Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Холмистая степь

Сообщений 81 страница 100 из 111

81

Как часто мы молим о даровании разумения, чтобы понимать как правильно поступить в той или иной ситуации. Когда причина твоей остановки среди враждебных душ является лишь удивительная встреча со старыми друзьями, в разговоре с которыми всё ещё чувствуется стеснение и смущение – ведь столько лет прошло, так много изменилось, что неизвестно как к ним уже нужно обращаться. Но какое благодатное облегчение и счастье приносит маленькому сердечку радостная улыбка и искрящиеся глаза тех, кого ты так сильно любишь. Мон как и раньше остаётся тем, на кого можно положиться, кто просто будет подбадривать тебя и заставит задуматься над тем, что жизни надо радоваться, какой бы мрачной она не казалась. Конечно. Он сам об этом не догадывается, наверное, его окружает такая сила, что хватает просто его присутствия, чтобы в корне поменять свои взгляды. Хорошо, когда «братья» рядом!
Адель улыбнулась своим мыслям, но вопрос о брате заставил её помрачнеть и задуматься над наилучшим ответом. Она нервно посмотрела на вороную фигуру могучего жеребца, но страх закрался в её сердце, ей не хотелось разбивать его разочарованием и семейной ссорой.  Хотя, она никогда не перестанет любить и переживать за него. Собравшись с духом, она повернулась к рыжему, и спокойным голосом, в котором лишь ощущалась грусть, которую она испытывала, поведала другу о том, что её брат всегда был здесь.
- Мой брат... он здесь, Мон, среди этих лошадей... Сейчас он стоит поблизости с вожаком и я бы не сказала, что смотрит он в эту сторону благосклонно.
Глупо было думать, что нам здесь рады – сама была такой, но после долгого поста в общении, общество и беседы стали большим искушением, но и это вскоре утомляет. Великий вожак, с которым Адель имела честь быть близко знакомой в своё время, высказал своё яростное недовольство по поводу лишних душ, пока ещё живых. Подруга Мон Плезира тоже была не в восторге от большого количество лошадей, пришедших сюда за последние сутки. И правда, лишних стало слишком много, да и моё пребывание здесь уже потеряло всякий смысл. Слова огненного показались мне трезвыми, хотя подписываться под ними я бы не стала. Не знаю, какая муха её в тот момент укусила, но кобыла тоже решила высказаться, не смотря на то, что знала, что тут же пожалеет о своих словах.
- Хозяин, непрошеным гостям не рад, пора бы уже расходиться, - обратилась я к Мону и Эскорту. Хотя, конечно, это их дело, оставаться здесь или убраться восвояси. Рыжей просто хотелось избежать разборок, и не ей одной. Но оставаться в долгу тоже не хотелось, ладно отойти от табуна на некоторое расстояние, чтобы не раздражать его лошадей, но чтобы совсем убраться из этих мест, вы меня уж извините, но уставшим от вечной беготни тоже надо где-то отдохунуть.
- Но, уважаемый Херсонес, откуда нам было знать, что это именно Ваши земли? Уверенна, Вы сами тут бываете не чаще, чем никогда.
Адель смотрела прямо в глаза вожаку, без страха или сомнения, стоя твёрдо и прямо на сухой земле, глупо пытаясь бороться за свои права. А может просто захотелось экстрима или смерти?

82

Эскорт с каким-то особым призрением наблюдал за обстановкой. Воздуха уже явно не хватало, и есть даже некое желание уйти отсюда. Но почему-то просто так ему не хотелось. Карие глаза солового жеребца упали вновь на Адель, затем, буквально за долю секунды, Эскорт перевёл свой взгляд на Мон Плезира и его возлюбленную. Соловый был очень рад за рыжего, ибо жить с тем в ком души не чаешь - это прекрасно. Но вот он услышал голос Адель ,которая всё так же приветливо отвечала новичкам, прибывающим в этот хаос. Но тут же и Мон продолжил с тобой разговор: «Ну знаешь, особо мы не отличаемся! Не переживай, я тебя заставлю потом помогать нам воспитывать наших жеребят, будешь помогать и пелёнки тоже стирать. Так что, без работы не останешься, заодно и подготовлю. Это да, понимаю, самому лень. Старички мы уже для таких дел.» У  Эскорта чуть челюсть не отпала. И тут же на его морде засияла какая-то необыкновенная улыбка и тут же наш соловый ответил:
- Не, это забота родителей. Так что крепись.
Соловый чуть ехидно улыбнулся. Ему казалось, что в скором времени что -то произойдет или переменится . Или в обществе или в  нём самом. Это немного его настораживало и даже пугало, но он как обычно стоял в полном спокойствии. Хотя казалось, что жеребец погрузился в самого себя, но вот только очередная речь Мона сбила его с размышлений: «Да, видно настолько. Ну, ты же у нас деловая колбаса, собой занимался. Куда тебе было до моих забот и знакомств.»  это было действительно так,  впрочем, думаю, это уже не столь важно. Однако следующие рассуждения о том, почему соловый не встретился с Адель раньше вовсе сбили с мыслей Эскорта, и  он чуть поднял свою задумчивую голову вверх посмотрел на плывущие облака. Они просто плыли. У них не было ни забот ни хлопот. Они просто плыли и плыли, и плыли.  Но вот  соловый заметил, что грозный главарь шайки попросил всех лишних покинуть. Но насколько знает Эс, то он пришел сюда после того, как пришёл сюда Мон. Соловый даже чуть завёлся. Но вот Мон явно не собирался воевать за территорию, как было бы раньше. Он лишь  спокойно сказал: «Нес, мы же друзья, а не посторонние. Не переживай, постоим здесь, поболтаем да и покатимся отсюда дружно в другую сторону.» Эс, в недоумению покосился на Мона и что-то ему подсказывало, что он его потерял. От прежнего Мона совсем нечего не осталось, а  жаль. Но вот Адель показало свой характер: «Хозяин, непрошеным гостям не рад, пора бы уже расходиться. Но, уважаемый Херсонес, откуда нам было знать, что это именно Ваши земли? Уверенна, Вы сами тут бываете не чаще, чем никогда.» Эскорт всё был такой же заведённый, с каким-то непонятным огнём в глазах. А ещё и чуть поднявшийся ветер небрежно перебирал гриву жеребца, создавая его полный образ в данной ситуации.
- Не ты сюда первый пришёл и не тебе прогонять. Земля не  собственность она для всех едина. Так что если тебя не устраивает наше общество, то можешь топать отсюда со своей шайкой. Нам и без вас неплохо живётся.
Предпочтёт драку, значит так ей и быть.

83

Вот сейчас больше всего хотелось уйти куда-нибудь подальше и отвлечься. В твои планы не входило надирать задницы этим соплежуям, но, во всяком случае ты ждал, что они просто уйдут по добру по здорову. Но когда это такое было? Всегда каждый начинает молоть языком, как можно больше. Острить то они умеют, но ты тоже не промах.
- Нес, мы же друзья, а не посторонние. Не переживай, постоим здесь, поболтаем да и покатимся отсюда дружно в другую сторону. - спокойно начала хорошо знакомая тебе рыжая задница и ты перевел свой взгляд на него. Так-то оно так, но все-таки они не состояли в шайке, а значит должность обязывала его избавиться от всех не нужных ему лиц. Ты слегка смягчился и добродушно усмехнулся.
- Прости, Мон, прости, старина. Но ты понимаешь, должность обязывает и все такое... - только ты хотел сказать "ну ладно, только вы не слишком долго, хотя бы до заката чтоб ушли, а то в темноте спутают со шпионом, укокошат и поминай как звали..." нет же, всем ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно показать как он умеет говорить. Эйфория понятно - всегда недолюбливал эту наглую и бесцеремонную барышню, которая сейчас демонстративно улеглась под деревом, неподалеку которого все еще был застывший на месте Перфект. Да пусть лежит, никто не против, да и ты лично трогать ее не будешь, а вот стемнеет и сама уйдет, просить не придется. Уж это ты, можно поверить, устроишь на высшем уровне.
- Хозяин, непрошеным гостям не рад, пора бы уже расходиться - послышался размеренный и приятный женский голос и ты повернул уши в сторону нее, но смотрел куда-то в сторону. - Но, уважаемый Херсонес, откуда нам было знать, что это именно Ваши земли? Уверенна, Вы сами тут бываете не чаще, чем никогда. - ты усмехнулся и вдруг поднял глаза на рыжую кобылу.
- Милая мисс, моя шайка вообще недавно на этих землях и я сам, поверьте, не в восторге от того, что мне нужно снова искать пригодные пастбища. А потому, пока здесь нет табуна, я должен занять эти земли. А не дай Бог здесь будет хоть кто-то из табуна, то все повалят сюда и придется или делить с ними это место и разрушать мир, который какой-никакой между нами образовался. - ты сделал небольшую паузу,а потом добавил - А откуда мне знать, что вы не из табуна и, тем более, не шпионите? А это самый вероятный вариант. Разведка всегда не со всеми, а где-то в стороне, чтобы зря не светиться. Так что я просто отстаиваю безопасность и спокойствие своих лошадей. - ох, отлично, ты во вполне мягкой форме все популярно объяснил и решил, то на этом все. Но здесь стоял еще и соловый андалуз, по параметрам точ в точ как ты. Слышал ты, что он про шайку что-то говорил. По виду  у него были неплохие данные и ты, наверное, был бы рад такому воину. Но у хорошего воина, как говорится, и характер такой же. Ты не спешил отходить и ждал его реплики.
- Не ты сюда первый пришёл и не тебе прогонять. Земля не  собственность она для всех едина. Так что если тебя не устраивает наше общество, то можешь топать отсюда со своей шайкой. Нам и без вас неплохо живётся. - процедил соловый, изображая грознейший вид. Его смелые слова заставили тебя рассмеяться. Ты покачал головой и в упор, с иронией,  посмотрел в глаза жеребцу.
- Послушай, деточка, я здесь уже и так все популярно объяснил, а если тебе что-то непонятно, то твое место среди годовичков. А ты не малец уже, вижу, и воин, думаю, неплохой и характер у тебя, что надо - борец за справедливость. - вдруг выразил ты ему свою симпатию, после чего сказал немного тверже - А вот когда будет у тебя табун больше моей шайки или шайка еще сильнее, тогда будешь умничать. - сказал ты, как отрезал, что означало больше никаких пререканий. Он тебя никак не раздражал, ты отвечал спокойно, но твердо и уверено. Каждый из них отреагировал должным образом, а вот кто тебя бесил от одного только взгляда, так это Эйфория. Ты пренебрежительно на нее посмотрел, после чего повернулся к лошадям и подытожил:
- В общем, вы меня поняли, завтра с утра мы будем здесь, а пока что я пойду прогуляюсь, кто-то из шайки может здесь остаться. Вы уж их не обижайте, - конечно, это был сарказм. Они сами кого хочешь обидят. Ты усмехнулся при этих словах, но улыбка быстро поблекла. Ты снова небрежно покосился на рыжую кобылу и не выдержав, добавил: - Будете уходить, бурёнку свою не забудьте. - после чего ты развернулся и направился вниз по холму, где стояли твои лошади.
- Ребята, я отойду, все свободны, но чтоб к закату все были в Горящем лесу. Не скучайте. - сказал ты им почти на ходу и, обмахнувшись хвостом, двинулся куда-то на юго-запад, в сторону морского побережья и леса.
-----► Куда-то (где отпишется Кайла)

комментарий к посту

Эйф, ничего личного, да и это оскорбления скорее было просто провокацией, так по сюжету Мон должен зачем-то за мной пойти. Прости, если что не так  :flirt:

84

Общество незаметно разделилось на две группы: те, кто защищал свои права и те, кто хотел отсюда поскорее слинять. Пока я не мог себя отнести к отдельной группе, т.к. расставаться с друзьями не хотелось, но в то же время ситуация накалялось. Мои мысли прервал голос Адель: - Мой брат... он здесь, Мон, среди этих лошадей... Сейчас он стоит поблизости с вожаком, и я бы не сказала, что смотрит он в эту сторону благосклонно. Признаюсь, я не ожидал, что наша встреча произойдет так неожиданно. Я посмотрел назад. О да! Эту вороную задницу я до сих пор не забыл. Сразу всплыла наша последняя встреча и на моей мордашке всплыла какая-то хищная улыбка.
- Ещё бы. - подтвердил я замечание рыжей.
Все голоса сразу перепутались в моей голове. Один ответит, второй начнёт отвечать. Мне даже сложно было вставлять свои реплики, это уже переходило в какой-то балаган. Я посмотрел на Эскорта. Я заметил, что он улыбался, а затем и вовсе сказал: - Не, это забота родителей. Так что крепись. Всё тот же старина Эс! Я улыбнулся, но отвечать не стал. Бессмысленно было бы сейчас заводить спор, всё равно он никуда не денется.
Когда лошади услышали заявления Неса, то сразу все взбаламутились, как-то оживились. Вроде бы, я своё слово сказал и пора бы уже оставить эту тему, но, как я уже говорил, группа начала отстаивать свои права. - Хозяин, непрошеным гостям не рад, пора бы уже расходиться. - обратилась ко мне и Эскорту Адель. Затем она продолжила и уже обращалась к вожаку: - Но, уважаемый Херсонес, откуда нам было знать, что это именно Ваши земли? Уверенна, Вы сами тут бываете не чаще, чем никогда. Да уж, давно я её такой не видел. И тут, словно волна, продолжил Эс: - Не ты сюда первый пришёл и не тебе прогонять. Земля не  собственность она для всех едина. Так что если тебя не устраивает наше общество, то можешь топать отсюда со своей шайкой. Нам и без вас неплохо живётся. Ну, от него я ожидал этого, в его стиле. Ещё бы было больше лошадей, так всё бы здесь взорвалось от напряжения. Странно, но среди этих лошадей я был самым спокойным, хотя правильнее сказать, безразличным. Ну, сказал вороной, чтобы мы уходили. Я ему поставил условия, зачем дальше продолжать? Это состояние для меня было непонятным. Среди этой кучи голосов я услышал слова Неса: - Прости, Мон, прости, старина. Но ты понимаешь, должность обязывает и все такое... Ничего себе! Ещё прощение попросил. Сегодня мой день! Как обычно восхваляю себя и никого больше. Зато мои слова положительно повлияли на жеребца, и он уже не хочет никого втаптывать в землю. Ура! Я посмотрел на Эскорта. Видно, что он не ожидал от меня услышать каких-то объяснений. Обычно я так же как он устраиваю скандалы, разбираюсь и я видел, некое разочарование в его глазах. Так и хотелось сказать "Всё нормально" или "Это всё ещё я". Как будто он меня потерял. Ошибочное мнение, брат.
Снова начал говорить Херсонес. Он держал себя в руках, говорил спокойно и понятным языком. Объяснил всё лошадям, но это уже были пустые слова. Им от этих слов ни жарко, ни холодно. Жеребец перевёл свой взгляд с Адель на Эскорта. Видно, что он чем-то заинтересовал его, но понять это для меня было уже трудно. Вожак сказал моему другу:- Послушай, деточка, я здесь уже и так все популярно объяснил, а если тебе что-то непонятно, то твое место среди годовичков. А ты не малец уже, вижу, и воин, думаю, неплохой и характер у тебя, что надо - борец за справедливость. А вот когда будет у тебя табун больше моей шайки или шайка еще сильнее, тогда будешь умничать. Ну вот опять! Стоило мне только всё разрулить, так все заруливают опять.
- Ну всё хватит. Заткнулись все. Развели здесь какой-то балаган. Как дети малые "Мои земли! Мои земли!". Они никому не сдались. Уйдём мы отсюда, когда надо будет. Всё. Нес, иди к своей шайке, а мы потом уйдём. - Да, всё-таки пыл во мне не унять. Зато я держался уверенно, ровно, не повышая голос.
И снова сказал вороной: - В общем, вы меня поняли, завтра с утра мы будем здесь, а пока что я пойду, прогуляюсь, кто-то из шайки может здесь остаться. Вы уж их не обижайте. и добавил: - Будете уходить, бурёнку свою не забудьте. Я тебе сейчас покажу бурёнку! Это уже переходили рамки нашего "дружеского общения". Уж кого-кого, а Эйф я в обиду не дам. И это притом, что она тихо лежала под деревом, никого не трогала и спокойно отдыхала, ждала, пока все разойдутся, и мы уйдём. Херсонес поспешил удалиться, но я не хотел этого так оставлять. Я быстро подбежал к Эйф, носом дотронулся до неё и сказал:
- Я скоро вернусь. - придержав паузу, я продолжил. - Не обижайся.
Я улыбнулся, поднял голову и посмотрел в сторону вороного. Он уже почти ушел, и я успел только выкрикнуть:
- Эй! Стой!
Да, уже было поздно. Я снова посмотрел на Эйф и, сорвавшись в галоп, побежал за Херсонесом.

-----► Куда-то за Херсонесом.

85

Надоело! Это место надоело... Нет, не место, стоять надоело – вот и нарываюсь на приключения и веду себя вновь как та, другая я... а может настоящая? Неважно. Я фыркнула своим размышлениям, раздражённо повернув голову в сторону, и взгляд тут же зацепился за линию горизонта, которая медленно погружалась во мрак ночи. Это была дорога на восток, и она манила своей загадочностью и таинственностью – мрак скрывает много страхов и испытаний. А почему бы и нет? Настроение кобылы быстро поменялось, она остыла, простое любопытство и интерес к переменам и неизвестностью успокоили её дух и заняли её разум менее пустыми вещами. Адель ответила молчанием на упрёки вожака, лишь лёгкая улыбка коснулась её губ, когда она заметила, что вороной возмужал и помудрел с момента последней встречи, которую, пожалуй, лишь она помнит. Это преимущество одиночества, редкие удивительные встречи лучше запоминаются и дольше хранятся, так как краски переживаний не блекнут со временем. Но мысли её были заняты отнюдь ни этим: Разведка? Те идиоты, что стоят в стороне и на виду, привлекая лишнее внимание и подозрительность, не имеют права носить гордое имя разведчика. Идеальный разведчик должен быть другом или верным воином вожака, но прочим в табуне лучше его ненавидеть и считать противником, кроме высшего или приближенного к «королю» сословия. А затем внедриться и стать частью противной стороны, добившись их доверия и доказав им свою преданность. Такая персона должна быть последним падшим существом этой планеты, кому плевать на мораль и дружбу, или быть слепцом, ослеплённый величием предводителя или мотивом одной из сторон...  А я? В табуне? Нет! Ни за что! Я не буду слугой!
Последние мысли слегка разгорячили её, кобыла нервно зарыла копытом землю и мотнула головой головой, отгоняя плохие мысли, вновь отворачивая взгляд от остальных. Замечания Мона было кстати, она сожалела о сказанном. Прости,- тихо произнесла она, когда рыжий прошёл мимо. Вот двоё миротворцев покинули эти земли, кобыла с беспокойством взглянула на подругу рыжего, но та продолжала лежать в стороне, навряд ли та хочет, чтобы её беспокоили. Да будет так. Адель обвела взглядом незнакомых лошадей, что остались здесь – было непонятно чего она хочет, быть с ними или уйти прочь. Хотя, думаю рыжая прекрасно понимала собственные желания, но не знала как их осуществить. А – она хочет пойти навстречу наступающей ночи на востоке, Б – побыть с Эскортом подольше, они мало говорили друг с другом, но что-то ей подсказывало, общение с ним должно быть интересным. Но! Я не могу его просто так попросить, не могу... Она просто смотрела на него пристально и внимательно, позволяя всем мыслям отразиться в зеркале бездонно чёрного зрачка. Но время шло, причины остаться иссякли, последняя крупица упала на дно. Пора уходить, если что, она всегда сможет найти его, когда избавиться от этого смущения и внезапно вспыхнувшей скромности. Она с грустью отвернулась и медленно, шаг за шагом стала подниматься на вершину холма откуда яснее видна избранный ею путь. (пока ещё в этой локации))

86

Что за запах ко мне приближается? Он всё ближе и ближе, интересно с каким настроем ко мне подходят? Подходит вроде жеребец, значит можно ожидать чего угодно.
Он чувствовал запах приближающийся к нему всё ближе и ближе, он смог различить, что к нему подходит жеребец, но с какими намерениями он это делает, было совершенно непонятно. К нему редко кто вообще подходил за последнее время он привык к одиночеству, но и разбавить его был бы не против, сам он сейчас был в отличном настроении ему не хотело никаких неприятностей, ему просто хотелось пройтись и возможно с кем нибудь поговорить. Вот пегий почувствовал на себе теплый воздух, наверное он донесся от жеребца.
-Доброго дня, сударь. Какими судьбами занесла вас нелегкая в эти края?
Спросил его жеребец, его голос звучал довольно доброжелательно и не было никакого повода напрягаться. Было довольно странно, что к нему кто-то подошел, но до ужаса приятно.
Интересно он заметил, что я слеп? Если заметил и ничего не сказал, то это замечательно, а если нет, то всё только предстоит.
Он терпеть не мог когда его жалели или что-то в этом роде. Ведь слепота это не всегда плохо, например он не сможет увидеть собственной смерти и смерти близких, а это замечательно, несколько нервных клеток останутся целы.
-Добрый день! - спокойно ответил пегий и посмотрел в ту сторону где стоял жеребец -Да вот не знаю, просто шёл и шёл, меня ничего не останавливает, у меня нет никого кто мог бы возразить моим походам, я всегда путешествую.
Сказал слепой и улыбнулся, он чувствовал неподалеку от себя ещё несколько лошадей, ему было не привычно, обычно там где он ходил редко попадались лошади.
- Меня зовут Блинд. Откуда здесь столько лошадей?

87

Соловый всё по прежнему пылал каким-то огнём. Ему как-то  хотелось кости что-ли помять, а то уже совсем затекли. Карие  глаза жеребца то и дело смотрели на красавицу Адель ,а потом и вовсе на вороного типо вожака, который тем временем начал отвечать каждому на сопротивление. Что ж было довольно чудно слушать. Однако, пора было с этим кончать и Эс безупречно это понимал. Когда уже наш разговорчивый вожак перешёл к Эскорту, то тот начал его более менее внимательно слушать, что бы хоть что-нибудь в след сказать: «Послушай, деточка, я здесь уже и так все популярно объяснил, а если тебе что-то непонятно, то твое место среди годовичков. А ты не малец уже, вижу, и воин, думаю, неплохой и характер у тебя, что надо - борец за справедливость.  А вот когда будет у тебя табун больше моей шайки или шайка еще сильнее, тогда будешь умничать.» Что же в пылу разума соловый не теряет, поэтому речь вороного его дико позабавила, и на морде его появилась ехидная улыбка, хотя  хотелось  ржать. Молчать и подчиняться кому-то, Эс не любил и не собирался, и поэтому соловый тут же продолжил красноречивую беседу:
- Я смотрю, ты очень мило пытаешься залесть в жизнь других. Однако стоит заметить, что деточкой ты будешь называть свою женушку. Впрочем, если тебе нужно создавай сам свои табуны и шайки. Я не стадо.
Ну промолчать Эс просто не мог. Будем надеяться, что вороной хоть какую-нибудь долю слов услышал, ну а если нет, то горевать нужно явно не нам.  А здесь всё же наш друг Мон Плезир поспешил вставить своё слово: «Ну всё хватит. Заткнулись все. Развели здесь какой-то балаган. Как дети малые "Мои земли! Мои земли!". Они никому не сдались. Уйдём мы отсюда, когда надо будет. Всё. Нес, иди к своей шайке, а мы потом уйдём.» Это даже как-то возмутило Эскорта. Соловый в недоумении посмотрел на рыжего и подумал: Он изменился, сильно изменился. Даже на миг эскорту показалось, что вот оно стадо, а вот Мон что - то типо вожака. Однако он не в его стаде, поэтому и подчинятся ему соловый не собирается:
- А тебя здесь кто-то главнокомандующим назначал? Ты не лучше других и запомни это.
Недовольно проговорил Эскорт и тут же продолжил смотреть на Адель, которая была спокойна и невозмутима, как мамонт. Однако Эскорта отвлек снова этот бас вороного, которая наказал всем свалить  до ночи и забрать с собой Эйфорию, назвав её бурёнкой. Неуважительно. Эскорт тут же посмотрел на Эйфорию, которой реально было на всё пофиг. Она устала и она отдыхает. Поэтому о слов Херсонеса её нет никакого дела, пусть он даже там о бедствиях вещает. Да, это соловый в ней оценил. Но  тяжко её придётся с рыжим, который тут же полетел стрелой за вожаком шайки, что бы защитить, наверное, четь соей дамы.  Но вот все разбежались и осталась группа незнакомых лошадей, которая не интересовала вовсе солового и Адель. Вновь его краие глаза скользнули по ней и поднялись на уровень её глубоких глаз, который  то же смотрели на него. Он явно не понимал, что с ним происходит, почему его так и тянет к ней. Но вот он пошла на вершину холма, а Эскорт особо не задумываясь, догнал её лёгкой рысцой и пошёл рядом с ней, ему было трудно вновь заговорить с ней, он даже не знал с чего начать.Соловый несколько минут просто молчал подбирая какие-то слова, фразы, но всё не то, всё не подходило. Он даже как-то вроде бы и начал что-то говорить, но чуть открыв свой рот тут же замолк, заглотнув сильно много воздуха и начав кашлить. Только он может быть таким идиотом. Да, только он. Эскорт чуть посомтрел  кроем глаза на Адель и тут же взглянул на небо. Оранжево-красный закат был изумителен.
-Ты такая же прекрасная как и закат. Вроде бы обычная, но в то же время и недоступная, как звёзды.
Он не умел говрить комплименты, У него это просто никак не выходило. Но здесь что-то похожее, что настоящее, искреннее.

Свернутый текст

да-да, он влюбился)

88

Он пошёл рядом, такая светлая радость наполнила душу. Связь, которая может возникнуть лишь с близкими людьми, неважно, друзья или кровная родня, и которой она всегда стремилась, сделали её очень счастливой. Ведь он смог услышать и понять её мысли, а может их мысли были схожи. Кобыла не любовалась в тот момент закатом, наоборот, её глаза были прикованы к тени заходящего солнца, туда её сердце и желало уйти. Ей уже давно не было страшно, в темноте лучше скрываться от хищников, несмотря на то, что у них имеются преимущества, помогающие поймать копытное, заплутавшее во мраке. Мсл: Хотелось бы мне иметь ночное видение. Её глаза устремились к небу, на котором уже начали появляться маленькие звёздочка. Она улыбнулось самой маленькой и робкой вечерней звезде, они часто с ней разговаривали вечерами, но волнение Эскорта заставили её попросить прощение за то, что сегодня их встречу придётся отменить. Она внимательно взглянула на солового, его состояние слегка тревожило его. Не болеет ли он случайно? Танис, ты ведь случаем не кусала его? Строго рыжая взглянула на свою подруга, но змея лишь холодно на неё посмотрела  и, взглянув на новоявленного ухажёра, отвернулась, предоставляя им самим разбираться. Она была уверена, что сердце Адель чувствует тоже самое, что думает обо всём этом Танис – надо быть осторожной, спешить пока некуда, а то заживает сердечко бедной кобылы очень долго. По крайней мере после последнего опыта она зареклась доверять романтике.
Его слова очень сильно удивили Адель, разные чувства перемешались в её душе, она была в смятении, а взгляд устремившийся на него, полон танцующих пар из страха, сомнения, неверия и его словам, и в счастье, радости и прочих чувств, которых она не понимала. Ей не хотелось ответить грубо, так как ей всё же польстили его эпитеты. Но больше всего она желала, чтобы он понял, почему ей не хочется скоротечных признаний, но обе стороны всерьёз задумались и проанализировали свои чувства. Может это и звучит цинично, но сколько можно уже делать ошибку, наступая на те же ржавые грабли. Но было что-то в его голосе, что не могло не привлечь внимание кобылы – искренность. Его голос и поведение внушали доверие искренности его слов.
- Я очень признательна за действительно прекрасное сравнение. Но простите мой характер, я отвыкла доверять подобным фразам. И мы встретились лишь сейчас...  Не поймите неправильно, я очень этому рада и мне очень приятно быть с Вами... с тобой. Но мне сейчас больше всего хочется продолжить мою прогулку, и я буду счастлива, если ты пойдёшь со мной.
Вот так. Мсл: Я не отрицаю, что хотела бы видеть тебя рядом с собой, но я не умею быстро судить о характере и душе. Потому, мне надо время, чтобы понять, что это не мимолётная страсть. Прости, если что не так или чем обидела. Кобыла виновато уставилась в зёмли, изучая какие-то камушки и травинки. Но набравшись смелости, она посмотрела ему прямо в глаза, немного строго, как бы спрашивая и себя и его, что же будет дальше.

89

В душе Эскорта творилось непонятно что. Он не понимал, что с ним происходит, даже осознание того что он говорит не было. Он будто был в другом измерении, где раньше явно не бывал. Для него это сложно даже очень. Но на удивление он был очень спокоен, что было ему не свойственно. Он ведь горячих кровей, темпераментный и вспыльчивый, однако всё будто бы куда-то пропало. Будто бы его попросту подменили. Но душа вроде бы была его. Это радовало.
Соловый сумел поймать на себе взгляд рыжей кобылицы, которая так непонятно смотрела на него. Его карие  глаза посмотрели прямо в  неё, и  он увидел какой-то необычный микс разных чувств, каких разобрать было сложно, особенно ему. Он в этом не силён. Но и его глаза были наполнены разными чувствами: обидой, болью, злостью, разочарованием и любовью. Но большинство из этих чувств совсем не относились к Адели, ибо насыщенный  день сказался морально на Эскорте.  И вот соловый услышал ответ от Адель: «Я очень признательна за действительно прекрасное сравнение. Но простите мой характер, я отвыкла доверять подобным фразам. И мы встретились лишь сейчас...  Не поймите неправильно, я очень этому рада и мне очень приятно быть с Вами... с тобой. Но мне сейчас больше всего хочется продолжить мою прогулку, и я буду счастлива, если ты пойдёшь со мной.» Её слова не чуть не увидели солового, хотя он так бы хотел что бы она скромно промолчала. Однако её прямота является очень хорошей чертой. Эскорт прекрасно понимал, что сейчас такое время и всё такое. И  она безусловно права. На его морде появилась доброжелательная улыбка и соловый ответил:
- Испорченный век. Согласен.
Соловому хотелось ещё много чего сказать, но он уверен, что она воспримет это не так, как он пытается донести до неё. Сейчас большинство слов используется для намерений. Как говорят теперь, вещи должны использоваться, а люди должны быть любимы. В нашем же веки всё наоборот. Обидно.
- Куда пойдём? 

90

Кажется, он своим присутствием удивил этого коня... Но удивил, слава, богу, в приятном смысле, по морде было видно, что жеребец обрадовался тому, что серый к нему подошел. Вообще, Ахекион точно не смог бы пройти мимо такого кадра, как бы у не плохо было с настроением. Во-первых, по доброте душевной, он не смог бы не помочь, если бы тот нуждался в помощи, но на этот раз данная причина не очень-то подходит к ситуации. Во-вторых, признаемся честно, он был неравнодушен к лошадям больших пород. То бишь к шайрам, фризам, тинкерам, тяжеловозам и прочим лохматым мощнягам жеребец испытывал... Ну какую-то слабость, что ли. Его почем-уто всегда тянуло к таким крупным лошадям, пусть даже он и сам был намного мельче их, и его могли прихлопнуть одним ударом копыта. С детства такая ерунда, что его так и тянет все время подойти к большому коню или кобыле, всегда с таким восторгом на них пялился... И сейчас это осталось, правда, в меньшей мере. Ну и третья причина, которая всех достала: это его помешанность на поиске своей любимой кобылы, ради которой он и за шайкой увязался, оставив без предупреждения табун...
Серый спокойно стоял и чувствовал себя очень странно. Вроде бы этот пегий жеребец и не видит ничего,а все равно, он шкурой чувствует такое странное ощущение, будто его видят для сквозь. Для Принца, давно закрывшего свои внутренние проблемы и переживания глубоко в себе, это было не очень приятно. он привык считать, что все будут видеть и замечать только его королевское амплуа, а скелеты в своем шкафу он так надежно выкрасил краской под цвет стен, что никто их не найдет, пока не дотронется. А сейчас у него было чувство, что вся краска неожиданно слезла, обнажая все, что наболело на душе. Хотя при этом вроде все осталось, как прежде... Из-за этого Хек волей-неволей начал нервничать, помахивать беспокойно хвостом, как будто отгоняя надоедливую муху, да переступал с ноги на ногу. На этом его внешнее беспокойство ограничивалось, большее можно было прочитать только в глазах. не любил он быть букашкой под микроскопом, ой как не любил...
Услышав, что пегий представился, жеребец тут же немного склонил голову к качестве приветствия, хотя тот вроде бы и не мог этого видеть, все так же спокойно и доброжелательно ответил:
-Меня зовут Ахекион. В простонародье Принц.
"Почему я сразу сказал ему свое имя? Ведь я всегда только этим дежурным "Принц" и обходился? Ничего не соображу, почему-то... Почему? просто почему? Почему я не смог пройти мимо, пойти в другую сторону, откуда пришел, а пошел к нему? И почему у меня такое чувство, что слепой видит меня насквозь?"
Конь навострил уши и внимательно выслушал его вопрос, оглянулся в ту сторону, где была до этого шайка... Как ни странно, но там уже почти никого не было, во всяком случае Херсонеса, которого он узнал бы и издали, Перфекта тоже... Их там не было. Был только соловой жеребец, точно шаечный, он это знал, да кобыла с ним рыжая... Видимо шайка решила не засиживаться на одном месте.
-Здесь только что была шайка... Но судя по всему, они уже уходят. Скоро здесь останемся только мы.
Если бы он умел это делать, он бы пожал плечами. Орхидеи там с ними не было, поэтому сейчас эта банда безбашенных ненормальных, как он про себя называл шайку, его интересовала в самой меньшей степени. Пока они не трогают табун, ему до них нет дела. Шпионажем он заниматься точно не будет, не его это дело. Его дело - порядок и охрана... Интересно, что там происходит сейчас, без него? Наверняка Хиперрон потом ему по ушам надает за такую отлучку. Но это уже будут такие мелочи, что это пройдет незаметно и уж точно безболезненно. Главное будет потом вообще вернутся, найти их всех... Всех до единого.

91

начало игры.
Это было очень странным, когда мои карие глаза открылись и я увидела кустарники. В голове летал один вопрос – почему тут? Я понятия не имела, почему я вчера тут уснула, но место явно не самое лучшее. В голове медленно проматывала вчерашний день, но все равно не могла вспомнить, чего же я пошла сюда, так далеко от табуна. Кстати о табуне. Меня там наверно и не кинулись… Я вообще редко уходила далеко от табуна, не знаю чего так, но мне было весело там. Опечалено вздохнув, я пошла к холмистой степи, где по моим предположениям должен был быть мой табун.
Рысью, слегка сонно, я шла по степи. Гриву трепал ветер, мозг все еще дремал, в температура пока не была такой кусачей как днем. Ранее утро мне нравилось, но ночью все равно намного лучше. Звезда таили какую то тайну, небо укрытое черное пеленой, далеко и высоко так над головой. Красиво…
Оглядевшись, я поняла, что наконец дошла куда надо. В глаза сразу упал серый жеребец – Ахекион. Черт бы меня побрал, как он мне нравился, но он был занят дугой серой кобылой, а для него я была глупой наивной молодой кобылкой, которая доставала от зари до зари, если видела. И вот – цель найдена. Я не раздумывая сразу подскочила к нему и громко заржала. Словно головалая кобыла, а я почти такой и была, стала скакать вокруг жеребца и подергивать его за гриву.
- Привет Принц! – защебетала я и легонько пнула жеребца носом. Рядом был еще один жеребец. Красивый, соловой масти, незнакомый мне. Ничуть не испугавшись и кинула на него заинтересованный вид и покосилась на Принца:
- А это кто? Не нашего поля ягода. – фыркнула я и обошла вокруг незнакомца. Возможно моя бестактность однажды даст мне хороший пинок под зад, но мой характер не мог быть другим. Как всегда моя ненормальная манера навлекала на меня неприятности, вот и сейчас я вполне полга получить от глашатого за свои манеры. Хотя он наверно уже попривык к моей неугомонности.
- Ой, как тут тихо! Ну, чего так тихо, то?! – бурчала я и резко прыгала по сторонам, выглядывая других лошадей. Резко сорвавшись в голоп, я сделала небольшой круг по месту, где остановился мой табун и вернулась к Ахекиону и соловому.
Резко остановившись, рядом с соловым я заприметила другую кобылу. Яркая масть, она говорила к незнакомцу очень правильным языком. Я не вслушивалась в ее слова, лишь смотрела. Потом взгляд перешел на солового, затем снова на нее, а потом на серого.
- А это его подружка, да? – снова бестактный вопрос к Принцу, взглядом я указала на кобылу, затем глянула на солового и снова на Принца, ожидая от него ответа, хотя возможно незнакомый жеребец и сам ответит, ну или нагрубит мне. Да тут любой бы мог нагрубить, но обычно я не воспринимаю все в штыки, ведь сама понимаю, что нарываюсь, но лучше уж так, чем скучно существовать в этом пустом и дряхлом мирке.
Не прошло и часа, как ко мне подбежал мой напарник.
- И куда ты вчера свалила соизволь ответить? – совсем недовольно спросил Ян и покосился на меня, будто мамочка на провинившегося щенка.
- Ой, Ян, не надо меня про вчера, прошу не надо.. – невинно ответила я, и снова посмотрела на лошадей. Сам динго не очень был доволен моим ответом, но решил умолчать все свое недовольство. Он отвернулся, показывая всем своим видом свое недовольство и обиду и медленно пошел лег в стороне, даже отвернулся от меня. Я посмотрела ему в сторону и фыркнула. Потом налажу контакт.

92

Офф: Кир, вообще то я стоял с Блиндом, буду считать, что ты заинтересовалась им, а те двое уже далеко далеко) и я не глашатый, а глашатай.

Он даже не успел услышать комментарий своего нового знакомого по поводу происходящего, как в поле зрения попала крайне знакомая рыжая кобыла. О господи, это чудо ему было крайне хорошо знакомо. Они состояли в одном табуне, она была младше него всего на два года, вроде бы взрослая уже... Но такое ощущение, что это было не два года, а двадцать. Настолько по-взрослому вел себя он и настолько впадала в детство она. Иногда очень сильно хорошенько дернуть ее за хвост, чтобы хоть немного притормозить тот моторчик, который постоянно работал у нее в одном месте... А куда деваться, он нес ответственность за своих подопечных. И за это чудо в перьях тоже. Как ее сюда занесло? Неужели табун идет сюда? Было бы очень даже неплохо.
Хек только прикрыл глаза и глубоко вздохнул, когда это рыжее чудо начало носить рядом, терпеливо сносил все эти дерганья. У него было потрясающее терпение. Жеребец только тихо гугукнул в ответ и ударил себя хвостом по боку, посмотрев на пегого жеребца.
-Прошу прощения за это недоразумение...
Он посмотрел на рыжую и глубоко вздохнул, после чего услышал ее вопрос и только тихо фыркнул, с явным неодобрением.
"Боги, да ее наверное никто, кроме времени, не научит знать меру во всем. Я конечно, воспитательница та еще, а что делать... Кто то ведь должен хотя бы иногда вправлять тебе мозги."
-Кирель, повежливее с незнакомыми... Иначе я тебя Херсонесу представлю, попробуешь ему нахамить.
Голос у него был весьма строгим, надо ведь, чтобы кобыла себя в руки взяла. В копыта, хорошо. У нее полное имя, вообще-то, просто Кира, но он ее всегда так называет, чтобы дать понять, что он сердится и лучше нажать на тормоз. А Херсонес был такой своеобразной пугалкой - злой и жестокий король шайки... И при этом Ахекион совершенно не шутил. Вражда Хиперрона и вожака шайки - это было одно. А более менее тихие и спокойные отношения с ним - это совсем другое. Поэтому он иногда так и пугал, как эту кобылу, так и малышню в табуне. Как ни странно, почти всегда работало.
Жеребец посмотрел на рыжую и глубоко вздохнул. Та занялась своим спутником, собакой динго, значит, можно было пока успокоиться. Уж он-то точно присмотрит за ней. Но из короткого разговора стало ясно, что и с ним кобыла сейчас не в ладах.
"Я так понимаю, с тобой такое будет всегда? Конечно, я понимаю, что ты просто очень веселая и тебе хочется приключений... Но все равно, лучше бы тебе быть хоть чуточку спокойнее. Тогда цены бы тебе не было."
Серый снова оглянулся по сторонам, снова замечая вдали ту пару, после чего снова возвращает свой взгляд на пегого жеребца, снова невольно перед ним извиняется за свою подопечную. Вот вечно она заставляет его извиняться перед другими за ее же поведение. Если бы Хек мог, он бы краснел, причем очень часто. Но сейчас это не сыграло бы большой роли, поскольку Блинд слеп... Честно говоря, он хотел бы иметь такого друга. Пусть тот и видел его насквозь, но все же, такие тоже нужны. Точнее, как раз такие друзья и нужны, чтобы видели тебя настоящего и при этом все равно оставались друзьями. А остальные... Это трудно было бы назвать дружбой, но все же лучше, чем ничего. Он очень хорошо помнил, как потерял своего друга, лучшего когда-то друга... И не так давно. Знаете, это было весьма больно, потому что с тем жеребцом они действительно были очень близки, прекрасно понимали друг друга и готовы были друг за друга стоять горой. А теперь... Честно говоря, у него больше не было таких друзей. Да, был целый табун, но таких друзей-нет.

93

Жеребец чувствовал, то как его осматривал новый знакомый, было странно, что он ещё не ушел, обычно все так и делали, только перед этим ничего не говорили, может быть с ним и правда решили познакомиться, было бы прекрасно. Слепой чихнул, что-то резко попало ему с нос. Хоть Блинд и не видел жеребца, но почему-то он чувствовал, что жеребец серой масти, это был его любимый цвет, сам жеребец не видел своего окраса, лишь помнил слова матери "Твой цвет как кофе с молоком, только не перемешанный, а разлитый по всему телу, по разным местам" в простоте такая масть называется пегая, но он часто вспоминал о словах матери, она так красиво говорила. Вернувшись от своих мыслей он выслушал имя жеребца и оно показалось ему довольно приятным и красивым, правда довольно сложным, называть его принцем будет намного удобнее.
Услышав о шайке слепой удивился, он не знал, что тут такие имеются, всю жизнь он был одиночной и думал, что все лошади живут только семьями или по одиночке, ну да ладно видимо он многого не знал ещё о жизни диких лошадей.
- Шайка? Хм... название не веет особо добротой и лаской
Улыбнувшись сказал пегий и почувствовал новый запах неподалеку, запах был явно кобылы, лишь от них так пахнет, он мог различить кобылу от жеребца хоть за километр, запах приближался ближе и ближе, после чего он услышал её голос, она поздоровалась с серым жеребцом и следующая фраза наверное была о слепом:
- А это кто? Не нашего поля ягода.
После чего он почувствовал, что кобыла обошла его кругом и осмотрела, видимо не особо доверяла ему, он ей тоже, но принялся стоять спокойно, обычно его обходили дикие животные, по этому он всегда готов был бить. Услышав, что серый заговорил с ней, слепой успокоился, хотя особо и не напрягался и посмотрел в сторону кобылы.
- На вашем месте госпожа был бы поаккуратней с незнакомцами.
Довольно спокойно сказал пегий и обратился к Принцу:
- Кстати приятно познакомиться Принц, у вас тут вообще как безопасно, есть где задержаться?

94

Что мне оставалось как улыбаться без остановки? Что ещё нужно, чтобы чувствовать свет в самую тёмную ночь. Подобно яркой молнии среди чёрных туч засияло новое для неё чувство. Кобыле было любопытно узнать побольше о том, что она сейчас испытывает, а также стать ближе к тому, кто вызвал в ней подобную перемену. Но надо придержать, не гнать время и события, иначе всё может печально закончиться. Всему своё время...
- А разве это важно? Хотя, сейчас меня почему-то влечёт тень и ночь, что на востоке. А ту куда хотел бы пойти?
Неловкая пауза? Разве можно так легко и непринуждённо разговаривать с тем, кого знаешь лишь несколько часов. Наверное, да, при определённых условиях. Копыта неспешно перебирали землю при ходьбе, поднимая крохотное облако летней пыли. Солнце всё светило со спины, подобно тлеющему угольку, оно боролось из последних сил с наступающим мраком и сном. Но вот пройдёт ещё несколько минут и оно скроется за горизонтом, потухнет и погрузит часть этого мира в тень ночи. И лишь луна, яркая и бледная красавица будет светить одиноким путникам. Жаль, что сегодня не полнолуние, но и тонкий месяц очень красив. Разве важно куда идти, когда рядом с тобой хороший и интересный попутчик.---) куда-то

95

Пестрая вышла из-за деревьев.  Она оглянулась и увидела целый табун лошадей. Боже, какая красота! Никогда она не видела столь разнообразных и в тоже время красивых лошадей. Она обратила внимание на серого "принца", так его звал пестрый. Он пестрый, так же как и я.- подумала кобыла. Австрия махнула хвостом, немного приблизилась к пестрому и Принцу. Она снова оглядела их. Серый был таких восхитительным! Он был как лебедь. А у пестрого были прекрасные меховушки на копытцах. Жеребец общался с другой, рыжей кобылой и с Принцом. И не обращались на меня внимания. Я тоже не стала слишком обделять их вниманием. Пестрая еще немного приблизилась, мотнула и тут же опустила голову и стала жевать травку.  Она не могла оторваться от нее. Конечно, ведь она была молодая, сочная и вкусная.

96

"Похоже, у нас снова все воссоединяются... Кира вернулась, остальных пока не видать... Интересно, где Хиперрон? Обычно эта рыжая бестия далеко от табуна не уходит..."
Он только вздохнул, наблюдая за этим рыжим моторчиком. К счастью для нее, да и для него тоже, пегий не проявил никакой агрессии. Почему к счастью? Просто потому, что если бы он разозлился, кобылу спасла бы только слепота, и то вряд ли. Он бы, конечно, начал бы заступаться за нее, но куда ему против такого мощного жеребца? Принц, конечно, тоже не задохлик, на разница в комплекции... Ничего неизвестно. И это как ни странно, успокаивает. Не надо думать о всех возможных бы, которые могли бы случиться. Иначе все будет намного хуже.
На горизонте появился еще один персонаж... Снова кобыла. Теперь можно сказать, что все по парам, если бы Хек не принадлежал другой кобыле, весь, от носа до кончика хвоста. Прищурившись, он с интересом рассмотрел пегую кобылу, которая безо всякого страха подошла к ним. Странно, он раньше не видел ее в табуне, наверное, она пришла к ним в первый раз... От внимательных глаз не укрылся тот почти детский восторг, с которым та рассматривала их. Но придется отвлечься ненадолго.
"Один в поле не воин? Кажется я начинаю переворачивать это утверждение с ног на голову... Без вожака трудновато умудряться следить за всеми сразу, чтобы никто не разошелся и не потерялся, да еще и новичков принимать... Черт возьми, я даже уже скучаю по этому серому в яблоко. Мы ведь... Друзья, кажется?"
Серый переступил с ноги на ноги и шумно вдохнул в себя воздух, а потом его снова отвлек пегий. Простой вопрос, на который весьма не просто сразу дать однозначный ответ. Но на то он и Его Высочество, что не оставаться в проигрыше в любых ситуациях. А сейчас он сделал, как ему показалось, весьма правильный ход. С таких чудом проще дружить, чем быть его врагом...
-Сейчас... Да, относительно тихо, но признаться по правде, мы и сами тут не давно. Мы - это табун, у нас всегда тихо и мирно... Сразу говорю, я не вожак.
Он невольно улыбнулся и ударил себя хвостом по боку, посмотрев в сторону. У него уже было как-то раз, что его приняли за вожака, хотя он на самом деле был только второстепенным персонажем. Это было тогда довольно смешно, но правда недолго все продолжалось, когда он сообщил тому существу о его ошибке... Серый снова глянул на пегую кобылу и и немного прищурился, ненавязчиво осмотрев ее. На вид немного младше его самого, может на год, может на два... Не больше. Но ведет себя вполне достойно для своего возраста, не то что Кира, которую сейчас почему-то не особо слышно, хоть она и никуда не ушла. Он это уже нутром чувствовал, когда был кто-то из их табуна или кого-то не было. Если можно так выразить, то каждый из табуна был у него как орган. Орхидея, разумеется, была сердцем, это без вопросов, Хип... пожалуй, позвоночником, на нем, если можно так сказать, все держалось, а вот Кира... Печень, наверняка. Постоянно пошаливает, поэтому было так. Кем ему станет эта пегая кобылка с необычными голубыми глазами?
Хек снова тихо фыркнул и негромко заржал, обращая ее внимание на себя, приветственно кивнул, смотря без всякой враждебности, просто с интересом.
-Прошу прощения, миледи... Вы ведь не из нашего табуна, память меня точно не подведет. Вы новенькая? Или просто случайно заглянули к нам "на огонек", проходя мимо?
"Как всегда, сама вежливость... Меня, видимо, никто и никогда не перевоспитает, как и рыжую. Но на это хотя бы жалоб не поступает, а значит, нет повода, чтобы меняться. Итак, вернемся к нашим новым знакомым, оба пегие... Очень интересно. Придется разгадывать очередных новеньких, если они, конечно, станут таковыми. Как же я это люблю."
Ахекион по прежнему улыбался и был абсолютно спокоен. Хозяином положения он себя точно не чувствовал, он ведь еще не окончательно зазвездился... Если бы это произошло, он бы давно бросил их Королевский табун и отправился бы на все четыре стороны, искать свою Орхидею, а там уже... Неизвестно, что бы произошло. Главное для него по-прежнему то, чтобы сохранить свой секрет в тайне от всех и чтобы он не пытался вырвать наружу. Иначе плохо будет всем в округе...

97

Пестрая продолжала кушать травку. Она, как таковая "пожиратель травы". Но вдруг она услышала ржание жеребца, а последующее действие его был приветственный кивок. Кобыла сорвала еще немного травинок и подняла свои голубые глаза. Она уставилась на жеребца. Он был серой масти, что она заметила с первого шага к ним. Австрия кивнула в ответ. Потом, снова опустила голову в зеленый "рай". Сорвала еще несколько травинок. Но тут, серый подошел к ней и начал разговор: -Прошу прощения, миледи... Вы ведь не из нашего табуна, память меня точно не подведет. Вы новенькая? Или просто случайно заглянули к нам "на огонек", проходя мимо?
Кобылатут же подняла голову и ответила:
- Не стоит. Да, я из вашего табуна. Новенькая. Австрия.- кобыла снова кивнула в знак приветствия. Она ответила холодно, но в ее голосе чувствовалась некая нежность и рассудительность. Пестрая подняла голову и посмотрела на небо. Оно было такое-же синие, как и ее глаза.
Красота..- подумала кобыла, но тут же вспомнила про жеребца, взглянула на него и улыбнулась. Она все так же поглядывала краем глаза на пегого жеребца. Он был интересен ей.

Отредактировано Австрия (2012-08-08 06:43:36)

98

---------Река.
В степях и правда было куда жарче. Солнце палило нещадно, выжигая траву, делая ее сухой и жесткой. Сейчас был крайне огнеопасный сезон, и лошадям следовало быть осторожным, ибо пожар мог настигнуть их в любой момент. Именно поэтому Хиперрон не должен был надолго покидать свой табун, дабы потом не потерять его часть. Нет, такой роскоши он позволить себе не мог. Трава хрустела под копытами, когда жеребец шел все той же активной рысью. Он двигался довольно быстро, но не слишком, дабы не перегружать себя зря. Зачем? Он просто наслаждается прогулкой до табуна в компании очаровательного монстра, который начинал завладевать его мыслями. Серые бока быстро нагрелись, высохшая грива немного вилась. Кстати, Хип заметил, что шерсть его немного выгорела на солнце и теперь была светлей. Но к зиме он как всегда обрастет шкурой куда более темного цвета. Станет почти мышастым. Интересно, где Мирос? Подумал конь, поднимая морду к небу. Оно было чистым, на небе не облачка, плюс приходилось щуриться из-за слишком яркого солнца. Но нигде не было видно орла, хотя Рон и не был бы шибко рад его присутствию. Ибо эта старая сварливая птица начала бы трепать нервы и Хиперрону, и пегой, а это кончилось бы скандалом. Знаете, Мирос так искусно выводит всех из себя. Ему уже черт знает сколько лет, его говор сложно понять, но если разберетесь что он сказал, скорее всего не обрадуетесь.
Хиперрон тряхнул гривой, переходя на легкий галоп, но потом сразу же снова вернулся к рыси. Кобыла временами его обгоняла, тогда он просто любовался ей. Она была красива, изящна и грациозна. Взгляд притягивала. К тому же, внешность у нее была броская. И теперь он видел огромную разницу между ней и Милк. Они были разные, и внешней схожести практически не было. Теперь это уже было очевидно. Хип сохранял между ними дистанцию, не желая вторгаться раньше времени в ее личное пространство. Понимаете, даже не смотря на искру, которая между ними пробежала, оба еще не совсем доверяли друг другу, чтобы скакать бок о бок. Хотя Рон и ловил себя на мыли, что хочет быть рядом с ней. Просто чувствовать, что она рядом. Но подобные мысли казались чересчур сентиментальными, поэтому Хиперрон старался запихнуть их как можно глубже в свое сознание. В самый темный угол, чтоб его. Пока жеребец не был готов к таким проявлениям светлых чувств. Не для него этого.
Лошади начали подниматься в гору, Хиперрон все-таки сменил аллюр, уверенными прыжками взбираясь на холм. Он уже чуял запах своих лошадей. Конь все время оглядывался на пегую, надеясь, что запах стольких лошадей не спугнет одиночку. А она скорее всего именно таковой и являлась. Хип мотнул головой, подмигнул ей, усмехнулся и остановился. Дальше холм снова спускался, образуя небольшую ложбинку, в которой и расположился табун. Он сразу увидел изящный силуэт своего глашатая Ахекиона. И парочку новых лошадей. Когда пегая подошла к нему, жеребец встал на свечу и громко заржал, возвещая всех о своем возвращении. Затем галопом спустился вниз, направляясь прямиком к своему глашатаю. Остановившись, он снова приподнялся на задних ногах, но совсем не высоко, так что это едва напоминало дыбки. Рон мотнул головой, перестал скакать на месте и обвел взглядом лошадей.
-Приветствую. Я Хиперрон. Вожак Королевского Табуна. - его голос звучал громко и твердо, но теперь уже без всякого яду. На нем снова была ходовая рабочая маска. Затем он перевел взгляд на пегую, лукаво ей улыбаясь. Теперь она знала правду и увидела его владения во всей красе. Во всем величии. Пока кобыла спускалась со склона, Хип повернул морду к Хекки:
-Все еще тихо? Такими темпами кони подохнут со скуки... - Рон рассмеялся, подмигивая глашатаю. Последнее время весь табун был на его плечах, так делать нельзя, Рон. Нужно было что-то делать. - Слушай, прости я просто должен был прийти в себя. Ты тут как белка в колесе. - шепнул он на ухо глаштаю, а потом посмотрел на него с ноткой сочувствия. Да, нужно было брать себя в руки. Неизвестно было, когда Херсонесу взбредет в голву напасть на них. А может первыми выступить? - Я тут думал, что пора бы нам занимать территории. - Хип коварно ухмыльнулся, выразительно поглядев на Хекки. Он же должен был понимать, что пока земли свободны их нужно было занять.
Тем временем к ним подошла его прекрасная спутница. Хиперрон посмотрел на нее и в глазах снова заплясали бесенята.
-Теперь ты знаешь, кто я. Ну, а ты? Кем являешься? - сразу спросил жеребец, хотя знал, что она была одиночкой. Не пахло от нее шайкой, а других скоплений лошадей здесь не намечалось. Посему оставался последний вариант.

99

------Начало игры
Маришка осторожно высунула голову из низкорослого горного кустарника, втянула в себя воздух, шумно фыркнула и, словно испугавшись этого звука, вновь спряталась. Ее мало - помалу отпускало, но еще не на столько, чтобы выходить на открытую местность. Тем более туда, где, несомненно, собрались лошади. Были ли это ее соплеменники, или чужые, абсолютно незнакомые, кобыла пока определить не могла. Впрочем, не все ли равно? Табунные желают с ней разделаться так же сильно, как и, к примеру, шаечные. Хотя последние все же хуже.
Но развить эту мысль Мари так и не удалось. За спиной что-то зашуршало, и лошадь мигом вылетела из кустарника. Лишь отскакав от него на порядочное расстояние, она сумела обернуться, но ничего толком не разглядела. Возвращаться в спасительную тень ей совсем не хотелось и. обреченно вздохнув, она отправилась вперед.
Осеннее солнце сделало свое дело. Страх исчезал, развевался мимолетным сновидением. Шаг Маришки теперь стал бодрым и четким. Приблизившись туда, где, как ей показалось, собрались лошади, она хотела было обойти их по широкой дуге, но тут учуяла знакомый запах. Холм скрывал от нее собратьев, но Мари могла бы поклясться, что среди них есть глашатай. А где наш белый выскочка, там и другие табунные.
На открытое место она выбралась как раз в тот момент, когда Хиперрон громко возвещал окрестности о своем возвращении. Маришка повернула голову, чтобы увидеть темную фигуру вожака. Рядом с ним она заметила пегую кобылу, уверенно спускающуюся с холма, словно она возвращалась к себе домой. Новая пассия? Тянет же его на пегих. Мари забеспокоилась было, но мигом осадила себя. Новая пассия – не значит доминирующая. Да и до Хипа ей пока не дотянуться. Конечно мысль о том, чтобы лишить серого его трона иногда возникала в голове у Маришки. Но советница умела оценить собственные силы и не пыталась совершить невозможное. Пока.
Другое дело Ахекион. Бедняга, табун снова скинули на его хрупкую спину. Так недолго и слечь от изнеможения, что было бы просто отлично. Маришке, похоже, даже не придется прилагать усилий, вожак и сам загонит своего глашатая в землю.
- Приветствую, дражайший Хиперрон, вожак Королевского табуна. – Мари уже была рядом с Принцем и Хипом. Отчего-то кобыле захотелось подыграть вожаку, явно красовавшемуся перед своей спутницей. – Здравствуй, Ахекион. Выглядишь уставшим. Бессонные ночи? Понимаю. Стоит все-таки, и поберечь себя.
В мягком контральто Маришки не было ничего, кроме понимания и сочувствия. Пока она говорила, взгляд ее уже успел пробежаться по остальным собравшимся. Осмотром кобыла оказалась довольна. Правда, хорошо бы еще увидеть Мишель, но эту вертихвостку трудно застать на одном месте. Видимо, продеться ее искать. Как бы Маришка не относилась к своей сестре, беспокойство за нее она все - равно испытывала.

100

Одно, второе, третье... Все происходящее его точно с ума сведет. Постепенно как-то скрылась с его глаз новенькая пегая кобыла, с которой он так и не успел толком познакомится, а потом начало происходить все новое и новое, надо было только и следить за всеми. Просто хотя бы понять для того, что происходит вокруг.
Для начала, вернулся наконец-то вожак. ну как вернулся... Скорее просто его нашел. Они ведь разошлись еще тогда, когда Хек увязался за шайкой, стремясь найти свою Орхидею, которую так и не смог в итоге найти. Однако, Хиперрон был не один, что его самую малость порадовало. Еще одни лошади в табун, это значит, что лично для него еще больше проблем, поскольку в последнее время уж так повелось, что за всем и вся следит именно Принц, а не настоящий вожак. Ладно, а что еще делать-то... Раз его выбрали на такую должность, в которой он постоянно продолжал сомневаться, то придется терпеть.
Услышав приветственное ржание серого жеребца, Ахекион немедленно отозвался, тоже довольно громко заржав, вроде как отзываясь, что он здесь. Немного повернувшись в сторону лошадей, которые были с ним, и осмотрев их всех, немного подошел навстречу вожаку и спокойно посмотрел на него. Никакой злости на него, ничего вообще, что могло бы показать его раздражение, ведь таковое было. Просто про себя надеялся, что тот в следующий раз не будет переваливать свои обязанности на него.
Он молча посмотрел на него, сначала ничего не отвечая, только слегка улыбнулся, показывая то, что он прекрасно его слышит и понимает, а потом только вздохнул и слегка переступил ногами, ударив себя хвостом по боку и посмотрев в сторону, едва слышно фыркнув.
-Мне не привыкать.
Это был такой легкий намек на то, что он все-таки сердится и немного обижается на Хиперрона за такую его "самоволку". Он тоже такую хочет, ему бы свою дражайшую супругу найти... Или по крайней мере тихо про себя надеяться, что она скоро вернется сама, точнее, для начала, найдет табун, а потом уже и вернется к нему. Ругать ее он ни за что не будет. просто смыла нет, да и не хочется. Услышав очередное предложение от вожака, Принц только снова тихонько фыркнул и мотнул головой.
-Идея хорошая. Надо поторопиться и сделать все так, чтобы нас не обогнали конкуренты.
Хек посмотрел на пегую кобылу и только вздохнул. Конечно, отношения у них не то, чтобы совсем дружеские, но все же ему приходилось ее просто терпеть, учитывая, что она была советчицей. Уж точно не последняя лошадь в их табуне, особенно в глазах Хипа. Жеребец прикрыл глаза, абсолютно спокойно переваривая ее слова, а потом фыркнул и посмотрел на нее с такой хитрой искрой в глазах.
-И тебе не хворать, Мари. Я прекрасно знаю, что мне стоит делать. Но к сожалению, свои обязанности ни на кого спихнуть не могу. С жеребцами у нас напряги, а должность эта уж точно не для хрупких кобыльих спин.
Как его порой раздражали все эти ее намеки на его должность. Чего она хотела этим показать, он так и не понял, но молча терпел порой язвительные комментарии, порой только выдавая ответы, которые, как он надеялся, были вполне достойными и в меру дипломатичными, что не испортило бы отношений в табуне. Жеребец спокойно улыбнулся и снова посмотрел в сторону, а потом снова краем глаза на нее, миролюбиво спросил:
-Кстати, позволю себе осведомиться, где ваша дражайшая сестра? Я не видел ее среди лошадей, которые были здесь. Неужели потерялась по дороге?
Он спрашивает не из вредности, ни в коем случае. Просто ему было действительно самую малость любопытно, где же эта беспокойная личность. Как бы плохо он к кому-либо в их табуне не относился, все равно переживал за всех.
"Как же мне не везет с советчиками... Сначала была Маи, серое в яблоко чудо, которая была той еще занозой в заднем месте, теперь вот это вот недоразумение... Первая не давала жить спокойно и мне, и Хипу, а эта пока только мне... Чувствуя я, ты, дружище, души в ней не чаешь... Ладно, я ни с кем ругаться не собираюсь и хвосты драть тоже. Раз хочешь быть выше меня - будь, мне нет особой разницы. Для меня главное сохранить при себе свои скелеты в шкафу и найти всех живых, которых мне необходимо найти."