Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зимний Сад

Сообщений 121 страница 140 из 157

121

-Да тут просто прекрасный вид, рыба моя – протянул вороной, глотая желание зевнуть во все горло. Тогда перед кобылой был бы не самый приятный вид на его пищевод. В котором кстати уже давно ничего не было. – Я вот только что видел как сон собрал свои монатки и спрыгнул с твоих ресниц.
Услышав последний вопрос Марг и вовсе растянулся в коварной улыбке и ответил:
- Нет, нашего правителя еще нет. Но разве такое утро для тебя не в радость даже если его рядом нет? И вообще, что ты так часто о нем вспоминаешь? Небось втюхалась и ревнуешь к этой мелкой пятнашке?
Сам Марг понимал что это была просто шутка, но он же не знал как Хольга к нему относится, ее поведение ничуть не выдавало ее, даже если что-то и было. Друзья? Да, несомненно. Но что-то еще было между ними. Какое-то неясное напряжение, что-то, что заставляло так задерживать взгляд друг на друге и смущенно отводить в сторону. Но при всем при этом он уже столько раз давал ей понять что согласен быть не просто другом, как ему казалось он сделал уже достаточно шагов в ее сторону. Она была непоколебима и неприступна. И все время спрашивала про Марселя. И безусловно безгривого это напрягало, некая досада и тревога закралась в мозг.
  Продолжая прохлождаться на ее шее он снова забыл отвести взгляд от ее глаз,и заметив что слишком задумался, глядя на нее все это время, небрежно откинул голову назад, оказавшись загривком на ее животе и наконец то свободно и без стеснения зевнул снова.

122

О своем внешнем виде Хольга была иного мнения. Хорошо выглядеть с растрепанной мордой и взлохмаченной гривой? Нет уж, вороной явно льстил. Но его высокий слог произвел впечатление. Интересно, когда он перестанет ее удивлять. Маргинала, казалось, можно узнать за полчаса общения с ним. Но и теперь он выкидывал нечто эдакое.
Марсель голубоглазую интересовал по сколько по стольку – без вожака сад превращался в унылое безрадостное место. Скорее, задавая подобные вопросы, Хольга пыталась отвлечься от мыслей о Маргинале. Нет, вороной не будоражил ее, как во время их первой встречи. Тогда, флиртуя, она лишь играла. Как и безгривый, к слову. Но интерес к вороной испарился с приходом рыжей красавицы. Да, сейчас кобылица вновь заполучила внимание Марга, но…
Голубоглазая осторожничала. Как любая кобылица, она боялась обжечься. Ошибиться. Ведь вороной, сам того не знаю, завоевывал все новые и новые позиции во внутреннем мире Хольги. И та прилагала всю больше усилий, чтобы не терять трезвость рассудка в его присутствии. Ну вот он, совсем рядом, пока пушистый и игривый, как котенок. Стоит ли дальше лишь мило улыбаться и подвязывать уголки рта к ушам, чтобы гримаса не с коем случае не отразила истинные чувства? Или довериться весне и пустить дело на самотек?
- Может и ревную, - уклончиво ответила Хольга. Ей самой хотелось вызвать такое же чувство у безгривого. Ей казалось, что это лучшее подтверждение несколько более близких отношений, чем просто дружба. – Видный жеребец, с высоким социальным статусом. При таком не пропадешь. Симпатичный, вежливый, эм…
Она пыталась сохранять серьезное выражение мордочки, но под конец фразы не выдержала и громко фыркнула. Нет, Марселя она действительно уважала и, пожалуй, предложила бы ему дружбу и поддержку. Но спокойно и равнодушно, как и всегда. Скучно. Золотой явно не обладал такой же огненной харизмой и притягательностью, как безгривый.
Марг тем временем откинулся и, не стесняясь, зевнул. Хольга смотрела на него с каким-то не понятным даже ей выражением. Какое-то непонятное чувство жжения зародилась у нее в животе, не давая и дальше спокойно лежать. Задние ноги непроизвольно дернулись, словно кобылица порывалась вскочить. Энергия искала выхода в движении, но энергия совсем другого рода, нежели привычная жажда чужой боли. Непривычно, незнакомо. Что незнакомо, то опасно. Но вороной сейчас вовсе не хотелось думать о возможной неудаче.
- Ты прямо как маленький, - в словах ее прозвучала неприкрытая нежность. Но вовсе не та, с которой матери обращаются к своим жеребятам. Скорее, напряженная мягкость готовой пустить коготки кошки. Раньше подобное выражение чувств напугало бы Хольгу, заставило бы новь спрятаться за маску миролюбия. Но сейчас кобыла позволила темному пламени отразиться в собственных глазах.

123

Ревность? Поздравляю Марг,ты наконец то узнал что это такое!Ты наконец полностью вкусил все прелести этого явления. От которого сводит ноги, сжимаются зубы и что-то закипает в груди. Хочется подняться, начать бить копытом и с заложенными назад ушами отмудохать любого, кто посмотрел на Хольгу. Особенно не хотелось что бы сейчас появился вожак. Но само собой разумеется Марг понимал что вряд ли ей так нравится золотой, и при этом она все время уделяет ему. Но все равно от неприятного осадка, сводящего десны и сверлящего виски, хвост пару раз ударил по боку.
- О даа,просто мечта всех шаечных кобыл, такой самостоятельный и отважный - глубоко философски протянул Марг, представляя себя на ее месте. Может кому-то и нравится Марс,но будь бы он кобылой, вряд ли бы проявил должного интереса. Миловидный,да, обходительный, без сомнения, но какой-то скучный...Предсказуемый. В общем не во вкусе Марга. И слава Богу,господа!
-  А я и есть маленький. Совсем кроха.
Уловив нотки неясной вежливости и заботы,Марг без  стеснения после зевка положил голову ей на живот и продолжал смотреть в глаза,ожидая ответа. Она была непредсказуема и интересна, каждую ее реплику он ждал как что-то интригующее, захватывающее. Аж скулы сводило от интереса. Уложив ганаш на ее пышущий жаром бок, он немного смутился. Что-то она совсем разгорячилась, будто вся пылала внутри. Это немного порадовало безгривого, дало небольшой ответ на его вопросы и все же очень смутило. Он поставил их обоих в довольно неловкое положение. Ну и пусть, это же его любимое занятие. Делая вид что ничего не заметил, он продолжал лениво зевать и вдруг почувствовал жуткое желание почесаться в брови. Совсем забыв, где его голова, он чуть наклонил голову и бровью пару раз проводил по ее боку. Потом сообразив что пожалуй это вышло слишком  некрасиво и через чур нежно, он снова положил голову и косясь на нее с улыбкой сказал:
- Прости, не удержался, забыл совсем где лежу, а в бровь будто метровый овод вцепился, как зачешется.

124

Если  уклончивый ответ Хольги и заставил Марга ревновать, то вороной умело скрыл свои чувства. Во всяком случае, голос его звучал так же, как и в момент живописания трудностей бытия рыбок. Хольгу это несколько разозлило. Но как и жеребец, она не нашла ничего лучше, чем выразить свое раздражение в словесной форме.
-О, ты, несомненно, глубоко изучил внутренний мир шаечных кобыл. А может и не только внутренний? – голос ее был колючий, словно десяток ежей. Она хотела было отшутиться, что Марсель может быть предметом воздыхания не только самок, но и…А хотя не стоит. Ему его злобные телята уже прочистили мозг на этот счет. Ну, или он им.
Тем временем безгивый без зазрения совести продолжал ерзать на ее боку. Нет, ну куда это годиться! Понятно, она ему на спину голову клала.  Так не велика тяжесть, Марг-то у нас сильный. Ну, вроде как. Во всяком случае, вес ее мордашки выдержит. Но вот по ней месится … Пусть мысли эти были несколько сумбурны и наигранно-сварливы, нельзя не признать, что эта игра Хольге нравилась. Бурчать она могла по любому поводу и чисто из вредности, даже если на самом деле было довольно приятно.
-Эй, я тебе что, дерево?! – возмутилась вороная, когда жеребец додумался чесать об ее бок голову. – Тоже мне олень, поотращивал брови - так теперь стачиваешь?
Зубы клацнули у самого уха вороного. Хольга не промахнулась – уж опыт в откусывании ушей у нее был. Ну, не смогла она удержаться, что поделать. Все ее редкие проявления нежности граничили с готовностью покусать, желательно, за самые чувствительные места. Это добавляло остроты, которой никогда не обнаружишь у истинной телячьей нежности.
Легонько прикусив жертву – ухо, кобылица посчитала, что ее месть осуществилась и с чувством выполненного долга, откинулась на снег. Она внимательно наблюдала за реакцией Маргинала. Не многим (а вернее, никому), в ее старом табуне такие выходки были по вкусу. Зачастую, Хольгу понимали неправильно, и подобное проведение с ее стороны становилось причиной агрессии. Голубоглазая, в свою очередь не понимала сотабунников. Она-то по- другому не могла. Простые, ясные чувства без налета ее темного "я" были недоступны. Ведь чужую боль она тоже любила, любила  причинять ее и видеть чужие страдания.
Может, именно поэтому ей казалась притягательной идея вступить в шайку. Тут можно было реализоваться в своем истинном амплуа. Но вот сможет ли Марг понять ее?

125

Тёплое весеннее утро одарило вас яркими солнечными лучами. Птицы во всю щебетали. Весна. Солнечный день, жаль, что не долго таковым продолжался. Ветвистые деревья вскоре скрыли вас от солнца, а снег лежащий на ветвях и вовсе отбросил тень на большую половину леса. Невольно поёжившись, ты ошутил всей своей шкурой морозный ветерок, чьё присутствия более не сглаживало солнце. Чубарая бежала где-то впереди, был виден лишь её круп весь в пятнышках, который поспенно удалялся; ты же никуда не торопился, шайка подождёт, а больше не ради кого. А так хоть в своё удовольствие пробежаться, отдохнуть от всех.
Казалось, что путь продолжаешь уже  в гордом одиночестве, но и оно не плохо, как бы там ни было, ты так жил на протяжении пактически всей своей жизни, так что ж теперь жаловаться? От плохого долго отвыкаешь.
Вот впереди начали редеть деревья, показались цветные шкуры лошадей, их было по прежнему довольно много. Неужто все решили остаться? удивлённо вскинув голову и немного шире открыв глаза, ты старательно начал приближаться к ним. Лишь на пороге к поляне, ты перешёл в шаг, а потом и вовсе остановился. Трудно было сказать ушёл кто-то или нет, ты и вовсе не помнил сколько их тут было ранее, но вот точно подметить можно было, что появились новички. Кажется кобыла ии жеребёнок, примерно годовичок. не особо похожая на серую кобылу малышку, которой родители всё никак не могли определиться твоим взором. Решив отложить на потом общение с остальными, ты первым делом направился к малышке.
- Здравствуй. Ты откуда здесь?
Пожалуй официальничать с малой было не к чему, потому ты решил попросту опустить все эти "вы" при общении с ней. В ожидании ответа, ты начал осматривать лошадей, приветственно загугукал, после обернулся вновь к жеребёнку.

126

Эээ, Безгривый, не забывай дышать! От накатившихся острых ощущений голова шла кругом. Он даже и не знает сколько прошло времени с того момента как вороная грива упала на снег,а его ухо воспламенилось. Прикрыв глаза от неясного удовольствия, Марг тряханул бошкой, будто отмахиваясь от назойливого овода. Затем покосился на завалившуюся угольную хитрющую морду и улыбаясь снова положил голову не ее бок.
- И всего то? Скучно как-то. А ты петь умеешь? - ни к селу,ни к городу сморозил вороной.Он и сам не знал зачем задал столь гениальный вопрос. Кажется что в моменты столь близкого нахождения с ней рядом, мозг его культурно прощается и убегает собирать ромашки на поле. А может просто он так искусно мстит ей за вызванную ревность, до сих пор сидящей занозой внутри. Очень тонко мстит.
О, вы только посмотрите кто пришел! Это же наше золотце пришлепало. Уходил он без агрессии со стороны Маргинала, а вот вернулся запятнанный. Так и хотелось подойти к нему, толкнуть плечом, отвести в сторону и расспросить про все. А может он специально брал с собой Маргинала на разведку и может эти телята были специально подкуплены. Хотя вряд ли, вон, все еще чуть хромает наш разбойник.В любом случае он решил подняться с земли, так хотя бы немного скопившейся злости спустит. Отряхнувшись он посмотрел на вороную и нашел гениальное решение проблемы с не логическими вопросами:
- Если да то начинай, твой любимый главарь вернулся.
Снова обмахнувшись хвостом, Марг отвернулся и сделав безразличный вид принялся жевать траву. Но горящее ухо явно сбивало его с мыслей, помогающий пережевывать пищу.

Отредактировано Маргинал (2012-03-08 14:59:49)

127

Конь тяжелой и уверенной поступью шел сквозь лес. Впереди него тянулось место, носящее название Зимний сад. Риклес был как всегда спокоен. Он шел плавно ступая на припорошенную снегом землю. Изо рта вырывались клубы дума. Морда была слегка опущена. Ри поднял голову, что бы оглядеться вокруг. Впереди него стояло несколько лошадей, видно из шайки или табуна. Она разговаривали и общались. Жеребец уже давно хотел вступить в какой-либо сообщество, т.к. болтаться одному ему изрядно надоело.
Какая удача! – мысленно подумал тот и чуть ускорил шаг.
Лошади не собирались расходиться, и поэтому торопиться было некуда, а зачем попусту тратить свою солидность? Риклес приблизился к табуну и приветственно фыркнул, что бы привлечь к себе внимание. В его фырке не было никаких эмоций, но чувствовалось уважение ко всем здесь собравшимся. Когда кони и лошади обернулись, что бы взглянуть на источник звука, тот учтиво поклонился и поздоровался.
Здравствуйте – басисто проговорил Рик – я хотел бы познакомиться с предводителем вашей шайки – продолжил он и стал всматриваться в стоящие здесь морды.
Тут был и пегий тяжеловоз, и темная кобыла, и серый жеребец. Но одна лошадь особо заинтересовала нашего героя. То была белоснежная кобыла араба. У неё была относительно небольшая голова с широкими лбом и ноздрями, грациозная лебединая шейка. Грудь широкая, объёмистая. Спина коротка, крепкая. Хвост был высоко посажен. Но больше его сознание потрясла шелковистая, мягкая грива и глубокие, темно-зеленые глаза, что очень необычно для лошадей.
Симпатичная кобылка - подумал он, но совершенно не придал этому значения.

Отредактировано Reckless (2012-03-08 16:03:14)

128

Время все шло. Вокруг стало уже темнеть, день приближался к концу. Большой тяжеловоз, стоявший возле Аквы вглядывался куда-то вдаль, осматривался. А Аква, устав, завалилась у дерева, прикрыв глаза.
Так прошло еще около часа. Квилеттэ так же мирно посапывала, сидя у кобылы на холке.
Пробудил кобылу чей-то громкий голос.
- Если да то начинай, твой любимый главарь вернулся. - совершенно незнакомый для кобылы голос где-то неподалеку. Медленно глаза кобылы стали приоткрываться, ее все еще клонило в сон, когда она уже встала "на все четыре".
Внимательно осмотревшись вокруг она заметила еще парочку новых лошадей. Ходят ту всякие. пренебрежительно подумала кобылица, всматриваясь в глаза какого-то жеребца (Риклес). Она словно прожигала его взглядом, заставляя его почувствовать себя "не в своей тарелке". Тем временем, тот молвил:
Здравствуйте – басисто проговорил он – я хотел бы познакомиться с предводителем вашей шайки.
Кобыла, недоумевая, гукнула, переводя свой взгляд на кого-то другого. Покажите мне того, кто этого не хочет. По ее подсчетам, здесь уже собралось около пятерки лошадей, которые бы желали видеть этого самого предводителя, будь он неладен.
Свист сипухи заставил кобылу оглянуться назад. Аква, предводитель направляется к вам.
Скорчив угрюмую гримасу, Аквамарин зашагала ближе к толпе, оглядываясь по сторонам.
И, где же тот ненаглядный наш предводитель? - спокойны голосом проговорила орловка, хлестнув себя хвостом по крупу.

Отредактировано aquamarine (2012-03-08 18:31:38)

129

Нет, надо было ему язык  откусить. Уж слишком он у него острый. Представив себе безмолвную копию Маргинала, Хольга долго раздумывала: понравился бы он ей тогда или нет. Пожалуй, все-таки понравился. Молчание, как говориться, золото.
- Умею, хм… иногда, - на чьих- нибудь поминках. От скуки. Волком. Не умела, конечно, разве что не считать за пение мелодичное ржание. Все-таки до скворца ей далеко. Впрочем, как и до серых лунатиков.
И именно этот момент выбрал Марсель, чтобы вернуться. На миг все внимание Хольги переключилось на солового – все-таки здесь он был фигурой важной. Конь пришел один, еще более сникший, чем обычно. Казалось, жеребец за несколько часов своего отсутствия постарел так на год. Чем так его чубарая уела? Кстати, пятнистой бойкой кобылки рядом не наблюдалось.
Маргинал как-то нехорошо посмотрел на вожака, встал и стал сосредоточенно пережевывать чахлую траву. Глядя на него, вороная сообразила, что сама давненько не ела. Но щипать это бурое убожество как-то не хотелось. Можно будет еще пару яблок сбить. Потом.
-Ах, да, действительно вернулся, - улыбнулась Хольга. Интересно, Марг сердиться? Или он у нас непрошибаемый? Кобылица внимательно присмотрелась к безгривому. Тот раздражен, несомненно. Но вот что является причиной: укушенное ею ухо или ревность. А может ли Маргинал вообще ревновать?
Многовато вопросов. Сложившаяся ситуация будоражила вороную. Такая замечательная игра. Кобылица не спеша поднялась и, не глядя на безгривого, направилась к вожаку. Тот уже общался с чьей-то малышкой (наверное, той кобылки с вогнутой мордочкой, что появилась в саду во время их с Маргом отсутствия).
-Привет, - обратилась она к малышке, подражая учтивому голосу Марселя. – Если я не ошибаюсь, вон там дама – это твоя мама, так ведь?
Хольга кивнула на новоприбывшую кобылицу, что-то там говорившей про предводителя. Интересно, она сама, без подсказки опознает в соловом главу? О, из уже больше – еще один жеребец прибыл. И сразу к вожаку. Почему они с первого мгновения решают стать частью шайки? Хольга тут довольно долго и до сих пор не решила для себя этот вопрос.
-Что-то ты совсем замученный, - обратилась она к Марселю. Про его пропавшую спутницу кобылица благоразумно не спрашивала. Хольга специально развернулась так, чтобы выражения ее морды Маргинал различить не смог. Стояла она совсем близко к Марселю: еще шаг – и можно коснуться его головы.
-Так и не удалось отдохнуть во время прогулки? - фраза ее прозвучала двусмысленно, но выражение мордочки Хольги было самое что ни на есть вежливое.

130

Надо же было так унижаться и палиться. Отвратительное подобие травы уже не лезло дальше глотки, чавкая вязкой паршивой кашицей, Марг психанул и прищурившись проглотил последнюю дозу. Надеясь хоть как то отвлечься от вороной подруги, глотая еще и едкую детскую обиду, Марг оглядел новеньких. Как всегда - ничего особенного. Пришел какой-то коротконогий гнедой паренек, уверенно чекан шаги, будто по билету сюда пришел и занял свое законное место. Раздраженно фыркнув Марг снова проследил за Хольгой и был просто введен в истерическое состояние когда она вот так просто отвернулась от него и встала, по мнению Маргинала, слишком близко к вожаку. Он уже начал набирать обороты, стартанул к ним что бы помешать этому милому воркованию, как...
И, где же тот ненаглядный наш предводитель?
Кобылий голос резанул слух и обернувшись безгривый увидел очередную новенькую. В уже темнеющем окружении она будто светилось из-за яркости шкуры. Резко притормозив около нее,не дойдя около трех шагов до Хольги он развернулся к ворой и встал чуть сбоку от нее. 
- О, прекрасное создание, подождите пару минут, наш предводитель - представительно указав мордой на вожака - вот-вот окажет вам внимание. А пока, могу ли я поинтересоваться что забыло столь чистое и нежное создание в шайке?
Хотел ли он вызвать ревность у Хольги? Несомнеееенно! Он еще даже сделал чуть шаг назад и не подрасчитав, нервно ударил себя хвостом, но прошелся и по ее крупу.Вот пусть стоит теперь и слушает как он с другой воркует, раз взяла и отскочила от него. А ему в таком положении будет легче следить за ее поведением. Конечно которое его совсем не радовало. Но он не собирался сдаваться. В очередной раз. Снова и снова.

131

офф

Так, народ, меня не было ...., капец, сколько не было. Я не стала читать, все что произошло, надеюсь пойму позже.

Весна. Ужасное время. Все начинает течь, природа снова просыпается. Кажется, это должно радовать душу, но нет.
Для одной темной личности это тоска смертная. Ну вот что особенного в этой весне. Одна радость- трава появится. Значит не нужно больше думать, как от голода не сдохнуть. Весна, снова гормоны ударяют в голову, как это надоедает.
Яшма никогда не любила весну. Это время для нее самая больная тема. Нет, она не завидует новоиспеченным парочкам. Кажется, совсем она перестала что-либо чувствовать, любовь не исключение.
"Ты боец, так и будь им,"- постоянно повторяла она себе. Это правда. Но иногда и свет кажется не милым хотя бы без нескольких знакомых. Никто не умеет жить в одиночку. Даже она.
Снег в зимнем саду начинал таять. Яблоки были уже не такими подмерзшими. Можно было съесть и не жаловаться на зубную боль от обледенелых фруктов.
Не спеша, кобыла шла между талых сугробов, жалуясь на слякоть самой себе. Яхонт сидел на ее спине и говорил что-то о погоде, о здешних краях и их обитателях. Это было довольно интересно. Птица рассказывала о шайках и табунах. Что в них происходило. Куда лучше податься, с кем можно водиться. Как обычно, он лучший ее советчик и друг. Ничего больше и не надо. Можно так и всю жизнь прожить, но становится скучно, разум требует общения, душа смены окружения.
И так не спеша она пробралась в чащобу зарослей. Где обнаружила лошадей. Не зная с кем заводить диалог, она просто встала ,молча в стороне, ожидая, что к ней кто-нибудь обратится. Ну а если нет, то всегда можно уйти.

132

С того самого прелестного озера ты сорвался галопом, наверняка удивив фризку и незнакомца вдали. Ты козлил, разъяренно сопел и весь извивался, преодолевая поваленные деревья и с харизмой змеи огибал деревья, которые встречались на твоем пути. Долгое спокойствие. Энергия накопилась и теперь тебе нужно выпустить пар. Это что-то по типу анабиоза, в котором ты проводишь большую часть своего времени. Но иногда бывают срывы. Тогда, когда ты вспоминаешь мать, которую затоптали. Она лежала на земле, несчастная и беспомощная. Она тонко и протяжно ржала, но всем было все равно. Огромное количество лошадей бежало, сломя голову и их не интересовало ничего, кроме спасение собственной задницы. После остановки сердца по ее мертвому телу пробегались, даже не оборачиваясь - будто бы она была не больше, чем лежачий полицейский. Ты ненавидел табуны - каждый думает только о том, как бы ЕМУ набить брюхо травой и выспаться в более укромном и теплом местечке, чем у товарища. Было трудно передать твои чувства. Все эти картины всплывали перед глазами вновь. Ты ускорялся, глаза налились кровью, а дыхание участилось в три раза. Сердце колотилось так, что ему недолго было разорваться. Не хватало воздуха. Ты задыхался. Хотел остановиться, но ноги не слушались тебя, тебе казалось, что если за начнешь тормозить, то запутаешься и полетишь кубарем к чертвоой матери и сломаешь себе ноги. Так продолжалось бы до того, пока бы ты не угробил себя - да ты и не боялся смерти. Она манила тебя в каком-то смысле. Но ты должен был отомстить... Мысли были противоречивыми. Их было много и все они мешались в одну кучу. В глазах начало темнеть, ты едва не свалился на землю, но успел завалить левое плечо на ствол дерева. Ноги сами затормозили. Ты чувствовал, что сейчас упадешь. Но это длилось всего пару секунд - у тебя был очень стойкий организм и ему было нужно всего лишь несколько секунд для того, чтобы прийти в норму. Ты отошел от дерева и стоял, уже опираясь только на свои ноги. Ты громко вздохнул и твой взгляд четко устремился вглубь леса. Ты чувствовал, что ты на верном пути. Хотя, ты не видел шайку уже несколько месяцев - Делонд, небось, решил, что ты уже умер под каким-то деревом.
Ты энергично шагал и вскоре вышел на поляну необыкновенного места. Это было что-то типа зимнего сада. Зима не дворе, а на деревьях виднеются яблоки. Красные, наливные. В животе заурчало. По всей виимости их здесь было много, но популяция шайки быстро ликвидировала плоды яблонь и теперь лошади, сытые, стояли в рассыпку на этой поляне, мирно перебрасываясь фразочками. Ты был весь заклеенный, грудь вздымалась при каждом вдохе, а из ноздрей вываливались клубы пара. Ты выглядел как всегда в форме. Мышцы выглядывали из-под  тонкой шкуры, ты был высок и подтянут, но далеко не культурист. Так, пару рельефностей, придающих мужественного вида.
Ты смотрел на все эти грубоватые морды, жеребца было трудно отличить от кобылы. Да и кобылы ли они, если в них даже нет той капли нежности и женственности. Не больше, чем продолжательницы рода. Ты презрительно фыркнул, все еще оставаясь "на пороге" когда-то родной шайки. Ни одного знакомого лица, силуэта... где же Делонд? Хм, вряд ли он мог уйти куда-нибудь... он такой ответственный всегда. Ты осторожно осматривался в поисках знакомых лиц. Но все тщетно. Кто-то выкрикивал что-то типа "Где вожак" и тыры пыры, похоже, новички. Да, для тебя это тоже был вопрос, хотя ты не был профаном.
Ох, а вот и знакомые физиономии. Мартин и Реквием. Эм... у них уже ребенок? Ты приподнял одну бровь, взгляд был вопросительно-непонимающий, но уголки губ приподняты. Еще одно чубарое отродье.
Смотря на то, как соловый крупный жеребец представительно надвигался в сторону новоприбывших лошадей, ты понял, что он здесь что-то типа большой шишки. Может быть, это новый глашатай? Хм, странное дело. Прошлый тоже соловым был. Ты не хотел вспоминать тот инцидент и как там все закончилось. Хотя... в общем, ты решил не забивать свою голову совершенно ненужными мыслями и спокойно подошел в копне лошадей. Серая кобыла казалась тебе шустрой, гнедой жеребец - молодым, ветренным и непокорным. Эх, тоже мне искатель приключений. Так не хотелось, чтобы он разочаровывался в вашей собачьей жизни. Аж жалко стало.
Ты остановился на ряду с серой кобылой, но даже не смотрел в ее сторону. Тебя мало интересовали малознакомые или вовсе незнакомые лошади.
- Хм... а где, собственно, Делонд?! - губы скривились в ухмылке, ты оценивающим взглядом смотрел на солового жеребца. Пока что отношение к нему было неопределенное. Но в шайке даже воздух был пропитан каким-то высокомерием... естественно, что это настроение передалось и тебе.

Отредактировано Ахилл (2012-03-11 00:01:32)

133

настроение ни к черту...

Ооо… Неужели меня ещё не размазали по земле? Даже одарили меня своим драгоценным вниманием… радовало, что в мире есть кто-то неравнодушный, кто-то, кто понимает, как тяжело быть врознь ото всех, это прямое отдаление от выгоды. Мне стало на столько приятно, что мои маленькие, нежные губки подмигнули соловому признательной ухмылкой. И я тут же вскинула взгляд на Периа йта. Он был таким же невозмутим, отдалимый ото всех. И только здесь на удачу, он благородно заглянул в мои глаза и мы поняли друг друга. И после нашего зрительного контакта, я продолжила введение беседы с незнакомцем.
- И вам здравия…
….
Извините, но я не вижу смыла описывать ту заброшенную долину, откуда я родом..,
Мне куда интереснее узнать откуда вы, поскольку я не знаю здешних мест, а вы, я вижу, даже очень знаете…
– на последнее я сделала коварный акцент, хитро подозревая солового во главенстве над сборищем  таких же копытных.

134

Блэр остановилась на довольно-таки большом расстоянии от лошадей. Их не то, что не уменьшилось. Их стало больше. Она посмотрела на пробегающего мимо солового. Марсель направился к жеребенку. Чубарая хотела последовать за ним по привычке, но сделав два шага остановилась. Везде были новенькие. Что-то внутри у лошади сжалось. Она явно недооценила важность тех моментов, когда они были не с этой огромной компанией вопросительных взглядов и морд. Единственное что радовало её сейчас это то, что она видела, как мило воркуют Хольга и Маргинал. Она, конечно, отдавала отчет себе в том, что они никогда не подружатся и все это берд, но они классно смотрелись вместе и все же были ей уже знакомы. Ведь так приятно видеть тех, кто уже не такой чужой, пускай вовсе и не друг тебе.
Именно в момент этих мыслей на сцене появился впечатляющий Ахилл. Блэр всегда в тайне восхищалась им, конечно Делонда она уважала и даже, наверное, воспринимала как жеребца прекрасной внешности, но вот Ахилл, он своими речами и этим странным взглядом всегда заставлял кобылу замирать в нерешительности. Конечно, об этом никто не знал. Ахилл не считал её себе ровней и даже не замечал, как и большинство кобыл, потому что она так и не заслужила место среди шайки. Быть может теперь, у неё выпадет шанс стать хоть кем-нибудь.
Блэр вздохнула и направилась к Марселю. Все же она слишком любила жеребят, чтобы оставить ребенка без внимания. Она внимательно рассматривала малышку, когда приближалась к этой смешной парочке. Чубарая встала недалеко от солового и дружелюбно фыркнула.
- Привет я Блэр, а этот дяденька тут главный.
Кобыла посмотрела на Марса и хихикнула, он, конечно, был старше и опытнее и все дела, но только когда рядом с ним стоял жеребенок можно было осознать насколько они вдвое далеки от этого приятного и беззаботного возраста.
- Он, конечно, злодей, но жеребят не ест, я проверяла.
Кобыла вновь улыбнулась, но тут к ним подошел Ахилл. Блэр почтительно кивнула и сочла разумным промолчать, потому что это был их разговор. Жеребцов, которые давно заслужили свои места. Особенно, по мнению Блэр, Ахилл. Она бросила на него взгляд, потом перевела на солового.

135

До тебя еле-еле доносились приглушённые голоса лошадей, взгляд сверлил тушку молодой кобылки, стоящей перед тобой. Не то, чтобы она тебя чем-то привлекла, заинтересовала, просто она была той, на кого казалось бы можно было смотреть без опаски, да и смотреть было приятно. Она казалась ещё такой белой, непотрёпанной этим серым миром, той, на чьих плечах ещё практически нету грехов, той, чей путь в рай, если бы ты верил в него... ты не являлся верующим. Рай, ад, боги? Тфу ты, выдумки тех, кто желает скинуть все свои проблемы на учения Бога, все свои невезения на собственные грехи в прошлом, а дабы не бояться будущего придумать его себе, объясняя с раннего возраста " Еслия  буду хорошим - попаду в Рай, буду плохим в Ад, и какие проблемы?" Ты уже заранее знаешь свою судьбу, точнее придумываешь её себе, так жизнь становится проще, только вот вся жизнь состоит из одной ложи.. всю жизнь ты лжёшь себе, всем окражующим, и всё ради чего? Чтобы не бояться той самой неизвестности, что впереди? А мы её будем боястья. Мы её боялись, боимся и будем бояться, даже если об этом и не будем говорить.
Спереди, около жерёбнка показался силуэт светлой лошади, чей образ был размыт в ходе твоих размышлений, лишь по прошествии некоторого времени, ты заблогарасудил и взглянул на того, самого незнамца, чей взор был полон некой высокомерности и наглости. Он возомнил себя здесь неким высшим слоем общества, величием, чьей гнилой душенке положено оценивать простой люд. Ты лишь клацнул про себя забами, зажал уши к затылку и сверкнув очами поделился мыслями:
-Оценивать себя будешь, перед зеркалом, на меня так даже не пялься. Делонд в отставке, а вы собственно кем ему приходились?
Прищур, тебе было плевать, как это выглядит и что будет далее, ты устал уже стоит из себя ангелочка, чьи нервы ничто не затрагивает, которому можно бездалостно ебать мозг,  а он будет продолжать улыбаться, угнетая своё нутро, пожирая собственное здоровье огромными кусками с каждым словом тех, кто давно уже сгнил душей, но старается показать, что он великое чудо сей планеты, а все остальные - дерьмо.
Лишь тонкий голосок на фоне всех остальных довольно грубых и высокомерных голосов раздался говор новенькой. Пожалуй, она тоже не была далеко ангелом, но она была ещё не столь взрослой, чтобы ты смог её сравнивать с остальными, присутствующими на этой поляне.
-Со мной можно на ты. И пожалуй, ты не права. Я не знаю эти земли, я не помню ни одних земель, их было слишком много.
Пояснений пожалуй не требовалось, ты был вечным странником, тебе никогда не было дела до того, что тебя окружает, тем более хранить всё это в своей памяти - не твой стиль... но как бы там ни было, постепенно ты стал погружаться в воспоминания.
  Ты бежал вверх по склону бархана. Шкура антилопы отчётливо выделялась на фоне красноватого песка. Одеяние благородного животного оттеняли лишь черное пятнышко на кончике хвоста и маска того же цвета, скрывающая глаза и нос. Антилопа оставляла за собой кровавый след из раны на ляжке. Тебя охватывала паника, пытаясь убежать от охотников, ты глубоко вонзал копыта в рыхлый песок. Напрягая силы ты скакал к гребню бархана, кровь обильной струёй покидала тело. Мышцы шеи сопровождали каждый ярд, добытый такими усилиями. Где-то там, позади раздался пронзительный крик животного. Антилопа мерта, силы на исходе, ты буквально плетёшься и думаешь, как бы не упасть... темнота, больше ты ничего не помнишь, лишь дрожь по телу и тогда и наяву.
Ты бросаешь болезненный взор на чубарую, чья персона явилась вдруг, а ты уж думала она на совсем покинула тебя. Сейчас же стоит, мило бесеует с жеребёнком, только вот тебя это уже не особо задрагивает. Мысли всё так же в той картине, ты не понимаешь было это сном или жестоким прошлым, ты не помнишь ничего... лишь редкие картины, похожие на жуткий сон.
-Удалось, только не дали мне поспать сколько хочется.
Расплывшись в некой улыбке, всё ещё довольно усталым, задумчивым голосом ответил ты Хольге, искоса поглядывая на Блэр.

136

опять без вдохновения

А, ну всё отлично. Даже шикарнее некуда.
Я несомненно польщена таким затронутым вниманием, но... в то же время озадачена. Впрочем, это не важно. Вся ситуация обрисовывалась примерно в такую картину:
Мы отлично сплелись языками с соловым «главным дяденькой», возле нас, судя по очевидным ощущениям, находится спутница его и ей все так мило… Она так добра… Как-то, прям-таки, удручает… Но, мне приятно… Да-да, мне хорошо, по телу льётся что-то теплое, это как-то… комфортно. После таких раздумий, я не медля оглянулась на своего тёмного сопроводителя. Ничего не изменилось, я только скинула с себя ношу о каких-то сомненьях о тревожном. И снова, взымала взгляд вверх, чтобы отчетливо видеть глаза собеседника. Видеть его куда дальше обыденного… Быть может, внешность моя и была милой, но лицом я несла совсем другую энергетику. Например, которую несла сейчас светлому. Хотя, это было больше похоже на сосредоточенность, но бровки постоянно играли в маленького чертёнка… Мне даже как-то странно, иногда хочется вонзить зубы в другое существо, повалить его и безжалостно раздирать на куски. Ну кто так делает? Такие мысли меня очень пугают…
И сколько мы так будем ещё стоять? Зачем просто кидать пустые слова? Я лучше огляжу его ещё раз и так мне станет ещё понятливее его сущность, ведь наши слова, это некая мантия, которую мы можем применить в своих протребных интересах, а «себя внутреннего» не выдаем, во всяком случае не всем… Поэтому, ни к чему мне слушать это пустое бормотание, я лучше вижу сущность через неё саму.
- Вы должны её взяяять… Вы должны её взяяять… – о родные… Это коварная птица повела разговор с моим и ещё раз повторяю, с моим собеседником. И причем, так пристально зашипела, даже у меня мурашки по коже пробежались, а ведь я его уже наслышалась. Всё вздрогнуло, я наверное, даже подскочила. И в испуге, сорвалась на более высокий тон.
- Ты… Ты… Ты… Чего шипишь то? Зачем? – я не уловила его речь, не разобрала, что он отел вызвать этим шипеньем. Быть может, это слышал только соловый, а я, ничего не поняла.

137

Круто же поменялась шайка за твое отсутствие. Но… сколько тебя не было? Около полутора месяца… всего-то. Ты редко пропадал на такой длинный промежуток времени, но в тот раз тебя охватила сильная депрессия, и ты нуждался в одиночестве так, как любой другой в кислороде. По сути, одиночество и было для тебя воздухом. А пока вокруг тебя были другие – этого воздуха не было, тебе было слишком тесно с ними. Они поглощали все вокруг, не оставляя тебе ничего. Но ты уже научился задерживать дыхание где-то на полгода, а в прошлый раз продержался почти целый год.
Но в жизни не всегда все складывается, так бы нам этого хотелось. И в тебе боролись два разных я – Я одиночки и Я бойца. Ты не слишком ликовал от бщества невежд, в котором ты пребывал. Неплох был бы тот же Королевский табун, о прибытии которого ты уже успел осведомиться от ближайших лесных обитателей, которые бурно обсуждают эту новость. И, наверное, слова те звучало далеко не из первых уст, поэтому всю ту информацию нужно было поделить на десять, чтобы выкроить оттуда правдивую суть. Табун был здесь, ты это знал. Но это слово… «табун»… кровь закипала от одного этого клятого слова. Но слово «королевский» немного смягчало твое понимание, даже больше, тебя интересовало оно. Вот там, наверняка, есть с кем поговорить  чем-то высоком… а не о предстоящем мордобое. При этой мысли ты покосился на группку жеребцов, которые шумно что-то обсуждали. Вряд ли они сейчас говорили об искусстве, философии или будущем.
Ты часто задавался вопросом: «Что ты вообще здесь делаешь?!» Но Делонд был иным и лошади при нем здесь тоже были другими. Общество радикально поменялось, хотя, возможно, твои столько скептические впечатления напрасны и ты найдешь здесь более-менее достойного собеседника.
- Оценивать себя будешь, перед зеркалом, на меня так даже не пялься. Делонд в отставке, а вы собственно кем ему приходились? – окрысился вдруг соловый предводитель, что вызвало у тебя ухмылку. Затем ухмылку заменило подобие улыбки, ты с некой жалостью смотрел на жеребца.
- Ударив по воде сильно, можно только ушибиться самому. – хмыкнул ты, недовольно обмахнувшись хвостом. Ты был не дурак и понимал, что ссориться с вожаком не в твоих интересах, если тебя интересует дальнейшее пребывание в шайке. Но с другой стороны… ты вольная птица! И не обязан прогибать спину под этой выскочкой, да ты в любом случае не будешь этого делать. Никогда.
- Кто сдерживает пробудившийся гнев, как сошедшую с пути колесницу, того я называю колесничим; остальные — просто держат вожжи. – снова сказал ты. Тебя унизило отношение солового жеребца к тебе. Ты не любил ввязываться в драки, да и привилегия не на твоей стороне. Ты продолжал сохранять, свойственное тебе, ледяное спокойствие. Вдруг, на лице твоем пробежала мимолетная усмешка. Интересно, он вообще понял о чем я?
- Гнев порабощает и унижает даже достойнейшее существо… новый метод правления? Вам так Делонд посоветовал делать? Сомневаюсь.  – ты сделал небольшую паузу. – А я, собственно, в шайке ровно столько, сколько себя помню. Мое имя Гидраргирум, но для  Вашего удобства называйте меня Ртутный. К вашим услугам.– ты плавно развернулся и отошел от жеребца, не желая слушать его ответа. Да, тебя, в принципе, это вообще не интересовало. Ты хлестнул себя хвостом по боку, но между тем, остался собою доволен в полной мере.

Отредактировано Hydrargyrum (2012-03-14 00:04:51)

138

Молодой соловой стригунок стоит на вершине бархана. Этот удивительный вид, что дарит пустыня не могла не наполнить душу неким восторгом, и не принести с собою беспокойство. С вершины бархана открывался величественный вид. Клонящееся к горизонту солнце превратило песчану. равнину в сверкающее стекло. Тут и там переливались лужицами  тепловые миражи, создающие иллюзию просторных озер, - лживые обещания этой беспощадной пустыни. Там, где-то поодаль, приковывающе к себе вгляд разрастался, поднимался спиралью одинокий песчаный столб, упирающийся в облако пыли высоко в небе. Это был "песчаный дьявол".  По равнине одиноко, на встречу дьяволу брела ранненая антилопа, чьё тело покидали силы с каждым мгновеньем, но подгоняемая собственной силой воли они шла навстречу смерти, не желая больше мучаться. Каждое движение было проникнуто сильнейшей болью, хотелось было наверное чем-то ей помочь, но нечем было. Ты лишь, как будто бессердечно наблюдал с высока над её мучениями.
Взревел мотор мотоцикла, крики людей, погоня. Они забыли уже про тебя, их главной целью была и так уже умирающая антилопа, да и хорошо. Тебе пожалуй следовало бы наверное развернуться и поскакать отсюда подальше, да любопытство не позволяло. Антилопа почувствовав погоню, устремилась лёгким бегом, прихрамывая по-моему на все четыре ноги вперёд, навстречу песчаному столбу. Мужчина с женщиной довольно активно преследовали её и перед самым дьяволом, так и не решились развернуться, покинуть свою добычу. Золотистая шкура, буквально сливающаяяся с песком вечерней пустыни, скрылась в столбе пыли, на прощанье издав лишь протяжный прощальный крик. Душа затрепетала, стало буквально не по себе. Воздух наполнился отвратительным запахом опаленой шерсти и горелого мяса. Это была твоя первая смерть, совершившаяся на твоих глазах, тогда ещё молодого жеребца. Именно она заставила покинуть родные земли, взорвать своё представление о мире и ускакать туда, где тебя не ждали, встать именно на тут путь, который привёл тебя сюда.
Поникнув духом, ты окинул всех, кто окружал тебя. Все фразы сказанные новичком пронеслись мимо тебя, что-то сказанное больно заумно им, ты даже и не стал слушать, хватило его мерской рожи, переполненной пафосом, и так было понятно - сопляк, чьё мнение явно завышено о себе. Только вот предстояло узнать, есть ли на то основания или можно спокойно троллить данное существо, при этом не испытывая мерзкого жужжания совести где-то там, в глубине тебя.
-Маргинал, Блэр - вы идёте на разведку.
Уверенно отдал приказ ты, но после подумал, что стоит взять третьего. На глаза попался пегий, чьё имя ты или не знал ещё, или уже забыл, но всё же считал, что его стоит отправить вместе с Маргом.
-И Марг, возьми с собой ещё того, пятнистого..
Ты показал носом в сторону жеребца, надеясь, что Маргинал поймёт о ком ты.
-Ты за главного.
Проходя мимо Маргинала, кинул через чур небрежно ты. Не нравилась тебе эта мысль отправлять новичком с недавно только испытанном Маргинали на разведку, но другого варианта к сожалению не было. Твоё состояние не позволяет отправиться с ними, ты будешь лишь обузой там.

139

Глядя в рот белоснежной кобыле, которая просто игнорировала обращение к ней, Маргинал злился и заложив уши, плюнул совсем на нее и отошел в сторону. Но заметив что и Хольге вожак отвечать не торопился, он усмехнулся.Только он собирался наравиться к подруге и узнать,может он вдруг стал невидимым, как резко почуял новый запах. Пота и гордыни. К саду приближался незнакомый персиковый жеребец, беззаботно выделывая свои козлопуки. Посмотрев на него Марг подумал -"Где ж он, бедный так обгорел?".
  Рассматривая гостя, Марг подошел поближе к вожаку,ненадолго забыв про Хольгу. Слушая его чуть ли не с открытым от презрительного удивления, вороной громко фыркнул.
"Лучше бы этот пЭрсик рта не открывал" - так и звучало в его голове и улыбка все больше и больше расползалась по морде. И вот, пронаблюдав и за новеньким, Марг, найдя в этом причину для разговора  с вороной, мысленно формулируя очередную острую речь, направился к ней. Но не тут то было!
- Что? – Марг встал как вкопанный и уставился на вожака – В разведку?! Да еще и с ней? Ты шутишь? – совсем забыв о своем положении в шайке, громко высказался жеребец.
Проследив за кивком Марса, он заметил скучающего пегого титана. Мысли бегали в голове, но одно радовало, с такими ножищами как у него опасность пройдет стороной. Но безгривый не хотел так быстро соглашаться,и растерянно глядя на Хольгу раскрыл рот что бы возразить. Он вспомнил их разговор о том что она думает нужна ли ей шайка. Вдруг пока он опять где-то ходит-бродит,она возьмет и нарушит их договор, покинет шайку? Да и после купания «в пруду» Марг еще не совсем отошел. Что за день вообще такой везучий?! Но услышав последнюю реплику вожака, Марг выпрямился и официально, хоть и подавленно ответил:
- Хорошо,я понял. Я могу сам выбирать направление куда мы двинемся?
Растерянность так и сияла в его глазах. Сейчас, он уже подписался на вечное пребывание своей грязной душонки и ломкого тела в шайке.А она…Она до сих пор свободна и может бросить все и уйти….

140

Соловый был занят своими мыслями, так что на Хольгу внимания не обращал. Марселя все дальше и дальше уносило прочь от шайки, так что кобыла на миг подумала – коню сильно не поздоровилось во время их с Маргом прогулки, и теперь, приложившись беловласой головушкой о камешек, вожак тронулся.
Но невидимой она осталась не только для золотистого, но и для серой малышки, и для явившейся как всегда неожиданно Блэр. На последнюю вороная была не в обиде. Эта кобылка явно отличалась заводным, пробивным и ярким нравом. А звезды, как говорятся, землян не замечают.
И вот опять новый персонаж. Соловый тонкошейка. Он прошествовал в сад, словно все вокруг тут принадлежало только ему. Величественное презрение во взгляде заставляло, чуть ли не скорчиться и поспешно отползти в сторону, уступая дорогу его величеству. Хольга же, наоборот, заинтересованно навострила уши.  Нестандартные личности, пусть даже страдающие манией величия, всегда вызывали у нее интерес. Жеребец же явно видел шайку не впервые. Бросив пару пафосных фраз, он затих. Хм, у него даже молчать получается как-то по-царскому. Правда, все еще не понятно, чего это он забыл в саду. Такие господа обычно не состоят ни в каких сообществах – слишком ничтожны для них их собратья.
Марсель наконец, соизволил ответить. Вот же… краткий. И непробиваемый. Даже подвижной Блэр не удалось его расшевелить. Отдохнул он, как же. Вороной показалось – он за время прогулки еще больше завис. Или замерз. И чем теперь его расшевелить? Впрочем, это не ее проблемы.
Ее проблема строит глазки беленькой. Хольга хрустнула зубами. Знал, чем ее пронять. Если бы Марг устроил тут публичное разбирательство с соловым, кобылица, пожалуй, смотрела бы на это лишь, как на очередное развлечение, не принимая близко к сердцу. Но вызывать в ней ревность? О, ревновать Хольга умела! Но показать это жеребцу? Ну, уж нет. Равнодушно скользнув по парочке взглядом, кобылица вновь перевела взгляд на «короля солнце», горделиво застывшего в одиночестве и, видимо, обдумывающего новый пафосный монолог. Может, подойти, поговорить? Это ее позабавит и заставит ненадолго отвлечься от жгучей изжоги, возникавшей при одном взгляде на новенькую белую.
Может, так бы она и поступила, если бы Марсель вдруг не изъявил желание «осмотреться». И опять он выбирает Маргинала. Что ж солового так привлекло в безгривом? Может, он видит нечто, не доступное для глаз вороной? Ну не похож Марг на верного и бездумнопреданного соратника. Хоть убейте, не похож.
Она поймала растерянный взгляд вороного. Тот, похоже, такой «подлянки» от вожака не ожидал. Тем более, с кем это его отправляют? С Блэр? Ха! Да еще малознакомый пегий. Да уж, есть от чего прийти в восторг. Хотя бы главным назначили.
Хольге хотелось пойти с ним. Мир опять грозился превратиться в серую сонную картину. А она, кажется, уже успела пригреться в лучах харизмы одного безривого типа. Вот он сейчас исчезнет, может и надолго и… Стоп, что-то она совсем уж расклеилась.
-Счастливого пути, - вороная оказалось рядом с Маргом, лукаво щурясь по своему обыкновению.  Словно невзначай коснулась боком и вновь отстранилась. Радовало одно – беленькая ведьма еще не успела его околдовать. Даже понимая, что Маргинал, скорее всего, просто флиртует ей на зло, она не могла избавиться от тревоги вновь утратить внимание вороного. – Повеселитесь на славу. И не провалитесь там… под лед.
Она весело подмигнула. Она утопает отсюда, как только Марг и его разведчики покинут сад. Ненадолго, верно, успеет вернуться до их появления. Во всяком случае, теперь есть причина, чтобы возвращаться. Веская и лысая.
-Впрочем, пока вы отсутствуете, я, пожалуй, прогуляюсь. Может и успею вернуться раньше вас, - и с этими словами Хольга в который уже раз поикнула пристанище шайки Марселя.
---------------Река Жизни

Отредактировано Хольга (2012-03-19 20:42:03)