Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кустарник

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Не по- летнему холодный дождь мгновенно впился в тело жеребца тысячей острых иголок – капель. И как, спрашивается, гнедой удавалось наслаждаться неприветливой погодой? А, впрочем, чего загадывать. Своей цели Палпатин добился. Крыс сдавленно пискнул, когда дождь намочил гриву коня, и кубарем скатился с патрона, ушебуршав под своды спасительной пещеры. Этот урок ему надолго запомниться.
А гнедая безумица уже тут как тут. Снова что-то нашептывает, словно болотный призрак- морок, заманивающий глупую лошадь в трясину. Подхваченный нереальностью происходящего, жеребец действительно прикрыл глаза, прислушиваясь. Шепот кобылки сливался с шепотом капель, убаюкивая. Если бы не противный холод, это действительно могло бы быть здорово. Рассудительный Палпатин никогда бы сам не позволил себе таких неразумных действий, и, возможно, не почувствовал бы себя так, словно вмиг вернулся в далекое-далекое детство.
Но заполнить свою душу приятными воспоминаниями он так и не дал. Рядом с гнедой нельзя терять голову, иначе эта зубастая рыбка действительно утащит в омут с головой. Он не избегал ее касаний, но чувствовал их так, словно стоит в реке и ощущает скользящего рядом хищника, проверяющего силу будущей жертвы.
-Когда-то бывал, - хрипловато отозвался он. Конь успел немного осипнуть от холода. Полуостров его не манил. Это гиблое место, где много ядовитых тварей, а среди переплетающихся диковинных растений легко нарваться на хищника. – Не лучшее место для лошади-одиночки. И для табуна тоже.
Последнее предложение он добавил машинально, словно опять объяснял Ише, чем эта местность им невыгодна. За годы своей табунной жизни он привык оценивать все с этой точки зрения. Впрочем, гнедой советовать он не станет – этот окунь и сам кому хочешь хвост оторвет.
-Хотя Древний город и достоин внимания, - добавил серый, посматривая на небо. С этими словами конь отряхнулся, не мало не заботясь о том, чтобы ворох капель не попал на кобылку. Хорошо бы, чтобы ветер разогнал облака, отогреться бы, а то из-за этой сорвиголовы он подхватит простуду. Палпатин сделал пару шагов вперед и теперь высматривал ту тропинку, по которой пришел сюда. Ему хотелось вернуться на поля.

22

Твое поведение как всегда ни к чему не принуждала. Ты вела себя так, как будто бы тебе безразлично уйдет он сейчас или нет. Ну, мол, встретились, поболтали и разошлись. Но внутренне тебе не хотелось расставаться к жеребцом, который был твой полной противоположностью. Наверное, противоположности притягиваются и не обязательно в любовном плане. Он тебе не нравился, хотя... почему нет? Коренастый, мощный и в то же время изящный, а глаза были его изюминкой. Но ты опять же не хотела думать об этом, только что-то внутри не хотело отпускать серого.
-Когда-то бывал. Не лучшее место для лошади-одиночки. И для табуна тоже. - раздался хрипловатый голос жеребца. Ты повернула к нему голову. Он был озябший и явно замерз. Закалки, видимо, ноль. Наверное, он слишком бережет себя и поэтому не при малейшем изменении погоды ощущает дискомфорт. Тоже мне неженка.
-Хотя Древний город и достоин внимания - добавил он и стал отряхиваться. Ты последовала его примеру, раз ему было все равно на то, что он тебя оббрызгает. Так и вышло, вы просто друг друга в очередной раз намочили. Тебе-то все равно, ты привыкла. А у серого так может и насморк начаться. Хе-хе.
Ты снова на него посмотрела. Он высматривал что-то,видимо, пытаясь покинуть твое общество как можно скорее. Это тебя огорчало, как уже говорилось, ничего хуже этого для тебя быть не может. Ты поджала губы и осмотрелась. Направление ветра изменилось, а значит дожди так и не дойдут до востока. Одно радовало. Вздох, ты глянула на серого. Ты не из тех, кто отступает.
- Я вижу ты не привык к дискомфорту. - иронично усмехнувшись, ты продолжила - Что ж, ваше величество, предлаю двигаться туда, - ты кивнула на восток, где было солнечно и тепло - чтоб вас отогреть. - ты встряхнула гривой, которая начала помалу высыхать. Ты и сама не прочь понежиться на солнышке на песочке возле моря. Но делать это в компании серьезного и представительного серого тебе было бы гораздо приятнее. Ты стала медленно идти вниз по склону в сторону тропы, с которой можно было бы выйти на нужные земли. Главное не напороться на шайку - мелькнуло у тебя в голове. Ты слышала, что они скрываются в лесах, а дорога к морю шла через рощи. А, впрочем, ты всегда покладывалась на удачу, которая тебя не подводила. И даже если серый уйдет ты пойдешь сама. Плевать, ты привыкла по жизни быть одной, лишь иногда встречая попутчиков. Ты была кошкой, гуляющей сама по себе. Но и кошке иногда хочется чьей-то ласки и тепла.

23

Какое-то время Палпатин медлил. Кобылица уже тронулась вперед, а он все еще стоял у входа в памятную пещеру. Ее предложение не вызвало у жеребца восторга. Гнедая была похожа на молнию – издали зрелище потрясающее, но вот не дай бог оказаться рядом. Пойти за ней наверняка означает напороться на неприятности или насмешки. Последнее серого не пугало, но вот дискомфорт и стрессы он действительно не любил.
Но отогреться ему сейчас хотелось намного больше. Пусть и в компании этого ходячего электричества. Будет соблюдать меры предосторожности – и, возможно, с ним ничего не случиться. Главное в грозу - не подходить к воде.
Эта мысль заставила Палпатина улыбнуться и сделать шаг вперед. Он не спеша последовал за гнедой, увязая в подмокшей почве, которая громко чавкала под его копытами. Серый из вежливости не стал обгонять кобылицу, он даже не шел с ней бок об бок. Словно галантный кавалер, не выносящий фамильярности, он отстал на пол крупа, следуя за дамой и позволяя ей самой выбирать дорогу. Во всяком случае, вид у нее был такой, словно она хаживала по этой дороге тысячу раз.
----------За Джо

24

-- тихая бухта

25

----Окуда-то
Я не понимала, куда меня занесло, но останавливаться я еще боялась. Я перешла с галопа на рысь и прислушалась, не услышав погони или чего-нибудь, опасного я перешла на шаг. Я громко фыркнула и громко фыркнула. Я тяжело дышала и зажмурилась от боли в животе. У меня уже давно стал болеть живот, и я не понимала почему, но догадывалась.  Я очень хотела, чтобы рядом со мной находился мой любимый, но он далеко и я никак его не могу найти. Я услышала журчание воды и медленно направилась на звук. Я увидела ручей и подошла, стала медленно пить. Напившись, я осмотрелась и меня что-то привлекло, не много подумав и взвесив направилась туда. Я резко остановилась и тихонько заржала. Я почувствовала боль в животе и она уже была сильнее. Меня это очень волновало.Неужели сейчас? Малыш,  ты нашел не подходящее время на появление на свет….. Ох, надо искать укрытие и безопасное место, где нас хищники и другие не могли найти…. Малыш, подожди не много…
Я отдышавшись пошла дальше скоро я вышла в не знакомое, не много странное место, но это место внушало чувство безопасности. Я направилась к пещере и не заметив куст с шипами налетела на него. Я почувствовала боль в правой ноги лишь помахав не довольно хвостом. Обошла его и направилась дальше, но уже аккуратнее. Я дошла до пещеры и меня снова накрыла волна боли. Я с трудом удержалась, чтобы громко не заржать, чтобы не привлечь внимания. Я услышала, как сзади меня приземлился кто-то, мне не надо было оборачиваться, так как я знала, кто это был. Филипп.
- Не беспокойся. Я послежу, чтобы никто к тебе не подкрался не замеченным. Я же тебе говорил давно пора возвращать к табуну к твоему Принцу.
Я лишь кивнула и недовольно фыркнула, на конец его террады. Я легла поджав под себя ноги и стала ждать. Не знаю сколько так пролежала, так как уже успела задремать, как почувствовала не с терпимую боль и открыла широко глаза и задышала быстро и тяжело. Я громко заржала. Я не знала что делать, так как это был мой первый малыш, но тело такое чувство знало и просто распрямила  ноги и стала тужится.
Роды прошли нормально, но долго. Я себя чувствовала очень уставшей, но самой счастливой. Я стала мамой и я смотрела на своего маленького малыша и умывала. Я поняла, что чувствует мать, когда смотрит на своего любимого ребенка и что готова ради него сделать. Я почувствовала, что наконец-то сбылась моя мечта и у меня появились все о чем мечтала и даже на то что не могла даже подумать. Все началась, когда я встретила  моего любимого Принца. Он мне дал все и даже больше. Я сейчас жалела, что он не рядом со мной и нашим малышом.  Я ругала себя за то что ушла далеко погулять, что вовремя не вернулась. Я  прикоснулась к носу моего малыша и тихо вздохнула, потом аккуратно встала и подойдя к нему и прижавшись к его головке тихо сказала.
- Орион, малыш. Вставай. Попробуй встать. Но нам еще рано идти к папе, но ты его скоро увидишь. Обещаю. Я и твой папа тебя любим.
Я вздохнула и отошла на несколько шагов. Я смотрела на первые попытки встать моего сыночка и первые шажочки. Я подошла помогая ему держаться на ногах. Я знала, что скоро он окрепнет и будет бегать на сваих ногах и без помощи меня. Я была уставшей, но и била энергия. Я чувствовала лишь любовь, нежность и безграничное счастье.
Я посмотрела на небо, которое было видно из пещеры. Оно  уже стало светлее, но звезд было еще много, и я поблагодарила небеса за все. Зато что я забрела к табуну и встретила Принца, за те приключения, которые мне пришлось пережить и за моего малыша. Я посмотрела на своего мальчика спящего рядом со мной. Я провела по его еле отросшую гривку. Я снова перевела на небо глаза. Я могла лишь надеяться, что меня мама простила за все.  Я тихо вздохнула, чтобы не разбудить моего сыночка и положила голову рядом с его задремала, но была на стороже, если появиться хищник, но Филипп если что меня предупредит.
Мы уже здесь находились около двух  недели или больше, так как Ориону надо было окрепнуть, чтобы нам отправиться в путь, но сейчас уже было понятно, что можно отправляться в путь. Так как за сыном уже было сложно уследить. Он носился по всей поляне что вокруг пещеры и я, лишь успевала его окрикивать. Чтобы он не повредил свои ноги об колючки или не обо что не споткнулся.  За долгое время, что мы провели тут, я поняла, что хищники сюда не ходят и это очень успокаивало. Я бегала с трудом, так как  до сих пор рана от колючки не зажила и болела. Орион бегал наперегонки с филином, а я лишь не довольно вздыхал. Я посмотрела на выход с поляны и вздохнула. Я пошла медленно к выходу и на середине поляны развернулась к Ориону и Филиппу и громко крикнула.
- Орион, нам пора уходить.  Держись рядом со мной и никуда не убегай. Нам пора возвращаться к папе и табуну. 
Я подождала, когда сын подбежит ко мне и потрепав его по еле заметной гривке медленно развернулась и пошла. Я поморщилась от боли, но ничего не могла с этим поделать. Я перешла на рысь, так как еле поспевала за сыном. Я недовольно покачала головой. До катились… Я стала медленно ходить… Даже не поспеваю за сыном…. Ох, похоже старею, кому не расскажу не поверят же! Я тихо смеясь прибавила рыси. Мое сердце застучало громко и быстро от счастья, предвкушения и любви. Мы возвращаемся домой и к Принцу.
------ Холмистая степь

26

Все мы когда-то начинали с этого, всем когда-то суждено было родиться, очутиться в этом холодном мире, вылезти из тёплого утроба матери, лишиться тех благ которые когда то были даны тебе, ведь ежедневно я получал питание, воздух и безопасный сон, - ничего другого мне и не надо было, но кажется всё в этой жизни имеет конец. Настал тот момент, когда вся эта халява в миг исчезла.
Я чувствовал, моя мать была взволнована как никогда раньше, она не могла найти себе места, её чувства передавались мне, и знаете, те были на самыми приятными. Я тоже был встревожен, не мог понять что происходит, я то и дело "бултыхался" в брюхе, неудобно ворочался, чувствовал, что каждую секунду здесь мне становилось всё теснее и теснее, дышать становилось труднее, маленькое сердечко забилось сильнее. Когда наконец мать перестала резко двигаться, видимо всё утихло; я перевёл дух, но в животе становилось теснее, надо искать выход. Я стал делать движения туда, куда меня так тянуло последние дни, эти ощущения не давали мне покоя, и я решил что надо уже кончать с этим.
Ослепительный свет, я зажмурил глаза, сердце продолжала беспощадно биться в груди, но дышать становилось всё легче. Когда свет перестал слепить глаза, я огляделся по сторонам, это не было похоже на моё привычное место обитания, это не было тёплым уютным животом мамы. Это было что-то серое, мрачное, здесь было прохладно, я вздрогнул. Повернув голову чуть дальше, я увидел Её, это была мама. Её глаза искрились радостью, на морде сияла улыбка, так вот, как она выглядит. Снаружи она намного красивее, чем там, внутри.
Мама потянулась ко мне, коснулась моего бархатистого носа, и тихо вздохнула, а дальше сказала:
- Орион, малыш. Вставай. Попробуй встать. Но нам еще рано идти к папе, но ты его скоро увидишь. Обещаю. Я и твой папа тебя любим, - я наслаждался её ласковым голосом, он был мягким и нежным, изредка водя ушами, я глубоко дышал, теперь и на моей морде было что-то похожее на улыбку.
Орион, это кто? Я что-ли, ма, меня так звать? Ну хорошо, буду Орионом, или как меня там звать, э, ма, куда ты пошла, та сделала несколько шагов назад, но я посчитал что она уходит, я торопливо пытался встать. Но ноги словно не слушались меня, я пытался приказать им повелеваться мне, это давалось тяжело, интересно, всё в этой жизни так сложно? Меня терзала уйма вопросов, они буквально поедали мой детский мозг. Наконец мне удалось подняться, ножки тряслись и дрожали под всем моим весом, слава Богу, на помощь мне пришла Она, аккуратно поддерживая меня, Она помогла мне удержаться на всех четырёх. Мама устремила взгляд куда-то в другую сторону, мне тоже стало интересно что там такое, и я попытался посмотреть в ту же сторону, но это не вышло, я отвлёкся, и ноги стремительно стали разъезжаться, Мама помогла мне удержатся, и теперь я был спокоен за себя и свою целость и сохранность, Она оберегала меня от всех напастей.
Она ласково провела носом по моей шее, гриве. Я наслаждался её прикосновениями, пытался ответить ласковым тихим ржанием, но получались лишь невнятные звуки. Я изрядно устал от нагрузок, никогда раньше мне не приходилось испытывать столько всего ощущений, эмоций и действий. Всё, гейм овёр, друзья, глаза уже сами стали слипаться, захотелось спать, я улёгся около ног матери, поджав ножки под себя, я мгновенно заснул.
Жизнь моя шла неплохо, я уже научился управляться со своими ногами, даже чуть-чуть бегать, только недолго, и не так быстро. Филин был мне лучшим напарником, мы постоянно бегали по пещере, во только мама была не очень довольна подобным игрищам. Мы с Мамой не покидали пещеры, я не мог понять почему. "Неужели мы отсюда никогда не уйдём?" - задавал я сам себе вопросы. Но нет, к счастью как то Мама сказала заветные слова: - Орион, нам пора уходить.  Держись рядом со мной и никуда не убегай. Нам пора возвращаться к папе и табуну, - папа? Табун? Это кто такие, и зачем нам идти к ним? Нам и без них хорошо живётся, но раз мама сказала, надо идти. Я поднялся на ноги, и взглянул на мать, та уже потихоньку удалялась из пещеры, я поспешил за ней, то и дело поскальзываясь и спотыкаясь, Мама потрепала меня по гриве, и я набравшись смелости и глубоко вздохнув, побежал вперёд Мамы. Та еле поспевала за мной, меня охватила гордость к самому себя, значит я уже повзрослел, раз Мама уже не успевает за мной. Но в сию же секунду, Она нагнала меня и мы дружной компанией из меня, Мамы и филина Филиппа направились куда-то. Я бежал рядом с матерью боясь потеряться.
---------> За мамой