Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Холмистая степь

Сообщений 1 страница 20 из 111

1

http://s008.radikal.ru/i306/1112/7c/76cadb30ec17.png
Стык двух природных зон. Степь еще не кончилась, постепенно переходя в горы. Растительность становится реже, холмы больше. Появляются разломы, ущелья.

2

-----начало игры.

Необъятное чувство, тебе хочется бежать…(с)Нюша
Вокруг все белое. Ноги приятно вязли в холодном снегу, было так весело вскидывать задние ноги вверх, выше головы. Снежинки потом падали на спину и везде вокруг. После долгого бега так приятно рухнуть в снег со всего своего роста и поваляться, да еще и пофырчать во весь голос. Жизнь одиночки, что может быть прекраснее. Молодая совершенно дикая кобыла. Свободная от социальных связей, как с людьми, так и с другими животными. Она пропадет, никто не заметит. Не было первой любви. Разбитого сердца. Огорчений. Друзей. Ничего не было. Был тренер и желание бежать. Первое пропало, второе осталось. Теперь смысл бега был ясен. Бежать прочь от денников, телег, людей. Туда, где о них никто не вспоминает и ничего не напоминает. Жизнь бродяги для красотки кобылы была веселой и непринуждённой она обожала гонять всякую живность, наводить страх. Убегать от опасности она тоже умела, но не любила, скорее кидалась на врага словно ужаленная змеей.
  Вот очередной день. Кобыла паслась на холмистом поле. Для того чтобы это было возможным она сильными ногами раскапывала сугробы и искала там траву или корешки. Уши были прижаты к голове и внимательно следили за тем, что происходит вокруг. От раскопок снег оседал на морде и гриве и блестел. Дул ветер и хвост развивался словно флаг. Кобыла тем временем корчилась и сжималась от того ледяного ветра, который ее пронизывал насквозь.
  Поэтому Милк приняла волевое решение поменять место нахождения и легкой рысцой направилась в сторону низины, там ветер не был таким колючим, его там вообще не должно было быть, но там сугробы были толще. Кобыла пошла быстро и по глупости по протоптанной кем-то тропинке, которая заледенела. Она поскользнулась и упала, да так что покатилась вниз по склону на пузе. Вскоре она, конечно, поднялась на ноги, но падение было.
  И Милк заметила жеребца, который наблюдал за этим зрелищем. Она лишь зло фыркнула и посмотрела в его сторону с интересом. Она давно не видела других коней, а тут еще и жеребец, да еще как полагается вороной. Она не скрывала интерес и направилась к нему на этот раз шагом. Но замерла на достаточном расстоянии, прижала уши и приветственно заржала, ударив копытом по земле. Она предлагала ему гонку. Побегать. Наперегонки. Заманчиво?

3

----------------- Начал игры.

Что такое жизнь? Ты её доволен? Не редко мы спрашивает это у себя, постоянно думает, что можно было так много изменить из прошлого, но если бы это сделали, то какой бы была наша жизнь сейчас? Да ладно вам, нет таких, кто скажет, что полностью доволен жизнью от начала и по сегодняшний день. Вы можете соврать мне, себе, да кому угодно, но что-то да поменять, исправить хотел бы каждый, да и сделал бы это, если бы выпала такая возможность.
В этот зимний день я шла по тропе, среди леса. Нет, густым его было назвать трудно, деревья рядились, кустов вообще не было, а сосны, что уже не одно столетье тут, стояли такие старые и могучие, возвышаясь над всеми. Какие они были гордые, высокие и мудрые. Казалось, что они знаю все, даже то, как писалась сама земля. Я остановилась, подняв вороную голову, стала пронзительно смотреть ввысь. Пара снежинок легким ветром сорвались с ветки дерва и медленно, будто танцуя вальс стали падать к земле. Они красиво кружились, делая прекрасные повороты, то приближаясь, то отдаляясь друг от друга. Было безумно красиво наблюдать за этом творением природы. Я пристально стала наблюдать за этими двумя снежинками, что были так красиво изображены, будто мать-природа рисовала каждую их веточку, такие узорные и одинокие. Одна из них приземлилась себе на морду, а вторая продолжала падать в тоскливом одиночестве, продолжая их незаконченный танец. 
Кобыла посмотрела на снежинку, что была на её черной шерсти и улыбнулась.
- Да, жизнь не справедлива. Вот и ты сейчас превратишься в каплю воды и больше не станцуешь вальс. – тихим монотонным голосом сказала ты и замолчала. Маленькая снежинка, как и было сказано, превратилась в каплю воды, навсегда потеряв свой единственный и уникальный узор. Говорят, что нет в мире не единой одинаковой снежинки, как удивительна природа, её творчество порой заставляет поражаться насколько сложная и многогранная жизнь.
Морриган продолжила идти. Перед глазами все еще мелькали силуэты тех снежинок, что пару секунд назад танцевали свой незабываемый последний танец. Копыта погружались в не растоптанный снег, сугробы были то глубокими, то совсем мелкими. Было достаточно тихо, даже звуки природы решили сделать паузу. Ветра почти не было, только изредка можно было его почувствовать, как нежно он пролетал сквозь деверья, легко задевая твой длинный и густой хвост и гриву, будто заигрывая с кобылой.
Мне так нравилась зима. Она была настолько прекрасна и необычна. Будто чудеса и волшебство и правда существует. В такое время года больше всего начинаешь верить в сказку. В свою неповторимую сказку. Я наслаждалась каждым мгновением этого дня, казалось, что ничто и никто не сможет его испортить, не позволю.
Легкий, такой непринужденный шаг. Мне не было куда спешить. Я одна. Но это никак меня не тревожило. Порой, когда ты сам, принадлежишь только себе и живешь для себя. Не впуская в свое жизненное пространство посторонних. А зачем? Что бы они все испортили? Весь твой покой? Я легко могла идти куда хочу, не спрашивая и не требуя советов. Не люблю их. Зачем указывать мне как мне жить, когда тот кто указывает, прожил такую малость? Даже сто лет проживи и это будет малость по сравнению со всей жизнью. Все мы делаем ошибки, падаем, но не каждый поднимается снова. Некоторые так и остаются ползать под ногами тех, кто сумел подняться.

Появилось дикое желание сорваться в бешеный галоп, мчаться сквозь эту жизнь. Зачем сдерживать себя? Зачем останавливать свои желания? Морриган встав на красивейшую свечку издала ржание, что эхом разнеслось на все округи и сделав сильный толчок рванула вперед. Она мчалась сквозь деревья, что с каждым метром становились реже и реже, казалось, что вот скоро лес закончиться. А почему казалось? Это и правда был конец леса, а перед твоим взглядом открылась широкая холмистая степь.
Резко остановившись, ты замерла. Было красиво. Лучи солнца падали на снег, а тот драгоценными камнями блестел и переливался белыми тонами.
Вдохнув полную грудь воздуха, такого зимнего и чистого, ты выдохнула, и из ноздрей повалил пар, ведь температура зашкаливала далеко за -0С.
Я медленно стала идти вперед, тут передо мной раскинулась картина. Молодая лошадка спустилась с холма. Ей окрас был забавен, такой яркий и наляпистый. Против нее ты была сплошное черное пятно на белом снегу. Выражение твоей морды было полностью спокойное и равнодушное, даже любопытства не наблюдалось.
- Куда она движется? – Морриган заметила, что это особь двигалась по направления к еще одной лошади. То был жеребец, тоже вороной, а незнакомка активно пыталась завлечь его поиграть.
- Молодая кобылка. – прозаично и насмешливо сказала ты себе под нос. Это бы сарказм и не более. Ты не была старая, но порой рассуждала как клячя. Да и играть не любила, твое гордое существование не позволяло тебе давать каникулы разуму и как дурочка скакать туда-сюда. Не сдвинувшись не на шаг, Морриган замерла в наблюдении открывшийся ей картине.

4

Угрюмо свесив голову, ты следовал за своим пушистым другом. Нет, ты не уныл - это было бы не в твоём стиле, более того, ты был пуст; не было вообще никаких эмоций, лишь глупый отходняк; такой привычный, наверное без него бы ты уже стал сомневаться, что живёшь. Ты бы просто уже не смог жить без этого цветного мира, без глупых речей, без всего того, что так бесит, но что является уже настолько родным душе, что без него даже более жизни и не представить. Да и как это наверное скучно видеть мир постоянно в одних и тех же цветах? Это ведь неинтересно, угнетает наверняка иногда, а тут тебе свезло - когда ты казалось бы начинаешь скучать, вдруг всё начинает меняться: расцветает, становится таким красивым и необычным, что завораживает.
  Мысли и рассуждения закончились вместе с лесом. Ты достиг противоположного выхода из леса той стороне, с которой заходил. Лис Алон удобряюще кивнул к выходу и ты прибавил шагу, наконец-то выпрямившись. Шея слегка изогнулась в красивой дуге, мышцы напряглись, шаг стал более аккуратным, можно сказать "летящим". Мир преобразился в свой стандартный вид, зрачки вернулись в исходное положение, ты стал даже похож на нормальную лошадь, просто прогуливающуюся по новой территории. Как хорошо, что по твоему внешнему виду редко можно распознать каков ты на самом деле, единственное, что открывает всю твою суть - глаза, которые ты как правило во время приходов попросту стараешься прятать.
Новая местность оказалась довольно схожа с теми холмами, которые ты не так давно покинул. Различие было разве что только в том, что холмы здесь были немного больше и здесь были своего рода дороги, уложенные меньшим слоем снега так, что по ним было довольно удобно ходить и бегать. Пройдя к склону одного из холмов, ты взглянул вниз, рассудок окончательно вернулся на своё место и  до тебя вдруг дошло, что ты сделал. Ты покинул возможно свой единственный шанс обрести знакомых, друзей, а не тех, кто тебя тупо избегать старается. Идиот! Вот идиот! Как всегда слушаешь этого придурка, который тебя таскает постоянно в непонятные места и теряешь из-за него свои шансы на знакомство. Злобно шептал себе под нос ты, так, что даже Алон слышать не мог. Выпустив пар, ты решил всё же обратиться  к рыжем, который за всю дорогу так не вымолвил ни слова и не объяснил ничего тебе.
-Язык проглотил что ли?
Да, не особо конечно мягко спросил ты, но Алон привык к такому и давно уже не обижается, зная, что просто такова твоя манера общаться со старыми знакомыми.
-Нет, я просто думал. Мне надо было с тобой поговорить, но ты знаешь.. я не суюсь к незнакомым. В общем, я буду редко приходить, я нашёл семью, буду жить в лесу.
Тихо ответил Лис, глядя на Эла, он знал, что тот врятли будет особо рад такому известию, ведь это может означать только одно - в случае чего Элу придётся путь продолжать в одиночестве и полный сдвиг по фазе ему будет просто обеспечен.
-Хорошо.
Уже куда более тихо произнёс Эл. В горле, как ком встал, вот так вот 3 года путешествовать с кем-то, а он вдруг покидает тебя, аж мурашки по коже. Он только хотел что-то ещё сказать, как повернувшись уже и не застал своего друга рядом, рыжая шкурка была видна уже где-то в кустах. Нет, он не мог так быстро сбежать от меня. Кто-то идёт. Решил ты и быстро отвернулся обратно к склону холма, дабы состроить вид лошади, которая здесь в полном одиночестве.
Сзади послышалось ржание, ты спокойно обернулся, увидев перед собой пегую особу с голубыми глазами, довольно молодая, наверное примерно того же возраста, что и ты, но куда более острожная. Она не стала подходить к тебе слишком близко, выдержала расстояние и предложила погоняться. Ты был уже готов согласиться, не раздумывая, уж что, что а побегать ты был любитель, особенно в компании, но за кобылой появился ещё один силуэт лошади. Мышцы напряглись. Откуда их столько здесь? Озабоченно фыркнул, как всегда себе под нос ты и стал всматриваться в силуэт. Лошадь неторопливо приближалась к вам, но далее черты леса не ушла. Это оказалась кобыла, говорить более ничего о ней ты не осмелился, уж слишком далеко она стояла, а как известно - со зрением у тебя проблемы, нет, видишь ты конечно хорошо, но чёрт, оно постоянно тебя обманывает.
Ты указал пегой носом в сторону леса, чтобы и она обратила внимание на особу стоящую за её спиной. Медленным напряжённым шагом ты направился к незнакомкам, по пути оценивая ситуацию всю.

5

Жеребец отказал. Молодая кобыла фыркнула и дала невидимому противнику козла, вновь подняв снег в воздух. Уши были прижаты. Она уже пошла прочь, когда заметила его странный кивок головы. Из-за любопытства Милк решила посмотреть в ту сторону и увидела кобылу. Такую же черную. Можно отметить, что она произвела впечатление на рыжую кобылу. Не то что бы неизгладимое и какое-то особенное, просто Милк повернула голову и навострила уши в сторону нее, она не скрывала интереса. Странно, но она никак не могла понять кто эти двое друг другу. Для нее они были черными близнецами, братом и сестрой или же мужем и женой, она не могла найти в них отличия. Но было ясно, что это только пока она не узнает каждого из них.
Жеребец, как свойственно всем жеребцам направился знакомиться. Но ведь та, красивая вороная кобыла стояла намного дальше Милк. А знакомство явно должно состояться было с ними двумя, что-то подсказало, что незнакомка не сдвинется с места, чтобы познакомиться, поэтому Милк, немного оторвав передние ноги от земли, рысью побежала к ней. Она фырчала и изгибала шею, давая понять, что она без злого умысла. На расстоянии трех лошадиных корпусов юная кобылка остановилась и еще раз внимательно осмотрела ее. Ничего не изменилось. Она все так же привлекала ее и интересовала. Разочарования не наступило. Стоит кстати отметить, что рыжая была лишь немного худее, чем вороная кобыла, из-за наличия крови тяжеловоза и примерно такого же роста, правда грива и хвост не были такими изящными, а в голове явно был бардак.
Можно было заметить разницу в возрасте между ними, причем не малую, как показалось Милк. Поэтому она боялась заговорить первая и решила предоставить это кобыле, потому что они с жеребцом подошли, а значит, хотят познакомиться, все было логично. Как ни странно все внимание теперь было приковано к кобыле, жеребец мало волновал рыжую, она лишь пару раз взглянула на то как он к ним подходит и все.

6

Было прекрасное утро. Ханна шла не спеша. Под её копытами скрипел белый снег. На солнце он сверкал, будто какая-то драгоценность. Ханну это очень привлекала, она была этакая сорока с копытами, то есть любила всё блестящее. На спине лошади сидела её подружка ласка. Маленькая пассажирка была очень довольна поездкой. Конечно, сидишь, ничего не делаешь... красота. Только вот Ханну очень заинтересовало это место. Ей тут было уютно и спокойно. Вокруг лошадь никого не замечала. Она скинула со спины свою подругу, что та от неожиданности  раскрыла рот и когда упала наглоталась снега.
- Ты что творишь? Завозмущалась маленькая ласка. Ханна засмеялась.
- Хватит тебе уже на мне ездить. Сама походи. Ласка фыркнула и бежала рядом с Ханной, когда та осматривала местность.

7

Время шло, середина зимы радовала своими белыми снегами, что укрывало все вокруг. Да, было красиво, но все-таки холод не давал расслабиться. Из ноздрей при выдохе выходил пар, твое тело было разогрето, из-за чего холодный воздух, что попадал в легкие выходил уже теплым, что создавало пар. Иногда можно было заметить, как легкий ветер гоняет стаю снежинок под копытами – это было забавно. Они телами из стороны в сторону, будто убегая от страшного зверя, а когда ветер прекращал их гонять, то они мгновенно замирали, а потом снова все повторялось. А небо? Вы видели зимнее небо, когда оно укутано снежными облаками и кое-где пронизываются солнечные лучи, что как спаги торчат из облаков. Ну, разве это не прекрасно? Облака такие тяжелые и в тоже время легкие, смурые и задумчивые, порой глядя на них, то перед глазами вспыхивают твоя жизнь, прошлое.
Я часто вспоминаю прошлое, просто порой даже время не властно над нами и не дает забыть моменты, которые ты так яростно стараешься вычеркнуть из памяти, а вместо этого постоянно о них, думаешь и вспоминаешь. Осмысливая все случившиеся, часто думаешь, что во многом была не права, не правильно поступила, а исправить уже нельзя, ведь не вернешься же ты в прошлое? Как жаль, что это нам не дано. Все что мы может, так это лишь извлечь урок, что бы в будущем не наступить нате же грабли, но порой постоянно на них наступаешь.
Снова ветер подул и снежинки сбили с тебя с мыслей. Ты будто вернулась в реальность. Где делись те картинки прошлого? Где я? Ах да, я тут. Передо мной снова была широкая степь, полностью белая, одиночество, что не покидало меня и незнакомцы.
- Ну да, поражаюсь от куда они тут берутся? – пробубнена Морриган и встретилась в взглядом с вороным жеребцом, который отказался от игры с пегой и направился в её сторону:
- Ну что тебе надо? Иди себе куда шел.. – да, сегодня я была совсем не в настроении, такое часто бывает в последнее время, а не очень общительный характер избавлял тебя от возможных друзей.
Трудно ли мне без друзей? На этот вопрос я вряд ли отвечу точно. Наверно, мне проще быть одной, ведь так я ограничила себя от лишних чувств, привязанностей, предательств, Ведь как часто так званые «лучшие друзья», которым ты доверяешь, в один момент, потом в важный для тебя момент, когда ты поворачиваешься спиной к другу, что бы защитить его, выставляя грудь врагу, а удар наносят именно сзади, тот кому ты верил. Нож в спину и моральная боль бывает сильнее любой физической, да и раны, от полученной моральной или душевной боли заживают намного дольше и болезненней, чем обычные физические. После таких жизненных ситуаций ты начинаешь ко всем относиться в штыки, не в пуская в душу, в сердце, а там поставив замок, что бы не кто не мог туда плюнуть и причинить тебе боль. Все удивляются, вот почему я такая хрупкая и холодная, но никто просто не видит меня настоящую, мою душу, так как я считаю это лишний, доверять кому то. Я порой не доверяю себе, а что уже говорить о доверии к посторонним.
Морриган продолжала стоять на месте, не желая идти навстречу незнакомым лошадям.
- Захотят, то сами подойдут, а нет, то я их и не приглашала. – безразлично прокомментировала свои действия кобыла и копнула передник копытом снег возле себя и слегка фыркнула, дернув головой струсила снежинки, что сели на вороную гриву, которую растрепал ветер по дороге сюда.
Кстати так и случилось, жеребец уверенно шел к тебе, собственно молодая кобыла тоже направилась к ней. Она резко подошла к тебе, но не стала приближаться слишком близко, всем своим видом и действиями показывая, что настроена на положительные отношения. Ты лишь навострила уши и отвела их назад. Когда молодая лошадь подошла, ты осмотрела её. Не такая длинная грива, такой же растрепанный хвост, хотя у кого он сейчас идеальный? Ветер-проказник всем навел свой марафет. Ростом примерно как и ты, лит так на пару, может чуть больше моложе, игривые молодые глаза, и явно такое же не робкий характер, достаточно уверенная в себе. Незнакомка явно понимала, что младше тебя по годам и не спешила начинать разговор первой. Ты тоже пока не спешила, и твой взгляд перешел в сторону вороного жеребца. Он тоже был явно моложе тебя, хоть и не значительно.
- Хорошо сложен. – прокомментировала ты себе, но не как не с восторгом, как всегда твои мысли были холодные и оценивающие, не более того. Он был слишком похож на тебя, во всяком случаи внешне. На фоне белого снега они выглядели как два черных пятна, как дуто демоны пришли в прекрасный Рай. Жеребец не спешил, шел уверенным и медленным шагом по снегу, что проваливался под его весом.
- Ладно, они ожидают от меня первого слова, хорошо. – бесчувственно словила ты себя на мысли и уже хотела что то сказать, как что то мелькнуло в глазах. Слегка оглядевшись по местам, ты искала источник этого явления, что-то где то двигалось. Ага, не так далеко оказалась еще одна лошадь.
- Да от куда вы все беретесь?! Тут что пир какой то намечается?! – проворчала ты, место того, что хотела сказать, да несильно приветливое начало разговора, и вместо ожидаемого «Привет», Морриган угрюмо фыркнула и нервно дернула хвостом, потом сделала холодное выражение морды и приподняла бровь. Присмотревшись, Морриган поняла, что то была кобыла, светлого окраса, и рядом с её копытами наблюдалось движение, какое то животное следовало рядом с незнакомкой.
- Ну давай, подойди и ты. – мыли так и сыпались, да что с тобой такое? Ну уж простите, сегодня в встала не с того копыта. Бывает с каждым.

8

Неспешным шагом, опустив голову к снегу, ты брёл в сторону кобыл. В ноздри бил ядовитый запах хищника, он просто кружил вокруг и как же они только его не замечали? Даже ты, животное с нарушенной работой всех органов чуял довольно хорошо запах своего рыжего друга, а они - нет. Глупые, вот был бы это волк какой, подкрался бы со спины к ним, а они бы даже и не заметили. Разочарованно промямлил как-то себе под нос и поднял голову, понимая, что уже давно близко подошёл к особам противоположного пола и теперь будет просто невежественно стоять с опущенной головой и глядеть им в копыта.
Ты впервые увидел настолько близко этих двух особ, казалось, что если их совместить в одной лошади - получился бы ты. Эта чёрная шерсть, озорной характер, замашки одиночки.. всё это таилось в них в той или иной степени, а собрав всё вместе - получался твой внутренний мир. Сложно было придумать хоть что-то, что можно было бы сказать им, ведь такие разные, да и говорить ты кажется уже попросту разучился, что уж говорить про то, что наверняка забыл, а точнее даже никогда и не знал, как правильно поддержать тему разговора, что когда лучше сказать, а на счёт лучше и вовсе умолчать. Всё приходит с опытом, но у тебя его не было, ты из всех лет, прожитых тобою вынес лишь один урок - никто не должен знать твоё прошлое. Как бы это не было для тебя неприятно, странно, ты должен был, как можно меньше выдавать про себя информации, как можно больше молчать, как можно больше врать. Как странно, все обычно борются с этими дурными качествами характера, а ты наоборот пытаешься их приобрести, и сказать честно, ты это делаешь без какого-либо успеха.
Чёрные глаза блеснули холодом, внутри что-то дрогнуло, ты вспомнил тех, кто уходил, кто плевал в душу, разворачивался и просто покидал тебя. Ты  не смотря ни на что был благодарен им, ведь все эти глупые эгоистичные существа, не смотря на собственные же поступки, принесли в твою жизнь новые эмоции, совершили большой вклад в твой характер, попросту перевоспитали тебя за всё это время.
Рыжая мордочка Алона, выглянувшая из-за деревьев отвлекла от размышлений, он явно настойчиво показывал тебе, что надо убираться, но ты впервые решил его не слушать и остался, а зря. Вскоре на горизонте замаячил аккуратный соловой силуэт: мягкие формы, светлая грива, лёгкие движения, задумчивый вид. Довольно молодая кобыла. Казалось бы, отлично, что тут переживать, а переживать повод был - это была твоя старая знакомая, та, от которой ты попросту сбежал по сути не так давно, и вот теперь вы снова встретитесь. Рыжая морда покачала неодобряюще головой  и скрылась, дав шанс теперь разбираться тебе самостоятельно. Ты же ничего так и не смог сделать, кроме как тупо пялиться на кобылу, хоть и искоса. Да, она была довольно привлекательна и приятно в общении, по крайней мере несколько месяцев назад, но она знала уже хоть и малую, но всё же частичку тебя настоящего. А самое главное - она знала твои приходы. Это было самой настоящей угрозой для тебя, для твоего обитания на этих землях. Был конечно небольшой шанс, что она попросту пройдёт мимо, не заметит или просто не захочет заметить, но в чудеса ты не верил, особенно если они должны свершиться ради твоего же блага. С напряжённой мордой ты попросту застыл и стал ожидать, когда соловая обратит внимание.
Где-то сбоку послышался голос кобылы, первая фраза, сказанная на этом холме за последние минут пятнадцать, ты даже вздрогнул от неожиданности. Было как-то непривычно слышать чей-то голос, чью-то фразу, пусть даже и не столько доброжелательную, как возможно хотелось бы. Пришлось отвлечься. Ты перевёл взгляд на вороную, по очевидности момента устам которой и принадлежала недавно сказанная фраза.
-Заметьте, вы тоже почему-то сюда пришли. Знать вам, быть здесь пиру или нет, а я давно тут и приглашений никаких не получал.
На одном дыхание снёс ты полнейшую чушь, которая только сразу и пришла в твою голову. Будь самим собой. Как приказал себе ты и лишь тогда смог одобрить собою сказанное. Нести бред - в твоём стиле и попросту плевать, если кому-то он не нравится. В последнее время по сути вообще становится всё равно на чужое мнение. Живёшь лишь раз, делать надо то, что хочется тебе, а не кому-то другому.
Переведя взгляд на пегую, ты решил более не следить за соловой. Подойдёт - значит, так должно быть, не подойдёт - и слава богу. Хватит уже трепать себе нервы из-за кого-то. В состоянии полного спокойствия, ты ожидал реакции незнакомки, не высказавшейся за эту встречу ещё ни разу. Но это было не единственным, что требовало ожидания. Приход должен был тоже случиться с минуты на минуту и тогда держитесь, и только затыкайте Элу рот, чтобы тот не вынес вам полностью мозг своими несвязными и бессмысленными речами, попытка в которых вдуматься может принести с собой, как последствие - погнутые извилины вашего мозга и желание закопаться с головой в снег, дабы несколько остыть и отвлечься от только что произошедшего.

9

Бессмысленное блуждание. На душе спокойно, как всегда. Кошки не скребут, собаки не лают, а у тебя наступил период некого пофигизма. Зима. Небо становится мутное, серое и угрюмое. Даже глядеть не охота. Все вокруг белое... будет. А пока что грязно...
и очень сколько - заметил ты, подскользнувшись. Раздраженно мотнув головой и испепелив взглядом то самое место, ты продолжил шагать. Будто бы ему что-то сделается от твоих взглядов. Зато тебе легче от этого. Все таки самоутешение это штука полезная. Ворон на твоей спине нагловато ухмыльнулся. Да, только и умеет, что рожи корчить. Хоть бы слово выдавил из себя. Но он совершенно немой, так как на протяжении двух лет, что вы вместе он не проронил не слова. Это не мешает быть ему хорошим другом. Его преимущество в том, что он умеет слушать. И не смотря на то, что он не может сказать своего мнения, тебе достаточно его мимики. Его скупой птичьей мимики, которую ты научился понимать за это время.
Видимо ночью были заморозки, но тебе то от этого не холодно и точно не жарко. Ты мирно посапывал в пещерке неподалеку. Но теперь вот ты идешь по хорошо вытоптанной тропе, достаточно широкой. Будто бы это какая-то знаменательная общая тропа по которой все ходят. Эээ... это что лёд под ногами?!
Да, похоже так и есть - задумчиво произнес ты, убрав копытом верхний слой снега. Ворон недоуменно на тебя посмотрел и ты объяснил: - Ну, заморозки ночью были. - как то нелепо усмехнулся ты. Ворон пожал плечами. Ну да, ему не понять. Не ему поскальзываться и не ему ноги ломать после неудачных падений. Вах. Перед тобой открылась степь. И не только.
Запахло живностью. Лошади? Подойдя к лошадям, ты понял, что здесь далеко не все знакомы между собой и не все между собой ладят. Несколько кобыл, по которым ты бегло пробежал глазами, остановив свой взгляд на пегой мисс. Ты мигом прибодрился. Она выделялась не только мастью, она казалась тебе оригинальнее темной или соловой кобылы. А посему ты решил долго не медлить. Однако ты ужасно старомоден и фамильярен. Поприветствуем.
- Приветствую, дражайшие путники. - произнес ты, плавно, но уверенно внедрившись в круг лошадей. Сразу стало как-то теплее. С обеих сторон грело два наливных бока - темный и песочный. ¢жеребец с пегой кобылкой стояли напротив и ты пытался ненавязчиво их разглядеть. В частности, заинтересовавшую тебя, пегую конфетку.

10

Появление соловой кобылы с каким-то зверьком заставило юную лошадь насторожиться. Она высоко подняла голову, словно лебедь изогнула шею, а уши стояли, словно две антенны и следили за незнакомкой. Именно в этот момент она почувствовала запах лисицы. Она чуяла этот запах раньше, поэтому с точностью определила, что это именно лиса. Запах был слаще, чем волчий, но чем-то похожий на него и пахло так и от жеребца. Это удивило кобылу. Она взволновано заржала и обнюхала жеребца, не церемонясь. Но потом она вновь посмотрела на соловую кобылу. Та играла с хорьком. Значит, он мог так же играть с лисой. Хотя это вызывало подозрение. Кобыла не встречала лошадей, которые дружили с другими зверями. Эта соловая была первая.
От размышлений ее отвлекла вороная кобыла. А потом и жеребец. Они так странно разговаривали, а юная пегая кобыла не знала, что ей делать. Он был ее ровесником, значит, должен был свеж, весел и активен, при этом он говорит сейчас как умудренный опытом бывалый вожак табуна. Это заинтересовало и оттолкнуло Милк одновременно.
Она уже открыла рот, что бы что-то сказать, как на горизонте увидела еще один силуэт. Она вновь вскинула голову и изогнула шею. Силуэт приближался. Кобыла дала знать о его приближении всем, кто стоял рядом громким и мелодичным ржанием. Ведь лошади были так заняты знакомством, что не заметили его. Да, это был он. Жеребец. Надо отметить, что он был не похож на пару вороных, в нем что-то было более элегантное и подвижное. Вот он бы точно не отказал ей в том, чтобы по носиться по снегу.
Он поздоровался. Единственный из присутствующих, который поздоровался прежде, чем что-то сказал. Пегая внимательно осмотрела его и радостно фыркнула.
- Здравствуйте.
Поздоровалась она сразу со всеми, хотя соловая вряд ли слышала ее приветствие, хотя, кто знает, где находилась она в этот момент, ведь Милк даже не смотрела в ее сторону, она смотрела на вороную кобылу, которая ясно дола понять, что ей не очень нравиться окружающая ее компания. Поэтому кобыла сделала шаг в сторону и потрясла немного опущенной головой в знак того что не собиралась никак мешать ей, словно извинялась.
Юная кобыла явно показывала, что ей теперь тут неуютно, хотя рядом стоящий незнакомый жеребец смог отразить негативную фразу, она не могла ответить тем же этой незнакомке.
- А я рада, что у меня по двум сторонам два черных бока. Меня кстати Милк зовут.
Она сказала это и посмотрела на жеребца, который стоял напротив. Он не был черным, но улыбкой она показала, что и его нахождение здесь ее радует.

11

В твоей головы стала наигрываться какая то мелодия или песня. Мысленно Ты подпевала, бубня непонятное для окружающих что то подобное на слова, но вряд ли можно было хоть что то понять, так как в слух прорывались лишь некоторые слова или окончания слов. Было такое чувство, будто кобыла вообще «не здесь не с вами». Морриган часто так «пропадала». Это все потому что ты часто и много была сама, привыкла к гордому и независимому одиночеству. Зачем кто то? Самой быть удобно и легко, просто иногда бывает грустно и когда нужна поддержка, то просто сходишь медленно с ума.
Может я уже сошла с ума? Вот бывают моменты, когда я говорю сама с собой, рассуждаю что-то вслух или просто спорю со своим вторым «я». Хотя ведь такое бывает у каждого, или нет? Да ладно, пусть даже не у каждого и может и я не псих и не сошла с ума, но мне нравиться одиночество. Или просто не хочу перемен. Боюсь. Да-да, именно боюсь перемен. Новые чувство, новые обязанности, все новое, а к чему оно меня приведет? Этот тоже самое, что идти по мосту с завязанными глазами и каждый твой шаг неизвестен. А когда ты идешь по ровной дороге, видя, что впереди все спокойно и тихо, то лишний раз сворачивать с дороги страшно. Но порой иначе нельзя, приходит момент, что твоя дрога заканчивается и пора искать другую, менять свой маршрут, но продолжать идти, ведь жизнь, то продолжается, несмотря на то, что завершилась дорога. Часто многие останавливаются и стоят на месте, понимаю, что конец дороги, просто так проще. Ну вот и вывод – трус тот, кто ищет легкие пути, он просто обиться перемен, обиться неизвестности, но жизнь – это сплошная неизвестность как бы не хотелось. Получается если жизнь – неизвестность, а ты боишься неизвестности, то ты попросту обиться и самой жизни.
Морриган была слишком решительной и мало чего боялась, приходилось бороться с самой собой. Да, ей было страшно менять свой образ жизни, заводить друзей, не говоря уже о паре и семье, но все же где то в глубине души, где-то очень глубоко ей безумно этого хотелось. Порой казалось, что все это время, что ты провела сама с собой ты не жила, а просто существовала, каждый день выживая в этом суровом мире.
Вздохнув, ты осмотрелась. Вороной жеребец уже подошел достаточно близко и слышал твои суровые слова, что вырвались как ругательство. Да, иногда ты бываешь резкой и бестактной. Выражение твоей морды было по-прежнему холодное и пустое, в глазах лишь можно было увидеть, что Морриган была полна печали. Может она и выглядела как бесчувственная и холодная леди, которой в этой жизни не кто не надо и она довольна чем что есть и своей жизнью, но все мы хорошо знаем, что глаза не умеют врать. В глазах было видно, что ей больно, но она все держит в себе, собирая боль ко кусочкам.
-Заметьте, вы тоже почему-то сюда пришли. Знать вам, быть здесь пиру или нет, а я давно тут и приглашений никаких не получал. – тут жеребец высказал протест на твои слова.
Морриган косо посмотрела на него. Но потом снова окатила ледяным взглядом жеребца.
Меня могли очень редко заставить замолчать, даже более скажу – никогда. Я всегда могла ответить, найти что сказать, но этот вороной незнакомец просто заставил меня заполчать, почувствовать слабину. Такого я не кому не позволяла, а тут даже не хотелось этому возражать почему то. В вороном что то было, я пока еще не поняла, что, но сердце моя подсказывало, что в моей жизни он сыграет роль не просто незнакомца, а кого то более.. кого то более короче.
Мои размышление прервал посторонний запах. Резко повернув голову, ты увидела жеребца, что уверенно направлялся в нашу сторону. Он был каким то странным, даже его приветствие заставило приподнять бровь и покоситься на шоколадного парня удивленным взглядом. По его замажках сразу можно было заметить, что пегая кобылка приглянулась этому перцу.
- И тебе не хворать.. – не меняя удивленное лицо и продолжая с таким странным видом наблюдать за новым жеребцом, произнесла ты. Но потом отряхнув выражение «а че ваще происходит?», Морриган перевела взгляд на другого представителя мужского пола в их скромном коллективе. Решив сметить тактику и убрать агрессивное поведение, ты решила затеять свою маленькую игру.
- Я Морриган. Рас уж одна из нас представилась, не буду отставать. – спокойным и размеренным тоном произнесла ты, представившись перед всеми, но смотря в глаза вороному жеребцу.
Легкий снег, что стал падать, стал покрывать всю спину и гриву кобылы белым одеялом, что бы не стать похожей на снеговика, вороная лошадь поднялась на свечку и замахала головой, что бы струсить с себя весь снег с гривы и тела, что уже успел хорошо на тебе умаститься. Потом глянула ну другую кобылу, что оставалась вдалеке, и снова перевела взгляд в толпу. Было слегка не привычно находиться в окружении такого количества сородичей, ты редко бывала в дуете, а тут вас так много, что даже где то в подсознании эхом отзывалась суета, но её было незаметно посторонним взглядом.

12

Лениво почёсывая морду о переднюю правую ногу, ты как бы отошёл от этого места мысленно. Наступил такой момент, когда не хочется думать о том, как живут другие, не хочется думать и вовсе о их существовании. Просто представляешь, что ты один, не думаешь не очём и спокойно стоишь. Ноги становятся ватными, движения тяжёлыми, ты чувствуешь каждую каплю крови, льющуюся внутри тебя. Ветер приносил одурманивающий запах из лесу, ты всегда на удивление любил запах хвои. Находясь в полном расслаблении, ты понимал, что это новый приступ, напоминающий о твоём прошлом, но было как-то так плевать, ведь главное в таком состоянии ты чувствовал себя комфортно, хорошо. Ничего не тревожит, да и тревожиться-то не о чём, ведь тебе кажется, что ты здесь один, что всё так хорошо. Вот вроде перед тобой стоит вороная фризка с довольно очаровывающими внешними данными, внушающая к себе некое уважение, она несёт с собой какую-то силу и физическую и моральную, что не могло не заставить тянуться как-то к ней. По левый бок стоит тоже очаровательная особа, голубоглазая, коровьей расцветки, но довольно при том интересной, смотреть на её гнедые(?) пятна на шерсти можно было смотреть вечно, особенно тебе с твоей бурной фантазией, уж чтобы ты там только не увидел, но сейчас к сожалению был не самый подходящий момент.Ветер принёс с собой запах новой лошади, сильный, грубый - сюда направлялся жеребец. Силуэты кобыл, через которые ты смотрел, как буд-то их не существует, вдруг вернули свою плоть и стали не стеклянны, через них нельзя было взглянуть. Лишь мысль  о приближении жеребца смогла вернуть тебя обратно, в мир скучных серых будней, снова взглянуть на всех вокруг глазами нормальной лошади и возвратить к себе все чувства.
Нервным взором ты окинул прилежащую территорию к холму  и наткнулся на силуэт, активно приближающийся к вам. Нет, ты не боялся конкуренции, которая могла бы появиться при появлении жеребца. Ты не был настроен здесь кого-то заполучить, ты просто общался, точнее пытался общаться. Тебя попросту конкретно напрягала та мысль, что здесь лошадей становится всё больше и больше, а ты всё-таки привык как-то к одиночеству.
Жеребец не заставил себя долго ждать и только прибыв сюда заговорил, искоса глянув на него, ты не испытал никакого желания в начале общения, но всё же кое-как начал говорить:
-И тебе
Поняв, что ты говоришь с кем-то слово в слово,ты внезапно остановился и оглянулся в поиске той, кто заговорил той же фразой, что и ты. Ею и оказалась вороная фризка. Насмешливо фыркнув над самим собой, ты всё же решил поздороваться, но пришлось несколько иначе, чем обычно:
-Здравствуй.
На вы ты не хотел к нему обращаться, врятли он являлся какой-то важной персоной, да и по возрасту не выглядел слишком старым, чтобы ты такие почести ему оказывал. Чувствуя чей-то холодный взор на себе, ты повернулся к вороной, не понятно с чего вдруг она смотрела ровно на тебя и представлялась. Глаза были похожи на твои, такие же холодные, не испытывающие никаких эмоций. Лёд. От этого становилось как-то жуткова-то даже, но ты не переставал теперь смотреть в ответ на неё.
-Я ЛСД(ЭлЭсДэ), можно просто Эл. Приятно познакомиться.
Холодно произнёс ты, концовку своей фразы ты сказал так, чисто для приличия, ведь на самом-то деле тебе было как-то просто всё равно.

13

Такссс... ну что тут у нас интересного. Ничего особенного. Кучка лошадей посреди степи. Снежно, холодно, скользко. Боже! Как же их всех одновременно в ожно и тоже место занесло?! При чем ладно в лес, ущелье, поле какое-то... а так! Забытое Богом место. Ты по актерски вздохнул, обернувшись, и посмотрев на ворона. Что, друже? Покатали мы отсюдова?! Погоди, давай пообщаемся. Ты такой скучный. - конечно, ты вел этот диалог у себя в уме, но вслух не говорил не слова. Вы прекрасно общались на языке мимики.
Похоже, что твой риход оказался радостным событием для некоторых. Вот та пегая очаровательная мордашка сейчас выража свое положительное отношение к твоей персоне радостным фырканьем. Может быть пыталась показать меньше эмоций, чем было на самом деле. Но глаза ее выдавали. Она светились. Сияли. Как сапфиры. Ты безустанно украдкой следил за ней.
- Здравствуйте. - небольшая пауза. Затем взгляд на вороную кобылу, которая была,должен заметить, самым крупными представителем непарнокопытных в этом кругу. А я рада, что у меня по двум сторонам два черных бока. Меня кстати Милк зовут. - затем она устремила свой взгляд на тебя. Ты от такой неожиданности робко отвел взгляд, в следующую же секунду коря себя за этот поступок. Сейчас она подумает, что я какой-то трус-скромняга, - удрученно думал ты.
- И тебе не хворать.. - подала голос крупненькая вороная мадам, а с ней заодно кто-то еще. Похоже вороной. Пхаха, как забавно, однако. Ты посмотрел на кобылу - такой удивленный взгляд. Как будто ты был каким-то НЛО. Но тебя такие взгляды не смущали уже давно. Ты учтиво кивнул кобыле, с легкой приятной улыбкой.
- Я Морриган. Рас уж одна из нас представилась, не буду отставать. - представилась вороная, смотря однако на вороного, что помельче будет. Ты посмотрел на него, потом на нее - определенный интерес. Похоже, все мирно разбились по парам.
-Здравствуй. - холодно кинул тебе вороной, на что ты лишь хмыкнул в его сторону. Как к тебе, так и ты. Так что пусть не обижается.
-Я ЛСД(ЭлЭсДэ), можно просто Эл. Приятно познакомиться. - вторая половина была адресована Морриган. Не иначе. Да тебе и не нужно было ничего от этого вороного невежды. Он тебе ужасно не понравился, но ты решил просто не обращать внимания на таких как он. Ты выше всяких язвительных фраз и скрытой враждебности.
- Для вас пока что Красавчик. - улыбнулся ты, скорее кобылам, чем всем остальным. Многие считают твое имя каким-то пафосным, но это ведь кличка... а имя незачем знать случайным спутникам.

Хочу внести замечание!
Во-первых, мысли выделяються курсивом.
Во-вторых, не выделяйте чужую речь разноцветными цветами! Выберитие один!
Это очень усугубляет прочтение поста, не иэстетично выглядит, да и некоторые цвета не видно.
С ув. модератор Рианнон

Учтем. А вам, как модератору, советую проверять орфографию.
Красавчик.

Отредактировано Красавчик (2012-02-09 14:31:50)

14

Наверно у каждого из вас были такие моменты, когда вы чувствовали себя лишним на празднике жизни. Вот сейчас пегая чувствовала себя именно так. Нет, что вы это ее ни капли не расстроило, просто создалось впечатление, что двое вороных обращают внимание лишь друг на друга. Милк решила ничего им не говорить, лишь разочарованно фыркнула. Жеребец был слишком нудным для своих четырех лет, а кобыла вообще ни разу не обратила на нее внимания, что уж говорить о том, как они представлялись. Словно тут больше никого не было.
Юную кобылу заставило задержаться лишь желание узнать имя гнедого жеребца, но когда он представился, она удивленно подняла голову, ударила копытом по снегу и дернула хвостом.
- Это лишь прозвище. Он не считает нас достойными знать его имя.
Кобыла развернулась и загорцевала прочь, мимо соловой кобылы. Она шла медленной, но очень красивой рысцой, Милк не торопилась жить, не торопилась что-то менять, хотя в воздухе так и пахло переменами, которые ждут, но она решила не обращать на это внимание.
- Если что-то и случиться, то явно не со мной.
Подумала пегая и забравшись на холм, обернулась, встала в свечку и сорвалась с места галопом. Прочь от новых знакомых куда-то в сторону леса. Прятаться от пронизывающего ветра и открытых мест.

---куда-то

Отредактировано Milk (2012-02-07 19:26:24)

15

Мысли Морриган как ветер, все летали в голове и поднимали пыль прошлых лет. Перед глазами разные  воспоминания. Но стараясь не обращать на это внимания, кобыла будто принуждала себя находиться тут, в реальной жизни, а не стоять и вспоминать прошлое.
Немного стрепушив гриву, Морри посмотрела на нового жеребца, что успел представиться.
- Красавчик – и кто ему дал такое странное прозвище?! – думала ты, смотря на жеребца. Потом навострила уши и резко кинула взгляд в сторону пегой кобылки, что резко решила удалиться. Милк просто молча развернулась и лишь фыркнула, пустилась в грациозную рысь. Морриган лишь удивленно приподняла бровь. Затем пегая поднялась на холм и встав на свечку, резко пустилась в голоп прочь.
- Как дите малое. Устроила показуху.. – пробубнела вороная в сторону Милк. Характер был не самый лучший у тебя и редко ты держала свои мысли и мнения в себе. Легко могла высказать все что думаешь и тебя мало беспокоило мнение после этого.
Ветер стал слегка сильнее и самой не сильно хотелось оставаться на этой открытой местности. Жеребцы стояли и молчали как вкопанные, лишь проронили по паре слов. Это еще больше накаляло обстановку. Все стояли и переглядывались. Молча.
Вороная кобыла продолжала молчать и лишь наблюдала за всем происходящим. Тут ты увидела ворона, эта птица явно прилетела сюда с Красавчиком.
- Почему ты скрываешь свое имя? – решила все же не молчать, и продолжая следить за вороной птицей, Морриган обратилась к гнедому жеребцу. Потом последовал вздох, что всем видом давал знать «Мне скучно.». Кобыла уже сама старалась себя развлечь, что бы не поступить как та молодая особь, что умчалась даже не попрощавшись.
- Подумаешь, какие мы нервные. Что то не понравилось и махнули хвостиком и улетели. – с усмешкой подумала Морриган, вспомнив уход Милк.
Снег. По всюду снег. Эта белая ерунда уже тоже начинала действовать на нервы. Все было такое одинаковое, однотипное и скучное, что становилось вообще невмоготу. У всех нас терпение нежелезное, так как все мы живые существо, черт возьми! Морриган была не исключения, терпеть он могла долго, но не сейчас.
- Слушайте, я все понимаю, но не кому не кажется, тут скучновато?! Может куда то пройдемся или разбежимся по своим делам, если таковы есть, конечно? Или можем, просто молча развернуться и ускакать как некоторые? – ты говорила вполне дружелюбно, но слегка настойчиво, а вот последнее предложение уже был чистой воды сарказм.
- Да, кстати милое создание, но весьма молчаливое, хотя ты тоже не сильно разговорчивый, я вижу. – подметила вороная кобыла, обращаясь к Красавчику, но глядя снова на ворона.
- Ты тоже. – добавила ты, перекинув взгляд на вороного жеребца, которого звали ЛСД, - тоже молчаливый.

16

Ты стоял и всё никак не мог понять - то ли он какой-то не такой, то ли ты какой-то туповатый, но его прозвище вызывало у тебя только смех, да и более того, не считая глупости данного прозвища, тебе оно не казалось уместным по применению именно к этому жеребцу. Чёрные глаза буквально пронзали гнедого, пытаясь понять, что же всё-таки он из себя представляет: что сюда привело, почему скрывает собственное имя и выдаёт какое-то глупое прозвище, да и какова его история, хотя бы каков малый кусочек его истории. Вглядываясь всё глубже и глубже в его мелкую душонку, ты стал замечать, что вновь вязнешь в своём пофигизме, ты вновь теряешь интерес к окружающему, тебе уже плевать на этого жеребца, смотришь него лишь потому, что так удобно отмазаться от самого себя, якобы ты действительно занят делом, а не так, спишь на ходу снова.
  Не хотя повернув голову в сторону зачинщика шума, ты пронаблюдал довольно-таки удивительну картинку - пегая молчаливая симпотяжка ни с того. ни с сего, развернулась и просто ничего не говоря покинула вас, оставив за собой лишь протоптанную дорожку и зрелище на пару минут, которое ты кстати и пронаблюдал - её бег, как копыта сверкали и мозно вскидывали "клоки" снега в вашу сторону с удивительной быстротой и уверенностью, унося свою хозяйку подльше от вас, непутёвых собеседников.
С исчезновением Милк на холме стало ещё скучнее, воцарило гробовое молчание, лишь изредка разбовляемое пофиркиванием лошадей и хрустом снега, жалующимся на беспощадность погоды, понижающей свою температуру с каждой минутой.
Лошади продолжали стоять и глупо молчать, осмысливая, что же стало причиной для ухода Милк и не желая начинать разговор, а может быть и просто не зная, что же можно в такой ситуации сказать, какую тему для разговора придумать. Все глупо переглядывались, бросая кроткие взгляды то на одного своего собеседника, то на другого и ожидая хоть от кого-то признаков жизни, все были такими, кроме тебя. Ты уже наслаждался своим паром, выходящим из ноздрев фиолетового цвета и тихонько исезающего уже в довольно тёмном небе, глаза собирались в кучку, ты находил всё новое и новое, что казалось тебе безумно интересным, постепенно забывал про скуку и своих собеседников, но как всега - не судьба. Эти лошади никак не могли замолчать надолго, никак не могли позволить насладиться тебе тишиной и собственными глюками. Разговор начала Морриган, которой не дало покоя то, что гнедой новичок не представился своим настоящим именем, а назвал лишь свою кличку. Ты как-то осуждающе фыркнул и про себя пробормотал: Тоже мне, пришёл - выкладывай всё, а не таи. Не любил таких ты, кто норовился всё время что-то утаить. Если начал говорить - говори полностью, если не хочешь говорить - так и скажи. Такового мнения был ты, но высказывать его не собирался, впрочем, как и всегда.
  Выслушав фразы вороной Морриган, ты не долго ожидая сразу же ответил, не давая себя опережить Красавчику, ну не любил ты между своими речами делать большие перерывы, потом приходилось из-за больших перерывов больше говорить, больше вопросов собеседников запоминать, а как известно - у тебя память не к чёрту.
-Привык к одиночеству, но никак не к общению, тем более, когда собседников более одного, да и тебя бы я кстати тоже не назвал особо разговорчивой. Предлагаю всё-так прогулять, через лес?
Право выбора места для прогулки, ты всё же решил оставить за дамой, единственной уже здесь дамой.

17

офф Красавчику

Красавчик, от имени Морриган, хочу поинтересоваться - с какого лиха ты взял что моя вороная кобыла крупнее ЛСД?

18

Моя ненормальность заключается в том, что я вижу все ненормальным. Одни ненормальные меня окружают. Вот думаешь, что нормальная кобыла, но тут она исчезает, без каких либо прощаний.
- Да, мне важно было услышать её «пока», это блин ну просто принцип! Не ну а вы посмотрите на этого гнедого жеребца? В глазах «мильпопо», ветер в голове, как годовалый ребенок, что готов скакать и дурачится. Нет, нормальных точно уже не осталось, хотя для каждого нормальность своя. Может для меня и нет нормальных, а для кого то все нормальные, хотя и сама я не считаю, что во мне есть адекватность.
-Привык к одиночеству, но никак не к общению, тем более, когда собеседников более одного, да и тебя бы я кстати тоже не назвал особо разговорчивой. Предлагаю все-таки прогулять, через лес? – мысли оборвались грубым голосом.
- Кто? Кто тут такой смелый и решил подать голос жизни? – уши снова насторожились, и монотонный взгляд перевелся на вороного жеребца.
- Одиночество – штука, которая преследует не только твой зад! Да и что ты мне предлагаешь? Нести любую ересь лишь бы показать, что я умею трещать с утра до вечера? Нет, спасибо. Воздержусь. – начала возражать Морриган. Часто ты кидалась бестактными и дерзкими словами и фразами, но тебе они казались вполне нормальными, не обязательно придираться к ним. Если тебе бы было негативное отношение к кому либо, то это намеками не подавала, сразу бы уже все поняли, что «ТЫ мне не нравишься!», а не странными грубыми фразочками наталкивать на то, что сея персона в тебе вызывает негатив и агрессиею.
- Кстати говоря, ЛСД, у тебя весьма странное имя. – подметила вороная кобыла, дабы расставить все точки над «И» и высказать свое мнение по поводу всех находящихся.
- Ты, Красавчик, совсем же не отличился оригинальностью. Если ты имеешь столь..хмм.. ну в общем ты понял, такую кличку, то полагаю имя у тебя либо слишком странное, либо ты от кого то скрываешься. В других случая, я так полагаю, настоящее имя не скрывают. – ну вот, как камень с души. Высказала все и всем? Довольна? О да, как корова блин.
- Нет, не довольна, просто этого хватит, иначе снова перегну палку и все будут настроены ко мне агрессивно. С чего бы это? – да, иногда Морриган следовало бы держать свой язык за зубами, да не держится, ты всегда спокойна и адекватна и слишком прямая, что бы намекать что либо. Есть вопрос – задай его, ответь прямо, зачем мямлить? Но вот иногда, не желая вызывать негативный настрой к себе, ты его вызываешь. Часто это случается лишь потому, что тебя не так поняли или восприняли твои слова в штыки.
Вороная лошадь дернула головой, дабы поправить челку, а та упала прям на глаза. Ты не спешила её убирать и зашагала вперед. Пройдя мимо жеребцом, не нарушая молчание и давая обоим подумать на её словами и придумать ответ, ты перевела свой шаг в рысь. Молча. Как будто тень, стала двигаться куда то прямо, следуя рядом с протоптанной дорожкой пегой кобылы, что не так давно ушла подальше от их бездарного общество молчунов, кстати, ушла по-английски – не попрощавшись. Но тут ты резко сорвалась в галоп и сделала круг, тем самым вернувшись в жеребцам.
- Ты говорил про лес?! – подбежав к вороному жеребцу, сразу выпалила, - ну так пошли, чего медлить? И так застоялись. – как будто у тебя сейчас улетит самолет, будто это последний рейс и тебе нужно было туда попасть срочно без опозданий, ты торопливо говорила и металась из стороны в сторону. Ты будто жаждала движения, хотелось движения, требовалось движения.
- Ты идешь с нами? – это полагалось гнедому жеребцу.
- Хочешь догоняй, а нет то может еще как то увидимся, - отратилась ты Красавчику, решив не дожидаться его ответа, и тут же сорвалась в галоп, пробежав пару метров сделала пируэт и остановилась:
- Ну же! Кто идет? Или вы остаетесь тут киснуть?! – на это раз твой голос прозвучал звонко, разливаясь на весь холм. Не дожидаясь ответа, Морриган пустилась в галоп. Черное пятно в сумерках уносилось прочь по белому снегу. Ты неслась в сторону леса.

►►►►Обрыв

19

Тишина и тут, как БУМ, взрыв в твоей голове от этой резкой гиперактивности вороной особы, которую вдруг просто стала переполянть энергия. Она не желала стоять, она нежелала молчать. НУ почему? Ну почему, когда мне так хочется отдохнуть у всех вдруг начинается какой-то прилив бодрости?? Это назло мне, я знал. Все в тайном сговоре против меня. По-детски причитал ты про себя, одновременно посмеиваясь над собственным ребячеством. Глядя на всю эту мельтешню вороной красотки, аж голова закружилась. Ты всё следил и следил, мысленно извилины мозга сплетались, путались, а глаза просто собирались в кучку от такого разворота событий. Ты пытался осмыслить, переживать, да вконце концов просто "въехать" в смысл сказанного ею, но скорости твоего неадекватного мышления явно не хватало, приходилось попытаться по крайней мере запомнить и надеяться на то, что вскоре она даст тебе хотя бы секунду, чтобы вставить своё слово, чтобы высказаться. Ну в конце концов, не может же она вечно тебе что-то говорить, вечно рассказывать и буквально заставлять тебя бежать в гроб, прятаться от её активности. Глядя и глядя на неё ты просто ждал чуда, и когда же оно наступило, ты наверное решил, что это самый счастливый момент этого дня именно для тебя. И вот - вот готовясь что-то сказать кобыле, предложить, ты просто не успел, ты пронаблюдал её мощный разворот и изящное удаление от вас с Красавчиком, не желая ждать, она решила просто отправиться самостоятельно на прогулку, оставив вам шанс лишь догнать себя или отпустить.
Фыркнув и поведя безнадёжно ушами, ты бросил прощальный взгляд гнедом, понимая, что врятли он помчится за вами и сорвался в галоп, стремясь догнать спутницу. Такой резкий рывок оказался всё же сложен для тебя, внутренний мир как буд-то пошатнулся, кровь забила фонтаном по всем стенкам, а давление в голове зашкаливало, мир поплыл; теперь ты бежал наугад, следя лишь за постепенным восстановлением картинки и тебе повезло, мир стал чётким до начала леса, иначе бы ты наверняка со своей неуклюжестью попросту впилился бы в одно из близжайших деревьев к себе.  Всё активнее и активнее набирая обороты в скорости бега, ты стал постепенно нагонять вороную, так стремительно скачущую уже по лесу, и оказавшись около её плеча, ты позволил уже себе сбросить немного темп и начать бежать сней в ногу. Не дожидаясь пока она снова начнёт что-то говорить, ты решил всё же ответить на то, что было сказано ею, кога вы находились ещё на холме.
-Ересь нести очень даже полезное занятие.
Как-то больно просто сказал ты кобыли, еле заметно приподняв брови.
-Да твоё имя тоже не столь привычно, за то моё имя отражает всю мою сущность, историю.
Пропалился ты. Ну и пусть! Пусть знает, к чему скрывать. Старательно убеждал себя ты в том, что всё идёт как надо, что всё идёт по плану, но понимая, что если она решит углубиться в значение твоего мнения - скорее всего испугается и просто сбежит, как и все остальные, кто был до неё, а этого тебе так не хотелось,  хоть ты и пытался в этом ещё не сознаваться.
-Куда мы бежим?
Пытаясь отвести разговор от собственного имени поинтересовался ты. Хотя. по сути-то было плевать куда вы скачете  - главное есть компания.

Отредактировано LSD (2012-02-09 00:41:12)

20

Жеребец лёгкой рысью вышел в поле. Чёрный как вороново крыло хвост развивался по ветру, золотая шкура лоснилась на солнце, сливаясь со степью. Ним сам был словно степной ветер, продолжение жёлтой травы, потихоньку выходящей из-под снега с каждым лучём солнца. Такое вот земное солнце сейчас стояло посреди степи на холме, и казалось, что вокруг него и правда становится теплее. От боков жеребца шёл пар – скачка была долгой. Теперь же он замер. Эти земли были не знакомы Нибирусу, что было не совсем приятно. Конь пофыркивал и прял ушами.
- Остаться здесь в ожидании других или идти дальше? Чья это территория? Вроде и пастбище летом тут должны быть хорошие…. Ветра нет из-за холмов, влага задерживается, а так как ближе к горам, то и не такие холодные зимы. Или здесь мало коней? Помню, наши табуны дрались за такие пастбища смертным боем, лишь бы не уходить в горы, где зимой выжить было почти невозможно.
Тут жеребцу в память всплыла картина дома. Мать, такого же, как и Нимбус окраса, склонилась над ним, вылизывая шерсть. Сколько себя жеребчик помнил, он всегда был словно взлохмаченным, а Мериган его вылизывала. Запах матери, её ласка – это то, что невозможно забыть и по чему невозможно не тосковать. Сейчас он бы многое отдал, что бы вернуться туда, в тот табун, но ещё жеребёнком, и что бы видеть как его отец ведёт всех за собой. Но это было давно. Теперешняя же Мериган не выдержала бы тот переход, что совершил Ним, тем более с маленькой сестрёнкой.
Жеребец стоял, потерянный в душе, но горящий внешне. Он принюхался – где-то в дали всё же были лошади, хоть и не табун, так как запах был слаб. Жеребец встал на дыбы, подняв над землёй мощные передние ноги, и гулко заржал, так, что наверное все окресности огласились этим сильным призывом. Нибиру решил, что именно здесь он начнёт собирать табун.
- Пора! Пора! Я уже и достаточно сильный, и достаточно взрослый, а продолжать влачить одинокое существование уже нельзя, хватит! Только у меня не будет предателей, не будет!
Конь помчался вперёд, жадно ловя запахи широкими ноздрями, храпя при беге. Он горел желанием жить, степной ветер словно выдувал из песчаного коня всю тоску и печаль, оставляя лишь движение. Остатний снег и трава хрустели под массивными копытами.