Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зимний Сад

Сообщений 101 страница 120 из 157

101

Нет, этот жеребец – нечто! Богатая фантазия на выходки, вот же, как обеспокоился своей половой принадлежностью. Новый приступ смеха еле удалось сдержать, но веселые искорки так и плясали в голубых глазах. Пожалуй, Хольге никогда не было так весело.
-Тебе просто завидуют, - вороная задорно боком толкнула Маргинала. – Жеребец - натурал теперь редкость, вот все и поверить не могут…
Но тут вожак решил взять слово. Устроившись так, чтобы все его видели, он начал говорить. И с каждым его, словом Хольга все больше грустнела. Шайка же, наоборот, загудела, заволновалась. Послышались патетические возгласы, поддакивания и заверения в своей готовности следовать за вожаком. Даже Марг гаркнул что-то, похожее на боевой клич шаечных. Вороная же, окинув взглядом собравшихся, отошла в сторону.
Она мигом растеряла все веселье. До этого ее присутствие здесь было так, само собой разумеющееся, но ни к чему ее не обязывающее. Она могла уйти, когда пожелает, делать, что пожелает. И управы на нее найти сложно. Но сейчас Марсель прямым текстом озвучил то, что следовало сделать кобылице. Развернуться и уйти.
Сложный выбор. С одной стороны ей не хотелось покидать эту пеструю компанию. За сегодняшние сутки она испытала больше противоречивых чувств, чем за три месяца одинокой жизни. Весело, конечно, но такое обилие может и поднадоесть.
Но не это в первую очередь волновало и печалило ее. Золотой предлагал ей семью взамен на добровольный отказ от своей свободы. Хольге это не нравилось. Она не терпела посягательств на свои исконные права. И пусть сейчас ей хотелось провести еще пару дней среди шайки, кобылица все сильнее убеждалась – ей придется уходить.
Вороная улеглась прямо на снег в стороне от опасной близости копыт – при эдаком возбуждении, и затоптать недолго. Хольга решила подождать и посмотреть, что же задумал Марсель. Какие там испытания ждут его подопечных? Может, еще участья позабавиться перед уходом. Тем более. Не станет же соловый гнать лежащего? Тем более, вороная не сказала «нет». Так, лежит и смотрит себе тихонько.

102

Мартина не покидали странные и слишком продолжительные для его склада темперамента взвинченность и раздражённость: такое ощущение, будто его натёрли вулканической пемзой, перцем и муравьиной кислотой в равных пропорциях. Раздражал этот шмелино-пчёло-осиный с примесью визгливого комариного писка гул скопившихся разномастных лошадок, эта заведённая бюрократическая соловая машина, светский пофигизм Реквием по отношению к Его Чубарости и собственное бездействие. Внутренние невесёлые картинки усугублял беспрестанно пошаливающий болезненными ощущениями глаз (подарок Маргинала) Жажда общения от чего-то пропала, зато нарастало беспокойство из-за слишком продолжительного отсутствия Мотти. "Ай... мать моя кобыла, чую, к утру бельмом затянется, - маниакально расчёсывая пострадавшее око о яблоню, увлечённо ставил себе диагнозы Мартини, здоровым глазом буравя кхм... общественность, задержась на холке гнедой Панихиды. - И как она может быть так спокойна? Мелкому давно бы пора стоять передо мной, как Сивке-Бурке пред Емелей... где его черти носят?"
Наша благородная организация тем временем поправлялась как поп на масленице: мелькали-мелькали всё новые и новые лица, достаточно колоритные, но Мартина по причине его престранного душевного состояния слабо интересовали. Так, равнодушно задерживал на некоторое время взгляд, дабы запомнить.
Наконец, из зарослей явилась Хольга. Мартин прекратил ёрзать мордой по яблоне и взволнованно фыркнул, навострив уши и приплясывая на месте. Наконец, явилось их с Реквием ненаглядное чадо. Ядрёна вошь, весь в крови!.. Мартин бодро подрысил к еле ковылявшему и трагично вздыхающему жеребёнку и подступившей Гнедой Панихиде, взволнованно щуря глаза и беспокойно гуляя взглядом по его ранам.
- Явление Христа народу!! - эмоционально вскинув морду, возмущённо начал чубарый отче, но, заметив жаждущие хлеба и зрелищ взоры Маргинала и Хольги и всеобщее нездоровое внимание, а также недопустимость давать молю эмоциям, чубарый смутился, прижался лбом к плечу Рейки и глубоко вздохнул. Спокойно поддержал речь матери семейства. - Действительно, как тебя угораздило, трепатель родительских нервов? ... как самочувствие, сынко?
Внезапно, вопреки сценарию ("Возвращение блудного сына") и здравому смыслу, на сцену влетело чубарое краткогривое нечто, загородило жеребёнка, неприязненно глядело на урюкового и, в общем-то, отметило, что жизни и здоровью Мотти ничто не угрожает. Это не могло ни радовать...
Мартин с удивлением окинул эту жеребячьеподобную носительницу гена той же масти: эта юная леди утверждала, мол, знавала ещё Делонда и имеет к шайке самое прямое отношение. Жеребец недоверчиво и подбоченясь смотрел на неё, ибо его благородные седины тоже могли похвастать знакомством с Великим, но этот пятнистый персик на сусеках памяти чубарый не сумел наскребсти. Иначе, пожалуй, приударил бы за ней...
В итоге Мартин плюнул на свою дырявую память и подошёл к Мотти, плавно дыша ему на холку и ожидая подробного рассказа нерадивого дитёнка, не обращая более ни на что внимания, включая впечатляющую речь Урюкового Морса и потасовку меж чубаренькой и вороным, подарившим ему назревающее бельмо...

103

- Да не тереби ты его!-что есть мочи заорал Маргинал своему недавнему противнику - перестань чесать его о дерево как бородавку! Ничего страшного, потерпи и все. Но для пущей уверенности могу тебе туда плюнуть - как всегда задорно проявлял себя Маргинал к Мартину. Надо сказать что сарказма как такового не было, может даже было чуть стыдно что ли. Ну на этой грустной и расчленяющей эмоции вороного мысли, остановимся.
  Почувствовав  легкий толчек в бок от Хольги Марг сделал вид что она толкнула его с нелошадиной силой и медленно, открыв рот от ужаса начал падать  снег. Да,  ему бы не мешало в школьном театре поиграть год-другой. Хватаясь передними ногами за воздух он плавно и аккуратно падал на бок в огромный сугроб, все еще изображая на лице всепоглощающий ужас и недоумение. Плюхнувшись в сугроб и подняв брызги снега Марг обнаружил что кобыла то особо на него не смотрит, а о чемо думает. С какой то тревогой. А затем и вообще плюхнулась рядом.
- У тебя все нормально? - абсолютно серьозно и встревоженно спросил Марг.

________________________________________
Сорри что мало, тырнет виснет ппц и бежать надо...

104

Мда, реакция не впечатляющая. Ещё более разочарованно мямлил себе под нос ты, невзрачным взглядом озирая всю эту толпу. Кто-то зашевелился, засуетелся, типа размышлять начал, но большая часть сборища осталась так же неподвижна, ноль внимания. Ты вглядывался во все эти морды, пытался понять, что же всё-таки им надо, но так и не смог понять. Спустя несколько мгновений лошади всё же осмелились заговорить, начали комментировать, тихонько бубнить себе под нос, а кто-то даже осмелился подойти к тебе. Порядка трёх лошадей подошло к тебе, две кобылыи жеребец, они заявили о своей готовности служить шайке, а ты лишь взглянул оценивающим взглядом. Далее пошли рассуждения золотистой кобылы без гривы, чья внешность была довольно сильно схожа с внешностью Маргинала. Ты наконец-то понял. чем она могла бы в принципе быть полезна и довольно улыбнулся.
Из толпы слышались возгласы, кто-то против. кто-то за. Кто-то лишь мимо проходя, бросил тебе своё соглашение о службе шайке, а ты лишь оглядел с некой неприязнью.
Каждыйзадумался о своём, но большинство на примерно одну и ту же тему. ты не видел смысла сейчас что-либо говорить, знал, что они ещё не готовы к новой информации, потому вернулся обратно на свой выступ и огласил короткое объявление:
-Что ж, я на довольно короткое воремя покидаю шайку, надеюсь по моему возвращению её покинут все, не желающие выполнять правила. Не поубивайте тут друг друга.
Последнее, сказанное тобой, пожалуй являлось попросту традицией, но никак не особым волнением за лошадей, собравшихся тут. Ты пока что не нёс особйо ответственности за них, следовательно и поводов ля волнения у тебя нету, тем более. что совесть пожалуй твоя давно съедена здоровым пофигизмом.
Лениво пробираясь сквозь толпу, ты искал чубарую особу, общение с которой у вас так и не состоялось. что было довольн обидно. потому ты и хотел это испрать, да и тем более, ведь "ритуальный" танец в вашем исполнении уже был показан, что ж теперь забивать на всё остальное? Найдя её спящей по деревом. ты всё же осторожно наклонил голову и аккуратно в бок толкнул носом. хотелось пригласить на прогулку, как бы это не выглядело. Оставалсь лишь одна надежда, что она тебя не пошлёт за то,  что ты её разбудил.

105

Кобыла проснулась от легкого толчка теплого носа. Если честно она уже давно от этого не просыпала, Блэр даже не помнила, когда это было в последний раз. Чубарая кобыла, наверное, только будучи жеребенком, просыпалась от прикосновений. С возрастом её начали будить ржанием. Потом просто шумом копыт. Она привыкла к почти одиночному образу жизни. Теперь это должно было меняться. И, похоже, изменения уже начались.
Она открыла один глаз в надежде, что не увидит там ни Хольгу и не Маргинала. Она очень хотела увидеть там жеребенка, ведь она их очень сильно любила, но нет, там был Марсель.
Кобыла посмотрела на него одним глазам, потом удивленно задрала голову и посмотрела прямо ему в усталые глаза. Она не понимала, почему этот жеребец стоит тут. Она озабоченно фыркнула, потом посмотрела на остальных коней. Потом опять на него. Но кобыла все еще ничего не могла понять.
- Да..
Сказала она не очень уверенно, словно в ожидании того, что он скажет ей.

106

Тёплый ветер, напоминающий о скором приходе весны, терпеливо обдувал широкое соловое туловище с довольно густо проросшей шерстью. спасающей от былых морозов, но так и не нашёл запасов жиров. И вправду тело довольно сильно исхудало. человеческой рукомй можно было бы нащупать рёбра, лишь густая шерсть скрывала кости от чужих взглядов и сохраняла вид хоть и истощённого тела, но не настолько, как у большиства, окружающих тебя. Ноги устало подкашивались, хотелось завалиться спать, но что-то не позволяло. Казалось.что не все дела сделаны, а если ты заснёшь,то их придётся отложить ещё минимум дня на два. что допускать было просто нельзя, да и недоврчивостьдо сих пор оставалась к лошадям, окружающим тебя. Казалось.что стоит только отвернуться, и кто-нибудь вцепится в твою соловую спину с превеликим удовольствием. Это пожалуй начинало уже попросту превращаться в фобию.ты ужеподумывал,асможешьлиты вообще хоть когда-нибудь уснуть с ними на одной территории?
Мышцы ныли, безделее пробуждало все чувства усталось и застовляло ныть даже кости. Ты чувствовал, как все недомогания становятся сильнее и начинают просто изводить тебя. Ты же стоял и надеялся,что кобыла вскоре проснётся и заставит тебя хоть как-то отвлечься от усталости, так и случилось. Сначала поднялось одно веко, чёрный глаз забегал по окружающей территории, разглядывая всё окружающее, после остановился на тебе..раз, два, три.. резко вскидывается чубарая голова и кобыла удивлённо смотрит на тебя, явно не понимая,что же тебе всё-таки от неё нужно.
- Прогуляемся?
Довольно устало предложил ты, надеясь, что не последует отказ, после выпрямился и стал терпеливо ожидать ответа от кобыл, тем временем осматриваясь по сторонам, стараясб понять,какая жевсё-таки обстановка царит сейчас в шайке, кто и как настроен,да и что блин вообще ожидать дальше от этой компашки таких безумно разных по характерам лошадей?
Нервный удар по атласным бокам золотистым хвостом, фыркнув и перевёл взгляд на кобылу, стараясь забыть о повседневных проблемах, отвлечься, ведь собственно говоря ты и ожидал от этой прогулки хоть какой-то разгрузки. Хотелось отдохнуть морально, забыть о ежедневных проблемах, подумать о том, о чём было попросту непозволимо говорить, даже вспоминать в последнее время, и не потому, что кто-то запретил, а потому, что ты сам себе не позволял, говорил, что не время.

107

Кобыла повела ушами. Фыркнула и поспешила встать на свои длинные ноги, она отряхнулась от снега и улыбнулась. Все говорило о хорошем расположении духа. В глазах у чубарой словно плясали чертики.
- Это ты для этого ввел правило, что любое твоё слово закон?
Она улыбнулась. Не собираясь ржать на всю округу и бить копытами по снегу. Блэр пробежалась глазами по шайке. Нашла два пятнистых тела. Это её удивило. Она увидела чубарого жеребца и фыркнула в его сторону. Явно заинтересовавшись. Она точно не могла сказать, слышал ли он, но она обязательно должна с ним познакомиться. Маргинал в это время дурачился в снегу с Хольгой, а новички смотрели на вожака.
В какой-то момент кобыла гордо поставила шею, непроизвольно, когда посмотрела на копию Маргинала, только в женском обличие.
- Конечно, пойдем, разомнем твою ногу.
Блэр озабоченно поднесла нос к ране, понюхала, но не касалась, она хотела определить есть ли заражение в ране. Наверно со стороны это выглядело мило, но её это не волновало. Чубарая убрала морду от жеребца и посмотрела вдаль.
- Веди меня, вожак.
Сказала кобыла и зафырчала, ей явно не нравилось так разговаривать с ним, она даже прижала уши к затылку и стукнула копытом. Она развернулась и медленным шагом пошла прочь от шайки и чем дальше она уходила, тем легче она шла, словно груз сваливался с её плеч. Шаг становился длиннее и резче, движения плавными и свободными.
- Это моё испытание?
Вдруг спросила кобыла, когда они ушли уже достаточно далеко.

----кудато

108

Взгляд вновь устремился в даль и застыл, сфокусировавшись на одной, какой-то неопределённой точке, которую найти не мог даже ты сам в своём подсознании. Ты попросту задумался и видимо вглюбине ты был настолько умён, что попросту  в жизни себя понять не мог, тебе казалось, что ты просто залип в пустоту и стоишь теперь, как идиот, замерев и пялясь не понятно во что.
Сбоку где-то раздалось шумное дыханив перемешку с жалобным скрипом снега, что вызвало некую неадекватную реакцию для тебя, ты вздрогнул и отшатнулся куда-то в бок от неожиданного шума. После повернул медленно голову к источнику шума, несколько удивлённо вытаращив глаза, как буд-то ты считал, что находишьс тут один, а из снега вдруг выскочило какое-то нелепое чудище. Да Марс, всё, едет крыша, только беги за ней. Спустя несколько мгновений, ты вроде как всё-таки вернулся в серую реальность и печально выдохнул, коря себя же за непонимание второго я и не желания отдохнуть, что по сути было для тебя необходимо. Через чубарую, ты смотрел, как через стекло, казалось, что она прозрачна или её вовсе нет, твоя выдумка и говорит лишь пустота, а после оставляет такие глубокие следы от копыт на снегу. Нет, всё-таки не выдумка, а жаль.
Довольно активным шагом, но несколько кривоватой походкой, ты догнал чубарую и бок о бок с ней удалился от данного общества, лишь спустя минут пять, ты всё-таки всопнил о том, что она сказала на поляне, причиной этому был её последний вопрос:
- Да, а то откажут ещё в прогулке
Устало, с некой насмешкой над самим собой произнёс ты и взглянул на чубарую. Не велика ростом, встречал и выше кобыл, но безусловно и не пони. Вроде и внешность не примечательна, у тебя таких пятнистых ещё двое в шайке, так чем же она тебя привлекла? Почему её пригласил, а не ту золотистую особу, что так красиво раздавала поклоны? Пожалуй это было для тебя непонятным фактом собственного же поведенеия, в котором ты врятли сможешь когда-то разобраться, так и останешься, как лох загадкой для самого себя.
-Хм.. я сам-то не знаток этих земель, но приведу, правда не знаю куда... Нет,это просто прогулка. отдых от нудного общества.
Действительно общество, которое был под твоей опекой, казалось тебе довольно скучным и не интересным, не смотр на всё это разнообразие характеров, они поступали как-то однообразно и банально, что тебя довольно сильно утомляло, да и дисциплины никакой, обидно.
Задумчиво осматривая местности, ты всё-таки выбрал направление, в котором вам предстояло идти ещё неизвестно сколько времени. Тропа была довольно широкой, так, что уместилась бы ещё одна лошадь помимо вас точно, да и освещена была более всего лунным светом, за счёт довольно редко растущими деевьев. В общем она показалась тебе самой безопасной, куда уж тебе сейчас в бой лезть с твоими ранами и ленью? Да и сейчас прогулка, как никак, она должна быть приятной, расслабляющей, а не заставляющей постонно оглядываться и не думать, а не прыгнет ли сейчас непонятно откуда кто-нибудь на вас.
--->> водопад какой-то там

109

Хольга недолго была предоставлена сама себе. О Маргинале думать забыла, но вот тот, похоже, заметил смену е настроения. Жеребец переместился от толпы поближе к вороной и тоже лег на снег.
-Ничего, - не слишком любезно огрызнулась Хольга. Сейчас ей хотелось просто побыть одной, а не чесать языком. Но в голосе жеребца слышалась тревога. Это заставило кобылу пожалеть о своей грубости.
-Ничего, - повторила она уже намного мягче. Марсель уже покинул свою «трибуну» и явно намеревался слинять с чубарой кобылкой – нянькой. Что ж этого золотистого вечно тянет прочь от своих, шаечных? Впрочем, одернула она сама себя, какое ей дело до вожака? Тем боле, врят ли он станет ее вожаком.
-Просто не думаю, что тут останусь, - Хольга перевела взгляд на Марга. – Не по душе мне такие строгие ограничения. А ты? Станешь членом этой так называемой «семьи»?
Не похож, ох не похож этот своенравный жеребец на того, кто признает чье-то главенство. Тем более, соловый явно уступает Маргиналу и в харизме, что не маловажно при руководящей должности, и в силе. Это показало недавнее испытание, из которого безгривый вышел не только победителем, но еще и без единой царапины. А соловый – нет.
Вот он, кстати, уносит свое потрепанное тело вслед за чубаренькой. Интересно, он ее тоже на испытание повел? Наверное, оно будет несколько иного рода, чем у Марга. И вожак вернется в хорошем расположении духа. Или, опять будет ковылять. Мало ли, может кто по чувствительному брюху копытами попадет… Эта мысль заставила Хольгу довольно и широко улыбнуться. Да, она злилась, сильно злилась. И все  окружавшее ее раздражало. И если бы не извечная привычка казаться хорошей для всех, она бы уже давно сорвала злость на ком-нибудь.
-Скатертью дорожка, - тихо фыркнула она ускакавшим. Потом со вздохом опустила голову в снег и прикрыла глаза. Но ей вдруг словно кто-то шепнул что-то на ухо. Она приоткрыла один глаз и хитро посмотрела на Маргинала. – Не пойдешь их догонять? Что-то мне подсказывает, соловому опять твоя помощь понадобиться. Но ведь такой… несамостоятельный.

110

Маргинал лежал и слушал вороную, внимательно слушал. Но при этом умудрялся еще думать о своем. Он думал о том, почему она стала так дорога ему и почему его так задела ее речь об уходе. Ему было так легко с ней, так весело и непринужденно. Что то свое,родное он видел в ней. Он нуждался в ней и понимал что если она покинет шайку то скорее всего он впадет в глубокую депрессию. Здесь попросту поговорить то не с кем.А Марг так не умел, он безумно любил почесать языком и больше всего на свете любил когда смеются над ним и его шутками. Как эти все его качества умещались с его холодной жестокостью и твердым характером он не понимал. Да и откуда взялась та беззаботность в условиях где он вырос,он не понимал. Точно так же, как и не понимали другие окружающие, что шут - это просто его работа, это способ лучше узнать всех и оценить. А на самом деле он просто бесчувственная скотина и бомба замедленного действия. И если убрать сейчас из шайки одну его радость-эту лежащую напротив кобылу, он тут всех пошлет к чертям собачьим еще и ноги поотрывает. Не сразу конечно, а когда его терпению придет конец. Примерно через сутки. А все почему? Да потому что из всего коллектива тут несколько лошадей, кто общается друг с другом-Пятнистый со своей семьей и Марг с Хольгой. Вожак же только бросает указания всем, даже не желая спросить как самочувствие у его "подчиненного". Неправильный подход, ой неправильный. В шайке была густая тоска и серость, все держались по одиночке и втайне скалились друг на друга. И то что Маргиналу приходится в будущем сражаться с ними бок о бок, вызывало смешанные чувства. На данный момент практически никто не готов встать на защиту ближнему в случае опасности, и вряд ли при таком раскладе что то изменится.
- Мне самому здесь нравится далеко не все.  И в первую очередь отношение Марселя к остальным. Он считает что мы-его подчиненные, но это отнюдь не так. Как может один разбойник подчиниться другому? Это ни к чему хорошему не приведет. Разбойник может только уважать другого, слушаться и осознавать что так действительно будет лучше. Мы все тут собрались заниматься одним делом, сеять беззаботный хаос. Но складывается ощущение ,что мы просто собраны что бы прислуживать ему. Но лично я, поскольку уже ввязался в эту авантюру, хочу посмотреть ,чем все на самом деле кончится. И если так все пойдет и дальше то кончится так, как я хочу, т.е. зрелищно и кровопролитно.
Уловив хитрый взгляд подруги, Марг сбросил серьезную гримасу и коварно улыбнулся.
- Я думаю что мне нечего с ними делать, если что то их двоих прихлопнут – с прищуром говорил Марг. – А если серьезно, Марсель еще совсем мало руководит шайкой и можно простить ему э ти погрешности. Но если он и дальше как баран будет упираться в свои ожесточенные правила, я не выдержу. Давай заключим пари? – В глазах заиграли огоньки и улыбка снова растянулась как у чешира. Пари рисковое и учитывая новые правила шайки, если все пойдет не по его плану, то головы обоих вороных серьезно пострадают. – Давай дадим ему второй шанс, посмотрим что он будет делать дальше. И если ничего не изменится и тебе по прежнему будет невыносимо находиться здесь, ты мне скажешь. Тогда мы уйдем вместе.

111

Слушая Марга, Хольга чувствовала, как постепенно к ней возвращается хорошее настроение. Что-что, а ее  собеседник виртуозно умел заставить грусть исчезнуть без следа. Да, его мысли были похожи на те, что стучались в голову вороной. Но вот выводы он делал совсем иные. Верно, от того, что принадлежал к другому полу. Там, где кобылица решила бы отступить, безгривый предпочитает рискнуть. Но в одном они схожи – каждому интересно, что же будет дальше.
-А ты у нас любитель грандиозных зрелищ, - кобылка чуть склонила голову на бок. – Фарш мажор. Много фарша, много мажора…
Она мечтательно закатила глаза. Что уж там, она тоже на это надеялась. Причем не только посмотреть на муки и тяжбы других, но и самой пустить кому-нибудь кровь. Милая улыбка вороной исказилась, превратившись чуть ли не в хищный оскал. Да, до хаоса и паники она была большая охотница. Что может быть лучше, чем разрушить всем привычный и такой скучный порядок. Но что там говорил наш золотой? Без трупов? Что ж, до его возвращения она подождет, а там может Марсель и отменит свой запрет.
- Пари? А почему бы и нет? – игриво согласилась кобылица. Как истинная дама, она сделала вид, что обратила внимания последней фразе жеребца. Но веселые искорки в ее глазах выдавали. Придала значение, да еще и какое! На душе у нее потеплело, словно во время весенней оттепели. Все же, несомненно, приятно осознавать – кто-то готов уйти вместе с тобой. Бросить уже заслуженное место по правую сторону вожака и утопать прочь. Впрочем, это могут быть только красивые слова. Но все равно до чего приятно.
Впрочем, почему бы им не уйти прямо сейчас. Ненадолго, пока Марсель не вернется и не начнется желанная «кровавая» забава. А вернется вожак не скоро. Общество чубарой может показаться ему приятной. А что трезвые мысли имеют обычая выветриваться из затуманенной приятным обществом головы, Хольга прекрасно знала. Как-то и важные дела на второй план отступают, и торопиться никуда не надо.
А им что, так и скучать в этом саду до его возвращения? Родители Мотти так и не учинили ничего интересного. Хольга вовсе не желала жеребенку зла, она надеялась, что Марти обратит свой гнев против нее и ей удастся, как следует развлечься. Но нет, пятнистый вдруг здорово стал напоминать свою жену, которой, похоже, все было фиолетово.
Вороная поднялась на ноги, отряхнувшись от налипшего на бока снега. Окинула взглядом собравшихся, напустила на себя скучающий вид, а потом заговорчески взглянула на Маргинала.
-Хотя в одном Марс прав– от поселившейся в этом саду скуки надо сбежать. Может, прогуляемся? Злобных телят тебе не обещаю, но, возможно, нам удастся хорошо провести время до кровавой бойни?

-----------Лебединое озеро

112

- О дааа,фарш я люблю безумно - протянул Марг, поднимаясь на ноги с традиционным хрустом. Кажется он уже хорошенько отдохнул и был готов снова на приключения. В такой компании тем более.
- Жаль,жаль что телят не будет,я бы тебе показал как с ними правильнее разбираться, под каким углом и с какой силой бить - продолжал бубнить Маргинал, вставая рядом с вороной и шагая в ее направлении.
Вряд ли Марс когда вернется заподозрит что они ушли навсегда, он просто поймет что друзья решили проветриться. Друзья? Звучало так, будто Маргинал сам себя обманывал. Наверняка все окружающие подумают что они поворковать ушли. Ну и пусть думают, Марсель же с новенькой тоже не ворковать пошел. Скорее всего на проверку. Вот и Марг пошел с Хольгой на проверку. Только кажется ему придется проверить свои чувства. Шагая рядом и продолжая нести какую то околесицу, Марг тем самым маскировался и заполнял предательскую тишину. А сам в то время думал, что же испытывает к нему спутица. Будет забавно если он тоже ей приглянулся. Тогда вороной будет наверно долго смеяться. Кажется, пора готовить легкие и горло...
_____________________________
Ушел за Хольгой

113

- начало игры.
Аква медленно брела по саду. Видно было, что кобыла полностью погрузилась в себя. Однако любой незнакомый звук заставлял ее вскидывать голову и смотреть по сторонам. Вообще арабка привыкшая к лесам, полям, озёрам и всему прочему, но сейчас ей было особенно странно ходить здесь. Благо денёк выдался невероятно солнечным, тёплым и весенним. На опушках проглядывали шайки весенних цветов, всяких разных: белых, голубых, синих.
Ноздри жадно втягивали различные ароматы, как было здорово. По серой шкуре прыгали золотые зайчики. Аквамарин поспешно переставляла точеные ножки по мягкой земле, следуя Квилеттэ. 
Наконец они выбрались на солнечную опушку, где находились ветвистые, не очень высокие деревья. Кви подлетела к Акве. Кобыла даже опешила от красоты, по её губам быстро поплыла улыбка.
- Давай подойдем ближе к тем лошадям, - предложила сипуха. Аква лишь повела ухом и посмотрела на своего спутника. Сейчас в шайке были тяжелые времена. После ухода предводителя все перевернулось с ног на голову. Новому предводителю был рад не каждый. Но что же, их можно понять, ведь Марселя никто отныне не знал. Все чтили и любили только Делонда. Но ничто и никто в этом мире не вечен. Время идет, все меняется. Вот и в шайке должен же был хоть когда-то произойти переломный момент.И он произошел. Пускай внезапно, но он произошел. И теперь бояться больше нечего, ведь все самое страшное позади. Предводитель есть - уже хорошо. Или же все самое страшное только начинается?
- Да, знаешь, пошли. с этими словами кобыла направилась к остальным лошадям, что стояли недалеко. Спокойно, но немного неуверенно кобыла шла к незнакомцам. Все же она совсем недавно в шайке, толком-то никого и не знает. Скромница на первый взгляд, а там и смотри, устроит апокалипсис... - Приветствую. - благородно заговорила серая, обходя лошадей. Посмотрев вверх, она увидила над собой дерево, ветки, на одной из веток сидела Квилеттэ. На душе сразу стало спокойнее. Сипуха ярым, недоверчивым взглядом осматривала всех присутствующих здесь.

Отредактировано aquamarine (2012-03-01 20:06:58)

114

Я всё так же стоял на месте и ждал хоть каких-то ответных действий. Все почему-то начала потихоньку разбредаться, вожак с другой лошадью куда-то, ещё две лошади ушли. Становилось как-то пусто и с каждым разом всё тише, хотя я был очень даже рад этому. Становилось гораздо спокойнее и каждый голос лошади не бил мне по мозгам. Сразу видно, я не привык к шайкам, что собственно я мог сказать и и Конане. Он лежал под деревом и сладко спал, сопя и шевеля своими усиками. Довольно странный хищник, не правда ли? Пока все начали разбредаться, я решил подойти к нему.
- Эй, друг, вставай. - всё так же спокойно и холодно сказал я, толкая носом голову рыси.
Конан не хотел открывать глаза, а только мурлыкал (непонятно почему). Я толкнул его ещё раз и на этот раз он уже открыл глаза.
- Тебе чего? - ворчливо сказал он.
- Ну, я короче в шайке, осталось испытания пройти.
- Какие ещё испытания?! - изумился Конан.
- Для новичков.
- Я не сомневаюсь, что ты пройдёшь. Так, всё, иди давай, смотри сколько кобыл. Не мешай мне спать!
Конан нагло положил голову на снег и продолжал дальше сопеть. Я недовольно фыркнул и развернулся обратно к шайке. Я посмотрел на неё. Пока я разговаривал с другом, по-моему половина уже ушла или меньше. Из всех оставшихся я увидел гнедую маленькую кобылу (Laura). Ну, небольшое разнообразие для меня и я решил подойти к ней. Сделав несколько шагов, я сказал:
- Привет. - от такого сухого и низкого тембра голоса в тёмном лесу становилось страшно даже при свете дня. Я думаю, она не испугается.
Я стоял и ждал ответа, как тут послышался хруст снега. Я повернул голову и развернул к приближающему объекту уши. Это шла серая кобыла, снова маленькая и хрупкая для меня. Видно, мне не повезёт с пышечкой, хотя и такие тоже сойдут. Она прошла легко и быстро и лишь сказала: - Приветствую. Не многословно, но так лучше. С ней прилетела... Кто-то. С моим возрастом и памятью я уже не помню и не знаю кто прилетел. Эх, старость не в радость... Хотя, может быть, я даже ещё в самом соку. Я подошёл к кобыле и поздоровался:
- Здравствуйте. - и снова без лишних слов и со своим будоражащим голосом.

115

- Аква, ты не будешь против? - прошипела сипуха, спускаясь с веток на белоснежную спину арабки.
Своими острыми когтями сипуха впивалась в гладкую шерсть кобылицы, но Черчи, к счастью уже привыкла к таким повадкам своей спутницы. Она лишь одобрительно гукнула в ответ крылатой. К сачстью или наоборот, но народу поприбавилось.
- Здравствуйте. - послышался чей-то голос позади. Обернувшись назад, кобыла увидила перед собой громадного жеребца. По сравнению с ним Черчи была просто муравьем каким-то. Ошарашанная, она немного попятилась назад и
чуть приподняв голову вверх, мотнула ею, чтобы убрать с глаз надоевшую челку.
- Привет, - на губах кобылицы появилась скромная улыбка. Воот, опять ты со своей милостью. Хватит придуряться, милашка мне тут нашлась. говорила Акве совесть. На самом деле кобыла была не такой, какой казалась.
Она - это просто какая-то атомная бомба. Самая натуральная истеричка, которая с легкостью делает из мухи слона. Вывести ее из себя - это раз плюнуть. Одно неверное слово, жест, взгляд в ее сторону, и все - грядет апокалипсис, после которого число выживших будет равнять нулю. Танк по сравнению с ней нервно курит в сторонке.
И если вы думаете, что все это - лишь фарс, лишь очередной способ укрыться от реальности, от жестоко мира, который постоянно подкладывает свиней, то вы глубоко не правы.
Но сейчас не о ней, не об этой "мисс милашливость", - ты случайно не знаешь, где наш предводитель? - Хотя, откуда ему-то знать? он сам непонятно откуда взялся, небось сам его и ищет. У себя в мыслях протянула кобыла.
А на спине, все так же вцепившись своими когтями в шкуру кобылы, мирно (пока что) сидела Квилеттэ, вероятно, как всегда, подслушивала, а может она уже уснула, черт ее знает. поворачивать морду к сипухе кобыла не хотела - мало ли, она действительно спит, а будить ее не хочется.

Отредактировано aquamarine (2012-03-02 18:58:13)

116

Все как обычно,в каком темпе Марг бы не плелся, он все равно первым приходил к назначенному пункту. Хотя в его состоянии это было не удивительно. Мозг злобно пульсировал и командовал увалиться уже куда-нибудь на бок. Тело стало приходить в себя, от длительной прогулки Марг согрелся и возможно даже никаких отголосков в его здоровье от проделанной прогулки не останется. Только чертовская усталость. Увидев заветное дерево, он,безо всяких прилюдий подполз к нему и громко плюхнулся на снег.
  Уже, будучи в расплоставшимся положении он оглядел окружающих. Было еще несколько новых лиц. Но сейчас они его не интересовали,да и были вполне обычными внешне,даже поржать не над чем. Огорченно вздохнув Марг уже чувствовал как глаза закрываются. Но идущая за ним Хольга немного прогоняла желание вырубиться.Посмотрев на нее,он слабо улыбнулся и пригласил прилечь рядом. Она наверняка тоже устала от таких приключений, да и так будет куда теплее спать. Вот только хромого вожака Марг не заметил вместе с чубарой. Все еще гуляют?Что-то странно,небось воркуют уже во всю. На мгновение представив отродие их похода, Марг едва удержал смех и повалил голову на снег, закрыв глаза и ожидая Хольгу.

117

Вернулись. Хольга по всегдашней своей привычке чуть притормозила, чтобы перевести дух и среди шаечных появиться невозмутимой и уверенной в себе. С каждым разом надеться на себя эту маску было труднее. Натянуть милую улыбку на уши, миролюбивый взгляд – в общем вид вполне благополучный. И плевать что час назад она рисковала больше не увидеть солнечного света.
Быстро окинув взглядом собравшихся, Хольга приметила новую кобылицу. Весьма хороша собой и как многие другие любительница зверюшек. Что она находят в этих птичках-мышках-лисках? Словно не переросшие жеребячий синдром «плюшевого мишки», таскают с собою всякую мелочь. Будь вороная их месте – она бы уже через полчаса придушила бы это бесполезное существо. Впрочем, будем надеется, что шайка не превратиться в гомонящий зверинец. Она ведь сюда отдохнуть пришла.
Да, насчет отдыха. Маргинал уже завалился. Поймав ее взгляд, он приглашающее кивнул, мол, давай сюда. Голубоглазая чуть помедлила, краем глаза внимательно изучая обстановку. Ей не хотелось, чтобы через пару минут ее подняли. Но сад после ухода Марселя опять впал в прострацию. Тишина и покой – то, что она искала.
Процокав мимо новенькой и подошедшего к ней пегого гиганта, она приблизилась к Маргиналу. Здороваться с незнакомкой не стала – та вроде бы была занята разговором с пегим. Окинув взглядом Марга, Хольга просто переступила через него и устроилась в снегу со стороны спины безгривого. Почувствовала рядом согревшийся во время ходьбы его бок и вовсе успокоилась.
-Разбудишь, когда Золотце с пятнистой вернутся, - полусонно пробубнила она Маргу. Положила голову в снег и настроилась подремать пару часов.

118

И в последние несколько месяцев что-то было уж совсем скучно. Одни эти монотонные похождения, по захудалым, высохшим от мира сего, землям. Они были опустошены до корней, как будто пыль налетела на их захудалые просторы и вынесла с собой единственные отблески жизни. Не смотря на свой младенческий возраст, я уже успела повидать многое. О многом подумать... Например о том, кто я и куда делись мои родители и, что вообще произошло на той поляне?
Я всё думала, что Периайт будет веселить меня всё дорогу. Веселье - вот, что требовалось мне в мои юнческие  годы. Беззаботность, отдаленность от проблем, безграничное счастье детской поры, но вот не повезло, я уже не верила, что смогу испытать на себе все эти детские соки. Периайт был весьма несговорчив, не весел. Он казался мне каким-то загадочным, таинственным, отдаленным от окружения, полностью погруженным в свои раздумья... Но, не смотря на это, своими детскими глазами я видела в нем добродушного компаньона, без которого было уж совсем тяжело, совсем худо или даже хуже этого.
Мы все шли. Мое тело все изнывало от напряжения, мы проходили километры и постепенно я смирялась с этой участью. Постепенно я вырабатывала выносливость, с каждым месяцем мне все больше казалось, что я могу покорить целые пустыни. Я чувствовала, как мой организм всё больше и больше закалялся суровостью неудачной жизни, как ноги крепли, а вместе с ними крепла и душа.
Вскоре, пустынные земли сменялись чем-то больше оживленным. Я видела уже совсем другие картины. Пушистые деревья, землю, не усохшую от изнеможения, а яркую, жизненную, покрытую зеленой, душистой мантией. С каждым новым увиденным, на душе появлялось что-то чувственное, радостное и игривое. Я уже шагала веселей, отчетливо оттопыривая ноги от земли. Душа наполнялась различными красками, таким же разнообразными как и цвета этих новых земель. Мне казалось, что время бежало быстрей, всё больше наскакивало любопытство увидеть что-нибудь ещё.
И вот в один прекрасный день, наш путь, наше странствование, как мне показалось, завершилось. Уже темнело, земля погружалась в глубокие сумерки, солнце светило лишь багрово-персиковыми тонами. Мы углубились далеко в лес. Я слышала, мощное раскачивание стройных сосен, их дивное трещание, чувствовала веселое пение этих дивных великанов. Вела контакт с веселыми мотыльками, мне казалось, что они понимают меня, специально освещают путь моим глазам, я даже игриво поглядывала на Периайта, "смотри, а тебе они не светят!" Шла и радовалась жизни. И здесь, он впервые остановился, уверенно сел на ветку и лишь таинственно взглянул на меня. В эту секунду все мои игры закончились, я удивленно, настороженно взглянула на него. - Что такое? - с  дрожащим любопытством поинтересовалась я у него. Он не ответил ничего, лишь с такой же странностью перекинул взгляд в сторону. Я повела глаза за ним и тогда мне стало уже хоть что-то понятно. Там были лошади, такие же как я. Мои эмоции были смешаны, я не знала, как реагировать. Толи радоваться, то ли бояться... Но Периайт уже решил все за меня. Он, будто не задумываясь, сорвался с ветки и направился к ним. В спешке я кинулся за его тенью. Его полёт был завершен на одно из веток, над головой у одной из лошадей. Я успела к его самому приземленью, силы позволяли мне за ним угнаться.

119

- Угу-смог промычать лишь Марг,уже погружаясь в глубокий сон.Только ощутив приятное тепло со спины, куда приземлилась Хольга, он крепко уснул. Снилась ему как всегда кислотная неразбериха,какие-то незнакомые лошади и вид земли, проносящейся под подлетающими копытами. Куда-то спешил, с кем то общался, кому-то угрожал, кого-то догонял. В общем самый обычный сон Маргинала.  Спал он долго и крепко. Всю ночь. И никакой, самый ужасный шум не мог его сейчас разбудить. Пока он спал, его иммунитет усиленно работал, не позволяя своему легкомысленному хозяину проснуться больным. Но что-то он упустил в работе, и поэтому, открыв глаза, которые жутко болели из-за давления, негромко кашлянув, вздымая бока, вороной оглядывался. Особо ничего нового. Только вот еще какая-то жеребенка прибежала. Зевая, он совсем немного посмотрел на нее и дальше прошелся взглядом по остальным. Солового и пятнистой не было. Но он решил что в этот раз не сдержит свое обещание и прислушался к мирному сопению рядом. Чуть приподняв шею, он, словно змея, изловчился и положил шею прямо на Хольгу. Так, что закрыл своей лысой шеей ее и его морда оказалась чуть ли не рядом с ее храпом. Между ними было совсем небольшое расстояние. Несколько секунд он смотрел на ее спящее лицо, потом осторожно дунул.
- Подъем, спящая красавица, кто же на посту спит? Пора вставать.
Разглядывая как вздрагивают ее сонные ресницы, разбуженные его простывшим голосом, он был готов продлить этот момент своей жизни еще надолго. Когда она спит, то выглядет еще милее. Во всяком случае ее не тянет так же как его на всякие опрометчивые поступки. Например на прыжки по весеннему льду.
  В саду только стало светлеть, птички сонно запели, половина лошадей дремали, опершись на заднюю ногу. Ну прям не шайка,а сон час в детском саду. Все такие милые и молчаливые, аж залюбуешься. И не скажешь что через пару часов тут снова начнется галдеж и шумиха, кто-нибудь по-любому поссорится и будут орать.

120

В сон Хольга провалилась сразу. Стоило только положить голову в снег и закрыть глаза. Но, как обычно, после насыщенного дня, принесшего столько поразительных приключений, сны кобыле не снились. Так, приятный теплый туман, уносящий прочь поселившуюся в теле усталость. Было хорошо и уютно, и просыпаться вовсе не хотелось.
Так что когда над ее ухом раздался сиплый и смутно знакомый голос, вороная отреагировала не сразу. Какое-то время она еще пыталась ускользнуть прочь от реальности, вернуться в объятья ленивой дремоты. Но новое чувство – ощущение тяжести на шее, не позволило ей это сделать. Пришлось просыпаться и разузнать, кто там посмел на нее навалиться.
Открыв глаза, перед самой своей мордой она увидела миндалевидные глаза Марга. Слишком близко они были, так что Хольга от неожиданности часто заморгала, пытаясь сфокусировать взгляд на так близко расположенном предмете. Сипел, по видимому, тоже Маргинал. Значит, купание в озере не прошло даром.
- Доброе, - она чуть помедлила, а потом недовольно добавила.- Доброе слишком раннее утро. И чего это тебе не спиться, карасик?
Нет, она не была недовольна таким пробуждением. Наоборот, от близости Марга и вовсе хотелось мурлыкать, как кошка. Что ни говори, подобного чувства рядом с жеребцом она не испытывала уже давно. Весна что-ли? Высвобождаться из-под шеи вороного она тоже не спешила.
-И как там сверху? Всех хорошо видно? – собственно, морда Маргинала сейчас не выше ее собственной. Но вот в отличие от кобылы, он спокойно может поднять шею и осмотреться. Хольге же пришлось решать трудную дилемму : либо последовать привычке, отстраниться и оценить обстановку, либо так и лежать с ограниченный обзором.
Впрочем, с этой задачей Хольга справилась быстро. Чуть скосив глаза, она смогла определить силуэты шаечных. Так, а чьи это там такие коротенькие тонкие ножки? Жеребенок? Вот те на. Наверняка, его мамаша – одна из пришедших в шайку. Только зачем сюда тащить еще и свое дитя? Шайка – не слишком тихое сообщество. Мотти, с ним ясно, оба его родителя «господа разбойники». Но нежной кобылке тут не безопасно.
-Марсель явился уже? – поинтересовалась Хольга. Маргинал проснулся раньше ее, так уж точно успел узнать о вожаке. Она пока золотистого не разглядела. Да сколько можно с кобылой миловаться? Конечно, возможен и другой вариант - вожак нарвался на неприятности и не смог выбраться победителем. И что тогда делать его шайке?