Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Горящий лес

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

- Добрый день, мальчики, - ты поднял голову. Ты сразу узнал эту серую кобылу, тетушку Неса. - По какому случаю здесь околачиваемся? Шабаш ведьмаков на Лысой горе? 
Ты был рад ее обществу, хоть и не так сильно, как Херсонес. Все же старая знакомая, хороший друг.
- Собираю все раскормленные задницы к концу лета. Пойдемте-ка к красному дереву, по дороге все вам расскажу.
«Это я-то раскормленная задница?» - подумал ты, но не стал обижаться, вместо этого ты просто улыбнулся, все же интересно было послушать, что тут произошло без тебя.
- Так вот, мы с шайкой пошли в Холмистую степь, встретили там нескольких разбойников, но они быстро сделали ноги, зато собралась кучка одиночек. Я планировал побыть там до завтра, чтобы попастись вдоволь. Но они мне там были нафиг не надо и я их попросил. Ну, и как всегда куча возмущений, хамство и т.д. В ходе ссоры назвал кобылу чью-то бурёнкой. Ну и он за мной увязался, когда я шел сюда. Пришлось завести его аж в Бурелом, а там встретили кобылу, поболтали и я пошел сюда.
Это было вполне в духе Неса. Ты даже пожалел, что тебя там не было, так сильно тебе хотелось самому все увидеть, а может и поучаствовать. Погонять разбойников, поиздеваться над одиночками… Ты резко прервал эти мысли. «Какой-то я сегодня жестокий…» - подумал ты. Наивный.
- Рианнон беременна, скоро рожать, а я не знаю где она. Но она с еще одной кобылой, значит вместе не пропадут.. скоро должны вернуться, надеюсь.
Нес был настолько спокоен, что ты не сразу понял смысл сказанных слов. Вот он говорит о ссоре с каким-то придурком, решившим поссориться с ним, и без всяких переходов про беременность любимой и ее отсутствие.
Но когда до тебя дошло, что у Неса будет ребенок, твоей радости не было предела. Детей ты любишь. Мысленно примерив на себя роль няньки, решил, что не так уж прям сильно. Но ты был безумно рад за друга.
- Рад слышать. Поздравляю!
- В ваше отсутствие мы разошлись с табуном и осенью, думаю, их порадуем своим приходом. Потому я и собираю всех, что больно спокойно у нас стало. Аж скучно.
Этому ты тоже обрадовался. Все-таки не очень много ты пропустил, пока был в отлучке. А перспектива встретиться с Хиппероном всегда была для тебя очень заманчивой. Увидев знакомую улыбочку Неса, ты не мог не сделать такую же.
Услышав шаги Перфекта, ты обернулся. Судя по его довольному виду, задачу свою он выполнил, и это тебя немного задело. Все-таки Херсонес мог и тебя послать устроить арабу веселенький денек!
- Мне интересно, у таких всегда есть защитнички? Нечто пернатое пыталось оправдаться за свое недоразумение. Тоже мне мамочка нашлась. До границ проводил. Еще бегает, яблонька то.
Ага, все-таки живой арабчонка! Пощадил-таки его Идеал. Ты понимал чувства товарища, сам ненавидел всяких бегающих или летающих «бонусов» к лошадям, которые не дают нормально поговорить с хозяевами. И как их только терпят! Даже Херсонес, и тот с какой-то собакой везде ходит. Тьху ты, это же койот!
- Твое великодушие меня пугает, Перф.
«Меня тоже».
- Ну и фигли тебе эта птичка сделает? Ну да ладно, свой долг ты выполнил, думаю, орнитолога мы здесь больше не повстречаем. Свое обещание сдерживаю и всем официально скажу, что ты - моя правая рука.
Ты отвернулся, не хотел, чтобы Нес видел твой взгляд в этот момент. Тебе было обидно и завидно. «А чего ты хотел, Парагон?! Ушел не прощаясь, шлялся где-то месяцы напролет, тут свалился Несу, как снег на голову… И тебя должны сделать правой рукой, вот так прям сразу? Ага, сейчас, мечтай дальше. А если он вспомнит то время, когда ты его сместить пытался, то не быть тебе даже его левой рукой!». Тебе оставалось просто смириться с ситуацией, ты знал, что сейчас ты ничего не сможешь сделать. Правда, надолго ты так все оставлять тоже не собирался. Поэтому сделав довольное лицо, ты, неискренне улыбаясь, повернулся к своим друзьям.
- Так что там с планами на счет табуна? – ты решил перевести тему. К тому же сообщение, что осенью шайка планирует набег, тебя заинтересовало, да и осень не за горами.

22

Я более чем внимательно вслушивалась в речи жеребцов, стараясь уловить не только смысл, но и уловить эмоции, отношение к произнесённому. Что ж, более трепетного собеседника вряд ли можно желать, я умела слушать. Казалось бы, в этом нет ничего архисложного, но я прекрасно знала, что не все могут похвастаться таким умением: кто стремится выложить себя подчистую, даже не пытаясь слушать других, а кто и не может долго концентрировать внимание и мысленно уносится в такие дебри, что и фиг дозовёшься потом. Так, все трое были по-своему рады моему присутствию, я, конечно, и не ожидала, что мне радугу к ногам будут класть и звёздами осыпать, но против никто ничего и не имел. Отлично.
Нес повёл всех к красному дереву и начал вводить всех в курс дела. Он спросил касаемо Содэма, но я грустно качнула головой. Да, Соды Ядовитой в нашей компании точно не хватало... Затем мой любимый племянник кратко и, на мой взгляд, путано поведал о своих последних приключениях. Я, мягко говоря, не смогла сохранить серьёзную мину, а как рассказ дошёл до «бурёнки», не удержалась и, уткнувшись в плечо Херсонесу, так и фыркнула со смеху. «Чёрт побери, какое страшное ругательство… а Хавроньей, Нес, ты не стал называть
Но племянник резко сменил тему и с липовым спокойствием объявил, что вскоре я обзаведусь внучатым племяшкой. Я просияла. С моим жеребёнком всё получилось более чем бестолково, я не ценила, что имела, и судьба посылает мне подарок… Как никак, к Несу я отношусь чуть ли как не к сыну, хотя и грызлись мы с Хеопсой по этому поводу безумно. Я даже не успела выразить свою радость, как Херсонес перешёл с Фомы на Ерёму, объявив Перфекта своей правой рукой. Я мысленно одобрила его решение. Как- никак, Перфу можно доверять, я прекрасно знала, на каком счету он в шайке. Парагон же предпочёл отвернуться. Я не знала, но могла предполагать, что этот жеребец оттенка египетских пирамид на закате тоже имел виды на это место. Я таким лёгкодавящим взглядом мерила Парагона, желая знать наверняка, опровергнуть или подтвердить мои догадки, но аргамак воспользовался любимой фишкой Неса - да-да, сменил тему. Этот калейдоскоп меняющихся тем меня начинал раздражать, но я продолжала хранить гордое всёпонимающее молчание. От меня, кстати, как от среднестатистической русалочки, слабо тянуло тиной, возможно, зря я обленилась и не пошла на реку; но не важно, выветрюсь. К тому же, под тенью дерева было очень уютно.

23

--->не помню откуда

Я плавно шагала по зелёной, пока что, траве, осматриваясь по сторонам и вдыхая запах поля, ведь я шла по нему. Где-то с боку шёл мой жеребёнок, как мне казалось, потому что чёрное пятно, которое мельтешило, прекрасно улавливала, ну что ж, значит не отстал. Кобыла громко фыркнула, тряхнула шеей, короткая грива плавно ударилась об шею, хвост вообще не шевелился, висел словно мочалка на крючке. Сейчас было лето, конец лета, а это означало скорую грязь, холод, куча дождей, плохую траву, короче всё то, что ненавидела я, поэтому и настроение у меня будет не таким адекватным, как летом. Моя сущность не любила зиму, осень и начало весны, когда либо холодно, либо грязно либо вообще травы нет, ах нет, она зимой была, только под большой кучей снега. Анафема окрысилась и опустила голову ниже, вдыхая запах, чтоб узнать, шагал ли здесь кто-то до неё, она наверное считала себя собакой, раз прям так всё вынюхивала, и что же, её право.
Я остановилась, убедилась, что ребетёнок тута, а раз я сделала остановку, то можно было и травы пожевать, не тратить же время зря? Отщипнув хороший такой пучок травы, вороная начала медленно пережёвывать, не поднимая голову, ей было всё равно до разных опасностей.  С одной порцией травы справилась, приступила к другой, надо было набить желудок, чтоб потом есть не захотелось, а то уже желудок начинал подавать сигналы о своей полупустоте. Постояв так,  ах нет, походив и пожевав траву, я решила двинуться вперёд, всё-таки я шла к своей шайке, не зря же я вступала в неё когда-то, а раз тут прижилась, то надо было держаться вместе, а не одиночкой бегать.
Поле начинало переходить в некий лес, который уже начал виднеться на горизонте, ну что ж, продолжу свой путь. Я поднялась в рысь, легкую, размашистую, плавную и небыструю, потому что спешить некуда было. В каком лесу собиралась шайка я так толком и не поняла, поэтому плавно перемещалась с одного объекта на другой, таская за собой Штуттгарта, ничего, пусть разминается, тем более ему было уже сколько там, месяц или полтора? Чёртовы дети, надо ещё запоминать, когда кто родился, фи.
Через некоторое время моя тушка перешла в лёгкий галоп, чтоб быстрее уже добраться до своего пункта назначения, а то рысь начала уже доставать своей скоростью, и жеребёнок пусть развивает выносливость на своих ходулях. Скоро уже был виден входы в лес, поэтому Денонсация перешла на рысь, после на шаг, посмотрев назад, где должен был быть жеребёнок. Сида со мной не было, потому что я с ним не разговариваю, как и обещала, нечего было плестись за Бронзом, когда приказал, а не попросил, я так считаю, пусть сам на себя пинает. Однако хочу заметить, что без лиса стало немного труднее, потому что приходилось делать всё самой, и узнавать информацию о месте нахождения шайки, и о других делах, я –то уже отвыкла от всего этого, Сид всё это делал за меня. Мне не привыкать делать всё самой.
Остановившись около леса, кобыла глубоко вздохнула, улавливая тонкую нить исходившего запаха. «Лошади.» - промелькнула в моей голове, даже без всякой нотки радости.
-Надо же было вляпаться в такую даль. – сквозь зубы произнесла Феня, входя в лес. – Держись рядом, а то ещё придётся бегать за тобой.
Предупредив своё дитя о том, что в случае его ошибки  ты ещё подумаешь, пойдешь ли помогать или он сам справится, кобыла вступила в лес, который стал закрывать её свободное пространство, которое было в поле. «А за этот закаулок с деревьями и дрались, надо же.» - с усмешкой подумала кобыла, обходя повалившийся ствол дерева.
«Что тут такого замечательного? Что есть прудик, пфф» - с такой же усмешкой подумала Денция, углубляясь в лес.
«Если тут никого не будет, то я попросту стукнусь головой об дерево. А то прошагав столько, зайдя в этот Горящий лес, вроде так зовут, никого не встречу.» В лесу ухнула сова, на что я громко фыркнула, поднимая голову к небу, верхушки деревьев скрывали синие полотно, оставляя маленькие щёлочки для прохождения дневного солнца. Я стукнулась об дерево боком, на что сильно окрысилась и ногой дала по стволу дерева, за то, что стоит тут.
-Не надо задумывать когда идёшь по лесу. – протянула я философски. –Так бы Сид сказал, правда Штуттгарт?
Я ядовито посмеялась, продолжая свой путь по мху, который от жары высох почти, ну что ж, зато ноги не утопают в нём, как делается осенью. Шагать кобыла начала быстрее, потому что держать такой маленький темп не могла, не любила и ей это ненравилось, так что пусть и вороной жеребчик тоже подтягивается за ней, тем более легко идти.
Запах начал усиливаться, поэтому на моих губах появилась усмешка, всё-таки я достигну своей поставленной задачи, что всегда, собственно и получалось. Вскоре послышались и тихие голоса, которые метр за метром стали усиливаться, что обрадовало меня где-то подсознательно, внешность моя всегда была нейтральна.
Вот собственно, моя королевская шкурка вышла на звук животных, и что же она нашла там? Нескольких лошадей из шайки, в том числе всех я знала, кроме одного жеребца, который был около Неса. «Ну надо же, тут и Перфект нашёлся.» - с издёвкой проговорила кобыла про себя, выступая к лошадям.
Походка была самой обычной, выпендриваться я никогда не умела, да и незачем такое вытворять, пафос вообще не терпела, это вся для мелких жеребят, которые думают, что они короли всех и вся. Приближаясь к лошадям, на моей морде появилась довольная усмешка, я просто не могла сдерживать свою такую наглую радость от увиденных мною знакомых морд. Остановившись в метре от лошадей, моя голова обернулась назад, где увидела жеребёнка, ну и хорошо, все на месте из моего коллектива, я и моё дитя.
-Всех приветствую. – протянула я. – Долго, однако добиралась до сюдава.
Денонсация стояла напротив Перфекта и Неса, она смотрела на них совсем немного, а потом перевела взгляд на кобылу, после задержала свой взгляд на незнакомом ей жеребце.
-Было что-то интересное? А то я всегда пропускаю. – уголки губ сделали усмешку, которая ещё задержалась на несколько секунд.
Говорила я всё спокойно, однотонно, но с явным интересом ко всему происходящему.

24

Все так любят обманывать сами себя,  убеждать в том, что сделает их жизнь легче, отворачиваясь от той истины, которую прекрасно видят, но не хотят признавать. Они поворачиваются к ней спиной, приводя многочисленные ложные доводы, оправдывающие их решение. Так звучно и со вкусом лгут самим себе и пытаются проделать тоже с окружающими, чтобы кто-то сказал: да, ты совершенно прав! И ведь кто-нибудь обязательно скажет тот, кто не захочет тратить свое время или тот, кто не станет пытаться понять ситуацию. И, конечно же, согласится тот, кто боится этого существа. Подсознательно я именно по этим критериям и выбираю того, с кем поделиться случившемся, обходя стороной умных друзей, которые ткнули бы меня носом в глупость доводов. Этим грешили даже короли, хотя опыт многих поколений показывает бесполезность подобного «выхода» из ситуации. Все всегда становится только хуже и когда-то лишь ложка дегтя превращается в котел. В один из тех огромных котлов, в которые в сказке прыгал Иван, ни самое разумное занятие, между прочим. Но вернемся к лягушкам! Ведь в любой подобной ситуации виной всему страх! Страх от того, что не знаешь что делать в этом случае, что не справишься, что тебя отвергнут, что пострадает ее величество гордость, или же просто глупо выглядеть.
Я медленно шёл к тому месту, где должна находиться шайка. Тяжело ступая своими огромными копытами, моя персона двигалась уже как с час, а ворона всё не было. Куда - то эта птичка смылась,в  страхе или же от скудности серых будней. На воле, вроде как, и хорошо, но там, вблизи с человеком - лучше. Как я этого не пытался скрыть, но где - то на подсознательном уровне понимаю, что не всё так просто. Ведь я с детства был с людьми. Помню корду, круг за кругом, рысь, галоп, меняю ноги. Помню морозную зиму и своего жокей. В тёплом пуховике, хоть в конюшне и не так уж холодно. Помню хруст под копытами на кросс круге. Ритмичное постукивание копыт в медленном аллюре галопирования. Помню сено и овёс, тот приевшийся вкус всего того, чем угощали. Тогда мне казалось, что на воле будет больше возможностей, но сейчас всё ясно. 
- Проснись и пой! - выкрик с высоты.
- Ложись и спи, - фыркнул я, сходя на рысь.
Слышу звук, который издают крылья Нита, рассекающие воздух. Вдох, выдох. Вот уже видны следы чужик копыт, чужой, но до боли знакомый запах. Я не набираю скорость, бегу всё тем же темпом, зная, что никто никуда не исчезнет и я успею. Вот я уже вижу всех, кого надо. Анафема, Элистраза. Две кобылы, те кто первый мне попались на глаза, а после все остальные.
- Приветствую, - сдержанно здороваюсь и остаюсь в сторонке, не желая разрушать созданную идиллию всех присутствующих.

25

Наш скромный фуршет продолжался. Жеребцы всё так же деловито обсуждали вопросы господства всея шайки, фасонисто пожёвывая губами, будто курили трубки из слоновой кости, компактно утрамбованные, как сардины в банке, караты душистого табака. О, моего внимания бы хватило на унции их сурьёзных разговоров, но от чего-то хотелось вздохнуть, трепетно вздымая бока и наполняя пышные ноздри пряным лёгким дуновением томного зюйд-веста и с глубокой романтичной хрипотцой прошептать: "Мальчики, а чуете, как цветёт тополь?" И пусть тополей в Горящем лесу не наблюдалось, и отцвели давно и хризантемы в саду, и раскидистые тополя, я и не собиралась особо дружить с логикой. Я кобыла, мне можно.
Но к сожалению, я уже не двугодовалая тонконожка с ветром в голове и шилом в крупе, да ещё и статусная дама: так что, про тополя придётся забыть.
Я немного заскучала, хотя и была вся во внимании, как профессиональная "прозаседавшаяся", лишь изредка нетерпеливо переступая с ноги на ногу, обаятельно подёргивая плечами. Благо, я нашла повод отвлечься - раньше всех я заметила приближение тёмной тучки, перевоплотившийся в последствии в импозантную вороную кобылу и её отголосок, вблизи перевоплотившегося в крошку-жеребёнка.
- Ммм, Анафема.., - задумчиво поприветствовала я её, встретив сдержанным кивком, а потом нагнулась к маленькой лошадушке и с искренней сердечностью обратилась: Здравствуй, детка! Как тебя зовут?
"Надо же, и когда они с Перфектом успели?" - с лёгкой плёнкой зависти смотрела я на Анафему с детюшкой. На жеребят у меня частенько включался сумашедший материнский инстинкт, даже если родители малыша мне были не знакомы, не говоря уже о тех, кто имел горе/счастье знать обо мне больше, чем "та фигуристая беленькая из шайки, тётка Неса". Иногда я пыталась свои невостребованные материнские чувства обратить даже на возмужалого Херсонеса, хотя прекрасно знала, что ему это не нравится. Только, дорогие мои, не надо думать, что я убиваю всех своей гиперзаботой - я умею опекать, заметно не досаждая. Может быть, поэтому мой дорогой племянник смело мог поинтересоваться моим мнением на ситуацию и даже воспользоваться советом.
Вновь послышалось приближение кого-то из собратьев: смольный Доминикан со своим пернатым в тон масти. Со вкусом и компактно: а то и не знаю, как Херсонес ворочает своим зверинцем? Доминикан холодно расположился в сторонке, не особо пылая желанием принять участие в жеребцовском съезде советов. "А как насчёт общения с дамой?" Легко и быстро подступив к нему, как балерина на пуантах, и встряхивая внушительной гривой, как одичавшая нимфа, я держалась вплотную, чуть не касаясь его вздымающихся ноздрей.
-И тебе пламенный привет, - низким, томно надтреснутым голосом, как умиротворённый дракон, говорила я жеребцу. - Не откажете ли даме в удовольствии сопроводить её до мест не столь отдалённых из соображений безопасности, естественно? - я высоко вскинула голову, в глазах загорелись бесенята, мелодичный смех. - Эй, таксист, едем кутить!

26

Я чувствовал некое удовлетворение, ведь теперь этот странный жеребчик с его более разумного вида птицей покинул земли шайки. Признаться, очень сильно хотелось его отпинать посильнее, но во мне еще осталась капля милосердия. Боже, как мило. Главное не стать слишком мягким, совсем хватку терять не хочется. Хотя такой расклад событий маловероятен. Я, это же я. Вы представляете меня мягкотелым? Только с моей семьей, я готов быть мягким только для них. Для остальных я все такой же злодей, вечно угрюмый и немного ироничный. Ну да ладно, хватит хвалиться. Хотя, сам себя не похвалишь никто не похвалит.
Я услышал голос Херсонеса и повернул массивную голову к вожаку. Я сначала не совсем уловил суть его слов, поэтому замер, так сказать переваривая информацию. Я не мог поверить своим ушам, поэтому доходило  до меня довольно-таки медленно.
- Твое великодушие меня пугает, Перф. Ну и фигли тебе эта птичка сделает? Ну да ладно, свой долг ты выполнил, думаю, орнитолога мы здесь больше не повстречаем. - я засмеялся вместе с Несом, когда тот дружески пихнул меня в плечо. Да уж, заклюет до смерти.
-Она могла бы выклевать мне глаза, но его уже опередили...Так что это индюшку только на жаркое - я снова засмеялся, смахивая челку с морды. Херсонес тем временем продолжил и сказал то, что я, наверное, всегда хотел услышать.
-Свое обещание сдерживаю и всем официально скажу, что ты - моя правая рука. - я с шумом выпустил воздух, выпрямляясь и задирая гордо голову. Моему счастью не было предела... Для меня это была основная цель. Я хотел быть нужным, я хотел быть уважаемым, но после вожака, естественно. Я не настолько зазвездился, чтобы захватывать власть, но я хотел приносить пользу. Отвыкший от жизни одиночку, мне необходимо было ощущать себя полезным. И вот теперь, когда я стал правой рукой вожака, у меня прекрасная подруга и сын - кажется, судьба наконец решила, что бед с меня достаточно, да и позволила подарила счастье. Я теперь был умнее, чем года четыре назад. Не смотря на так называемый "успех" вел себя еще достаточно сдержанно и осторожно, ведь счастья может длиться недолго. Нужно было немного выждать.
-Это честь для меня. - коротко ответил я, слегка пригнув голову в знак почтения. Потом снова выпрямился, переступая с ноги на ногу. Меня все распирало от радости, хоть внешне я оставался довольно спокойным.
Я услышал шум лап по траве, встрепенулся и принюхался. В кустах зашумело, и на полянку выскочила Юта - спутница Херсонеса. Я услышал, как Ларс забурчал, когда дамочка сбила его сног. Послышалась возня, эти мини-волки бурчали, скалились, но в  голосе их уже не было злобы. Я догадывался, что это значит. и это меня удивляло. Мы переглянулись с Несом. Ну, как, я почувствовал его взгляд и слегка повернул голову в его сторону, давая понять, что понял его. Зверье выглядело забавно в этих своих подозрительных играх. Тут, кажется, попахивает романтикой? Боже, как это мило. Только не надо нам раньше времени маленьких щенят. Их же много и все плотоядные. Нет, пока для шайки это слишком много.
Снова послышался шум, я прислушался. Слишком много звуков слегка кружили мне голову, я сбивался, не мог сосредоточиться. Но скоро я уже отчетливо слышал шаги, а эти тяжелые вздохи я узнал бы всегда. Вытянув шею, я негромко загугукал, преветствуя подругу. Анафема появилась на поляне вместе с моим сыном Штуттгарт. Я забил копытом, ожидая, пока подруга соизволит подойти ко мне.
-Всех приветствую. Долго, однако добиралась до сюдава. - подала голос Феня. Признаться, мы были странной парой. Вместо нежных приветствий мы начинали с взаимных подкалываний. Так нельзя было, но мы так привыкли. У нас такая манера общения, причем довольна странная. Анафема подошла ко мне и встала напротив, ее запах такой родной, ударил мне в нос. Я сделал шаг вперед, дотягиваясь до щеки подруги, ласкова касаясь ее губами.
-Конечно, при твоем нынешнем весе это неудивительно. - шепнул я ей на ухо слишком тихо. Потом сразу же отступил от Фени, дабы не получить по модре. Я шагнул к сыну, дотрагиваясь носом до его. Цепнув его губами за храп, я зафыркал, потом одобрительно кивнул и выпрямился.
-Привет, малыш. - мурлыкнул я. Однако, стоило сказать, что этот малыш будет воспитываться в спартанских условиях. Я не хочу делать из него тряпку, я хочу сделать из него настоящего воина. Поэтому сыну спуска не дам. Но пока он слишком мал для такого обращения. Всему свое время.
-Было что-то интересное? А то я всегда пропускаю. - я улыбнулся уголками губ, поворачиваясь к подруге.
-Выгнали с территории какого-то странного парня. Ну, это из моих новостей. - я усмехнулся. Хвастать перед ней новой должностью был не намерен. Скажу ей позже, когда будем вдвоем. Зачем орать об этом на каждом углу? Абсолютно бесмысленно, по моему.

27

Внутри чувства были немного смешанными, непонятными. А все это Парагон. У него всегда все эмоции напоказ, ты поощрял это, но в такие моменты порой это злило. Он был подавленным, от него так и веяло обидой, хотя он неумело пытался это скрыть. Ты посмотрел ему в глаза, когда он повернул к тебе голову. В твоем взгляде читалась все та же приязнь, даже некая преданность. Ты знал, что Парагон навсегда останется твоим другом детства и пока что он тебе не менее дорог, чем Перфект, которого ты знаешь буквально с середины зимы. Даже больше, ведь вы многое вместе прошли. Но его предательство единожды наложило на ваши отношения некоторый отпечаток, не смотря на то, что Пар искренне каялся. Предавший однажды не моргнет придать снова. Поэтому ты более полагался на надежнего, может, немного грубого и прямого Перфекта, но был таким, каким он есть, без нотки фальши и лицемерия. И ты был уверен почти на 100% (почти потому что на все сто никогда нельзя быть уверенным), что твой выбор был правильным. Но своим преданным дружеским взглядом ты дал Парагону понять, что он тебе не просто друг, он как брат, не смотря на все, что между вами было.
- Так что там с планами на счет табуна? - с фальшивой веселостью заговорил Парагон. Понятно, что так просто эту обиду он тебе не простит. Да, надо будет с ним поговорить об этом как-нибудь наедине.
Ты не хотел сейчас развивать всю эту дурацкую сцену с многозначительным взглядами и обидами, поэтому просто закрыл глаза на то, что Пар наигранно фальшивил, сделав вид, что не заметил.
- Постоим тут до утра, а завтра пойдем поищем пастбиш. Может встретим Хиперошеньку. - ты ядовито заулыбался. Да-да, ты снова хотел видеть эту опротивевшую тебе морду. Ты обратил свой взор на Элистразу, которая сверлила взглядом Парагона. Ты знал, что это значит явное неодобрение. Значит его поведение не осталось незамеченным. Ну что ж, это его репутация, а не твоя. Сопли жевать все могут.
Вдруг ты вспомнил о Перфе. Мысли о Парагоне совсем тебя отвлекли. Ты повернул голову к нему. Он просто просиял, что не могло не вызвать у тебя улыбки. Он красовался, словно ребенок, который лучше всех рассказал стишок и его выделили. После он подошел чуть ближе к тебе и, выразив покорность, кротко ответил:
-Это честь для меня. - он пытался оставаться спокойным, но то и дело переступал с ноги на ногу. Еще бы. Ты кивнул ему, расплывшись в довольной улыбке. Довольной своим правильным выбором.
Ты услышал шорох, доносящийся с ущелья. Наверное, еще наши подтягиваются. Мысленно ты лелеял надежду на то, что это может быть Рианнон. Но через пару мгновений из кустов появилась вороная Анафема, а за ней - бурый жеребенок. Ты сосредоточенно смотрел на нее, пока она не остановилась. В груди задавило. Она одна? А где же... где Риша? Сердцебиение участилось, зрачок расширился, но внешне ты лишь шумно выдохнул, мышцы напряглись.
-Всех приветствую. Долго, однако добиралась до сюдава. - начала Анафема с улыбочкой. Что-то странно, может после родов подобрела? Не будем ей ничего говорить, мало ли что. Начнет лезть, а ты находишься в напряжении и очень раздражителен, можешь и не выдержать.
- Привет, дороша, - сказал ты, немного натянуто улыбнувшись. Потом бегло посмотрел на Элистразу. О, черт, она отвлекалась, она не видит тебя. Ты медленно начинал паниковать, то и дело переступал с ноги на ногу и нервно пофыркивал.
- Ммм, Анафема.., - протянула тетушка, после чего ее внимание полностью поглотил маленький жеребенок. Тебе не думалось ни о чем, ты был рад за Перфекта, но, пока что, никак не мог выразить ему своей радости. Увы.
Кусты снова зашумели и ты в надеждой уставился на них, но снова промах. Темная фигура слегка отстраненного от всех Доминикана показалась на поляне. Ты разочарованно выдохнул, опустив голову.
- Приветствую, - холодно поздоровался жеребец, оставшись в стороне. Ты кивнул ему, после чего решил пока есть возможность выловить Элистразу, но она уже направилась к Доминикану, завязывая с ним незамысловатую беседу. Ты осмотрелся. Анафема спрашивала что-то, что было нового. Тебе не хотелось все это снова пересказывать, к тому же на помощь поспешил Перфект, сообщив ей об изгнании чужака.
- Тебе твой муженек все расскажет в мельчайших подробностях, - подмигнул ты кобыле, после сделал Перфу знак, что отойдешь и подошел к Парагону. Все остальные были подальше от вас, поэтому слышать ваш разговор никто не мог.
- Я видел твою реакцию. - сказал ты, сделав паузу. - Но пойми, что правой рукой становится не лучший друг, а тот, на кого я могу рассчитывать на все сто. А ты понимаешь, что я не могу быть в тебе так уверен, как в нем. - ты смолк, раздумывая, говорить ему это или нет, - потому что он не предавал. - опустил взгляд, потом снова вскинул голову. - Но ты мне как брат и ты должен это понимать. - ты замолчал и стал смотреть на аргамака, ожидая его реакции. Сейчас тебе нужна была его поддержка и ты осознавал, как он тебе нужен. Ведь Элистраза не всегда рядом, Перфекту сейчас не до тебя, но у тебя есть твой друг детства, который всегда поймет. Ты хотел поделиться с ним своими переживаниями, вулканом чувств, который извергался в тебе, но пока что молчал, ожидая, что он тебе ответит.

28

Стоя на одном месте, уперевшись взглядом в какую-то невидимую точку на земле, я уже и не думала ни о чём, даже забыла о жеребёнке на пару минут, что облегчило моё существование. Однако сколько бы эта сказка не продолжалась, приходилось вернуть в настоящее, в реальность и погрузиться в повседневную серую жизнь, которая заканала меня уже.
Элистраза сразу же обратила на меня внимание, что меня немного задело, мне никогда не нравилось, что всякие взгляды кобыльи «облегали» моё вороное тело. Вот если смотрели жеребцы, которые приглянулись мне, то смотрите сколько влезет, мне будет только приятно, а вот уродливые жеребчики нет, проводим их далеко и надолго.
- Ммм, Анафема..,
Я сделала наподобие улыбки, чтоб показаться приветливой, однако отвернув морду, улыбка сошла с моих губ, мне уже надоедало такое вытворять, однако каждый раз приходилось. Уши медленно отводятся назад, создаётся крыса на морде, которая вошла уже дааавно в мою дурную привычку.
Здравствуй, детка! Как тебя зовут?
Денонсация усмехнулась, даже не скрывая своей наглости, которая начинала напирать на её разум, ей всегда было интересно, почему практически все кобылы так реагировали на жеребят. Мне всегда было глубоко плевать на жеребят, я убивала таких, мне, чувства жалости и сожалении к ним, не было известно, потому что эти мелкие существа представлялись мне чересчур глупыми.
-Забирай себе такое сокровище. – мой взгляд метнулся на Перфекта после этой фразы, Бронз знал моё отношение к жеребятам.
Но кто бы чего не говорил, к этому жеребёнку я относилась снисходительно, подсознательно признав то, что этот жеребёнок не был каким-то планом вожака, а был производством любви. Но пушить, пошутить злостно насчёт своего дитя, могла, но могла так же и надавать по заднице тому, кто попытается обидеть жеребёнка.
Передвинувшись чуть в сторону, уходя в бок от Перфекта, кобыла застыла, т.к. услышала чьи-то шаги позади, а потом появился тот, кто шагал. Это был вороной Доминикан, ммм, этот вороной голубчик, который был в моём вкусе и с которым сложились довольно-таки хорошие отношения, но дружбой назвать это было пока нельзя. Так, товарищи с щепоткой чего-то личного, но это личное было поверхностное, а не глубокое, так, развлечение, симпатия, флирт и ещё что-то.
-Ооо, приветствую наш вороной зад. – я сладко тянула слова, прикрыв глаза, был ли яд в словах, хрен знает, возможно и был.
Я сделала шаг вперёд, когда Доминик проходил, мордой прикоснувшись к его боку, тем самым показав, что я его поприветствовала, хотя уже всё уже проделала устно. Мне хотелось потрогать его, давно не видела этого молодого жеребца, поэтому была рада увидеть его, тем более в нашей шайке. Жеребец прошёл дальше, остановившись где-то немного подальше, но к нему уже шла Элистраза.
Ну надо же, в такой суматохе я забыла про своего  любимого жеребца, который находился чуть сбоку от меня, я же ничего ему не сказала. Эту встречу я оттягивала как можно дальше, если вы заметили, то я даже ничему ему не сказала, но я не была уверена, что так поступит и он.
-Конечно, при твоем нынешнем весе это неудивительно.
Перфектушка прикоснулся ко мне, сделав несколько шагов к моей фигуре, это прикосновение мне было приятно, поэтому я стояла и наслаждалась, прикрыв глаза, отводя уши немного в сторону. Его шёпотом мне на ухо было таким нежным и тёплым, что я отодвинула его морду, прикасаясь губами к его щеке, а потом прошлась по храпу до губ.
Денонсация плавно подошла к своему любимчику, вставая рядом с ним, с силой прижавшись к его боку, тобишь сначала толкнула его, а потом прижалась к нему. Из-за его обязанностей мы стали реже встречаться, а так как я стала некой «маткой на время», что терпеть не могла, мне оставалось войти лишь в основной состав шайки и возиться со своим отпрыском, который был буйным для меня.
-И при всём том, что занимаюсь этим я. – прошептала я на ухо Идеалу. – А ты же знаешь, что сидеть без работы я не могу.
Говорила я медленно, нежно и убедительно, без всякой усмешки или что-то наподобие такого. В последние время всё начало надоедать мне, хотелось что-то сделать такого в своём характере, чтобы всех удивить, но мне было лень.
-И ты намекаешь, что я стала жирной, как свинка в луже? – я усмехнулась ему прямо в ухо. – Я стройная словно стрекозка.
Хорошо находиться с тем, кого на самом деле любишь, поэтому Феня в шутку дёрнула своего дорого жеребца за гриву, а потом посмотрела на всех остальных. Мне было глубоко плевать на всех остальных со шайки, что хочу то и делаю, тем более у многих были пары, я не собиралась считать со стольными, пусть поспорят со мной, дорого обойдётся.
-Выгнали с территории какого-то странного парня. Ну, это из моих новостей.
-Ммм, понятно, так интересно. – протянула я не заинтересовано, показывая, что это слишком скучный рассказ. – Есть какие-то ещё новости кроме твоих?
На моих губах отобразилась усмешка, и в подтверждение этому, что бы Бронз узнал о ней, я усмехнулась вслух, толкая носом его мощную шею. На моей голове до сих пор была крыса, уши иногда становились ровно, а потом я опять их убирала назад, показывая, что меня лучше не трогать лишними разговорами. Стоя на месте, Денонсация фыркнула, осмотрела территорию, а потом перевела взгляд на мелкого жеребёнка, и сразу же отвела взгляд, посмотрев на Перфекта, к которому она была прижата.  Нес кивнул моему мужичку, что-то показывая, мне было всё равно, меня больше интересовал вопрос куда это он собрался. Проводив взглядом его высочество до незнакомого мне коня, моей сущности стало интересно, кто это и что он тут делает, потому что ранее я его не встречала.
-Милый, сообщи мне, что эта за персона, около которой качается Нес? – протянула я бархатно Перфекту, с ноткой некой хитринки.
Говорила я негромко и не на ухо жеребцу, а то ещё оглохнет, если я ему буду всё время шептать на ушко.
А время всё шло, я стояла ,прижавшись к жеребцу, рассматривая Доминикана, который торчал около Элистразы, точнее наоборот,  меня он снова заинтересовал, хотелось с ним так же поболтать. Всё-таки я испытывала к нему какую-то симпатию, и была уверена на все сто, что и он тоже испытывал это. С ним было интересно, не скучно находиться, но это моё мнение, все-таки, сколько я уже общалась с жеребцами, я уже умею отфильтровывать ненужное, и держу хорошие отношения с теми, с кем интересно, и с теми, кто может мне пригодиться.  Всегда нужно сразу же в собеседнике рассматривать, сможешь ли ты его использовать если что, или нет, в каждом надо рассматривать, что он сможет пригодиться если, и убирать тех, кто не сможет пригодиться. Закон такой мой при начальном знакомстве.
Анафема провела ещё раз взглядом по каждой лошадей, и заметила, что Риши рядом не было, что показалось мне странным. «Интересно, Нес знает, где его женушка ходит?» - подумала я ядовито.
-Есть ещё более что-то новенькое и интересное, нежели того, что сообщил ты мне, про какого-то несмышлёныша? – протянула я так же ядовито, проводя носом по ганаше жеребца. – А то такая новость слишком проста, я таких гоняла когда-то.
Тут же мне в голову полезли картинки из прошлого,  и меня охватила некая эйфория от тех времён, когда я была первоклассной кобылой из этого, делала то, что мне очень нравилось, а так же души тех, кто не хотел подчиняться. Хоть «насиловала» я лошадей редко, тобишь убивала только по приказу вожака, мне нравилось работать шпионом, внедряться в другие табуны, и докладывать вожаку всё, что сообщалось табуну. Ммм. Ну да ладно, те времена давно прошли, оставив лишь опыт и хорошее настроение.
Стояла, как мне казалось, слишком долго, мне начинало раздражать такая обстановка, где кто-то  кого-то ждёт, тем более все разбились на пары.
-Нес, нам тут ещё долго стоять? – крикнула я, делая несколько шагов вперёд, чтоб жеребец услышал. – Или что, у нас тут пока что-то вроде шалаша?
Мой голос был медовый, однако можно было уловить некое недовольство.
-Только давайте без лишних комментариев на мой вопрос. – произнесла я более тихо, обращаясь к лошадям.
Потому что где-то внутри я чувствовала, что Элистраза может мне что-то ответить, всё-таки она тётка Херсонеса. Мне нужен был только ответ, без всяких эпиграфов, вступлений и лишних фраз, краткость сестра таланта, вот что.
Я подошла к Перфекту, обошла его два раза, встала рядом с ним, толкая его круп своим крупом, типа чтоб подвинулся. Да, я любила много места, не скрываю, а так же, надо же было себя как-то развлечь.

29

Почувствовав неодобрительный взгляд Элистразы, ты понял, что свои эмоции тебе не удалось скрыть. Тебя это не очень-то устроило, ведь ты не хотел, чтобы все знали, о чем ты думаешь. Ты посмотрел кобыле в глаза, пытаясь узнать, что она поняла, но Элистраза, в отличие от тебя, была непроницаема.
Нес, кажется, ничего не заметил или не захотел замечать. Он просто ответил на твой вопрос:
- Постоим тут до утра, а завтра пойдем поищем пастбиш. Может встретим Хиперошеньку.
Ты улыбнулся. «Хиперошу» ты не видел уже давно, и тебе очень хотелось ему о себе напомнить. А то, наверное, подзабыл уже.
Отвлечься от своих мыслей тебя заставила новая фигура, появившаяся из кустов. А точнее, две фигуры. Это была вороная кобыла, которую ты не знал или не помнил. Рядом с ней шел маленький жеребенок. Ты невольно улыбнулся малышу, который мигом заставил тебя забыть все обиды. Ты очень любил жеребят, этих милых, еще ничем не испорченных маленьких созданий.
Ты посмотрел на Неса. Тебя насторожил его взгляд, в его глазах читалось разочарование и беспокойство. Неужели он ждал кого-то другого? С ним явно что-то было не в порядке, ты был сильно обеспокоен его состоянием.
К мамочке с малышом тут же подошла Элистраза, что явно не понравилось вороной. Тебе не грозило в этой жизни стать матерью, поэтому ты не смог понять кобылу, которую кто-то из присутствующих назвал Анафемой. Может она просто боится, что Элистраза причинит вред ее малышу? Разумеется, такая мысль была бредовой, но все матери, которых ты знал, слишком сильно опекали своих чад.
Кусты снова зашевелились, и на поляну вышел жеребец, Доминикан его, кажется, зовут. Поприветствовав прибывшего, ты снова посмотрел на Неса и опять он вылядел крайне разочарованно. Ты знал только одну лошадь, которую Нес жаждал увидеть – Рианнон. Ты понимал, хотя может и не до конца, как сильно он беспокоится, тем более что его подруга ждет ребенка.
Ты посмотрел вокруг. Шайка довольно долгое время была твоей семьей, пока ты не ушел. Да и теперь, хотя в ней появились новые лица, это все равно ничего не меняло. Вон Элистраза занимала разговором Доминикана, а вороная общалась с Перфектом, который судя по тому, как он встретил кобылу, был отцом маленького жеребенка.
«Что-то все разбились на пары... Следуя логике, сейчас ко мне подойдет Нес... и кажется я экстрасенс». И правда, перекинувшись парой слов с Перфом и его подругой, вожак направился в твою сторону.
- Я видел твою реакцию, – сказал он. И как ты только мог подумать, что он не заметит?! Ты опустил голову. Сейчас он станет объяснять свой выбор, а тебе так не хотелось этого слышать.
- Но пойми, что правой рукой становится не лучший друг, а тот, на кого я могу рассчитывать на все сто. А ты понимаешь, что я не могу быть в тебе так уверен, как в нем. - Ты понимал, прекрасно понимал, почему он так говорит. Почему ты вообще решил, что он может тебе доверять? Ты понимал, что сам был виноват в таком отношении к себе. – Потому что он не предавал.
Ты опустил голову еще ниже. Это был именно тот случай, когда одна ошибка, одно неправильное решение может разрушить все, что строилось годами. Тебе было больно об этом вспоминать, а еще больнее было осознавать, что Нес тебе больше не доверяет из-за этого. В этот момент ты почувствовал себя скотиной.
- Но ты мне как брат и ты должен это понимать.
Он говорит правду или просто хочет утешить? Когда ты поднял голову и внимательно посмотрел Несу в глаза, тебе сразу стало легче. Он говорил искренне, ни в голосе ни во взгляде не было фальши. Твой лучший друг оставался твоим лучшим другом. Ты широко улыбнулся ему.
- Спасибо, Нес. Я знаю. Я уважаю твое решение, - сказал ты почти искренне и прибавил тише: - Но смогу ли я когда-нибудь снова завоевать твое доверие, брат?

30

Знаете ли вы что значит фраза "Рассмешить Бога"? Если уж собрались воплотить этот план в жизнь, то можете не стараться попадать в уморительные истории, нет-нет..Просто расскажите ему о своих планах. Вот так просто. Можно даже начать с завтрашнего дня, а если вы намерены добиться аншлага, то расскажите всё, что задумали вплоть до пенсионного возраста и я вас уверяю: вы справитесь с этим нелёгким трудом. Просто так бывает, что даже те вещи, в которых мы уверены больше, чем в себе самих, могут оказаться не более, чем простым эскизом,наброском жизни и не более того. Они ничего не имеют общего с действительностью и призваны лишь для того, что бы угомонить своих авторов, вас, и никого более. Ещё бы!В самом начале нам кажется, что каждая деталь ситуации оборачивается против вас, вы отчаянно ищете из неё выход. Ищете как последнюю надежду, пытаясь уцепиться за то, чего может по сути и не быть. Хотите узнать первопричину, но в ответ получаете лишь тишину, молчание. Это угнетает. Рвёт на части, но вы не сдаётесь и продолжаете метаться. Вас бросает из крайности в крайность, но вот только выговориться самому себе отчего-то никак не получается: то ли слова заканчиваются, то ли времени нет, ведь об этом вы так удачно позаботились заранее, придумав для себя тысячи никому ненужных дел и почему-то решили, что так должно быть, поверили в то, что они важны, что они нужны. Кому? Хотя бы вам. Но вот только для чего? Просто для того, что бы придумать себе оправдание. Да, ведь согласитесь, что некрасиво это как-то увиливать от ответственности, когда она касается вашего плеча, но всякий раз мы пытаемся повернуть игру таким образом, что бы оказаться жертвой. С них меньше спрос и так легче. Но может быть стоит хотя бы для разнообразия рискнуть и посмотреть правде в лицо?Может быть стоит найти выход прямо сейчас, а не тогда, когда вам будет удобно? Запомните:удобно вам не будет никогда!Поэтому начните думать уже сейчас и кто знает, быть может у вас всё получиться?
Сказать честно, то я надеялся остаться наедине со своими мыслями, а никак не быть объектом всего внимания. Стоять в сторонке, наблюдая за всеми из далека, что может быть лучше. В случае опасности - дёру. Нет, я никак не трус, но всё что может меня спасти - это моя врождённая скорость. Слышу приветствия Анафемы, её манера вызвала на моей морде улыбку, проходя мимо неё, я почувствовал прикосновение к моему боку. Да, это всё могло поднять мне настроение если не близ стоящий Перфект, так что я сдержался и перевёл взгляд на вожака, который кивнул мне в знак приветствия. Да ладно, о чём это мы? Хотя, такими темпами я мог просто остаться одиночкой, но во всех понятиях быть один я никак не хочу, так что вернёмся к началу. В случае опасности я первый о ней узнаю, да, так - то лучше.
Я вздрогнул, ведь полностью уйдя в свои рассуждения, не заметил приближения кобылы. Грациозно и не принуждённо она стояла вплотную к моему носу, от чего было вовсе не по себе. Я бегло окинул её взглядом и сразу вспомнил имя - Элистраза.
- Совсем не прочь, - тактично и без лишних слов.
Отрываю взгляд от собеседницы, дабы осмотреться и ловлю на себе взгляд Анафемы. Сдерживаю улыбку, но не отрываю глаз. Она красива, с ноткой юмора и серьёзности. Это всё смешивается в одном бокале, создавая такое существо, которому нет равных. Перфекту несусветно повезло, но я не собирался ничего предпринимать, хоть чувства к кобыле имеются. Только отвожу взгляд и вновь обращаю его на стоящую рядом со мной особь женского пола, как Анафема вновь заставляет меня обратить на неё внимание своим вопросом. Меня это тоже интересовало, но я решаю продолжить разговор.
- Столько радости, где вы её покупаете? - с лёгкой улыбкой спросил я.

Отредактировано Доминикан (2012-10-23 12:56:19)

31

Пытаясь взбодриться, я слабо вытянула шею и передёрнулась всей своей молочной шкурой, вынуждая всю её пойти зыбким и мягким блеском переливов от щедрого на лучи осеннего солнца; затем скептически покосилась на жеребца. Эта вороная задница, по меткому выражению Анафемы, будто бы не признала меня, меня (!), засветившуюся в шайке ещё на корню, с самого её зарождения. Даже элементарно не иметь обо мне чёткого представления, кое-как наскребя в сусеках своей памяти скудные обрывки?  Согласна, корона мне не давит, но я не требую уважения к себе, просто хотя бы узнавать. Судя по тому, что выражение его многовыразительной смольной морды потерпело едва видимые невооружённым глазом перемены, сам собой напросился вывод, что мыслительный процесс успешно прошёл, и Доминикан меня вспомнил. Великое достижение.
- В самом деле? Ты бы постеснялся бы так есть её глазами, Доминикан. Я прекрасно вникаю, конечно, что Анафема у нас эффектная девушка, однако ж там подавно всё занято, - тихо, так, чтобы посторонних ушей это не коснулось, прокомментировала ситуацию я, ласково-насмешливо сощурив глаза. Хотя какой смысл не компрометировать Доминикана во все услышание? Слишком явно он пополнил ряды воздыхателей, да и какой порядочный жеребец не увлекался точёной и ладной фигуркой Анафемы? Не удерживая улыбку (хотя следовало бы), я лишь добавила по существу. - А знаешь, расхотелось. Зубы чешутся с Херсонесом погутарить о делах всешаечных и проч. Успехов, - многозначительно помолчав, я не без сарказма поинтересовалась. - Интересно, а в другой раз составишь компанию, если озвучу приглашение?
Осуждающе косясь на Доминикана и, удовлетворённо хмыкнув, получив ответ, я плавно развернулась и ленивой рысцой направилась к Несу. Всерьёз предполагаю, что от покорённого анафемовой харизмой не укрылось, что его хилая память и восторг от пещерной обходительности нашей угольной чаровницы меня слегка поддели. Что за дела, в самом деле?
Я была готова расхохотаться, видя, как Парагон распинывается перед Херсонесом, убеждая вожака в том, что под буланой шерстью скрывается чистый ангел, друг, брат и в принципе очень многофункциональное существо. Оно, конечно, может и так, да и племянник не раз упрекал меня за непреклонность, непоследовательность решений, подозрительность и называл меня "унылым скептиком". Я остановилась у плеча Херсонеса, демонстрируя ему свою поддержку и полную солидарность в этом вопросе и без стеснения заглядывая в его не лишённые беспокойства глаза. Тут же раздался звонкий контральто покорительницы жеребцовых сердец. Я, лукаво раздув ноздри, насмешливо задала риторический вопрос Херсонесу:
- И что за бестактная птичка голос подала?

32

♠Начало игры♠
Цок цок цок...
Звонко стучали копыта по твёрдым камням. Солнышко припекает мою белую спину, пока я не вхожу в тень деревьев. Необыкновенное место. Стук копыт остаётся приглушённым. Где-то в кустах мелькает рыжая тень, а вскоре на открытое место, разгребая опавшие листья лапами, выходит лисица. Я улыбаюсь.
С Лирикой мы встретились около двух лет назад, и с тех пор ни на шаг не отходим друг от друга. Она как моя правая рука, только рыжая и... лапа.
- Всё в порядке? - слышу я её приглушённый голос. Кончик лисьего хвоста еле заметно покачивается из стороны в сторону.
Лирика подходит ко мне, трётся рыжей щекой о мою ногу. Совсем как котёнок...
- Всё просто отлично! - весело киваю я. Шаг переходит в быструю трусцу. Моя спутница не отстаёт.
Вскоре деревья становятся реже, и мы выходим на открытую поляну. Ну, может почти выходим. Меня останавливают голоса, раздающиеся там. Лирика тоже замирает и поводит носом.
- И что за бестактная птичка голос подала?
Белые уши встают торчком. Сквозь ветви я вижу, что голос принадлежит красивой белой кобылице, которая стоит рядом с жеребцом. Третьего собеседника скрывают ветви, которые в том месте густо переплетаются между собой. Рыжая бестия коротко тявкает, призывая меня к молчанию.
- Ладно, ладно... - шепчу я, делая шаг ближе. Кто эти лошади?
Х-хрусть!
Предательски щёлкает ветка, издавая, как мне кажется, очень громкий звук. Тут же звонко кричит птица, поднимаясь ввысь. Жёлтые листья падают на мой лоб. Лирика сначала угрожающе смотрит на меня, а затем скрывается в зарослях крапивы.
- Лирика! - шепчу я так громко, насколько это возможно. - Вернись!
Но кусты только тихо шуршат мне в ответ.

33

Похоже, что вулкан отложил свое извержение до лучших времен. Ты повернул голову назад и мельком осмотрел лошадей. Вас было катастрофически мало. Но и там вряд ли мог сейчас похвастаться большой численностью. А кто их знает... Ты фыркнул и вернулся к Парагону. Ты смотрел на него внимательно. Он по прежнему вечно что-то недоговаривает. Глаза немного прищурились. Ты вздохнул, потому что Парагон, видимо, размышлял над твоими словами. Ты переступил с ноги на ногу и стал боком к Гону и другим боком к лошадям. Голова была повернута в сторону последних. А что толку стоять и сверлить его взглядом? Ты сказал все, что хотел. Постепенно потупившись куда-то в одну точку, ты задумался над своей судьбой. Да это ужасно банально, но все-таки. Все чаще тебя посещала мысль, что  ты еще слишком молод, что ты не готов любить. Тебе восемь лет, ты вожак шайки, но не муж. Возможно, отец. Но в остальном ты эгоист и тебе хочется еще поиграть и поэтому ты уже посочувствовал бедной Рианнон. Ей придется не сладко. И тебе ведь не хочется ее обманывать и бегать к кому-то, но ты чувствовал, то так и будет. Или может это все до поры до времени? Пока ты не увидел ее? Или своего жеребенка? Мда, надо найти их. Однозначно. И это единственный выход, что разобраться в этой ситуации.
-Нес, нам тут ещё долго стоять? Или что, у нас тут пока что-то вроде шалаша? - раздался голос вороной Анафемы. Ты вскинул бровями и поднял взгляд на нее. Она что-то сказала о ненужных ей комментариях. Вполне в ее духе. Ты планировал быть здесь до завтра, а потом отправиться занять пару пастбищ, чтобы откормиться к зиме.
- Дорогая, ты только пришла и уже собираешься уходить. Расслабься. Уйдем когда будет нужно. - ты слегка улыбнулся кобыле, довольный тем, что не дал исчерпывающий ответ на ее вопрос. В общем-то ты привык отвечать по существу, но такие "игры" с Анафемой были своеобразной местью. Она всегда отвечала путано на твои вопросы и тебе так и не удавалось получить ответ, который так нужен, лишь что-то вокруг да около.
Ты вспомнил о Парагоне и повернул голову к нему. Тот внимательно смотрел на тебя, внутри него были смешанные чувства. Эн, дорогой, ты слишком импульсивен и чувствителен. Вроде бы того же возраста, но тот гонор, что ты сейчас видел в нем, из тебя уже вышел. И теперь ты наблюдал его проявление в других с некоторой снисходительностью.
- Спасибо, Нес. Я знаю. Я уважаю твое решение, - сказал он опять своим двусмысленным тоном, который кажется похож на фальш, а смотря в глаза понимаешь что нет. Это тебя возмутило и ты лишь кротко кивнул ему. Однако жеребец продолжал: - Но смогу ли я когда-нибудь снова завоевать твое доверие, брат? - к этому вопросы ты не был готов и не спешил отвечать. И сам задумался над этим. Сможет ли? У вас есть все для того, чтобы сблизиться опять, только вот в Парагоне было что-то не то. Это невозможно объяснить, но оно отталкивало и не давало тебе опять подпустить его к себе.
И тут на помощь к тебе пришла тетушка. Ее звонкий голос словно разрядил обстановку и ты облегченно выдохнул, быстро отвлекшись на что-то, пока Элистраза толкала речь.
- И что за бестактная птичка голос подала? - ты, казалось, пропустил эти слова мимо ушей, ибо уловил какой-то шорох прямо за спиной тетушки. Чей-то приглушенный шопот, похоже было на лошадь. Ты навострил уши. Посмотрев на Элистразу и Парагона, ты загадочно улыбнувшись, сказал:
- Я на секундочку, - и ты быстро обошел парагона и исчез в кустах.
Бесшумно двигаясь по плохо вытоптанной тропиночке, ты вдруг увидел стоящий спиной к тебе серый круп. Кобылий круп. Эх, симпатичненький, аппетитный такой. Только вот не иначе, как это или шпионка или какая-то одиночка, возомнившая из себя Лару Крофт.
И вот ты подобрался вплотную к кобыле и затаил дыхание. Вдруг под копытами кобылицы хрустнула ветка, при том довольно громко. Она попятилась и уперлась прямо тебе в грудь. Ты стоял неподвижно и ухмылялся. Кобыла все таки повернула к тебе голову, видимо чтобы посмотреть что ей препятствует.
- Что-то потеряла здесь? - начал ты с напускной заинтересованностью. Взглянув немного за кобылу, ты увидел, что хруст привлек внимание всех и оно сейчас уставились на вас. Ты стал идти, толкая кобылу в круп. Таким образом вытолкав ее на середину поляны, на всеобщее внимание, ты довольно ухмыльнулся.
- У нас очередная заплутавшая овечка, братцы. Кому-то надо?Смотрите, хорошенькая же. - ты нагло заулыбался и стал обходить кобылу сбоку. Остановившись возле ее морды, ты заглянул в глаза.
- Только пуганная очень уж. - да, тебе было весело сейчас попугать кобылу. И в шайке был небольшой праздник каждый раз, когда к вам в лапы попадала такая "дичь". Все без исключения не упускали возможности по глумиться. Насколько это аморально? Пусть судит табун со своими соплежуями. Силой сюда никого не тащили, а раз забрели сами, значит мы сделаем так, чтобы отбилось желание раз и навсегда.

очередь

Херсонес
Анафема
Парагон
Доминикан
Элистраза
Зеро