Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лебединое озеро

Сообщений 21 страница 40 из 42

21

Погода была уже намного лучше, чем вчера. Солнце поднялось высоко над конскими головами и светило очень ярко. Небо было голубое. Вокруг была тишина, будто здесь помимо вас четверых никого не было.  Эйфория всё покашивалось на свою больную ногу. Боль конечно уже сходила, но было всё равно не проходила. Эйф пыталась перевести своё внимание на поедание травы, но не особо выходило, как вдруг  послышался голос жеребца: "- Так, так, так. Кто это у нас проснулся? Спящая красавица и её кролик. Долго же вы спали. Как спалось? " Эйф прожевала траву и подняла свою голову. Карие глаза смотрели на жеребца, и Эйфория ответила:
- Да нормально. Конечно не царские хоромы, но для сна вполне сгодилось.
Эйфория улыбнулась и вновь опустила свою голову в безвкусную траву. Монплезир же тем временем разговаривал с Эндиго. Эйф приподняла немного голову и начала смотреть на жеребца. "Хорошо, что он не заметил. Нужно бы снега побольше, что бы раны не было видно. Как обычно когда он нужен его нет, а как не к месту, так валить. Бесит " Но вот жеребец решил поговорить с кобылой: "Чем сегодня хотите заняться?" Довольна странно звучало. Не так ли? Будто бы он ей чем-то обязан, что так распинается. Давно бы уже ушёл, но не уходит ведь. Эйфория подняла одну бровь и посмотрела на него вопросительно.
- Ты планируешь продолжить со мной путь?
Недоумение. Эйфория не знала что и думать. Но знала одно, что  он не должен видеть её ногу, во благо того, что бы не начать заботиться. Они все так делают, стоит им только понравиться. А уж Эйф подметила то, что она ему понравилась так же, как и он ей, что было для неё впервые наверно. Эйф всё же устала стоять и решила лечь. Она подогнула под себя ноги и легла на снег. Сразу же почувствовался холод.

22

Солнце... Сегодня хороший день, но не для меня он был не совсем удачным с самого утра. Пока тепло, солнечно и светло стоит уже начать двигаться. Я начал размышлять, стоит ли отправляться в путь с кобылой и её другом. В одиночку с Эндиго-занудным стариком не очень то хотелось, хотя было бы быстрее. Но Эндиго, кажется, не совсем хотел уходить с этого место. Конечно, сначала мне все мозги проел что здесь опасно и слишком мрачно, то теперь из-за своих огромных и вкусных мышей остается здесь надолго, пока их всех не съест. Думаю, если бы было бы лето я бы здесь тоже остался: тень, прохлада, рядом озеро, искупаться можно. Но сейчас, во время зимы стоит куда-нибудь в тепло идти, хотя где я был везде холодно. Мы уже набили брюхо травкой и конечно стало клонить в сон, особенно Эндиго, который уже лежал у меня на спине. "Вот нахала!" - подумал я, смотр на Эндиго. Я услышал кобылу: - Да нормально. Конечно не царские хоромы, но для сна вполне сгодилось.
- Извините, ваше величество. Шикарней и удобнее в этих краях нет, так что никаких претензий.
Я ждал ответ на мой следующий вопрос, смотря на кобылу. Она видно была удивлена. Подняла бровь, посмотрела на меня вопросительно. Ну я сам удивился. Она сказала: - Ты планируешь продолжить со мной путь?
- Ну уж точно не планирую в одиночку с занудой Эндиго. Так что, пожалуй да.
Я продолжал смотреть на кобылу. Да, притягивает она мой серьёзный взор. Эйф легла. "Стоп! Она собралась целый день спать или всё-так мы тронемся в путь?" - возмущённо подумал я.
- Эм, извините что отвлекаю от вашего времяпровождения лёжа в снегу, но мы вроде бы собирались тронуться в путь?!
Я подошёл к ней и смотрел сверху вниз. Не, ну целый день лежать тоже не вариант.
- Рыжик, если не встанешь, то это будет твоей виной. - шутливо улыбнулся я, с блеском и задумчивостью в глазах.
Если она не встанет и мы не пойдём, то я немного устрою ей незабываемый снегопад!

23

Солнце нежно грело рыжею спину. а снег в свою очередь охлаждал живот и ноги. Было довольно приятно, и  Эйфорию устроило бы такое время провождение. Но это лишь потому что нога ныла, ныла сильно. Эйф всё же старалась не обращать на неё никакого внимания, тем не менее время от времени взгляд кобылы падал на ногу...  Монплезир же нечего не замечал или делал вид, что не замечает. Это было чудненько по мнению Эйф.  Извините, ваше величество. Шикарней и удобнее в этих краях нет, так что никаких претензий.» - сказал Мон. Эйф навострила свои уши и овттеила:
- Здесь кто-то претензии высказывает? Кто бы это мог быть? А?
Иронично вымолвила кобыла.  «Действительно кто бы это мог быть? да не-не, не я же. Я же белая и пушистая.» Эйф улыбнулась и посмотрела на Монплезира, который к этому времени начал говорить свои очередные реплики: «Ну уж точно не планирую в одиночку с занудой Эндиго. Так что, пожалуй да."»
-Ну и? Белый рыцарь, и куда мы направимся?
Немного юмора не помешает. Особенно сейчас, когда уже вроде бы знакомы, а вроде бы и нет. Всё же спали в одной комнате, хоть и на разных кроватях. Ну да ладно, ночи ещё будут и длинные, и холодные. « Эм, извините что отвлекаю от вашего времяпровождения лёжа в снегу, но мы вроде бы собирались тронуться в путь?! » - вымолвил Монплезир и тут же отправился к кобыле. Он подошёл близко и посомтрел снизу вверх. «А сверху он ещё забавней...» Эйфория внимательно посмотрела на него своими карими глазами. Он был действительно симпатичным, не смотря на то, что был довольно странным типом, но и кобыла не отличалась странностью. «Рыжик, если не встанешь, то это будет твоей виной.» Эйф тяжело вздохнула. Она не знала говорить ему или нет, или пойти несмотря на боль, пытаясь избавиться от хромоты.  Но ведь она не сможет долго идти, попросту не сможет. Решено. Кобыла аккуратно встала и немного повернув свой корпус встала напротив Мона.
- Я встала, как ты и просил, но стоит пройти мне пять метров и я упаду. Так что мне нужно немного отдыха.
Эйф спокойно выговорила отведя свой взгляд куда-то в сторону.  Кобыла аккуратно развернулась на трёх ногах и припадая на больную ногу пошла к пещере. Но вдруг остановилась. Она обернулась и посмотрела на Монплезира.
- Если ты уйдёшь, то я  пойму.
« Стоп, что я говорю? Зачем? Дура. » Эйф поругалась про себя и пошла дальше. Нога болела, но она терпела, пытаясь как можно меньше хромать и у неё получалось. Становилось почти не заметно по походке. что она хромает. Эйфория вошла в пещеру и спокойно улеглась на прежнее место, вытянув свои ноги и положив голову на землю.

24

сори)|сори)

Извиняюсь, что мало, похоже фантазия отказалась работать!

Я смотрел вперёд. Вдыхая прохладный утренний воздух, я обращал внимание на то, как отсюда выйти. Лес большой, но днём мне казался он неизведанной дорогой: ночью я лишь следовал за Эндиго, а сейчас это будто другое место. Я осматривался, но меня отвлекла Эйф: - Здесь кто-то претензии высказывает? Кто бы это мог быть? А? Я улыбнулся. Ох она и хитрая.
- Ну уж точно не я!
Она улыбнулась и посмотрела на меня. Улыбка её постоянно притягивает мой взгляд. "Она что, решила меня гипнотизировать?" - подумал я. Снова послышался голос кобылы: -Ну и? Белый рыцарь, и куда мы направимся?
- Твой белый принц решает идти на юг, в вашем случае это выгодно, там теплее.
Она посмотрела на меня лёжа своими карими глазами. И они тоже красивые. Симпатично гармонировали с мастью самой кобылой. Сказка прям. После моих последних слов, кобыла всё-таки встала. "Молодец, а то было бы хуже!" - подумал про себя я. Она снова сказала: - Я встала, как ты и просил, но стоит пройти мне пять метров и я упаду. Так что мне нужно немного отдыха.
"Офигеть. Теперь мы ещё и останемся здесь на пол дня. Ох уж эти кобылы." - подумал я. Она спокойно это сказала и направилась в берлогу. Я ещё кидался в сомнениях между идти одному или ждать кобылу. - Если ты уйдёшь, то я  пойму. - сказала вдруг кобыла.
- Это что, провокация? - сказал я Эндиго, который уже тоже решил остаться и сидел у меня на спине.
- Да ладно тебе успокойся. Разве ты не видишь, она не хочет чтобы ты уходил, Ромэо.
- Ну ты козёл!
- Ты потом поймёшь, брат мой!
- Иди ты! - отрезал я и скинул его со спины, хотя он взлетел и полетел снова охотится.
"Блин, меня с двух сторон зажали... Так, нужно подумать... Эх, была не была, остаюсь!" - проговорил монолог я. Я медленно пошёл в берлогу, ещё сомневаясь. Но уже было поздно, я уже находился в берлоге.
- Ладно, была не была, остаюсь... - сказал я Кобыле и лёг в свой угол и смотрел на улицу.

25

Свернутый текст

Монплезир, да ладно)

Однако снег помогает. Не даром кобылицу мать учила  основным способам лечения простых ран и опухолей. Это ей пригодилось.  Кобыла спокойно лежала на своём боку и смотрела куда-то вперёд. Она размышляла о происходящем с ней. В принципе её всё устраивало, но всё как обычно пойдёт совсем не так, как хотелось бы. Так всегда бывает, если не сейчас, так потом. Вдруг послышался шум со стороны улицы, это Некст прискакал. Эйф немного приподняла свою голову и посмотрела на него. Он был как обычно возмущен поведением кобылы и недовольно смотрел на неё своими глазами.  Эйфория и так прекрасно знала, чем он был недоволен, и лишь в ответ на его взгляды мотнула головой и положила вновь её на землю. Но тут послышался ещё более сильный шум, а позже и стук копыт. Это был Монплезир. Он всё же решил остаться, и Эйфории это явно понравилось. «Ладно, была не была, остаюсь...» - вымолвил рыжий. Кобыла внимательно посмотрела на него и с милой улыбкой на морде сказала:
- Это хорошо. Я сейчас несколько часов посплю, и пойдём на твой юг.
Рыжая тут же положила свою голову на землю и закрыла глаза. Она заснула почти сразу. Ей вновь снилось прошлое. Но на этот раз и образ отца приснился ей. Такой чёткий с довольной ухмылкой. Во сне она вся напряглась и вытянула ноги. Ей так хотелось убить его, и его гнусную шайку, которая отобрала столько жизней и живых существ. Она искренне ненавидела его, презирала и готова даже сама умереть, лишь бы этот негодяй не выжил в бою. Но вот сон дошёл до места драки. Там была только она, её брат и всё. Её даже во сне это напрягло. А на противоположной стороне вся шайка. Но вот даже во сне ей показалась странным, что Монплезира нет. Вдруг кобыла во сне перевела мысли на рыжего и тут  же проснулась. Она открыла глаза и увидела всю ту же пещеру. Она  подняла свою голову и увидела жеребца, который покорно лежал всё на том же месте. Судя по солнцу, которое уже не падает в пещеру прошло часа два - три. Эйфория посмотрела на свою ногу. Опухоли уже не было, она спала да и боли то же вроде не было. Эйфория улыбнулась и посмотрела на рыжего. «Не ушёл...» Эйфория подогнула под себя свои бело - рыжие ноги и поднялась. В действительности ноги не болели. Было очень хорошо. Эйфория по наступала на больную ногу сильнее, чем на другую и хоть бы что, как новенькая. Эйф подняла свои взгляд и обратилась к жеребцу:
- Я готова, пошли на твой юг.
Эйф вновь улыбнулась и тут же наклонила голову к Нексту.  Он очень мило и нежно спал, её так не хотелось будить его, но нужно было двигаться дальше, что бы через пару недель не замёрзнуть здесь. Кобылица тыкнула носом в кролика, что бы тот проснулся. О и проснулся и очень мило вскочил от  неожиданности.
- Я не спал, не спал я.
Эйфория лишь улыбнулась. Кобыла встала на колени, что бы заяц смог залесть на спину. Некст так и поступил, через пару секунд он уже был на спине. Эйфория убедившись в том, что кролик сидит на спине удобно, аккуратно встала и спокойный шагом направилась к выходу.

26

Я лежал и ждал Эндиго. Вот провокаторы кругом. На улице было тепло, очень даже странно. Послышался голос кобылы: - Это хорошо. Я сейчас несколько часов посплю, и пойдём на твой юг. Ага, ещё я должен ждать пока её величество поспит. Было странно, я не уходил, а покорно ждал. Кто она такая, чтобы заслуживать моего время? Но я остался и жду. Почему, я не мог разобраться. Я решил спросить у Эндиго или он просто сам скажет, так как он никогда не молчит если что-то его тревожит. Как по заказу Эндиго влетел в берлогу и сел мне на спину. Опять наелся.
- Ну что, как охота? - тихо сказал я.
Эндиго перебрался на мои передние ноги стал смотреть на меня в упор.
- Ну что, долго будем лежать?
- Принцесса поспит и пойдём.
- Ну признайся, она же тебе нравится. Ни с одной кобылой у тебя так долго не было разговоров.
- Слушай, закрой клюв. Нет ничего...
- А почему ты тогда сомневаешься? Знаешь как у меня с моей было?
Она - капризная, но со мной согласная,
Злая, опасная, нежная, робкая, властная,
Одна такая для меня, такая потрясная,
Её голос, из тысячи голосов узнаю,
На день расстаёмся, а я скучаю,
Я не умел мечтать, но с ней мечтаю,
Знаю, что если потеряю, себя не прощу,
Понимаю, она верит в меня, а я в её веру

- Нифига себе, ты у нас романтик... Без разницы, я личного психолога с клювом не заказывал!
- Смотри ка какой раздражительный стал.
- Отстань иначе будет плохо.
- Вечно у тебя одни разговоры заканчиваются одним и тем же. Но правду от меня не скроешь!
Эндиго нагло улыбался и взглядом говорил: признайся.
- Ничего нет!
Сказал я. Последнее слово я  сказал очень тихо. Блин, Эндиго мне все мозги проех и теперь это не вылезало у меня из голову. Я встряхнул головой. Всё прошло, хотя что-то осталось. Я вспомнил, как мама рассказывала мне о её любви. Какая же она была двуличная: то была доброй, а на самом деле дьявол воплоти. Мне стало противно. Конечно, я уже не так беспокоюсь о ней и конечно тем более она говорила, что я не один у неё. Мне вспомнились эти слова. Я почувствовал что-то странное, что-то подозрительное. Будто это что-то значило, хотя для меня это было неизвестным.
Тут послышался шорох. "Проснулась значит". Я поднял голову. Она уже стояла на ногах и... Переносила вес на свою ногу. Понятия не имею, что это такое она делает. Эйф посмотрела на меня и сказала: - Я готова, пошли на твой юг.
- Я думал ты будешь спать больше.
Я встал на все четыре ноги и подтянулся, а точнее вытянулся. Как приятно подтягиваться! Я подобрал губами Эндиго, тем самым его разбудив. Рыжая подобрала своего кролика и вышла из пещеры.
- Не проедай мне мозги! - сказал я Эндиго.
Я вышел на улицу, а мой орёл летел уже за мной.
- Ну что, все готовы?
Я стоял уже в сугробе и ждал ответа от Эйф и зверят. Солнце уже мало что освещало. Я думал, куда бы нам пойти. Почти везде земли шайки и табуна, а что-то, но на их земли я не хотел бы попасть. Мне так же было интересно куда именно идти. Меня то любое место устроит, а вот рыжую. Тем более пока уже темнеет нужно куда-нибудь туда, что первое попадётся.

27

Эйфория спокойно и нерасторопно вышла из пещеры. Она была полна сил и  энергии и готова была бежать почти сутки, переходя местами на шаг. Но всё зависит от погоды, если же опять пойдёт снег и будет жуткий ветер, то двигаться дальше не будет никакого смысла.  Эйфория внимательно смотрела себе под ноги и была очень аккуратной, ибо получить ещё одну злокачественную царапину она не хотела. Эйф услышала от Монплезира: « Я думал ты будешь спать больше. » Эйфория улыбнулась и ответила:
- Ну я же не спящая принцесса, что бы вечно спать;).
Эйфория мило улыбалась. Она услышала шаги позади себя, это за ней направился Монплезир. Он довольно весело обошёл кобылицу и стал неподалёку от неё. Эйфория с милой улыбкой посмотрела на жеребца, который стаял очень гордо. Тем временем солнце уже пошло в упадок так сказать. Света становилось всё меньше и меньше, а ещё эти  кривые деревья мешали очень сильно. Эйфория спокойно реагировала на смену дня и ночи, да же не замечая этого. Жеребец же наконец таки собрался с мыслями и сказал: «Ну что, все готовы? », на что Эйфория без промедления ответила:
- Да, Капитан!
Весело, весело. Да когда у лошади распирает энергия то её нужно куда-то деть. Эйфория тут же  подпрыгнула в воздух, оторвав все свои белые ножки от земли. Грива поднялась, а хвост трубой, одним словом маленький  дракоша:) Эйфория посмотрела на МОна и тут же полетела галопом.

Свернутый текст

Ненавижу играть уходы. ТТ

28

минипост|закрыть

Эйфория, Короче отписываться я не буду, уже так побежим, надеюсь ты не против  ^^

----Пошли сюда-----

29

Двигаясь уже плавной непринужденной рысью, задирая и из-за сугробов, Марг увидел впереди белоснежные просторы замерзшего озера. На небольшом холмике Марг решил остановиться и резко затормозил, подняв море снежных брызг. В общем как всегда.
- Мм тут так мило, может здесь остановимся?
Я бы хотел спуститься туда-с горящими глазами замотал головой в сторону льда. Это невозможный конь, никаких инстинктов самосохранения. Но и спорить с ним бесполезно, захотел, значит пойдет, хоть ты тресни.
Осторожно спускаясь с холмиков, Марг  аккуратно ступил на лед. Никакой опасности. Задрав горделиво морду он сделал около двадцати шагов вперед и остановился. Обернувшись, он чуть присел на задних ногах и как собака, попытался смести хвостом снег с корки льда. А какое у него было воодушевленно-старательное лицо при этом! Но поняв что все бессмысленно, но разозлившись еще больше, вороной злобно всхрапнул и начал аккуратно копать передней ногой. Очистив вот уже пол метра от снега, он наконец увидел серебристый лед и суматошно передвигающихся под ним пестрых рыбок.
- Иди сюда скорее, посмотри только на них!Такие беспомощные…

30

--------Зимний сад
Ее спутник был готов начать путешествие. Но его сожаления по поводу отсутствия телят кобылица ответила  легкой улыбкой. Она и сама знала, как следует наносить удары и куда кусать, но противоречить и похваляться не стала. Может, вороной действительно смог бы научит ее парочке интересных приемов. Пусть он и младше ее  года так на три-четыре, у него явно была более бурная боевая жизнь, чем у табунной кобылы.
И вот она вновь покидает сад, правда уже в другой компании. Жаль, нельзя взять с собою Мотти. Хольга уже успела понять: где этот малыш, там и неприятности. А не их ли она с Маргиналом отправились искать? Ну, не совсем.
Вороная не выбирала дороги. Из сада вела какая-то тропинка, точ в точ похожая на ту, по которой она уходила вместе с Моттедом. Хольга даже приостановилась, шумно вздохнув, пытаясь по запаху определить, не к злосчастной ли переправе они двигаются? Но нет, вроде бы места другие. Кобылица вновь двинулась вперед. Тропа была узковата, так что им пришлось идти друг за другом. Вороная прислушивалась к бормотанию Маргинала. Его слова особого смысла не несли, но создавали иллюзию уюта. Вот так бы и идти с ним, слушать успокаивающий голос и чувствовать приятное тепло внутри.
Но тропа уже спешила сделать крутой поворот. Хольга невольно прибавила шаг, словно ожидая, что за этим поворот их поджидает некая опасность. Но нет, ее взору открылось озеро. Сейчас оно было скованно толстым слоем льда. Мелкий снег припорошил его зеркальную поверхность. Кое-где уже виднелись дорожки следов. Кто-то из мелкого зверья уже пробовал ледяную корку на прочность.
Марг уже вырвался вперед. Хольга моргнуть не успела, как неугомонный жеребец уже направился к озеру. Кобылица и не собиралась отставать. Правда, спуск прошел не так аккуратно, как у вороного. Хольга просто скатилась вниз, присев на задние и чуть притормаживая передними. Так с берега она и въехала на лед. Очумело хихикнув, она направилась к Маргиналу.
Тот уже старательно докапывался до льда. Непонятно за чем, но… Но как же он это делал!
-Тебе надо было родиться волком – у них хвост как раз для такого приспособлен, - Хольга наконец, добралась до Марга. Лед под копытами не трещал, толстый, наверное, волноваться, что треснет, нечего. Кобылица с интересом глянула в раскопанное Маргиналом окно. Рыбки, и почему они в лед не вмерзли?
-И от чего ты решил, что они беспомощные? Попробуй-ка их достать из-под такого толстого льда. Хотя…- Хольга хитро прищурилась. – Может ты их попробуешь, как снег, хвостом выловить?

31

Приятно было наблюдать за пестрящими водоплавающими, они успокаивали что ли. Но ему пришлось отвлечься от них. Позади послышался треск кустов и шум. Обернувшись он увидел Хольгу, летевшую к нему на встречу на крупе. Наверно глупо описывать что он громко засмеялся, ведь это было очевидно. С добротой в глазах он смеялся искренне, так честно и звонко, что самому нравилось. Не как в тот раз под деревом, когда смех был злым и от простого безделия.
- Волком? Хм, незнаю, может быть. Волком наверно быть проще, кто-то не нравится-убиваешь. Хотя…Да я же волк! – снова рассмеялся Маргинал, но уже с горечью. Вспомнилось детство беззаботное.
Остановив густой смех, Марг смотрел на вороную, пока она говорила, смотрел ей в глаза, рассматривал черты ее лица, путался глазами в ее челке. Даже не заметил что она уже давно молчит и скромно смотрит на рыбок. Болван. Что-то часто ты стал смотреть на нее другими глазами… Опомнившись он снова уставился на рыбок и задумался. Вдруг одна, самая большая и смелая рыбка остановилась и уставилась на них с другой стороны льда. Затем сделала пару попыток сломить лед, но была обречена на неудачу и в расстроенных  чувствах уплыла прочь.
- Ну вот представь, они ограничены. Не во всем, но ограничены. Они могут уйти на дно, плавать в темноте, заниматься там своими делами. Но и им хочется какого-то воздуха, хочется знать что в любой момент ты можешь сделать рывок и набрать того самого чистого, приятного воздуха. Им хочется света. Хочется смотреть на небо и ждать дождя. Однако сейчас, зимой,у них нет другого выхода, им приходится терпеть. Терпеть и ждать…
Договаривая свою речь, на месте рыбок Марг уже представлял себя и может даже половину шайки. Они так же были ограничены. Вроде бы все есть, все что нужно. Но ты можешь только смириться и уйти в темноту… Но быстро очухавшись от своих раздумий, он продолжил:
- Достать то я их достану, достаточно попрыгать несколько сотен раз на мелководье и лет треснет. Но ты думаешь они рискнут испробовать подаренную им свободу?

32

Рыбки Хольгу интересовали мало. В отличие от Марга, пестрые тени в темной воде не навевали ей философских размышлений. Кинув взгляд в раскопанное окно, она хотела было сказать что-то, но тут Маргинала пробило на содержательный, полный двусмысленных образов, монолог. Вороная внимательно всматривалась во внезапно изменившееся выражение морды жеребца. Таким она его еще не видела. И не сказать, что этот новый Марг ей не нравился.
Значит, этот языкастый выскочка способен философствовать не хуже иных старейших. Неужели его самоуверенно-нагловатый вид – лишь маска? Нет, врят ли. Или уж слишком она въелась, так что не отдерешь теперь даже с кожей.
- Выяснить, насколько смелые твои возлюбленные рыбки мы можем только после того. Как лед расколем. – Хольга несильно ударила по толстому слою ледяной корки. Ни треска, ни даже легкого шороха. Нынче хороши морозы, коль так воду сковать могли. В прежние зимы озера да реки даже не думали леденеть. Весна, видать, поздняя будет.
Вороная не на шутку увлеклась своей необычной задачей. Восьмилетняя кобыла, она еще не забыла чего стоят жеребячьи забавы. Приходилось ей в детстве ледяные корки ломать. Но это были тонюсенькие корочки в лужах, а не полуметровая льдина в тридцати шагах от берега. Тут, если провалишься и утонуть можно.
-Прыгать будем? Вместе или по одному? – она уже вовсю гарцевала рядом с раскопанным окном. Весь вид ее говорил о готовности к новой авантюре. О последствиях она задумалась лишь на минуту, да и то решила, что в случае широкой трещины вполне способна унести ноги на берег. Не так уж и далеко.
-Ну же, - она описала полукруг  передним копытом, словно очерчивая границы будущего проруба. – Ты же сам хотел подарить им свободу. Глоток этого дивного морозного воздуха, - кобылица глубоко вздохнула, словно демонстрируя, насколько же свеж и хорош он сейчас.
Они выпрыгнут. Просто бездумно выпрыгнут, глупые. Будут биться на льду в отчаянной попытке вернуться в озеро, потом затихнут. Заснут. Это картину она наблюдала пару раз, когда на водопое в зимнюю пору ей случалось пить из таких вот «оконец». Предупредить ли об этом нашего философа? Ведь подаренная им свобода может обернуться чьей-то гибелью. Пусть безмозглых рыбешек. Но Марг это может истолковать весьма интересно. А она послушает.
Нет, не стоит. Мало ли, может жеребец пожелает прекратит это дело. И забавы вновь не выйдет. Конечно, Маргинал наверняка придумает еще что-нибудь. Пусть. Ломать лед на глубине – есть от чего сердцу биться чаще, замирая при мысли о возможном исходе. Пощикатать нервы. Да.

33

P.S.|Ураааа,Марг останется с Хольгой!!

Офф:Прошу прощение за долгое отсутствие - практика((
Долго размышляя Маргинал даже посмотрел вдаль и прищурился, пережевывая еще раз то,что сам только что произнес. А удивленный взгляд Хольги выбил его из философского равновесия. Он снова хитро улыбнулся и посмотрел как она агрессивно долбит лед.
- Ну хорошо, давай докажем этим чешуйчатым что свобода может быть губительной. - окрысившись сладко только от одной мысли как рыбки будут в прямом смысле снова дохнуть, вороной отошел на шаг в сторону и начал интенсивно стучать передними копытами по льду. Звук пустоты и удара об лед - ничего более. Начиная уже злиться от неудачных попыток,он продолжил, обернувшись на берег - Если лед треснет, обещай бежать впереди меня на берег. Что бы я видел впереди твой угольный хвост!

Замерев на миг Марг думал как же эффективнее разбить таки стену застывшей воды. Не придумав ничего лучше, вороной встал на свечу и что было сил ударил копытами по «стеклу». О чем тут же сильно пожалел. Лед  поддаваться не спешил и встретил его копыта не очень радушно. Столкновение со стихией отдалось во всех мышцах, связках, и, кажется, даже в зубах. Даже маленький кусочек копыта откололся и улетел куда то в слой снега. После этого, совсем не скрывая своих эмоций и не стесняясь быть смешным и нелепым, Марг запрыгал как ужаленный и пару раз поддал хороших козлов. Кажется, лед начал поддаваться и уже вот-вот появится маленькая трещина, которую можно будет добить одним копытом, вскрыть уже наконец этот сундук.
  Послышался громкий треск и на расчищенном участке снега нарисовалась трещина. Улыбаясь, как маленький щенок, стащивший у соседнего алабая кость и оставшегося безнаказанным из-за короткой цепи соседа, безгривый посмотрел на Хольгу и оставил за ней право добить корку льда. Но треск зазвучал снова и громче, эхом раздаваясь по всему озеру. Трещина начала быстро расползаться в длину, и остановилась только уже под животом  у кобылы, разделив ее правую и левую ноги по разным сторонам. Испуганно захрапев, Маргинал наблюдал как она начинает расползается в ширину и уже виднелась желанная вода. Только теперь его уже волновали не рыбки, а Хольга, оказавшаяся в ловушке. Но он ждал что она начнет сматываться, не убегал, хотя трещина дошла уже до него и страх тоже. Однако за Хольгу он боялся больше чем за свою жизнь. Почему? Сейчас не время об этом думать.

34

Маргинал воодушевился. Пока кобылица просто гарцевала на льду, но решил перейти к более «весомым» действиям. Что и говорить, жеребец явно был тяжелее Хольги. Та было подумала, что от удара его передних копыт лед просто проломиться. Но толстый полупрозрачный покров даже не думал хрупнуть. А вот жеребец заплясал на месте явно в расстроенных чувствах.
Вороная слышала, как клацнули зубы Марга, при приземлении. Но осколка не заметила, от того и не подумала, что жеребцу просто больно. Вот по этому он выделовает такие финты, что прямо зависть берет. Кобылке же просто казалось, что безгривый. Уязвленный своей неудачей вымещает злость на лед. Льду, ясен пень, от этого хуже не становилось. Но, видимо огорченный столь пренебрежительным отношением к себе он решил проучить самоуверенных лошадей.
Из-за цоканья копыт Марга Хольга поначалу даже не услышала опасный треск. Она лишь с смотрела на улыбавшегося вороного и думала, что, вероятно, это самый веселый день в ее жизни. И когда прямо к ней побежала молния трещины, она лишь подумала: «Как не вовремя». Но инстинкт самосохранения быстро напомнил о себе.
Она даже не успела заржать. Ноги сами по себе разъезжались в разные стороны, а под брюхом виднелась узкая полоска воды. Первый порыв – испуганно взвиться на дыбы, она – таки смогла подавить. Замерев на месте, она суетливо осмотрела  оба «берега». Левый показался ей более устойчивым, трещина вроде пока не думала поворачивать в эту сторону. Так что Хольга аккуратненько, меленькими шажками попятилась назад. А когда острый носик трещины оказался перед ее мордой, быстро перешла на «левую» половину льдины.
Коварный лед словно этого и ждал. Треск – и черная полоса стремительно поползла в сторону кобылы. Хольга все так же пятилась не замечая, что вместо того, чтобы идти к берегу уходит на середину озера. Она не могла повернуться и убежать, так как знала – льдина уйдет у нее из -под ног раньше, чем она достигнет твердой земли. Так что единственное, что ей оставалось, это пятиться.
Она потеряла Магра из виду, сосредоточившись на надвигающейся опасности. Теперь кобылица была почти на самой середине Лебединого озера. Сделав еще один шаг назад, она вдруг услышала новый треск. Но теперь он доносился со спины. Хольга тут же замерла, широко расставив ноги и опустив голову. Краем глаза она увидела новую трещину, и еще, и еще, спешащие на встречу друг другу. Миг,  и ледяной полуостров, на котором оказалась вороная, превратился в остров. Дрейфующий остров шириной в пять шагов. Льдину заметно качнуло. Замерившая на самой ее середине лошадь лишь пошире расставила ноги, сохраняя спасительное равновесие. Окружавший остров лед продолжал крошиться. Теперь между белым полем не поврежденной поверхности озера и Хольгой лежало добрых пять локтей воды. Смехотворное расстояние, которое и жеребенок преодолел бы играючи. Вот только не будь под его ногами опасной плавучей поверхности. Один неверный шаг – и кобылица окажется погребенной под толстым слоем льда. А полынья слишком узкая, чтобы выбраться на поверхность.

35

Оо|Вот такой вот бред)

Нервно перебирая кончиками передних копыт, Маргинал уже даже и думать забыл о том, что трещина добралась и до него. Но добродушно остановилась, даря возможность спастись. Но выбираться на берег без вороной он не собирался. Он даже не представлял что сейчас просто возьмет и развернется  в обратную от нее сторону и унесется к чертям собачьим.  Поэтому он в нерешительности смотрел выкатившимися наружу и, кажется, округлившимися когда-то миндалевидными глазами на происходящее вокруг подруги. Увидев как вокруг нее образовался остров крошечного размера из ненадежного льда, и шатко качается на воде, по-тихоньку  уплывая все дальше, Маргинал не придумал ничего лучше. Он, полностью осозновая к чему это все приведет, отошел на пару шагов назад, и подскальзываясь, оттолкнулся и спрыгнул в воду.
  Будто ножом прошлись по всему телу и сняли с него шкуру. Боль тут же пронзила насквозь, стало даже не хватать воздуха от острых ощущений. Не ощущая спасительного дна под ногами, вороной задрал морду и начал жадно хватать воздух, в первый раз в жизни оказавшись в воде. Но стоило взглянуть на испуганный вид Хольги, которая так искусно удерживала равновесие на льдине, тепло второй волной нахлынуло на тело и все охватившие его эмоции дали потрясающий эффект. Тут же, охваченный яростью на самого себя, безгривый разобрался в ногах и как ими двигать что бы быстрее добраться до острова. Который все удалялся и удалялся. Стиснув зубы от холода и чертовски тяжелой нагрузки, Марг все таки догнал остров и  подплыл к нему сзади.
- Все будет хорошо, ты только держись!
   Упершись шеей в острый край льда, Маргинал начал бороться со стихией. В горле все заболело, каждый глоток воздуха резал горло изнутри. Снаружи его резал край острова. Ноги начало чуть потряхивать и кажется их вот-вот охватит судорога. А легкие были готовы разорваться, ровно как и сердце. Вороному казалось что это все длится вечность и что все безнадежно. Он в этот момент даже не думал о том как после всего своего подвига сам будет забираться на лед.  В общем все инстинкты просто отключились, ушли на дно, вороной видимо решил уйти за ними. Толкать остров стало уже невыносимо тяжело, Маргинал себя за это безумно проклинал. Но до льда, оставшегося целым, было всего то около метра. Но и этот метр казался вороному бесконечным. Вода вокруг его шеи уже окрасилась в красный цвет, лед  жестоко сопротивлялся. И на какой то миг Марг решил таки все бросить, вороной осталось сделать один шаг до плотного льда, она справится. А он просто собрался уйти на дно. Покорно выпрямив ноги он, смертельно уставший и с застывшей кровью, закрыл глаза, задержал дыхание и начал уходить на дно. И кажется вот он- его трагический конец, после которого его еще долго не забудут. Разве не это ему нужно было? Нет, боролся он не за это, боролся он за жизнь вороной. И хрен пойми почему,почему ее жизнь стала для него настолько дорога, что он вот так глупо и неожиданно покончил со своей.
     Но как бы не так, лысый хрен! Никакой трагедии! Дно оказалось куда ближе, чем думал вороной. Только он ушел под воду, оставив снаружи ноздри, как кончики копыт коснулись каменистого дна. Не поверив своему счастью, Маргинал был уверен что это его воображение так шутит. Но нащупав и вторым копытом огромный камень, вороной как только мог оттолкнулся от них и вылетел на поверхность. Тем временем остров уже прибило  ко льду. Маргинал быстро осмотрелся, пытаясь понять откуда здесь дно. Ведь уже середина озера. Озеро вроде было не настолько маленьким, но судя по всему и не настолько глубоким.         
   Обрадовавшись этому факту, он отплыл от острова чуть правее. Около не треснувшего края камни уже полностью давали опору и будто сами пружинили и выталкивали мустанга на поверхность. Судорожно глотая воздух, вороной оттолкнулся от них один раз, но сил не хватило, копыта скользили. Оттолкнулся второй-тоже безрезультатно. Он бился сейчас как та самая рыбка, пытающаяся выбраться из воды и ощутить свободу. Только он боролся не за свободу, боролся за жизнь. Каждый раз, выпрыгивая из воды он опускал передние ноги на лед и скреб копытами, пытаясь вытащить вторую половину. Кажется время, отведенное его мышцам на нормальное функционирование, так скажем, второе дыхание, неумолимо заканчивалось. Сообразив ,что следует сделать по другому, он еще немного походил по дну, пока не нашел то что искал-огромный камень.  Найдя в нем опору, Марг оттолкнулся задними ногами, и словно лошадь, преодолевающая Олимпийский маршрут по конкуру, собрав передние ноги, вылетел из воды, в очередной раз поднимая тонну брызг. Пролетев около метра от края льда, он жестко упал на лед, но тот был как никогда скромным и бесшумным. Решил больше не проверять вороного на вшивость и физическую подготовку. Один-один. Ничья. Растянувшись в том же положении, в котором вмазался в лед, Маргинал лежал и пытался успокоить дыхание. Но от холода все тело сковало и зубы застучали так, что кажется, Марсель с шайкой сейчас услышат.
   Задние ноги,  чья роль была главной в спасении, дрожали, будто к ним подсоединили электрический разряд. Передние вздрагивали, но намного реже. Вот так, лежа на боку с распластавшимися конечностями, вытянув шею вперед, Маргинал ждал Хольгу. С прикрытыми глазами и громко храпящими ноздрями. Про судорожно качающийся живот могу тоже упомянуть. Так хотелось спать…Кажется он сейчас так и сделает…

Отредактировано Маргинал (2012-03-03 09:00:31)

36

Кое-как устроившись на своей льдине, Хольга попыталась осмотреться. Благо шея длинная, можно головой поворочать. Глазами кобыла искала черного, но все никак не могла его заметить. Неужели, неужели вода добралась до него быстрее и теперь Марг отправился на встречу с теми самыми рыбками, которых они так опрометчиво пытались освободить?
Но тревога за безгривого не успела укорениться в сердце вороной. Громкий всплеск – и она уже видит плывущую к ней коня. Вот леший, да он же замерзнет! Кой его вообще понесло в воду?! Будь на месте Хольгу более истеричная особа, она не преминула бы окрестить приближающегося спасителя парой-тройкой «ласковых» словечек. Кобыла же не сказала ни слова, лишь нервно дернула головой. Толку сейчас орать, все - равно этого упрямца повернуть назад не заставишь. Приходиться лишь ждать да надеется, что он не утонет, не замерзнет, доплывет… Леший, зачем, он поплыл ее спасать. Что с ней станется? А с ним?
Марг уже был рядом, толкал льдину к берегу. И лучшее, что могла сейчас сделать Хольга – это стоять, не шевелясь. Но все же не удержалась и бросила:
-Ага, держусь. Зубами за воздух.
Как только льдина приблизилась к берегу, Хольга не медля соскочила со своего плота и тут же обернулась. Марг, где Марг? Кобылица переступала с ноги на ногу, всматриваясь во вдруг успокоившуюся поверхность. Да где же он? Утонул? Нет, быть такого не может. Он же, небось, живучий, как таракан. Он ведь просто не может, молча уйти на дно…
Жеребец выпрыгнул из воды, словно охотящийся сом – переросток. Заскреб копытами по льду и вновь погрузился обратно в озеро. Хольга ничем ему помочь не могла. Были бы зубы или руки – вытащила бы. А так кобылица быстро отошла, не мешая Маргу. Пара неудачных попыток – и этот сомик выполз-таки на лед. И, судя по внешнему виду собирался, как рыбка, заснуть прямо на льду. По телу вороного то и дело пробегала судорога, ноги и вовсе тряслись, как у новорожденного жеребенка. В общем, вид у героя был вовсе не геройский.
-Ах ты, черт лысый, - вороная была уже рядом и словно змея зашипела жеребцу на ухо. – Поднимай свой костлявый полутруп немедленно. Ты меня слышишь?
Если жеребец сейчас же не встанет – то попросту замерзнет. И сможет лежать и отдыхать здесь вечно. Хольга этого допустить не могла. Она попыталась мордой поддеть Марга под живот. Естественно, это у нее не получилось. Пихнув его мордой раз другой, она перешла к более решительным действиям – пару раз цапнула его за холку. Кусать она умела – струйки горячей крови побежали по мокрой шерсти безгривого. Боль должна отрезвить его хоть на время и заставить подняться на ноги.

37

Спать...Безумно хочется спать. Больше ничего в этой жизни не интересует и не тревожит. Только глубокий сон. Желание в него скорее провалиться. Так стало легко дышать, и чем больше вороной погружался в темноту, тем легче ему становилось переносить боль в мышцах и адский холод. На улице в принципе было тепло, долгожданные +2, которые тоже помогли случиться крушению льда, никак не грели промокшего жеребца. Хотя его шкура стала уже чуть подсыхать, солнце будто стало греть сильнее. Ветер же вообще спрятался за деревом неподалеку,и прикрыв рот от изумления, смотрел за происходящим. В общем все шло на пользу Маргинала. Все, кроме чудовищного желания спать. Он едва-едва слышал голос Хольги и понимал что она его пытается поднять, но пошевелиться был не в силах. И наплевать ему что это возможно будет последний его сон. Он просто полежит еще 5 минут сейчас. Ну максимум 10. И встанет, обязательно встанет.
"Твою мать!" - пронеслось в голове вороного, когда Хольга вцепилась в его холку. Тут же вытаращив закрытые глаза он подгреб передние ноги и соскочил. Правда с большим усилием. Кровь снова забегала внутри, а вот ясность долго возвращалась в мозг. Это тоже самое что с утра вылить холодную воду на спящего человека. Столько брани было в голове у вороного сейчас, столько злости. Ну не дали ему поспать! Хотя ему стало казаться что он спал долго, поэтому, вернувшись в чувства он вопросительно посмотрел на Хольгу.
- Ты в порядке?Я долго спал?
Маргинал чуть испугался, голос который произносил его речь ему вряд ли мог принадлежать, такой тихий и сиплый. А сам жеребец стоял на чуть трясущихся расставленных ногах с опущенной головой и пытался взять себя в руки. Медленно оглянувшись и заметив за спиной подруги огромную дыру во льду, он резко поднял морду и засиял в привычной улыбке. И все будто как рукой сняло, кроме жгучего холода. Он это сделал! Он выжил! И Хольга стоит как новенькая.
- Все, баста,я с вами шаечными в паре никуда больше не пойду! - выпалил Марг, откашлившись, улыбаясь как придурок.

38

На ее увещания Марг не реагировал – так и лежал пластом, изображая утопленника. Смысл было пытаться выбраться из воды, если он все-равно решил помирать. Ушел бы на дно, как подводная лодка...
Как и следовало ожидать, болезненные увещания оказались более действенны, чем совестные. Хольга вовремя успела убрать морду, иначе получила бы по ней черной тушкой. Жеребец подорвался, словно только этого и ждал. Правда, на этом энергия и иссякла. Жаль, Хольга рассчитывала его еще погонять маленько, чтобы согрелся. Тогда бы уже точно не грозила бы простуда.
-Я в порядке, - отрапортовала кобыла. – Чего не скажешь о тебе.
На ее морде появилось придирчивое выражение. Тревога уже давно исчезла. Злость на этого горе-мореплавотеля тоже. А чего там раздувать искру, коль погасла? Будем делать вид, что все в порядке. Ну, как обычно.
-Сложновато это сном назвать.Скорее отключился минутки так на три, четыре. Как, животик не ноет, головка не кружится? - притворно засюсюкала она. Было бы неплохо сейчас разозлить этого полудохлика. От злости и силы прибавиться.
- И между прочим, шаечный здесь ты, - поддразнила она Марга. - Это мне с шаечными ходить не стоит. Гуляла с Мотти – появились волки. Отправилась с тобой – чуть под лед не провалилась. Страшно себе представить, чтобы было, пойди я в компании с Марселем.
И, самое интересное, из всех этих переделок она выходит сухой, как гусь из воды. А вот ее спутникам достается немало. Так может дело в ней? Она, как черная кошка, приносит неудачу? Хотя ведь и Маргиналу хотелось найти на свой круп приключений. Заказывали? Получайте.
И гляньте – улыбается! Вот же… Расставил ноги, шагу наверное не сделает, а улыбается. Такой у него вид забавный… Хольга  тоже не удержалась от улыбки. Потом пару раз хлюпнула, словно захлебываясь, а потом покатилась со смеху. Что это было: нервное напряжение, истерика или облегчение – кобыла не знала. Да только хохотала как сумасшедшая. Ноги подкосились, и вороная осела в снег. Вот так прогулка!

39

- Головка с животиком ничего еще,а вот я кажется сейчас легкие выхаркаю - не особо разбираясь в выражениях пробубнил Маргинал, продолжая глотать воздух и выдувать воздух с хрипом. Хоть он и был как всегда улыбчив и остроумен, на ножках стоять было тяжко.
- Просто мы видимо созданы друг для друга. – сморозил отмороженный Маргинал и тут же одумался – Ну в том смысле что мы одинаковые, Чук и Гек. Точнее Чук и Гека. Ну или Чукча и Гек-смотри сама – в очередной раз отшутился Маргинал. Только глаза его пошутить не смогли, он внимательно, но аккуратно наблюдал за реакцией Хольги на его слова. Ну что за тип, в первые минуты знакомства он в открытую к ней приставал, а сейчас стоит и стесняется. Нет, у него не тараканы в голове, а какие-то неизведанные твари. Хм, а может у него раздвоение личности? Все может быть.
  От размышлений он отвлекся уже на звонкий смех подруги. Улыбнувшись, он сам даже не заметил как тоже смеялся во все порезанное горло. И все таки смех это лучшее лекарство для него, ничто так не заряжает энергией.
- Ну что, хохотушка, накосячили и хватит? – перебивая смех говорил Маргинал – Пойдем дальше искать приключения на черные хвосты или вернемся в шайку?
Силы возвращались с каждым вдохом, ноги начали просить согревающей прогулки. А разум, отдельно от остальных, ныл как сопливый ребенок и просил вернуть его под дерево в зимнем саду и дать отключиться как минимум на пару часов.

40

-О да, созданы, - ответила кобылица отсмеявшись. Эти слова, брошенные жеребцом, она восприняла, как и следует в такой ситуации – как подтверждение дружбы и партнерства. Но, только заметив его несколько смущенный взгляд она вдруг заподозрила, что фраза имеет скрытый подтекст. Но тут же отбросила эту мысль. Нет, он уже показал себя, флиртуя с ней в саду. Не может же этот остряк и наглец смущаться? Тут же на ум пришла рыжая и реакция вороного на нее. Тогда он тоже прятал взгляд. Хольга совсем запуталась. Маргу удавалось поставить ее в тупик. Но ничего, привычно решила она, разберемся.
-Хм, а ты точно решил, что мы здесь закончили? – Хольга подошла ближе к вороном и стала бок об бок с ним. До чего же он холодный. – Рыбок в озере много, можем еще парочку дырок пробить. Или поплавать. Ты не хочешь поплавать?
Кобылица мурлыкала, словно кошка и хитро посматривала на жеребца. В то же время мысли ее были далеки от водных процедур. Надо бы перебраться куда-нибудь, где можно согреться и отдохнуть. Возможно, поспать. Хольга тоже была не железная. Она устала, хоть и не до дрожи в коленях. Может, года два, три назад она бы еще решилась на дальнейшие поиски неприятностей. Но сейчас ее больше манила возможность прикорнуть где-нибудь на пару часиков.
- Давай в сад, - голос ее серьезный и уставший так разительно отличался от недавнего мурлыканья. – Может, это не лучшая идея. Но я не знаю более удобного и безопасного места чтобы отдохнуть.
Она еще раз кинула взгляд на озеро. А ведь не так давно была в серьезной опасности. И если бы не поступок этого обалдуя – верно, худо ей пришлось бы.
-Спасибо ,- просто сказала она и поспешно отвела взгляд, смутившись. Не в ее правилах это было – благодарить. Как-то это было, хм, будто слабость что ли признаешь. Сама, дескать, не справилась.
Кобылица отстранилась и быстро пошла вперед, не оглядываясь на Маргинала. Тропинку в сад она нашла довольно быстро и зацокала на встречу к шаечным. Что ж, прогулка увенчалась успехом – неприятности они отыскали.
--------Зимний сад