуэты и прислушиваясь к каждому шороху за деревьями. Корстеус покорно шагал рядом и ты оборачивалась каждый раз, когда он делал хотя бы парочку шагов в сторону. Ты ужасно переживала за него и теперь боялась его потерять. Похоже, ты обрела то счастье, которого тебе так не хватало. И пусть сейчас не самые лучшие времена и как бы не было тяжело, у тебя есть это маленькое существо, которое будет любить тебя всегда. Он не предаст, он не помотросит и бросит - он будет с тобой, пока будет нуждаться в твоей заботе. А потом он вырастет, станет статным и благородным жеребцом и заведет свою семью... тогда ты уже будешь няньчиться с внуками... а ты, наверное, будешь еще больше любить плод своего сына и отдашь все за них, будешь бороться и защищать их до потери пульса...
Вороной вожак казался тебе достойным примером для Корти. Смотря на отношения между Ишей и Рапортом, ты мимолетом завидовала соловой кобыле, ведь рядом с тобой никогда не была того мощного и надежного плеча, на которое можно было бы опереться без малейшей опаски.
Вы пришли в сосновый бор, где немного порыв копытом снег, можно было найти старый мох и наконец перекусить. Тебе нужны были силы, чтобы кормить маленького Кортеуса, который еще нуждался в твоем материнском молоке. Поэтому, не смотря на отвращение перед подгнившим мохом, ты была вынуждена есть его. Если молоко пропадет, то Кортеуса ждет неминуемая смерть.
Все остановились. Это и было ваше место стоянки. Здесь было уютно и тихо, хоть и сыровато. Ты огляделась и посмотрела на вороного сыночка.
- Корти, ты не голоден? - хм, риторический вопрос. Ты ласково улыбнулась единственному любимому мужчине в твоей жизни и стала поудобнее, чтобы он мог безо всяких проблем добраться до соска. Ты все еще вздрагивала, когда Кортеус пил у тебя молоко. Ты все еще не могла к этому привыкнуть. Пока Корти обедал, ты посмотрела на соловую кобылу. Она была старше и опытнее тебя и ты надеялась на ее поддержку. Тебе казалось, что вы можете стать хорошими подругами, Иша казалась тебе очень приятной и доброй особой. Она умела обходиться с жеребятами и за ними ухживать. На ряду с ней ты казалась совершенно неопытной годовалой кобылкой, хотя тебе было уже около 5. Ха, да у тебя вся жизнь впереди, Танго! Тем более что... ты кардинально менялась. У тебя есть ребенок, ты одинока, ведешь тихую жизнь... но ты счастлива. Как никогда счастлива. Может попозже ты найдеш хорошего жеребца и вы заживете хорошо в этом табуне... словом, все понемногу налаживалось.
Кортеус к тому времени насытился. Ты нашла укромное местечко, где уставший Корт мог бы отдохнуть. Он был еще так мал, а уже переносил огромные нагрузки. Теперь ему нужен хороший отдых для востановления сил.
- Отдыхай, мой мальчик. Не думай не о чем. Пока я рядом с тобой, я не дам тебя в обиду. - ты поцеловалась сына в лоб и ласково прошептала - Я люблю тебя. - ты оставалась рядом с жеребенком пока он не уснул, затем ты тихо отошла, чтобы поесть, ибо ты изнывала от голода. Но краем глаза ты постоянно поглядывала на спящего сына.
Боковым зрением ты заметила приближение соловой и подняв голову ты поспешно прожевала кусок желтого мха и сделала пару шагов к кобыле.
- Спасибо тебе за помощь. Мы были бы очень рады, если ты и твой малыш останетесь с нами. Конечно, это уже не тот табун, что был раньше, но у нас были тяжелые времена и может быть, со временем, мы вновь станем действительно большой семьей. - как то печально сказала Иша, кидая томные взгляды в сторону вороного Рапорта, который стоял на таком расстоянии, что никак не мог слышать ваш разговор. Ты внимательно посмотрела на кобылу.
- Я не видела того табуна, что был, но я уже влюблена в то, что есть сейчас. - ободряюще улыбнулась ты, пытаясь как то прибодрить соловую. Настало молчание. Соловая отхватила кусов желтой травы и безо всяких эмоций стала ее пережевывать. Ты понимала, что твориться у нее в душе и ты очень хотела помочь ей.
- Иша, что происходит между вами с Рапортом?.. - осторожно поинтересовалась ты, но уже через секунду корила себя за навязчивость и, фыркнув, добавила - Прости... прости за мою бестактность.

8

Война.. К чему эти бессмысленные войны? Ах да, что бы полакомиться кониной. К сожалению для волков они просто не понимают с кем связываются.  Атака отбита, война окончена. По крайне мере для маленького табуна, который тут же поспешил уйти в новые края. Рапорт был ранен, но это было для него равносильно царапине, лишь из-за того, что он попросту старался не замечать малейшую физическую боль. Она угнетает. Его морда была немного поцарапана когтями вожака, а на шеи остались следы зубов чёрного волка и засохшая кровь. Где-то  на крупе были то же царапины, но они был незначительны.
Вороной жеребец совершенно спокойно шёл рядышком со своей родной и любимые Ишей. У него небо сил жить, он был измотан, не спал два дня, а здесь ещё и волки. Ноги судорожно сводило от усталости, и хотелось просто завалиться на бок, но он шёл, зная, что ещё не время  уходить на небо, что он ещё нужен Ише, Фитнес и Вавилону, а к ним добавилась ещё одна серая кобыла и маленький её жеребёнок. Вороной  шёл немного с поникшей головой, перемешивая своими ногами таявший снег и грязь. Наступает уже весна и скоро весь снег растает и будет трава, вновь будут силы у Ишы. Рапорт посомтрел на свою соловую. Она была не такой, как раньше, а виной всему был он. Если бы он не оставил бы её тогда, не кинулся исполнять свой долг и защищать каждого, кто вошёл в его табун, с ней бы всё было хорошо и возможно атаки  этих безмозглых меховых мешков бы не было вовсе. А на её теле не было бы ран. Рапорт отвернулся от соловой и тупо уставился на грязное месиво под ногами. Ноги были весьма напряжены, сейчас Рапорт был в склейках из-за того, что пока боролся с волками сильно разогрелся и вспотел,а  затем резко остыл из-за прохладного воздуха. Вдруг он почувствовал давление на своё плечо. Это была Иша, она чуть не упал,а чёрное плечо помогло ей. Рапорт посомтрел на Ишу. Она была молчаливой и расстроенной. Ему даже показалось, что лучше бы он ушёл и оставил их. Она ведь сильная, она и без него справиться, а вот он нет.
Но вот перед  глазами вороного, да впрочем и перед глазами всех лошадей, показался небольшой лес.  А это значило, что лошади почти прибыли на место. Рапорт чуть приподнял голову и посомтрел на  этот  лес. Он казался ему бескрайним. Жеребец вдохнул поглубже свежей воздух и  не нашёл в нём ничего подозрительного, кроме запаха пихтовых деревьев да берёз. Это его порадовало. Значит он вёл табун в безопасное место,а  это ещё и значит, что они смогут отдохнут.
Лошади продолжили путь, но совсем не долгий. Буквально через пол часа ходьбы по лесу, они остановились.  Рапорт остался в стороне и без каких либо эмоций стоял. Вокруг него были одни разговоры. Иша говорила что-то своим детям,а серая кобылица своим.  И здесь Рапорт заметил,и даже приподнял свою вороную тяжелою голову, и навострил свои уши.  Его особо не интересовало о чём они там беседовали, ему просто хотелось  что бы они отдохнули. И поэтому, вороной немного приблизился к лошадям, что бы его было слышно и сказал:
- Леди, вы не желаете отдохнуть после столь долго путешествия?
Голос у жеребца был спокойный и не расторопный. Ему то же хотелось спать, но его разум понимал, что для кобыл это было намного важнее, ведь они обе матери,а  сон придаст им намного больше сил, чем обычный отдых на месте. Рапорт тут же отвёл свой взгляд от кобылиц и посмотрел на маленьких малюток, Фистенс и Вавилона. Она так безмятежно спали. В их возрасте он потерял уже мать и отца и остался один. Лишь Иша, да её брат поддерживали его всю его жизнь. Вороной немного улыбнулся и направился к ближайшему дереву, еле передвигая свои ноги.  Его глаза закрывались, но он не должен был поддаваться.  Вороной опёрся на него своим плечом и ему стало как-то легче.

9

-------Откуда-то
Ну, вот я опять один в лесу. Правда, в этот раз мне намного лучше. Я больше не ощущаю этого противного, сосущего чувства одиночества. Неужто излечился? Или просто привык много времени проводить наедине с самим собой? Скорее, второе. Свыкся. И даже пристрастился к таким вот прогулкам. Ведь, если подумать, меня теперь ничто не держит. Я абсолютно независим, иду, куда пожелаю. Конечно, голодных злобных тварей еще никто не отменял. Ну, да и я не лыком шит – справлюсь. Теперь - справлюсь.
Лес встретил меня весной. Птичий гомон и веселый свист. Синицы порхают с ветки на ветку, провожают меня, переговариваются, предупреждают о чем-то соседей. Неужели я кажусь таким опасным? Забавно. Я тоже краем глаза наблюдаю за мелькающими между ветвей желтыми пятнышками. Деверья, еще по-зимнему голые, тоже чувствуют зеленую пору. Иногда мне кажется, я чувствую, как под их непрозрачной толстой кожей струиться живительный сок.
Сосны шумят над моей головой. Они-то чего радуются? Ведь даже зимой ухитряются сохранить при себе свою иголки. Ан нет, тоже зашумели, предвкушая жаркие деньки. Не так уж и долго ждать осталось.
Вот и у  меня настроение  хорошее. Бегу налегке, дышу полной грудью и радуюсь. Этот весенний карнавал и меня закружил в веселом танце. А что, а не против. Можно  и голову потерять. А, пусть, ведь иногда можно? Хоть немножко…
Я услышал их. Шумное дыхание и храп лошадей ни с чем не спутаешь. Весна сразу же вылетела из моей головы. Я остановился, навострив уши и старательно принюхиваясь. Видеть я их не видел, но чувствовал. За зиму мой нюх обострился, словно у настоящего хищника. И вместо того, чтобы радостно кинуться к своим собратьям, я, как истинный охотник, поспешил сменить позицию.
Наука пошла впрок. Я быстро определил направление ветра и отправился в обход. Шел я тихо, стараясь не наступать на сучки и шишки. Конечно, до кошек мне далеко, но не шуметь, как корова, я научился. Держался я на порядочном расстоянии, так что заметить меня лошади не могли. Только оказавшись с подветренной стороны, я решился приблизиться.
Их было так много. Я насчитал шестерых. Трое из них – жеребята. Младше меня, намного. Два черныша и красивая соловая девочка.  Взрослые  - белая и золотистая кобылы (последняя, наверное, мать малышки). И кто меня больше всего поразил – это высокий вороной конь. Я никогда не видел других жеребцов, от того несколько испугался его вида. Все в табуне выглядели очень уставшими, взрослые – нервные, чем-то сильно озабочены.
Я не знал, что мне делать. Никогда я не видел так много лошадей в одном месте. Молодое любопытство требовало подойти и все хорошенько рассмотреть. Но, но… я стеснялся. А взрослых и вовсе боялся.
Увлекшись своими наблюдениями, я и не заметил, как подошел совсем близко. Высунул свою белоснежную голову из-за ствола высоченной сосны и наблюдал. Ноги сами несли меня вперед. И вот я, засмотревшись, не заметил сухой сучек под ногами.
Хруст ветки прозвучал для меня, как пушечный выстрел. Я замер, словно вор, замеченный на месте преступления. Мышцы как-то разом окаменели, теперь и с места не сдвинуться.

10

Легкий морозец пощипывал ноги, заставляя пегую ускорять рысь и выше поднимать копыта и со стороны это выглядело как нелепый и быстрый испанский шаг. Вива наклонила голову и шумно фыркнула, пытаясь согнать с храпа ледяную корочку. Ноздри широко раздувались, стараясь не упустить ни одного запаха.
В пути пегая провела уже не первый день, но ни разу не обернулась. Остатки табуна, что были под прикрытием Ирри, после того как исчез Иордан ее не привлекали. Табун без Иордана был ей не нужен, а земли не нужны без Ворона. А на что она надеялась глупая? Что Ворон, за плечами которого уже не один десяток лет сможет забыть свою первую и сильную любовь? Что прекратит искать ее и их пропавшего вместе с ней жеребенка? Что сможет отмести прошлое и остаться с Вивой?
Глаза обожгло слезами. Она всегда всех теряла, всех, к кому привязывалась. Версаля, мать, отца, Иордана, Ворона, Адель, Тристана....Даже свою новообретенную сестру...
Белоснежные ресницы на пару секунд сомкнулись, не давая горячим слезам пролиться на снег. Вивальди чуть прибавила скорость, собираясь перейти в карьер, но силы ее покидали - нужно было передохнуть. Несмотря на суровую зиму тело пегой сохранило свою красоту - тонкие и длинные ноги, поджарый корпус, чуть чуть выступающие маклаки, еле заметные ребра. Тонкая, длинная шея и маленькая сухая голова с острыми ушками. Плавно перетекающие в белые, рыжие пятна, густая челка, волнистая грива и хвост. Но самым заметным были ее глаза. Огромные, насыщенно бирюзовые глаза в обрамлении белоснежных ресниц.
Вивальди не спеша замедлилась, плавно переходя на шаг и собирая шею, чтобы дать уставшей спине отдохнуть. Она уже собиралась было остановиться и поспать, как вдруг впереди послышались голоса. Всхрапнув и навострив уши пегая осторожными шагами направилась к источнику звука. Жизнь научила ее не высовываться к группе лошадей с радостной улыбкой - это могла быть шайка, и тогда ей пришлось бы несладко. Но маленькая горстка из трех жеребят, двух кобыл и жеребца на шайку не походила. Соловая кобыла и вороной были потрепаны, на кобыле алела засохшая кровь, а жеребец был в ранах. Жеребята выглядели напуганными, и тут Вива вспомнила что ночью, с перевала доносился волчий вой.
Мотнув головой она тоненько заржала, давая понять что они здесь не одни и осторожно вышла из за деревьев. Подойдя к кобылам она тихо фыркнула, отгоняя назойливую челку.
- Привет, я Вивальди...Я вижу, что у вас случилась беда, но можно мне остаться с вами? Мне....больше некуда идти.
Она опустила голову и внимательно осмотрела свои копыта, как будто они сейчас волновали ее больше всего. Внезапно раздался треск и пегая резко обернулась, наткнувшись взглядом на серого жеребчика, который судя по всему был напуган. Вив хотела подойти к нему, но осталась на месте, боясь, что он убежит.

11

Ей невыносимо хотелось вернуться к табуну. Поташ любила их, не смотря на то, что никто из них об этом и не подразумевал. Ах, эти чертовы принципы, когда же она научится высказывать то, что теплиться в ее огромной душонке. Риха не мог разузнать где находится сейчас их семья, с которой они прожили четверть своей жизни. Жгучая тоска прокрадывалась в сердце кобылицы, а кот, видя, как тоскует его подруга, тоже начинал входить в состояние депрессии. Они все чаще молчали, шагая неизвестно куда, понуро опустив головы. И все бы ничего, и, может быть, даже тоска не казалась бы такой ядовитой, если бы там, в табуне не остался тот прекрасный, тот нежно любимый жеребец, который является предметом Ташиного обожания уже добрых два с половиной года.
Глубокий, отчаянный вздох с легким всхлипом прозвучал над парой и кот, недовольно поморщившись, обогнал Поташше и встал напротив нее.
-Так, милая, так больше продолжаться не может. Я все прекрасно понимаю, но возьми себя в руки, в конце то концов, где твоя железная выдержка?
Усталый взгляд темно-вишневых глаз упал на белоснежного кота. Кобыла снова вздохнула, проглотила ком, подкатывавший к горлу, и произнесла.
-Да, Риша ты прав, тут вздохами да охами делу не поможешь. Были бы у меня крылья, взлетела бы над землей, да разведала бы местность, а так…
Но крыльев не было. Как не было уже и надежды. Табун наверняка перекочевал на новое место, даже не вспомнив об одной из своих кобыл. От этой ненужности и потерянности Потташе усмехнулась. Смешок получился горький, ядовитый. Пришло смирение, она уже не всхлипывала и не вздыхала, лишь щурилась в лимонных лучах солнца.
Кот снова куда-то подевался, оставив кобылу одну. Наверняка сбежал поохотится или побеседовать с местными жителями. Ничего не поделаешь, кошачья натура- где хочу там и хожу.
Поташ сбавила шаг и плелась теперь не спеша, так, что бы Риха смог ее впоследствии найти. По пути она хватала с кустов высохший, горькие листья, и, морщившись, проглатывала их. В воздухе витал запах весны.
Кота пришлось ждать не долго. Он вернулся да еще и с хорошими новостями. Сойка подсказа, что небольшой табунчик расположился чуть севернее от них, в сосновом лесу. По описаниям было ясно- это то, что они ищут. Кобыла схватила кота за шкирку, закинула себе на спину и поднялась в карьер, взметая вверх густые клубы снега. Кот недовольно шипел, умаливая остановится, и все глубже впуская когти в пятнистую спину. Но не тут то было, слишком долго Поташ ждала этого момента. Учуяв родные запахи она остановилась, перевела дыхание и только потом двинулась вперед, благородной, очень аккуратной рысью.
-Добрый день Иша, Рапорт и все остальные
Улыбаясь пропела кобылица, оголив жемчужные зубы. Но улыбка быстро потскла. Здесь не было того, кого она так страстно желала увидеть. Но не в ее духе показывать свои эмоции и кобыла вновь заулыбалась, подходя ближе к Ише и детям.
Кот тем временем уже спрыгнул со спины и скрылся в кустах, не желая лицезреть сцены милой встречи.

12

------Начало игры------
Пафнутию не от кого было таиться. Сейчас он не при делах. Вернее, главная его задача выполнена, и теперь довольный собою крыс возвращался, чтобы сообщить своему патрону массу интересных новостей. Впрочем, интересных именно для него, черно-белого существа. Покажутся ли они занимательным и, главное, полезными для его хозяина, пока неизвестно.
Да, именно хозяина. Некогда патрон подобрал почти слепого крысеныша, вырастил, обучил. И теперь требовал немалую плату за оказанную услугу. Пафнутий, впрочем, был не против. Он даже по своему любил это небогатое на эмоции существо. А из-за природного любопытства и любви к передрягам, поручения хозяина не казались ему такими уж обременительными.
Теперь Пафнутий со всех сил шевелил лапками, спеша на назначенное место встречи. Иногда он взбирался на поваленные ветром обомшелые стволы, чтобы удостовериться – бежит он в правильном направлении. В последний раз, вскарабкавшись на какую-то скользкую корягу, он заметил темную фигуру, неподвижно застывшую на небольшом пригорке. Обрадовавшись, крыс уже через несколько мгновений зашуршал лесной подстилкой рядом с копытами жеребца. Ничуть не стесняясь, зацепился за длинный хвост и вскарабкался на широкую спину.
- А теперь самое главное, - прозвучал холодный голос. Пафнутий, уже открывший было рот и приготовившийся рассказывать историю об упавшем в реку еноте, запнулся и поскучнел. Палпатин даже головы не повернул, только повел ушами, показывая, что готов слушать. Крыс еще немного потянул время, решив расплатиться за исчезнувшую возможность потравить байки,  а потом выдал:
- Волки, – жеребец кивнул, и воодушевленный Пафнутий продолжил. – Полдня пути на северо-восток. Преследовали табун, судя по следам – лошадей пять, шесть, с жеребятами. Преследование прекратили. Причина не известна, возможно – отвлекла более легкая добыча.
Палпатин молчал. Крыс задумчиво почесал лапкой бок, осмотрел шерстку и решил, что недурно было бы помыться. Можно и прямо сейчас.
-Может, это наши? – крыс уже устроился поудобнее и перебирал шерстку, раздумывая, за какой участок лучше приняться в первую очередь. Патрон наконец, оторвался от осмотра окрестностей и задумчиво согласился.
-Может и наши, - он развернулся и безошибочно определив направление отправился туда, где, по словам Пафнутия, должен был быть сейчас табун. Крыс же продолжал умываться на его спине. К тряске во время таких поездок он привык, так что свалиться не боялся. Тем более, Патрон предпочитает передвигаться весьма удобным шагом.
Через два часа они, наконец, достигли цели. Пафнутий за это время успел не только вычистить шерстку, но и поспать. Теперь он перебрался на голову серого и, вцепившись в черную челку, с интересом осматривался.
Палпатин тоже не пренебрег беглым осмотром. Да, это, несомненно, его табун. Не так давно жеребец покинул его, отправившись по каким-то таинственным делам. И так случилось, что по его возвращении Рапорт и Иша уже увели лошадей прочь. Что ж, серому не составило труда их нагнать. Правда, не слишком он и спешил это сделать.
И здорово же их потрепало. Палпатин заметил и пару новых морд. Прибились во время перехода? Такое случается. Впрочем, он скоро и сам все узнает. Жеребец направился прямо к Рапорту и Ише.
-И вы уверенны, что теперь в полной безопасности? – вместо приветствия. Сообразительный Пафнутий уже был на земле и шустро перебирая лапками, скрылся из виду. Крысу не требовалось ничего разъяснять – тот понимал патрона с полуслова. Вот отчего Палпатин так высоко ценил своего помощника.

13

Иша тяжело вздохнула, переступая с ноги на ногу. Положение табуна было тяжелым, Палантин куда - то пропал, Поташ и прочие тоже не смогли нагнать их, ведь Иша уводила от Блэка детей под покровом ночи. До сих пор съеживалось тело, она помнила, как Блэк пропнул ее копытами в живот, когда она не пожелала видеть его новым вожаком. И никто не встал на ее защиту тогда.
Ведь Рапорта не было, а без него власть доминантки, да еще и при самозванце не имела особого смысла.
Танго задала вопрос, но Иша долго не реагировала, приводя мысли в порядок. Рапорт отошел и грустно проводив его вслед взглядом соловая повернулась к новенькой.
- Я и сама уже не понимаю. Может.....может у нас вообще больше ничего не происходит.
Иша обмахнула себя хвостом, смахивая с крупа снежинки. Может у них и вправду все закончилось? Может ему не нужна такая Иша, с тоской в глазах и замученным видом. Она мотнула головой, как бы извиняясь, что разговор не будет продолжаться и подошла к своим малышам, которые уже лежали, сложив головы на спинки друг - другу. Бережно взлохматив короткие детские гривки она с теплотой поцеловала детей, пожелав им спокойного отдыха. Она устала.
Устала не только морально, но и физически, и ей требовался отдых. Но вот послышался шорох и соловая поняла, что в ближайшее время ей отдыхать не придется. Из за кустов показалась рыже - пегая кобыла и Иша сделала пару шагов на встречу.Теплые, карие глаза встретились с ледяной синевой и Иша отвела взгляд. Слишком холодные и печальные глаза.
Но голос у незнакомки был теплый, мелодичный, а говор чуть протяжный. Что - то неуловимо выдавало в ней не только домашнюю лошадь, но и высокое происхождение. Хотя - здесь, на воле они все равны. Устало улыбнувшись соловая легонько коснулась пегой морды.
- Конечно оставайся, мы всегда рады новым лицам.
Вроде разобрались, но вот послышался треск в кустах и кобыла мигом заложила уши, испугавшись, что волки все же решили преследовать табун, но нет - из кустов высунулся молодой серенький жеребчик и уставился на всех огромными, испуганными глазами. Иша расслабилась и сделала пару шагов ему на встречу и видя, что он не убегает подошла ближе. Она тихо фыркнула и протянув морду, коснулась холодного носа.
- Привет. Подходи ближе, не бойся.
Она тепло улыбнулась и легонько мотнула головой, делая пару шагов назад. Иша уже хотела уйти к ближайшему дереву, как вдруг послышался скрип снега и резко развернувшись соловая увидела серую в гречку кобылу.
- Поташ!
Иша взволнованно заржала и легкой рысцой подскочила к кобылке, ласково и по матерински уткнувшись носом ей в гриву. Из всех лошадей табуна, оставлять Поташ на тиранию Блэка ей было оставлять более жалко. Но серая видимо решила отправиться за ними и сейчас Иша успокоилась, снова видя теплые глаза.
- Прости, что не предупредила тебя тогда, но было опасно поднимать всех после того...инцидента.

Соловая потупила взор, невольно выискивая глазами шрам на боку от копыт Блэка. Рапорт не знает, но если бы знал....разве что - то бы изменилось? Позади раздался тихий крысиный писк и соловой даже не нужно было оглядываться. Взгляд Поташ и дрожь прошедшая по телу серой ясно говорили о том, кто сейчас пожаловал в перелесок. Иша понимающе улыбнулась и подошла к Палантину, чуть приподнимая голову, чтобы поймать его взгляд. К счастью, Пал тогда ушел с Рапортом и не видел того позора, да и если бы видел, наврятли помог бы - он никогда не любил встревать в драки....Но ведь защищать доминантку его долг...хотя к чему сейчас об этом?
- И тебе привет. Я уже не знаю, можем ли мы вообще быть в безопасности хоть где - нибудь.
Она устало мотнула головой и наконец побрела к дереву, возле которого стоял Рапорт. Подойдя она остановилась на паре шагов и подняв голову посмотрела в когда - то самые теплые глаза. Теперь в них была усталость и затаившаяся боль. Опустив голову она подошла еще на шаг и теперь ее лоб почти касался груди вороного
- Ты жалеешь, что нашел нас...да?
Очень тихо произнесла соловая, чтобы не выставлять их отношения напоказ перед табуном.
- Если бы ты не пришел, мы бы погибли....Спасибо...
Голос был тихий и чуть надломленный, а в глазах уже стали собираться горячие слезы. Будет очень красиво, если она сейчас, как годовалая, расплачется, поэтому Иша лишь сжала зубы и ниже опустила морду. Она не будет плакать. Только не перед ним.

14

Все  совершают ошибки, абсолютно все. И рапорт тоже допустил её , она явилась  мгновенно и значительно подпортила жизнь вороного, его семьи и табуна. Но он выполнял свой долг, но забыл про семью.  Возможно это не простительно и соловая  может его и не простит,  это будет её выбор. Он лишь поступит так, как хочет она, потому что любит всем сердцем. Вороной стоял  возле дерева и спокойно наблюдал за происходящим вокруг. Всё было спокойно, кобылы мирно беседовали о чём-то, видимо о том, о чём Рапорту знать не нужно было. Ну и ладно. Вороной смотрел куда-то в сторону и увидел что-то светлое. это была пегая кобыла, которая тут же направилась к кобылам и заговорила с ними. Вороному даже показалось, что он здесь вовсе лишний и никому не нужен.  Жеребец угрюмо склонил свои голову к земле и слегка прикрыл глаза.  Усталые ноги немного тряслись  от усталости и даже чуть казалось, что эта вороная туша сейчас упадёт. Возможно так и случилось бы через несколько часов, да вот хруст веток отвлёк жеребца.  Рапорт резко задрал свою. голову и своими глазами уставился на серого жеребчика, который замер.  На первый взгляд это казалось подозрительным, но тут же Иша подключилась  к разговору с  жеребцом. Рапорт очень внимательно наблюдал за ней, власть ей шел, и казалось вовсе, что она сейчас сможет обойтись и без него.  Вороной тяжело вздохнул и уставился на грязь. Она почему-то напоминала ему самого себя. Ему казалось, что он такой же растоптанный и никому не нужный, и даже раздражающий окружающих. Вороному просто хотелось уйти в себя и прекратить эту вечную борьбу с жизнью.  Ну другая часть  жеребца, утверждала обратное: она твердила, что ему нужно жить и бороться за право жизни, жить ради любви и табуна. Но почему-то никакого особого желания у Рапорта не наблюдалось.
Но вот всё тягость раздумий жеребца разбавила новая краска, а точнее старая.  К табуну подбежала Поташ со своей спутницей - белоснежной кошкой. Серая в гречку кобыла поприветствовала вороного и соловую. Рапорт лишь выдавил из своего лица какую-то улыбку, что бы хоть как-то отреагировать на слова кобылы, ну а потом всё же решил добавить одно слово:
- Добрый.
Суровый голос. Он говорил лишь о  том, что день -то был явно не добрый, а наверное наи ужаснейший почти. Вороной тяжко вдохнул   и хотел было закрыть свои глаза и чуток вздремнуть, что бы набраться сил, как вдруг пришёл  Палпатин и заявил: «И вы уверенны, что теперь в полной безопасности?» Иша тут же ему ответила и пошла в сторону Рапорта. Рапорт же поднял свою голову и навострил уши и, смотря на свою любимую, и ответит Палу:
- Риторический вопрос, друг мой. разве сейчас возможно находится в безопасности?  Сейчас один случайный  поступок или случайность  можгут сломать жизнь тебе самому или другим, тебя окружающим, близким и родным, или же вовсе привести к летальному исходу.
Вороной говорил не отводя своих глаз от соловой. Он будто бы дышал только ей. Но она явно шла не хотела прощать вороного за его глупый и бессмысленный поступок, от чего было очень больно. Соловая подошла и уткнулась своим лбом почти в плечо вороному. Рапорт смотрел на неё своими  глазами,  тут она тихо сказала: «Ты жалеешь, что нашел нас...да? Если бы ты не пришел, мы бы погибли....Спасибо...» Раопрт немного замер. такого поворота событий он не ожидал. Вороной наклонил свою голову и  прикоснулся своим носом к носу соловой и начал говорить:
- Глупышка,  как я могу жалеть о том, что нашёл наконец-то свою любимую и наших детей? Я ведь вас люблю, ради вас живу и буду жить, пока моё сердце не перестанет биться. Я всегда буду рядом с вами, а  мой поступок... Я понимаю его простить сложно, но ты попытайся. Если ты захочешь, что бы я ушёл, я уйду... Знай, я всё для тебя сделаю.

15

Чувство неопределенности витало в душе. Некого разочарования. Да, Поташше была рада снова встретиться с табуном, она рада вновь увидеть добрую Ишу и ее прекрасных деток, но Палпатина не было.  Жгучаю, мерзкая горечь растекалась по ее мыслям, по настроению, но демонстрировать этого она не собиралась, тем более с ней разговаривала доминантная кобыла. Отношения в табуне хоть и были демократическими и добрыми, но все же, уважение перед Альфой и его семьей было колоссальное. По крайней мере у Поташ. Ведь не зря она осталась именно здесь.
-ничего страшного
Произнесла Таша и снова улыбнулась. Слегка потупив взгляд темно-вишневых глаз, кобылица глянула в сторону леса. Тяжелые шаги исходили оттуда, в ноздри ударил знакомый запах. Улыбка мгновенно стала еще шире, почти блаженная. Глаза засверкали радостью. И пусть эта встреча не даст кобыле всего того, что она желает, но одно появление жеребца на поляне-это уже хорошая новость. Ведь он жив, здоров и все также прекрасен… К тому же без спутницы. Этого Поташше боится больше всего. Она привыкла мучится, находясь на расстоянии от него, но если рядом с ним появится кто то третий, кобылица просто не выдержит… хотя о чем я говорю, она выдержит все, и никто из табуна, наверное, ничего даже не заподозрит, но вот душа ее сильно надломиться.
Приветствия от него не прозвучало, лишь сухая фраза. Все как обычно, лошади не меняются. Как говорится, горбатого могила исправит. Поташше надеялась, что до этого еще далеко.
-Здравствуй, Палпатин...
Негромко произнесла она. В ее правилах было приветствовать всех, а сейчас это еще и лишний повод привлечь к себе его внимание.
Кот тем временем заметил крыса, но лишь недовольно поморщился. Он прекрасно знал, что этот  зверек неприкасаемый. Сейчас риха восседал на ветке сосны, прикрытый густой хвоей и лояльно наблюдал происходящее на земле. Поташе находилась прямо под ним, хотя сама кобыла об этом не знала, считая, что кот где то охотится, проявляя свои садистские замашки.
Снова взгляд на серого. Она никак не могла на него насмотреться, но всегда тщательно следила, что бы ее наблюдений никто не замечал. Поташ знала, что большая часть табуна догадывается о ее чувствах. Но интереснее всего знает ли об этом серый? Тогда можно бы было понять, есть ли шансы. Быть может, она просто неприятна ему и поэтому, он всеми силами старается не замечать ее жгучих взглядов.
Кобылица отвела взгляд и слегка вздохнула. Иша уже разговаривала с Рапортом, тихо, так, что до слуха табунных долетали лишь отрывки слов. Взгляд упал на новенькую пегую кобылицу.
-Здравствуй, Вивальди, я Поташше, можно просто Поташ…
Грустновато, но приветливо произнесла кобылица, всеми силами пытаясь скрыть свое упадническое настроение.

16

beginning of the game;
«В новый мир, за новыми приключениями на свой зад…» © by me.

Утро. Я проснулась, и создалось ощущение, будто я вновь родилась. Но это рождение произошло в совсем какой-то левой обстановке, вдали от моего родного табуна. Я взглянула на довольного лиса поедающего несчастное мертвое тельца зайца. Мне стало его жаль, но к этим картинам я давным-давно привыкла, так что ничто не могло меня смутить на данный момент. Я встала со снега, который постепенно превращался в лужи, растекающиеся по окраине. Теперь меня терзала мысль о том, где же мой табун. Без него мне было одиноко, и не по себе. Я внимательно осмотрелась вокруг, и стала обращать внимание на абсолютно всё вокруг. Ведь каждая деталь поможет мне найти мою семью. Я вновь взглянула на Креша, который уже завершал утреннюю трапезу. И не удержавшись он заявил: Дорогуша, выгляни за кусты, возможно они там. Вечно я должен тебе всё пояснять как маленькому жеребенку, - ехидно проговорил он, и выскользнул из кустов. А вскоре вновь вернулся обратно. И хихикая проговорил: Ну а что я говорил…, - сказал он, укладываясь на мягкую шкуру недавно убитого зайца. Я лишь укоризненно взглянула на него, и попыталась выйти из кустов. Ветки лишь хлестали мне морду и скользили по гнедому телу. Оставалось одно – прыгать. Расстояние между мной и ближайшем деревом было несколько метров, поэтому я взяла небольшое расстояние между моим крупом и деревом. Я резким рывком стартанула с места, и сделав сильный толчок ногами, выпрыгнула из этих весьма не гостеприимных кустиков. Я оказалась среди глубокого соснового леса. Знаете, а там, в кустах он казался другим. Довольный лис выскочил из кустов и подошёл ко мне. Я обиженно посмотрела на него, и вдохнула аромат соснового бора. Неожиданно вместе с воздухом сосен влетел и запахи родных мне лошадей. Я счастливо заржала и ринулась в сторону знакомого запаха. Оббегая всевозможные кусты, деревья и остальные преграды я пришла к ним. К родным сердцу лошадям, они были мне как матери, отцы, братья и сестры, бабушки и дедушки. Именно они моя семья. Я счастливая подбежала к своеобразному «кругу», и сама того не желая сказала: Наконец-то я вас нашла, мой любимый табун..- я тяжело выдохнула, устала, слишком. Надеюсь, ничего более не происходило, в моё отсутствие?, - я улыбнулась. Теперь я чувствовала себя в безопасности, ни что более меня не пугало. Только теперь, этот мир странно изменился, поменял раскраску. Словно заново появился. Теперь я вновь обрела воодушевленность и интерес к жизни. Я была готова носиться по поляне от счастья, но кажется надо обуздать свои эмоции. Я перестала обращать внимание на лиса. Он мне весьма и весьма надоел за последнее время. Да и вообще, меня последние минуты терзает страшное желание покоя и одиночества. Но также я хочу обзавестись новыми знакомыми, кажется, тут появилась парочка новеньких. Я пробежалась глазами по заснеженной поляне, наполненной лошадьми. Мы были окружены длинноствольными соснами, так что я чувствовала себя спокойно, ведь хищники нас не побеспокоят. Я довольно улыбнулась, и протрусила к ближайшему деревцу. Устало уткнувшись в ствол дерева, я о чём-то задумалась, теперь об этом и не вспомню. Я так скучала по родным мне лошадкам, что слишком устала от бесконечных раздумий. И непротив была бы вздремнуть. Но мне не положено, к большому сожалению…

Отредактировано Unfulfiled (2012-03-15 19:07:35)

17

Первой ему ответила Иша, затем последовала философски-абстрактная речь Рапорта. Палпатин лишь скептически хмыкнул. В этой паре ведущей была кобыла, несмотря на превосходство по силе и выносливости ее спутника. Что ж, такое часто случается. Иногда самки действительно наделены сообразительностью в большей мере.
Довольно-таки гармоничная пара. К сожалению, у них что-то опять неладно. Палпатин старался в такие дела не лезть. Он не кумушка на лугу, греющая бока на солнце и рьяно обсуждающая чужие отношения. Да и не особо серый в них разбирался.  Влюбленные, а именно ими казались соловая и вороной, это существа с другой планеты. И мыслят они совершенно по-другому. Иначе, как объяснить все те безумства, что совершаются, якобы, во имя любви?
-Что ж, - он-то не может довольствоваться отвлеченными фразами. – Значит, сейчас и узнаем.
Пафнутий, правда, не спешил возвращаться. Палпатин прекрасно знал, что крысу понадобиться какое-то время, чтобы осмотреть тут все. Зато когда он вернется, его новости окажутся посущественнее. Но все это время придется терпеливо ждать, прислушиваясь и принюхиваясь.
Серый предоставил голубкам ворковать в свое удовольствие. Неторопливо отошел в сторону, так чтобы пара могла не стесняться чутких ушей. Видимость, конечно, у Палпатина слух отменный. Но все же им как-то комфортнее. А бета пока займется возложенными на него обязанностями.
-Здравствуй, Палпатин...- жеребец дернул ухом и повернул логову в сторону говорящего. Вернее, говорящей. Тихий голос принадлежал Поташ. Сдержанная дама, прохладная, словно летнее утро. Палпатин уважал ее за отсутствие почти всех, присущих обычным кобылицам, истеричных замашек и эмоциональной нестабильности.
За свою жизнь серый повстречал достаточно кобылиц, чтобы у него сложилось мнение о них, как о существах ветреных и недалеких. Что  в сердце-то и на подвижных мордочках. Казалось, они просто не способны на глубокие переживания. А уж скрыть собственную натуру – так это и вовсе высший пилотаж. Их неуравновешенность сильно раздражала, так что Палпатин предпочитал держаться от них подальше.
- Доброго дня, Поташ, - вежливая прохлада. Об этой кобылице у серого сложилось совсем иное впечатление. Но времени пообщаться и, как был уверен жеребец, разочароваться в ней, никогда не хватало. Собственно, сейчас у него выдалась свободная минута. Может, стоит подойти?
Но Поташ уже обратилась к пегой кобылице, прозываемой Вивальди. В беседе двух кобылиц жеребцу делать нечего. Так что Палпатин не тронулся с места, изображая изваяние, лишь изредка помахивающее хвостом. Ожидание не вызывало у него раздражения. Наоборот, можно было погрузиться в свои мысли.
Вот и прибыло его подтверждение поверхностной природы кобылиц. Файлед, как всегда в своем репертуаре. Проводив взглядом подвижную фигурку и не обнаружив у нее каких-нибудь примет нападения хищников, Палпатин тут же утратил к ней интерес и вновь о чем-то задумался.

18

Весеннее солнце пробуждалось ото сна, пригревая лес своими тёплыми лучами. Снег уже сошёл, снабжая почву влагой и обнажая прошлогоднюю зелень мха. Всё казалось невероятно прозрачным и неестественно сладко-пахнущим. Седовласый жеребец медленно брёл, лениво переставляя свои конечности. В его глазах, как в зеркале, отражался каждый кусочек проснувшейся природы. Уже щебетали птицы и небо освободилось от оков тяжёлых туч. Ноги по бабки проваливались во влажной почве, но это приятное чувство будоражило его вплоть до мелкой дрожи. Шишу прошёл до холма и остановился на нем, взирая на чудесную поляну, усеянную еще множеством мелких проталин. Ветерок забавно трепал гриву и вздымал воздушную чёлку, с этим же приносил целый букет потусторонних запахов. Орловец прикрыл белёсые ресницы и раздув ноздри шумно вздохнул. В памяти пронеслось огромное количество различных моментов. Гашиш уже давно пребывает в лесах, и весну он приветствует с особым трепетом.

19

-------> Березовое пролесье

Березы сменились соснами. В лесу по-прежнему оставалось светло. правда этот свет был другой - сквозь белые столы берез свет "прилетал" на землю таким ярким и жизнерадостным, а здесь свет, несмотря на его обилие, был каким-то мрачноватым (мрачный свет - хах, какой парадокс). Шершавые стволы вековых сосен бросали под ноги длинные тени. Здесь отлично можно было сыграть в "не наступи на тень" (все равно что по плитке идти и на швы не ступать). Не будь здесь еще остатков грязного, еще не до конца растаявшего, снега, было бы вообще замечательно, а то эти темно-коричневые холмики портили всю панораму.
Легко ступая на землю, слегка скользкую от воды, образовавшуюся в результате реакции снег+солнце, ты двигалась меж деревьев. На спине сиднем сидел Раж и выслеживал себе добычу.
- А подняться в небо и по-нормальному, как все хищные птицы, найти себе грызуна или мелкую птицу не можешь?
- Приходится маневрировать меж деревьев, что отвлекает.
Ворон говорил несколько отрывисто и задумчиво (собственно как всегда). Не обращая больше на него ты свой путь продолжила. Остановившись на небольшом пригорке, ты глубоко вдохнула свежий воздух и губы искривились, делая подобие улыбки. С ветром до тебя донесся запах, свидетельствующий о жеребце, стоявшем неподалеку. Странно, ты его сначала и не заметила.
Захочет, подойдет сам. а я тут вообще мимо пробегала...

20

Только сейчас жеребец услышал чей-то говор. Его ухо ненароком метнулось в сторону, заставляя следом повернуть и голову. Гашиш молча впился своим прозрачным взглядом в неизвестную ему кобылицу. На вид она была весьма коренаста, стройна, под лучами весеннего солнца шкура отливала медью и казалась бархатной. Лёгкое дуновение ветерка принесло к ноздрям седовласого её запах. Жеребец тихонько фыркнул и прикрыв глаза медленно направился к неизвестной.
Почему то его не волновал тот факт, что кобыла может отреагировать агрессивно. В её умных глазах он успел разглядеть нечто нежное и трепетное, да и весна, время для доброты и тепла. Медленно и осторожно приближаясь к незнакомке Шишу сверлил её своими глазами. На его морде не было ни единой эмоции, что он испытывал сейчас? Нет. Ничего. Сердце неугомонно набирало обороты и его стук становился яростнее. С каждым шагом становилось тяжелее вздохнуть, и к горлу подступал колючий ком. Орловец боялся, он действительно испытывал страх к существу которое было похоже на него. Что его несло к этой кобыле - не ясно, но жеребец понимал, что надо. Просто надо ей дать о себе знать.
" Что же ей говорить?! Я понятия не имею. А надо ли вообще говорить?!..." ноги вдруг показались ватными и непослушными, но Гашиш всё-таки сообразил ещё пару шагов и настиг кобылы.
Седовласый остановился и стегнул себя хвостом по боку. Его белёсые ресницы опустились на чёрные глаза и жеребец отвёл голову в сторону собираясь с мыслями. Сейчас ему удалось разобрать запах незнакомки.. Он тайком вдыхал его, улавливая нечто знакомое и родное. А ведь и вправду, его Гайсма имела похожий, такой-же сладко пахнущий аромат.  Тяжело вздохнув, жеребец наконец таки обернулся на кобылу и медленно, сонно распахнув веки коротко проговорил, - Добрый вечер, позвольте...- Шишу на секунду замялся, - ...узнать, Вы ...- " Глупец, одна ведь она, одна..." Седовласый повёл ушами в сторону от своей же скромности и коротко сообразил, - Вы тоже любуетесь проснувшейся природой? - " Идиот. Сейчас она подумает, что я какой-то маньяк, психопат. В лучшем случае будет так..."