Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мост в Терабитию.

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Золотистые глаза вновь бездумно глядели на серого, манил он тебя и всё тут. Чтобы он не сделал тебе плохого, он всё равно будет манить тебя. Ведь правду говорят о женском поле: За нами будет ухаживать двадцать мужчин, а мы выберем одиннацатого, которому и вовсе не нужны; именно дувушки не ищут себе анеглов в партнёров, им кажется, что они сумеют исправить мужчин одним своим видом. Вот и Амба являлась одной из тех наивных бедняжек, которые влюблялись в "плохих мальчиков", которым было чисто плевать на их поклонниц.
Золотистые глаза сверлили серого, ты пыталась найти в нём что-то хорошее, откапать в нём что-то доброе, пыталась доказать себе, что тогда, при знакомстве он не врал, что тогда он был самим собой, но подтверждения тому так и не находилось.
Разочарованно отведя взгляд, ты повернула уши в сторону лошадей и стала прислушиваться к ним. Мотти оказался куда умнее вороной, сразу понял. что к чему и не тратя время поспешил убираться, когда его спутница продолжала стоять и всматриваться в происходящее. Дура. Мысленно рыкнула ты и сглотнула ком в горле. Внутри скребли кошки, было чертовски жутко. Впервые ты настолько боялась той самой неопределённости, которая казалось бы преследовала тебя уже всю жизнь. Ты просто боялась её, становилось страшно при одной мысли только о том, что скоро наступит, то самое Завтра, в котором что-то появится новое, что-то из того, чего бы тебе не хотелось видеть в своей жизни. Ты боялась наверное всю жизнь того самого завтра, ведь редко оно тебе приносило что-то хорошее, а сейчас вот видимо в силу усталости все страхи окрепчали, все изъяны вылезли наружу. ты стала слишком уязвима.
Медленно подняв взор, ты взглянула в глаза полные злобы. В глаза того, кто совсем недавно казался тебе настолько близким по духу, что сейчас становилось просто омерзительно от одного его вида только. Вот так вот, да, из крайности в крайность. То ты его любишь, то ненавидишь... сама себя мучаешь просто.
Глядя в его глаза, ты видела лишь прибывание той самой злобы, ты не отвела взгляда, даже когда он замахнулся лапой и оставил мощный след на твоей морде. Ты даже не попыталась отвернуться, лишь болезненно взвизгнула и вновь замолкла, глядя прямо ему в глаза. Не имея сил видимо более выносить твой взгляд, он просто толкнул тебя в сугроб, а ты как упала так и замерла. Не было желания вставать, кричать, ругаться, знала, что бессмысленно. Слишком устала, не было сил. Твоя цель была выполнена - ты спасла Мотти, что будет дальше, то пусть будет. Смерть ты находила лучшим выходом, потому и не видела особого смысла более сражаться. Пялилась в белоснежный снег с множественными узорами. оставленными снежинками, лапами зверей, просто рассматривала всё это, стараясь забыть то, что вокруг тебя ещё что-то есть помимо снега. Стараясь забыть то, что около тебя стоит тот, кто принёс уже сликом много боли за один день, тот, кто заставлял путаться в собственном сознании тот, кто заставлял бросаться из краности в крайности... тот, кто заставлял трепетать сердце одним своим видом и испытывать столько различных чувств всего в одно мгновенье.

22

Мы любим закаты потому, что они гаснут. Мы любим цветы потому, что они увядают. ©
Я бросил холодный взгляд на волчицу, и вновь пошёл проводить обход территории. Она же, безмолвно лежала в снегу. Не пытаясь сделать малых шансов движения, лежала словно труп. Но я же видел, что она жива. Просто напросто я разбил её сердце, она влюблена в меня, также как и я. Я совсем не хотел делать ей больно, я надеялся, что она всё поймет, и попросит прощения. Но все карты складывались неудачно, и кажется, извиняться придется именно мне. Но нет, я не хочу вновь оказаться «нюней» в её глазах. И просто попробую с ней поговорить. Мрак все ближе преступал через дневные оковы, и теперь ночь плотно окутала все что окружала меня. Включая замерзшее тело Амбассадоры. Я чувствовал себя как джентльмен, и мне безумно хотелось подойти к ней, обогреть. Но так поступать нельзя. Иначе я покажусь неудачником и слабохарактерным. И почему я меняюсь из-за неё? Я, независимый волк, сбежавший из стаи, должен поклоняться какой-то волчице? О Господи, почему всё именно так, почему она не идеальная красавица волчица, которая будет любить меня, и мы пройдем все беды вместе. Нет… Я так больше не могу. Я развернулся, и решительными шагами двигался в её сторону, оставляя за собой крупные следы лап, впечатывая когти глубоко под снежный покров. Я наклонил голову к ней, что она должна слышать моё нервное дыхание, глаза больше не играли злобой. Я успокоился.
-Амбассадора, поднимайся. Мы уходим, тебе не следует лежать на холодном снегу, или ты подхватишь простуду., - произнес я, немного сухо, но про себя я понимал, что несу за её жизнь ответственность. Она согласилась мне помочь, и я обязан сохранить ей жизнь. Мороз все сильнее сгущал оковы, и мне становилось холодно. Я больше не мог вытерпеть, и боле грубым и жестким голосом произнес:
-Вставай же, я не собираюсь превращаться в ледышку. Я ухожу, пойдем со мной, если не хочешь стать обедом для других хищников.
Я поднес голову совсем близко к ней, и немного потолкал её носом. Ей было больно, да, я сделал ей больно. Я к сожалению был не прав, и теперь, обязан искупить вину. Но и в тоже время, она не должна была срываться на мне. Так что виновниками конфликта были мы оба. Я рыкнул, не то ей, не то самому себе. Сегодняшняя ночь прекрасна, несмотря на жуткий мороз. Полнолуние. А я, как настоящий волк, обязан среагировать на неё никак не иначе чем так. Я сел на жгучий ледяной снег, который ещё днём был подобен мокрой каше. Вскинул голову, и пронзительно завел свою волчью песню. Вой разносился по всей округе, давая знать прочим, что мы здесь. Чтобы травоядный зверь бежал прочь, а хищники только обходили стороной. И после волчьей песни, я вновь развернулся к ней, сверля взглядом её бурое тело, продолжил:
-Амбассадора, знай, я никогда не думал, что ты такой огурец. Поверь же, я сделал тебе больно только из-за ненависти. И не думай, что эти речи я произношу, чтобы перед тобой оправдаться., - я хотел объяснить ей всё как можно короче, но лаконичность речи не мой удел. –Знай, раз ты решилась помогать мне, я буду защищать тебя. Я твой телохранитель, а ты мой сопровождающий. Я обязан сохранить тебе жизнь, пока ты не доведешь меня до моих родных краев, там наши пути расходятся. Так ты идёшь? Я не хочу чтобы моя подруга была пищей для прочих хищников., - слова «подруга» прозвучали мягко и спокойно, в отличии от всего остального. Я произнес его нежно и любя, сам того не желая.

23

Холод постепенно окутывал тело, ты начала погружаться потихоньку в дремоту, но глаза были по-прежнему открыты, только мозг уходил постепенно в другой мир. Морда лежала на холодном снегу, ты тупо пялилась в дерево, забыв о всех, кто окружал тебя вокруг, стало плевать. Боль прошла, лишьмаленькие капли крови просачивались сквозь тёплую зимнюю шерсть и тихоько капала на снег, оставляя за собой бордовые кружочки. Тебя давно уже перестало волновать то, в каком состоянии находишься ты, было чисто плевать. Ты потеряла какой-либо интерес к этому миру, разочаровалась; ты знала, что это утверждение скорее всего рассеется вместе с рассветом, но а пока оно жило внутри тебя и от этого становилось как-то мерзко. Тяжело вдохнув холодный пробирающий до самых костей зимний воздух, ты закрыла глаза, даже смотреть здесь было больше не на что для тебя. Вокруг неторопливыми шагами кружил серый волк, которому твоё поведение всё икак не давало покоя, он был по-прежнему зол, но больше не придпринимал никаких действия для начала боя. Голоса Моттледа не было больше слышно, теперь ты была уверена в его безопасности, ну, по крайней мере была уверена, что если с ним ещё что-то и случится сейчас, то это будет не из-за Муорико.
Золотистые глаза то открывались, то закрывались, в горле застрял ком, который было никак не проглотить, приходилось терпеть, смотреть по сторонам, изредка пытаться заснуть, понимать, что этот надоедливый шум от Муо не позволит тебе заснуть и начинать вновь осматривать окружающую среду.
-Забудь. Иди. Считай, что я действительно хочу стать чьим-то ужином.
Негромко и кратко пробормотала в ответ ты на все эти длинные речи Муорико. Хоть и был твой голос тих, тывсё равно была увеорена в том, что он услышит то, что ты сказала и сможет разобрать. На удивление даже то, что тебя назвали подругой - тебя попросту не смогло вдохновить, тебя и вовсе это никак не зацепило, было уже плевать. Нет, ты врятли остыла к нему, но гордости терять из-за какого-то скорее всего попросту мимолётного чувства слишком глупо для тебя, ты не так, кто забьёт просто так на свою гордость и на собственные желания.

24

С каждой секундой холод окружал наши тела, даже теплая шерсть не спасала от лютого ночного мороза. Ветер разыгрался не на шутку, он резкими порывами взметал в воздух весь снег. Я постепенно стал замечать, что Амбассадора порядком устала, и начинала входить в дремоту. Её рана перестал кровоточить, лишь редкие капли скатывались с морды. Она лежала с задумчивым взглядом, но лишь по её виду можно было сказать одно – ей на всех нас пофиг. Она была зла, и одновременно унижена. Думаю никому не придется по вкусу получить по морде когтистой лапой, да ещё от своего спутника. Наконец её глосс прорезался из глубин души, и она сухо произнесла:
-Забудь. Иди. Считай, что я действительно хочу стать чьим-то ужином.
Я резко выдохнул, совсем не ожидая того, что дело настолько глубоко зашло. Несмотря на страшное унижение, она продолжала держать свою гордость, показывая, насколько ей на нас всех по барабану. Я лишь шепотом сказал:
-Ты сейчас нужна мне, больше чем кто-либо другой. И не только из-за того, что я обязан вернуться домой… А потому что ты единственное близкое мне существо, которое осталось в этом никчёмном мире. Наверняка моя мать мертва. А в стаю меня больше не пустят. Но я должен вернуться домой только потому, что там я найду, найду свою единственную и неповторимую волчицу. С которой проживу всю жизнь., - я понял, что смолотил глупость. Но ничего более не мог сказать.
рошу тебя, вставай же. Мы спрячемся в тёплой пещере, и там заночуем. А на утро продолжим путь, прошу тебя, Амбассадора! Молю…, - если бы я мог встать на колени, я бы встал. Я подошёл к ней вплотную, и улёгся рядом с ней. Я чувствовал ту теплоту и нежность, которая могла исходить только от моей матери. И теперь я не смог молчать:
-Или же, я заночую тут, рядом с тобой. Я клянусь, что всю продолжительность нашего пути, я буду защищать тебя. Буду беречь как самый драгоценный камень. Только идём, идём же…
Я положил морду на снег, и слушал злобные завывания ветра. Но теперь меня грела не моя шерсть, а теплота, исходящая от неё. Я встал, и пошёл в сторону моста. Чтобы вернуться, мы должны пойти на противоположный берег. А там уже через горы, укроемся в небольшой горной пещерке или ущелье. Но пока я шёл, я не смел даже отвести взгляду от неё. Она была моим важным объектом, которым я дорожил больше всего в жизни. А свою судьбу я кажется нашёл… Но наверняка она не чувствует ко мне ничего подобного, я лишь в сравнении с ней, глупый маленький щенок. Ночь проведенная с ней, лучшая из моих ночей.

Постик|Мало

Постик маленький, да и немного глупый. Давай уже сворачивать лавочку на этой территории, ок? Ещё пара постов и хватит думаю.

25

Все внутри постепенно улеглось, холод охватил тело, густая шерсть больше не спала. По телу бегали мурашки, а ты пофигистично глядела вперёд. Больше ничего не болело, а главное не беспокоило, только в морде глухой болью отдавала рана. Глаза постепенно закрылись и лишь тяжёлое. нарушенное дыхание говорило о том, что ты ещё жива. Рядом тяжело улёгся Муо, грея тебя совственным боком, ты же аже не повела ухом. Речи его может быть и затронули бы тебя ранее, но сейчас на них стояло жирное клеймо ЛОЖЬ, сквозь котоое было не пробратиться никакому теплу. Демонстративно усмехнувшись, ты встала и попёрлась в сторону моста. Тяжёлый взгляд серого ты продолжала нести из метра в метр, делая вид, что ты и вовсе не замечаешь его, хоть и следуешь по его стопам. Не было никакого желания отвечать. казалось, будто бы тебе заклеили пасть, и скотч мешает открыть тебе её. Только скотч был воображаемым, скотч был твоим настроением и расположением к Муо.
Шаг, шаг, аккуратно ступаешь ты по мосту, загребая лапами небольшие сугробы, и сбрасывая белоснежный пушок с деревянного пути вниз, в пропасть ледяной реки. Мышцы тихонько играои под толстой шкурой, а кости вылезали сквозб худощавое, обезжиренно тело. Глаза бессильно потупились в снег, всё кружилось, мысли путались, заставляя тебя изредка вскидывать удивлённо бровь, пытаясь понять себя. Но всё безуспешно. Мир стал не интересен, более того, в нём стало делать нечего. Да. всё изменится утром, но сейчас всё именно так и от этого непрятно.
Тихий подъём головы, ты смотришь беспрыстрасно на Муорико, в ожидании то ли его слов, то ли действий. Самой говорить не хотелось, а делать уж тем более. Слишком многое ты сегодня уже успела сделать, да и он собственно. Вас бы связать и усадить по разным углам, так неет, судтба же вас снова и снова сводит, заставляя продолжать путь вместе.. напоминая о прошлом и предвещая ещё более трудное будущее. Жизнь не сулит ничего хорошего, а разум не позволяет тешить себя лупыми надеждами и мечтами..

Игра|Игра

Дааа -_- куда направимся дальше и что вообще придумать можно, а то это уже вынос мозга о0

26

начало игры;

Утреннее солнце уже вовсю пригревало мою спину, однако в воздухе все еще чувствовалась утренняя прохлада. Окружавшие лесные запахи и звуки приятно ласкали слух и щекотали ноздри. В душе зарождалось особо чувство - чувство покоя, умиротворения. Его ни с чем не спутаешь. Такое чувство появляется только тогда, когда ты осознаешь, что находишься на своем месте, как я сейчас. Да, это было мое место, мой лес. Приглушенный стук моих копыт о землю вписывался в эту обстановку, но меня отвлекал. Я не долго думала, прежде чем с легкой рыси перешла на шаг, а затем и вовсе остановилась. Закрыв глаза и закинув голову вверх, подставляя морду теплому солнцу, я вдохнула полной грудью. Тут же улетучились все мысли, остался только он, лес. Казалось, я ощущаю каждого его обитателя и знаю каждую травинку. Но сказать так - это значит не сказать ничего. Наверное, не существует таких слов, чтобы описать подобное состояние. Все так же не открывая глаз, я спросила себя: а что же это?. Гармония? И каждому ли дано испытать такие чувства? Нет, я не была наивной двухлеткой, но такое явление для меня редкость.
Раздался пронзительный птичий крик, заставивший меня открыть глаза. Распахнув их, я тут же зажмурилась и опустила голову, защищаясь от  солнечного света. Тряхнув челкой, я пару раз поморгала, пытаясь вернуть четкую картинку.
-Эй, Тасу! - раздалось где-то совсем рядом.
Мне не нужно было что-то делать, чтобы понять, кто это - я и так знала. Это был Икки. Негодник Икки. Хотите знать имя таго, кто умеет появиться в самый неподходящий момент и испортить всю прелесть? Пожалуйста: Икки. Поведя ушами и громко фыркнув, я покрутила головой в поисках птицы. Он сидел на самой нижней ветке корявого дерева всего в нескольких шагах от меня.
-Тасу, - вновь негромко позвал он.
-Чего тебе, Пернатый? - с наигранным недовольством произнесла я и неторопливо двинулась мимо дерева, на котором сидел сокол.
Ответа не последовало, зато в следующую минуту я почувствовала две маленьких лапы на своей холке.
-Я тебе не бесплатное такси! - не замедлила возмутиться я, однако Икки знал: я не против.

27

Начало игры.
Вот спрашивается: что же я там забыла? А ответ совершенно прост: мост.
Да-да, дорогие мои, вы не ошиблись, когда прочитали, что в этом месте я забыла мост. Что, неужели никто не знает эту удивительную историю? Разве нет? Так вот, я думаю, что она вам понравится. Вот вы только меня послушайте и просто гарантирую: эта история вас шокирует.
Как-то раз, когда я была ещё молода и неопытна, так сказать, меня, извиняюсь за выражение, понесло гулять в степи. Гуляла я, гуляла и дошла до какого-то таинственного места. Удивленно округлив глаза, я смотрела на, представьте себе, что именно? Конечно же мост, вы верно угадали. Однако, прошу заметить, что это был некий странный мост, ибо посередине его валялась чудесная мертвая птичка. Мне стало жаль несчастное создание, и я решила, что надобно бы его нормально, по-волчьи похоронить, то бишь вырыть ямку и закопать туда тельце. Какого же было мое удивление, когда эта мертвая тушка с гневным карканьем вылетела из-под моих лап и уселась прямо мне на голову.
Продолжая все так же каркать, эта чудесная птица заставила меня сняться с места и на всех порах мчаться подальше от этого треклятущего моста. А ворон все так же удобно сидел у меня не голове, иногда издавая направленные крики, благодаря которым я хотя бы никуда не врезалась.
Позвольте заметить, от страха я закрыла глаза и потому моим проводником был этот самый ворон. Третье око, что называется.
Итак, а теперь мы подходим к самой волнующей части моей истории... Да впрочем, что тут рассказывать? Вы сейчас сами и так прекрасно все увидите, в лицах, хоть и чуток постаревших.

Я преспокойно себе прогуливалась, чувствуя приятную тяжесть у себя на голове. И это не от того, что у меня там много мозгов или разных мыслей, нет. Если вы внимательно слушали мой рассказ, то вам не составит труда предположить, что на моей голове, важно распушив перья, восседал мой лучший друг и проводник Хеке. Вы ещё спрашиваете, кто такой Хеке? Да... да как вы смеете не знать имя самого Хеке, самого чудесного ворона на свете! Впрочем... ладно, простите, я увлеклась своим бесценным другом.
Отлично. Продолжим.
Так вот, Хеке, сидевший до этого просто тихо-мирно-прекрасно у меня на голове, внезапно хрипло и тревожно каркнул и свалился со своего наблюдательного поста прямо мне под лапы. Я резко вскрикнула от страха и ткнула носом в основание крыла бесчувственной птицы, ибо я просто не знала, что могло так напугать моего храброго ворона. Однако он оставался недвижим. Горло мне сжали слезы; я снова и снова, мысленно призывая моего ворона ожить, тыкалась в его тельце носом, когда неожиданно Хеке, раскрыв глаза, легко ущипнул меня за щеку и со смехом взмыл в воздух. Я также счастливо взвыла. Вот ведь проказник, знает, как правильно и толково сыграть на моих чувствах!
О, отлично. Я попала на лед и заскользила, отчаянно пытаясь остановиться. Хеке, почувствовав, что близится веселье, мягко спланировал вниз и занял свое любимое почетное место на моей голове. И уже вместе мы продолжили ехать по этому треклятому льду, издавая громкие крики счастья и радости.
Мне и в голову не приходило, что я в кого-нибудь влечу. И не просто в кого-нибудь, а в лошадь. А они, почему-то, не сильно то и жалуют волков. Хм.

офф|~

Надеюсь, ты не против?

28

Не стоило, наверное, так увлекаться Икки. Потому что я совсем не заметила появление волка. Но, честно говоря,  эти создания не вызывают у меня особых теплых чувств. Только лишь недоверие. Не хочу, однако, думать, что произойдет, если я повстречаю голодную стаю таких существ. Впрочем, волк - это был не самый большой "подарок". Нет, не волк даже, волчица. Только вот все они для меня на одно лицо.
Не ожидала я встретить тут кого - либо, а тем более волчицу. И уж совсем никак не ждала жеребца. Но что это был за жеребец..мм. Красивый и мускулистый, он как будто из неоткуда материализовался передо мной. Пара шагов и вот он уже открыто щупает меня взглядом, подходя так близко, что в моем поле зрения остается только его вороная стать. Я тут же невольно пробежалась по нему глазами. Не, даже не пробежалась, а лениво прошлась, останавливаясь на каждом рельефном мускуле, обтянутом лоснящейся шкурой. Неприлично? Очень. Но если он может себе такое позволить, то я не останусь в долгу. К тому же, он был шикарен, что еще сказать? В довершение всего, жеребец подал голос. Чарующий, он ласкал ухо и затрагивал, казалось, самые отдаленные места души. Вперившись взглядом в глаза незнакомца, я слышала его голос в своей голове, мало обращая внимание на окружающее. Что со мной происходило - черт его знает, но то, что от меня требовался хотя бы минимальный ответ, дошло не сразу. Громко выдохнув, я попыталась собрать мысли в комок. Это не очень легко давалось, однако, я уже точно знала, что повела себя, как наивная глупышка. Это ведь просто конь..или не просто? Судорожно соображая, что ответить, я неожиданно для себя негромко выпалила:
-Твои глаза совсем не знают мер приличия.
Отведя взгляд, я сделала пару шагов в строну. Рядом с этим незнакомцем я чувствовала себя не в своей тарелке. Минутная слабость, проявленная мной, все еще рвалась наружу, но я уже взяла кое-какой контроль над этими чувствами и упорно прятала их подальше.

29

Я, поняв, что сделала что-то не то вместе со своим вороном, быстро отошла от кобылы и, отряхнувшись, промямлила:
- Вы знаете, день сегодня такой чудесный... Просто загляденье.
Вот вам и вместо "извините, пожалуйста, простите, мне так неловко" и так далее, как вы там ещё можете извиняться перед кем либо. Вот я во всей своей красе. Покаталась на льду, врезалась в кого-то и преспокойно защебетала о погоде.
Однако и эти недлинные излияния скоро прервались; к нам, ко всем четверым, подходил какой-то жеребец. Истинное исчадие ада: он сразу набычился, как только увидел меня; я же постаралась состроить милую мордашку и улыбнуться. Хеке, словно защищая меня от его пронзительного злого взгляда, возмущенно закаркал и даже слетел с моей головы, чтобы совершить несколько "Кругов Ада" над головой жеребца.
Но тут его внимание отвлекла та самая кобыла. Он подошел к ней, весь красуясь, и она, кажется, тоже старалась перед ним поблистать. Ну что ж, наверное, не надо им мешать. Но я же просто буду не я, если не скажу что-нибудь напоследок, этакое таинственное и странное, что заставит их мозги вскипеть от напряжения (ну... или же мысленно послать меня куда подальше со своими словами и не заморачивать себе ими голову).
- Да-да, удачи вам тут, - я повела носом в сторону солнышка, - смотрите, какое солнце сегодня зеленое-презеленое...
Зажмурившись от удовольствия (честно вам скажу, солнце-то действительно зеленым было!), я пошла подальше от этих лошадей, ибо, увы, только я представляла себе картину, как они побегут куда-нибудь, не глядя на землю, а там будет лежать мой Хеке в очередной позе "трупа", то, боюсь, что тогда уже не смогу увидеть своего бесценного спутника.
- Ну что, Хеке, идем?
Ворон одобрительно каркнул и снова занял свое "путеводческое место". Вот спросите его: почему ему так нравится моя голова? Неужели оттуда и правда вид лучше? Иногда мне уже кажется, что там лысина появилась, причем с царапинами от цепких коготков птицы. Хм. Кстати, можно же найти какое-нибудь озеро и посмотреться на себя... Почему бы и нет? Замечательная идея!
- Хеке, выбирай воду.
Он поймет. Он всегда понимает меня.
Чуть помедлив, ворон издал "наставительно-указательный" возглас, и мы пошли туда, куда он сказал.
>>>На водные просторы>>>

30

Я стал ожидать пока Амбассадора что-то скажет. И молился о том, чтобы она выговорила хоть словечко. Но в ответ лишь грубая тишина. Я выдыхаю воздух, и вскидываю голову наверх. И вижу мерцающие звезды на ночной мгле. Всё было прекрасно, словно в сказке. Но нет того, кто поверил в эту сказку вместе со мной. Наконец, я чувствую как волчица начинает двигаться. А внутри появляется ощущение, словно внутри всё распирает. Морда расползается в лукавой ухмылке, и я сглатываю слюни. Она наконец-то двинулась в сторону меня. Мои ноги задрожали, я всё больше стал волноваться ожидая того момента, когда она приблизится ко мне. Но она проходит, кажется не замечая меня. Я не стал бросаться за ней, с глупым криком. Я просто понял, что сделал. Даже больше ничего не хотелось говорить. И я постепенно стал погружаться в транс. Мне так хотелось уложить все сегодняшние воспоминания по полочкам, разобрать каждую деталь сделанного за сегодня. Неожиданно она поворачивает голову на меня, и потуплено смотрит на меня. Как будто ожидая чего-то от меня. Но я лишь смотрел на неё, как на пустое место. Она ранила меня, морально. Даже не пыталась что-то сказать, а сейчас я был бы готов на всё, что она мне скажет. Ведь я сегодня сделал для неё столько всего ужасного. Но я надеялся, что с утренним солнцем она успокоится. И когда откроет свои янтарные глаза утром, поймет, что сделала ужасную ошибку. После которой возможно я не прощу её. Я, тяжело ступая на мост, шёл, ни замечая ничего. Мир растерял свои краски, я думал, что она простила меня. Но это было лишь ошибкой. Когда я вновь увидел её бурое худощавое тело вблизи, я сумел лишь выговорить:
-Прости меня за всё… - грустно проговорил я.
Я растеряно покосился на переливающийся снег. Боль, страшная боль. Неужели она столь глупа и не видит того, как я к ней отношусь. Она для меня всё.
Вдруг сзади послышался топот копыт, и знакомый волчий запах. Я резко повернулся, и застал картину, которая меня ничем не удивила. Какая-то сумасшедшая волчица кидалась на лошадей. Впрочем, пару часов назад я был занят тем же. Я решил поспешно удалиться, дабы не испытать этот эмоциональный взрыв. Я посмотрел на Амбассадору, она уже успокоилась. Но все равно вела себя слишком обижено. Я попытался открыть рот, чтобы сказать, что я думаю, поэтому поводу, но счел это не нужным. Когда я успешно перешел через мост на другую сторону, то взглянул на холм, который нам предстоит преодолеть. Я кивнул Амбе, и протрусил к началу пригорка. Найдя неплохую тропинку, я принялся взбираться по ней. Прежде взглянув на Амбассадору, и убедился, что она шла за мной. Под лапами скользил снег, летели огромные ледяные куски снега. Я надеялся, что одна из них, или несколько сразу, не угодят в Амбассадору. Которая надеюсь, лезла за мной. Иначе мне придется вновь скатываться с этой горы, и устраивать разборки с юной волчицей. Честно говоря, мне сейчас было плевать где заснуть, главное было, отдохнуть и переварить всю эту кашу - малашу в моей голове. Вскоре я мог почувствовать под лапами твердую ровную почву, после чего посмотрел вниз. Внизу за мной лезла Дора, и у меня как камень с души упал. Я пошёл вдоль тропы, и двинулся в сторону ближайшего ущелья. А значит в горы, там пусть и холодно, но внутри пещер и ущелий, куда не проникает ветер, в холодное время стоит нулевая температура.
==========> Сонное ущелье

31

----> сонное ущелье

32

--->березовое что-то там
Ты шла никуда не спеша, сзади плёлся твой спутник бурый лис Сид. В голове был сплошной бардак, надо бы прибраться там, а ты не хотела. Лень. Вроде только встретила Бронза, всё-таки год его искала, а он тебя, а он уже ушёл в разведку. Ну да ладно, ему это нужно для шайки, я прекрасно понимаю. Мне бы тоже не помешало бы, но ты просто ушла с той поляны, гордо подняв голову. Всё это скопление лошадей, их запахи и голоса доводили твоё тело до рвотного рефлекса. Ты не любила много лошадей, в особенности табунных, они слишком, мм слишком…А вот сами догадайтесь.
Для кобылы всё уже давно было ясно, а разглашать это она не хотела. В итоге как всегда, она, лис и большое одинокое пространство впереди. Не знаю, но всегда получается так. Если найдётся собеседник, то не надолго, либо Анафема не выдерживает, либо собеседник. Ужас. Ужас и только!
Вороная громко храпя, фыркая и с отвращением шла по грязи, наступая в лужи и мокрый снег. Была бяка, а кобыла не любила бяк. Весну кобыла любила, но исключительно последний месяц, май, а остальные месяца весны ненавидела. Ах да, Феня любила только лето и конец весны, а остальное жутко не любила. Осенью сырость, грязь, трава вялая. Зимой холодно, много снега, тяжело ходить, травы нет. Какая привереда у нас выросла! Мдя, таких встретишь не каждый день.
Лис свернул куда-то, на охоту наверняка, ну да ладно, вороная лишь недовольно фыркнула и пошла вперёд. В голове мыслей вообще не было, она просто так шла вперёд, чтоб не стоять на одном месте. Какой-то шум. Денонсация резко обернулась и никого не заметила, лишь появился запах лошадей. Фу, только от них ушла и вернулась к ним же.
Кобыла вышла вперёд из-за деревьев и обнаружила двух лошадей. Но сейчас её внимание привлекла кобыла, а жеребец не интересовал. А то, что это кобыла и жеребец она уже ясно знала. Ведь запах кобылы и жеребца как бэ отличается, так ветерок всё подсказал. Да и так в принципе всё понятно по размерам тела, да и по поведению. Анафем-то не сразу вышла, а стояла и наблюдала за ними, они явно только-только встретилась, так что….
Денонсация порысила к лошадям, остановилась около них, громко фыркнула. Общаться хотелось один на один, так что жеребца наша героиня не брала, надо было вытащить только кобылу. Кстати да, кобыла ещё привлекла своей окраской, ну не обращаем внимание, Феня лошадь странная, так что да.
-Пойдём со мной. – прошептала вороная своей незнакомке. – Надо кое-что показать.
Бло, смотрелось это крайне странно со стороны, словно психичка приставала вороная. Ты была крупнее и выше своей будущей собеседницы, поэтому чувствовала крайне большую уверенность. А для большего убеждения, Анафема схватила губами гриву незнакомки и дёрнула на себя, словно поводом. Таким наглым образом кобыла заманивала эту незнакомку к себе. После всей этих действий, вороная поднялась в рысь и ушла в сторону леса, маня за собой кобылу. Мдась, всё странно и неординарно.  Надеюсь у виска крутить не будут.
--->бурелом