Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Река

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://loadwall.ru/_ph/20/2/832603562.jpg
Река не глубокая, где-то по плечо сред статистической лошади. Во время засухи может пересыхать.

2

Бродить по новым местам — кредо Бездны. Конечно, это занятие не уступает шутками и издёвками над всеми, но всё же занимает большую часть в деятельности кобылы.  Она никогда не задерживалась на одном месте, двигаясь в нужном ей направлении, играя по своим правилам, причём как на собственном, так и на чужом поле, подчиняя всех себе, когда это нужно было.  Не было еще одного живого существа, способного противостоять  логике и не физическим действиям пегой.  Каждый раз, доведя до белого каления или вынеся мозг тому или иному животному, Самэй с невозмутимым и крайне самодовольным, но загадочным выражением, продолжает свой путь, ища новую «жертву». Бывает  и так, что подопытный кролик западет в темную душу нашей кобылке и играться с ним для неё — полнейшее удовольствие, и тогда своего «товарища» она не оставит,  подлавливая его в самых неожиданных местах, заставая врасплох и снова занимаясь своим любимым делом…
Нет-нет, не было ни одного случая с летальным исходом от этих, так называемых, «игра» пегой.  Точнее, если это не враги…  Своих врагов и недоброжелателей Фрай выводит уже без легких шутливых действий, ибо этих товарищей она просто ненавидит.
Но давайте вернемся в нашу реальность, воспоминаний на данный момент хватит.
Лето, кажется, полноправно вступила в свои права. Хотя, это даже как-то глупо звучит, ведь летняя пора как-то уверенно и стремительно движется к концу, и скоро подберется к заключительной стадии — августу.
В своём скрытном и не доступном для чужих глаз и чувств мире Самэй всегда презирала это время года.  Возможно, от того, что даже у такой наигранно-оптимистичной персоне, причем всегда, как Фрай, случались небольшие приступы от жары, и она чувствовала себя, скажем так, не очень хорошо.  И сейчас, видимо, настал тот самый момент.
«Как же я ненавижу эту жару. Что это вообще такое за понятие? Кто ее придумал? Почему именно так? Ребятушки, моя голова не выдержит этого» — мысли такого рода роились в голове лошади, пока та ленивой рысью бежала по слегка окаменелой тропинке. Голубые глаза, стеклянные, словно у той ожившей куклы с фильма ужасов, резко и цепко метались по территории, ища легкий намек на тень. И вот, о — спасение! Что-то вроде оазиса в пустыне Сахара. Не-ет, круче.
Остановившись, Бездна приподняла голову и втянула своим бархатным носом тихо воздух, и тут же резко фыркнула, будто хотя выплеснуть тот из себя обратно, т.к воздух был до такой степени раскаленным, что казалось, будто он сгущается и его можно разводить руками, если бы таковы имелись, конечно!
— Ну и гадость, - недовольно поморщившись, пегая тряхнула гривой. Кажется, жара настолько овладела разумом, что Самэй уже сказала это вслух. — Ну ладно, радует одно – вдалеке я почувствовала намек на водоем и прохладную тень. Вот за что я не люблю новые места, мне не так легко здесь сориентироваться, да еще и в такую жарень.
Слегка прижав уши, Фрай ускорила рысь и, прищурившись, внимательно смотрела перед собой, идя четко к цели. Вскоре по разноцветной шкуре прошелся легкий холодок — долгожданная тень.
— Яху, вот он – рай, — кобылка тут же усмехнулась саркастично своим словам, ведь для нее понятия «рай» не существовало. Ад, да. Ад!
Перейдя на шаг, Фрай опустила свою морду к земле, навострив уши ,запоминая здешние запахи, и внимательно запоминала местность.
Четко отбивая копытами такт по каменной тропинке, она спускалась ниже к реке и вскоре ноги почувствовали приятную прохладу.
— Грешные магистры, моё астральное тело всеми лапами-копытами зацепилось за это место, — заходя медленно в воду примерно по колено, высказалась Мэй. Ее голос был очень колоритным, с какой-то своей «изюминкой». Нельзя было однозначно сказать, к какому типу относится ее голос. Разные переходы в тонах, то от приторно сладкого, то от грубоватого были заметны. Странная ты личность, Самэй Фрай.
Прикрыв от приятной прохлады глаза и застыв, можно было подумать, что Фрай забылась и на данный момент уязвима, как никогда. Но это не так…
Глаза, хоть и закрытые веками, слегка жутковато замерли в одном положении, а уши чутко ощущали каждый шорох. Мало ли что.

3

------откуда я уже забыл
Опять ты поступил как последний подлец, уважаемый Хиперрон. Опять ты повесил весь свой табун на плечи изящного Ахекиона, да и Мироса кинул плюс ко всему. С вожаком Королевского табуна творилось что-то из ряда вон выходящее. Она одичал, что ли. Какая-то неведомая сила гнала его подальше от табуна, неизвестно куда, но главное, что подальше. Возможно долгий переход на новые земли совсем измотал психику серого жеребца, но ему действительно нужно время на восстановление. И плевать он хотел, что таким важным персонам как он нужно высыпаться на том свете! Он позволит себе расслабиться хотя бы на сутки, не больше.  Потом все встанет на свои места. Тут и беспокоиться было не о чем. Если не принимать во внимание крайне мрачного настроение андалузца, то в целом Хип оставался вменяемым и о своей ответственности просто так взять и забыть не мог. Не в его это традициях было. Людовиг бы убил за такую халатность, что он и сделает по возвращению пасынка. Но последствия своих вольных поступков Рон предпочел разбирать позже, а сейчас просто расслабимся.
Если расслабиться в такую жару вообще возможно. Конь несся бешеным карьером по какому-то полю. Горячий воздух обжигал легкие, казалось, что трава сейчас полыхнет прямо под копытами. Жеребец надеялся добраться до леса, что был где-то к северу от него. Бежать было тяжело, но Хиперрон продолжал упрямо загребать ногами раскаленный воздух, будто бы эти клубы горячего "пара" помогут бежать быстрее. Ну, с горящим хвостом всяко прибавишь ходу. Вскинув мордой, Хип свернул в сторону, наконец то укрываясь в лесу. Здесь было несколько прохладней, хотя даже через ветви деревьев он мог ощутить это недружелюбное июльское солнце.
Рон уже успел побывать здесь прежде. Когда они с табуном и шайкой проходили мимо этих мест, он приметил этот райский уголок для себя. И теперь выдалась минутка, чтобы провести время с собой любимым и несравненным.
Хиперрон перешел на размашистую рысь. Идти медленней он попросту не мог, ибо стремился как можно скорее добраться до воды. И наверное он бы полностью отдался купанию, если бы встречный поток ветра не принес с собой запах какой-то лошади. Рон прижал уши, останавливаясь и широко раздувая ноздри. Запах был слышен как раз из того места, куда направлялся жеребец. Взрыхлив копытом землю, Хип гневно зафырчал. Он был намерен вышвырнуть оттуда любого наглеца. Да заодно пометить этот участок, как территорию табуна.
Конь подобрался и направился в стоону реки. Он старался ступать как можно тише, совсем не желая, чтобы этот некто обнаружил Хиперрона раньше, чем тот его. Но ветер был на его стороне, поэтому запаха пришелец точно не услышит.
Жеребец раздвинул носом ветви, выглядывая на реку. В воде стояла пегая кобыла. Сердце отбило пару глухих ударов. Показалось, что это была Милк... Но потом Рон понял, что ошибался. Милк ушла и теперь он больше ее не увидит. Нет смысла было даже вспоминать о ней. Решив больше не прятаться, Хиперрон вышел на открытое пространство. Ему показалось, или кобыла с кем-то беседовала. Но вокруг никого. Хип усмехнулся.
-Ты всегда беседуешь сама с собой? Или просто так тебе кажется, что хотя бы твоему внутреннему "Я" есть до тебя дело? - бросил Хип. Мда, начало не слишком то уж дружелюбное. С порога в чем-то попрекнуть совершенно незнакомую ему лошадь. Но Хиперрон об этом не беспокоился, ибо настроение у него было паршивое. А всем известно, что если у Рона то паршивое настроение, то он испортит его всем вокруг. Абсолютно всем.
Приосанившись, как и подобает вожаку Королевского табуна, Хип прошествовал к воде. Он даже подумал, что сейчас от него пойдет пар, так раскалилась его серая шкура. Жеребец зашел в воду по грудь, несколько дальше кобылы. Он не глядел на нее, да и не хотел. Пока что его интересовала исключительно прохладная водица, которая остужала уставшее тело. он слишком много пробежал, слишком много перетерпел. Задолбался.
Весь его вид показывал, что на дружеские беседы он явно не настроен, но сомневаюсь, что дама просто так простит ему его хамство. Ну и ладно. Для нее он был простым жеребцом, а значит не было необходимости держаться каких-то стандартов. Сейчас он не вожак, а просто конь. Поэтому можно быть собой. Чересчур прямолинейным, грубым и язвительным. Давно он не плевался ядом, воооон! Аж по подбородку потек! Поэтому сейчас вероятность того, что кобыла и жеребец загрызут друг друга была крайне велика.
Напившись воды, Рон перекинул гриву на одну сторону и наконец подняла глаза на кобылу. У нее была необычная внешность. Жутковатые глаза светло-голубого цвета. Мда, такими только жеребят пугать и он ей об этом еще обязательно скажет! Но Хип вполне спокойно наблюдал за сей дамой. По привычке обошел взглядом ее целком, отмечая привлекательное телосложение. Как он мог принять ее за Милк? Они были разными. В этой присутствовало нечто такое, что не позволяло сравнить ее с молодой пегой кобылкой. Но что это Хип не особо хотел выяснять. Ему даже ее имя было знать необязательно. А зачем? Может она вообще сейчас развернется и уйдет. Кто знает.

4

Кажется, вода помогла пятнистой. Тело потихоньку стало расслабляться, и Самэй почувствовала прекрасное облегчение. По воде «ходили» круги, исходящие от ног кобылки, создавая мелкую рябь. Всё это время Бездна стояла с закрытыми глазами, мелко шевеля ушами. Хвост, словно лист кувшинки, распластался по воды. Скажем, хвост у нашей пейнт был длинный — до земли не доставали каких-то 20 см. Нет, она не собиралась побить рекорд известной лошади, просто такова была природа организма.
«Была бы я водным созданием, жила бы здесь, в этом прекрасном месте. Тень, вода — что ещё надо?» —думала Мэй, но затем ухмылисто изогнула губы, —« Не-ет, я же лучше этих скольких созданий, которые глупо открывают рот.  Но они забавные.  Я люблю таких недалёких, с ними интересно играть…»
В таком направлении и думала Бездна, развивая дальше свои мысли, строя из них цепочку умозаключений, которая сомкнется в конце, как два магнита.
Такие, несколько философичные, а может, и нет, мысли, прервал незнакомый звук.
«Оя-я… гости?» — пронеслось в голове, но Мэй не спешила поворачиваться всем телом. Ещё чего.  Лишь медленно открыв глаза, как змея, которая гипнотизирует, лошадь повернула слегка голову на бок, скосив взгляд на незнакомую личность.
Серый жеребец, что Фрай поняла сразу, шествовал гордой и величественной походкой, что кобыла также отметила сразу, в её сторону.
-Ты всегда беседуешь сама с собой? Или просто так тебе кажется, что хотя бы твоему внутреннему "Я" есть до тебя дело? — сказал незнакомец. В его тоне явно не было желания встретить кобылу с распростертыми объятиями и прочим почестями.
Любой другой на месте Мэй огорчился, может быть попытался показать в себя в лучшем свете, мол, «смотри какой я, я не такой как думаешь ты, я хороший, добрый, умный» и иже с ними.
Но не Фрай.
На морду медленно, словно кобра на охоте, которая движется бесшумно сквозь травянистые заросли, заползла ухмылка, а стеклянные глаза резко посмотрели перед собой.
«Оя-оя, грубый на словечко, возомнивший о себе что-то паренек.  Это интересно… Нужно знать местечко свое…» — сладко, но ядовито, улыбнулась Самэй. Ей был глубоко плевать, на какой ступени в иерархической лестнице стоит этот жеребец. Может быть, он даже вожак табуна, что вполне можно подумать, взглянув на его походку и весь вид в общем.
Хах! Пле-евать.
«Ну да ладно, пока что мы чуть поиграем с незнакомцем», — хихикнула Самэй и навесила на лицо наималейшую, приторную улыбочку, от которой скулы сводило. Но сие выражение никак не согласовалось с холодными, стеклянными, глубокими и слегка жутковатыми глазами Фрай.
А жеребец тем временем спустился к воде и зашел в неё, встав неподалёку от Самэй. Повернувшись полубоком к тому, Бездна приподняла голову, вытянув слегка нос к верху, отчего не менее длинная, как и хвост, чёлка, закрыла один глаз.
— Салю-ют, дружочек! — тянет, словно мед, но с наигранно радостным тоном Мэй… а глаза-то ухмыляются. — Спешу тебя огорчить, моё «Я», в отличие от твоего, интересуется мной. печально, не правда ли?
Кобыла тут же про себя фыркнула от глупого перефраза слов собеседника.
Заглядывая в глаза, Фрай медленно, словно лебедь, подбирается к серому и на морду больше набегает тень. Встав в 30 сантиметрах от того, взмахивает своим хвостом, и капли воды быстро попадают на шкурку андалуза.
— Остынь, парниша. Сейчас пар пойдет. Ты напряжен… — опять сладкий голос, но уже с более издевочным тоном, и немного нахальным. Изогнув скулу над глазом, смотрит на того, ожидая действий.
«Люблю, люблю, люблю новые характеры. Люблю изучать их реакцию. Глупцы» — радостно отметила про себя Бездна.
Сумасшедшая ты моя.

5

Боже, боже, какой наглый фрукт попал в поле зрения Хиперрона. Приветствовав ее таким грубым образом, он ожидал довольно дерзкого ответа, но подобного... Рон давно не встречал особ, которые могли бы составить ему хоть какую-то конкуренцию. С кем бы он не разговаривал, то в глубине своей злобной душонки он продолжал считать собеседника ниже себя. И не потому что тот глупее или неуклюжей, просто не было в нем этой злобы и яда, которыми сам он обладал. Давненько не встречал никого, кто мог бы ответить так, что хотелось просто оторвать голову говорившему.
Конечно пока Хиперрон еще и не подозревал, что представляет из себя его новая знакомая, но шестое чувство будто нашептывало на ухо..."Беги, не то увязнешь". И Хип возможно действительно так и сделала бы, если бы он кого-нибудь слушал... А так даже внутренний голос оказался проигнорированным. А может что-то его в этой незнакомке привлекало? Только он пока не совсем осознал, что именно. Точнее вообще не осознал, что она его привлекает. Но еще не вечер, как говорится. Знакомство только завязалось.
— Салю-ют, дружочек! Спешу тебя огорчить, моё «Я», в отличие от твоего, интересуется мной. печально, не правда ли? - Стерва. Мысленно фыркнул Рон. Ее голос был сладким словно мед. Года два назад Хип бы просто повесил язык на плечо и заявил, что готов выполнить любое ее желание. Это пропитанным медом голос был так хорош. Но Хиперрон в тоже время сейчас чувствовал там добрую порцию яда, это скрыть было невозможно. Жеребец усмехнулся, глядя прямо в светлые глаза кобылы. Рон слегка наклонил голову, искривляя губы в полу-усмешке. В нем тоже было достаточно яда. И что это значит? У них друг для друга иммунитет? Змея не может пострадать от собственной отравы, тогда что дальше? Будем кусать друг друга до исступления, мучать и заставлять кричать? А толку то? Все без толку...
Но Хиперрон с ужасом понял, что эта дамочка вызвала у него интерес. Это же надо. Конь заметил, что она начала сокращать дистанцию. Этот жест можно было понять по разному, но Хип пока что решил не торопиться с вынесением каких-то предположений.
-Возможно. Не мне же приходиться изучать свой богатый внутренний мир только потому, что других дел нет. - с усмешкой бросил Хиперрон, вытягивая шею и делая пару шагов вперед навстречу к новой знакомой. Причмокнув губами, он поднял морду к ее уху и шепнул - Ядом не подавись, гадюка. - фыркнул Рон, отходя от пегой.
Конь встряхнулся, слегка прикрывая глаза и касаясь бархатными губами поверхностями воды. Он посчитал на этом беседу законченной. Было бы хорошо, если бы эта змеюка собрала вещички и уползла в свою нору, а не провоцировала его на своего рода батл. Только вот почему он был уверен, что в этот раз пегая просто так не отступит... У каждого из них были свои принципы, а с какой радости им от них отказываться? Вот и я так думаю, причин не было.
Погода в этом местечке крайне радовала. Она успокаивала и расслабляла. Вода охладила серые бока. Видимо недостаточно охладила по мнению пегой красавицы.
— Остынь, парниша. Сейчас пар пойдет. Ты напряжен… - Хиперрон открыл глаза, вздергивая голову и поворачиваясь в сторону дамочки, которая теперь стояла ближе, чем следовало при их то неблизком знакомстве. На его спине красовались капельки влаги, которые обещали скоро испариться. Слишком жарко было вокруг.
Рон засмеялся. Своим царственным и немного холодным смехом, которых он награждает шаечных грубиянов, когда те считают, что умнее его. Конечно сейчас ситуация была совсем иная, но этот смех как раз пригодился. Хиперрон подошел к кобыле вплотную и боднул ее голову носом.
-Хочешь помочь мне снять напряжение? - он начал подражать ее сладкой манере. Голос бархатный и нежный, но если прислушаться, можно было уловить эти славные нотки иронии. Всегда вместе. Хип обошел кобылу кругом, внимательно рассматривая ее точеную фигурку. - А ты очень даже ничего... Горячая дамочка. Может, тоже хочешь охладиться? - поинтересовался Рон и усмехнулся. В следующий миг жеребец поднялся на свечу, а затем опустился, с силой ударяя передними ногами о воду. Поднялась туча брызг, которая накрыла не только пегую кобылу, но и самого вожака. Конь начал отфыркиваться, а потом снова захохотал, наблюдая как струи воды скатываются по красиво изогнутой шее кобылы. Она была красива. Но дико опасна. И Рон это прекрасно понимал. Ему даже хотелось ее начать душить, чтобы весь яд вышел... Но Создатель не наградил коня подобной возможностью. Конь тряхнул мокрой гривой и с усмешкой на губах посмотрел на кобылу.
-Пшшшшшш..... - Хиперрон попытался изобразить звук, который слышен, когда что-то раскаленное окатываешь водой. - Точно горячая штучка. Жалко, что уже мокренькая. Не тот вид. - жеребец скривил губы, а затем усмехнулся и поймал взгляд голубых глаз. Ну же, куколка. Не разочаруй меня...
Эта кобыла и правда показалась ему объектом любопытным, главное, чтобы она не огорчила его своим ответом. Ну посмотрим, посмотрим. Кто еще выйдет из этой игры победителем.

6

А парёнек –то с характером. Н-да.
Обычно, когда Самэй встречала ту или иную личность, они все, как глупцы, велись на её радостный тон. Конечно, изначально. Потом они отведали её «фирменное» блюдо, сделанное из нахальства, сарказма и щепотки жестокости. Но с этим жеребцом она повела себя по иному, потому что первая фраза, брошенная с его уст, была показателем того, что с ним нужно вести себя сразу так, как нужно. И, скажем, реакция собеседника удивила нашу пятнистую.
Но все эти чувства внутри, снаружи ни намека на удивление, всё такое же слащавое выражение и немного хищная улыбочка — с места в карьер. Этот товариз собрал в себе все те качества, которые притягивали её. Как бы это не противоречило мировоззрению кобылы, как бы она это не отрицало, но это так. И вот сейчас, когда та подошла к нему, сократив расстояние, эту грань, дистанцию — всё пошло не совсем так, как предполагала пейнт.
— Возможно. Не мне же приходиться изучать свой богатый внутренний мир только потому, что других дел нет. Ядом не подавись, гадюка.
На этих словах жеребец так же приблизился, только уже совсем близко, почти вплотную. От его обжигающего шепота странная волна прошлась от морды, спустилась, словно потоки вод водопада по шее, и захлестнули волной остальное тело лошади. Но, как говорилось, Мэй всегда держала всё то, что творилось внутри при себе, и никому не было дано знать и предугадать мысли и действия Бездны.
Поэтому и сейчас, при его словах, она не выдала ничего, и лишь саркастично хмыкнула, показывая, мол, «выговорился, да? Я уж уснуть успела!»
Но жеребец видимо потерял интерес, ибо заткнулся.
«Ты туп, как пробка» — ухмыльнулась пегая про себя и решила действовать, и не прогадала. Фраза про «раскаленного парнишу» задело андалуза и тот обратил снова свое внимание на саркастичную даму.
— Хочешь помочь мне снять напряжение? — на этих словах лошадь почувствовала на себе взгляд жеребца, оценивающий, осматривающий её, как животину в зоопарке и про себя разозлилась. Только про себя…
А ты очень даже ничего... Горячая дамочка. Может, тоже хочешь охладиться? — сказал незнакомец ухмылисто, и, по сути, она предугадала что может сделать сейчас этот товарищ. И, да. Угадала.
Тут же струя воды окатила нашу пятнистую с ног до головы. Медленно переведя свой кукольный  жуткий взгляд перед собой, затем снова на жеребца, промолчала.
«Ну же, давай, не томи. Я знаю, что в твоей головушке, наполненной глупыми тараканами, есть еще пару фразочек. Жду-у-у» — саркастично усмехнулась Бездна, ожидая.
— Пшшшшшш..... Точно горячая штучка. Жалко, что уже мокренькая. Не тот вид. — наконец-то закончил наглец.
И тут, как говорится, твой коронный выход, мисс Самэй!
— Одна ночь охотника, однажды всему настанет конец. Одной памятной ночью — я отомщу, — пропела сладким голосом кобылка, медленно повернув голову на жеребца. Она знала, что серый и понятия не имеет, о чем она говорит, но это-то и забавляло. То, что Фрай всегда в курсе дела того, что не знает никто другой, и даже не может догадаться своим маленьким умишком — вдохновляло.
Вода медленно стекала по телу, и только сейчас кобыла соизволила немного скосить взгляд на себя.
— Ммм, — цокнула языком, — я рада, что появился у меня слуга. Я тут окунуться хотела, а ты подсобил мне таким быстрым способом, дружочек-пирожочек. Но уж "Спасибо" не дождешься, сорьки.
Пегая стала снова медленно подвигаться к жеребцу, уже ловко и быстро оперившись тому в грудь и шею своей грудью, и стала толкать назад. Вскоре пятая точка андалуза оперлась о дерево, и Самэй стала больше того прижимать. Придвинувшись к уху, действия тем же способом, сладко цокнула языком еще раз и протянула:
— Солнышко, что же за такое повышенное внимание к моей персоне? Неужто тянет, как магнитом? Правда? И ты не можешь ничего с этим поделать… — Фрай зрела прямо в корень. Она знала, что она права, но параллельно этому, всё то, что она сказала, она списала со своих чувств.
Её тянет к нему, его тянет к ней… Но у обоих огромное и резкое желание поотрывать друг другу головы и подбить морально.
Черт возьми, что творится с миром? Что ждет их дальше? Страшно подумать.
Бархатный хвост кобылицы пока медленно двигался по шее жеребца, словно шелк, но готовый в любой момент выкинуть очередной «фортель».

Отредактировано Samay Fray (2012-08-02 20:13:16)

7

И сердце забилось несколько быстрее, чем следовало, а в голове заметались мысли. Их было очень много, каждая безумней другой и черт знает, что можно вообще с этим поделать. Капли влаги на ее пегой шкуре, этот томный игривый, но в тоже время опасный, взгляд ее глазок-льдинок. Изящные движения и при этом такая ядовитая речь - в этой кобыле сочеталось несочетаемое, что внезапно привлекло Хиперрона. Будто бы что-то в мозгу сработало, будто бы указывает на то, что эта пегая кобылка со змеиным жалом вместе языка очень даже любопытная особа. К тому же, к ней его тянуло чисто физически. У вожака давненько не было спутницы, а столько привлекательная на вид особа не может просто так остаться без внимание. Самое мерзкое то, что Рон был полностью беспомощен в этом плане из-за своей мужской... Как бы это назвать... Потребности. А она привлекала его, а еще... Кобыла это прекрасно понимала, что делало его в ее руках игрушкой. Да вот игрушка то кусается время от времени. С ним тоже играй-играй, да не заиграйся.
— Одна ночь охотника, однажды всему настанет конец. Одной памятной ночью — я отомщу, - подобные слова несколько удивили жеребца. Хип изогнул надбровную дугу и с недоверием поглядел на пегую. Весь его вид как бы вопрошал "Ты в адеквате?" И, ясное дело, он не мог просто так оставить эту ее загадочную фразочку без внимания. Не в его это стиле было. Хиперрон недолго подумал, будто бы обдумывая слова, сказанные ею, потом усмехнулся и прокомментировал сие странное высказывание:
-Тише, Чикатило. Намордник с тебя пока что еще никто не снимал. - голос его прозвучал будто успокаивающе, а потом он снова надел на себя насмешливую ухмылку.
Но шоу еще только начиналось. Как уже понял Рон, собеседницу он себе нашел вполне достойную. И теперь их знакомство перешло в игру на выносливость. Кто первый сделает ноги, а может просто вцепиться в глотку другому? Исход может быть и летальный, учитывая их природную агрессивность. И встретились два одиночества! По другому это никак и не назовешь.
— Ммм, я рада, что появился у меня слуга. Я тут окунуться хотела, а ты подсобил мне таким быстрым способом, дружочек-пирожочек. Но уж "Спасибо" не дождешься, сорьки. - Хиперрон расхохотался, покачивая головой и пофыркивая. Потом посмотрел на кобылу и не замедлил с ответом. Да как уж тут промолчишь, конда дамочка ТАКОЕ несет? Не иначе в слугу вожака решила прихватить? И не просто вожака, а вожака Королевского Табуна! Ах, эта Хиперронская скромность... Проскальзывает абсолютно везде!
-Любой твой каприз, ПИРОЖОЧЕК, - он постарался скопировать тон пегой, делая ударение на последнем слове, - Я твой покорный слуга и раб, я в плену твоей неземной красоты... - нараспев протянул Хип, а потом скорчил гримасу. - Серьезно? Ну уж нет! - жеребец тряхнул головой, как бы подтверждая свои слова. Краем глаза он продолжал пристально следить за пегой и ожидать, что же та предпримет. Ему было уже не просто любопытно, а жуть как любопытно! Плюс этой кобылки был в ее непредсказуемости. Ее никто не контролирует, она спонтанна и переменчива во мнениях... Как очаровательно.
И да, как и ожидал Хиперрон, началось крайне красочное шоу. Она резко приблизилась к нему, тем самым слегка выбив из привычной колеи, хоть Рон и не показал этого. Толкая его грудью куда-то назад, заставляла пятиться. Хип, будучи немного обескураженным, просто отходил назад под этим давлением, пока не уперся в дерево. Бархатный носик касается его уха. Тело мгновенно и чисто инстинктивно напрягается(черт подрал бы эти мужские инстинкты), конь замирает прислушиваясь к голосу новой знакомой. Она была как фурия. Ну или сирена. Красивая, но опасная. И ему это нравилось, в этом был весь минус. Что она заставляла его терять это чертово самообладание! Какая жалость! Но C'est la vie! И тут уж ничего не поделаешь. Придется терпеть ее фокусы, как то контролировать свое мужское Эго. Тоже мне, распсиховался тут! Соберись, Хиперрон! Покажи этой девочке, кто пока что тут главный! А жеребец в своем превосходстве был уверен на все сто процентов.
— Солнышко, что же за такое повышенное внимание к моей персоне? Неужто тянет, как магнитом? Правда? И ты не можешь ничего с этим поделать… - секунду или две он просто молчал, отказываясь реагировать на ее слова. А как тут отреагируешь, кодга это была чистая правда?! Но нет, Рон не может этого признать, только не сейчас и только не ей.
Жеребец усмехнулся, делая пару шагов вперед. Коснулся носом мокрой шеи, ведя дорожку до плеча. Отстранился и тоже наклонился к уху кобылы:
-Да, тянет. Повышенное внимание? Тебе не нравится? - конь усмехнулся, становясь сбоку от пегой и просто нагло прижимаясь к ней - Тогда почему ты все еще здесь, а не упорхнула от меня грубияна? = с ехидством в голосе поинтересовался Рон, касаясь губами щеки кобылы, а потом резко одергивая голову от нее. В этих жестах не было нежности, но какая-то интимность. будто бы они проверяли друг друга на прочность, хотя оба уже понимали, что потихоньку сходят сума.

8

Будучи не совсем простой по натуре лошадью, так сказать, «психологом», Самэй могла вынести из поступков и речей собеседника выгоду для себя. А ещё она хорошо знала язык тела, так называемый. И она явно почувствовала, хоть и находилась не совсем вплотную с жеребцом, как напряглось его тело, его мышцы, скулы…
«Ая-яй, я попала в точку. Самэй  зрит в корень», - ухмыльнулась про себя, подумав. Но следующая фраза заставила снова вернуться пятнистую в реальность:
-Тише, Чикатило. Намордник с тебя пока что еще никто не снимал, – резко, после этих слов, на губах появилась ядовитая кошачья ухмылка, и голубые глаза стрельнули резко снова на жеребца. Жеребец явно подхватил эту игру, а это стоит назвать игрой, ибо каждый из этих двоих отчетливо понимал, что им уже не оторваться друг от друга, точнее, это понимала Самэй. Но ведь известно, что она запросто сможет «подмять» под себя мнение любого. Так-то.
Но пока что Мэй упорно молчала. Она, как уже и говорилась, ждала дальнейших действий, ждала речей и всё такого. Не в её правилах было поддакивать и вставлять слово через каждую фразу собеседника. Только когда она выслушает все, докалит до предела, сделает маленькую паузу, как бы подбираясь к кульминации рушения той грани — вот тогда она продолжит, да-а.
-Любой твой каприз, ПИРОЖОЧЕК, - «жалкий плагиат, говорящий моим тоном», - Я твой покорный слуга и раб, я в плену твоей неземной красоты...Серьезно? Ну уж нет! – такой резки контраст в высказывании серого слегка постудили пыл пятнистой, но та, как всегда, внешне виду не подала.
И тут взгляд, его взгляд, тон жеребца, поступки — наконец собралось воедино, и Мэй почувствовала странную волну, накатывающую по всему телу. Тут она наконец-то соизволила смотреть жеребца, медленно, будто распахнув в новом мире глаза.
Его поджарое, точеное и мускулистое серое тело и его шерсть, на которой играли лучи солнца, блестели и почему-то, в данный момент, Фрай захотела побыть рядом, но не так, чтобы толкнуть, подбить, а просто прильнуть рядом.
« ФУ,ФУ,ФУ! Что со мной?! Что за ванильные и розовые мысли?» - пейнт резко разозлилась на себя, ДА КАК ЕЙ ВООБЩЕ МОГЛО ПРИЙТИ ТАКОЕ В ГОЛОВУ?! ЕЙ.
Она никогда не делила ни кого на группы, всегда все для нее были в одной категории — бесполезные существа. А о том, что ее влекли чисто физически особи мужского пола – тоже не могло идти и речи. Нет, это не говорит о том, что она была новичком в этом личном и интимном деле, отнюдь. Просто она не предавала этому значению, как это делают большинство девушек.
А тут… Бред. Но все равно она не сняла своей маски, и стояла спокойно, лишь изредка помахивая хвостом. Значит, раз он тоже заметил женскую природу Фрай, нужно действовать, давя на жеребца.
-Да, тянет. Повышенное внимание? Тебе не нравится? Тогда почему ты все еще здесь, а не упорхнула от меня грубияна? - высказался снова собеседник. Кстати, она даже не знала его имени, да и пока что ей было это не интересно. Но ведь нужно будет его узнать, мало ли…
«Чувствую, этот парниша мне попортит жизнь. Во всяком случае, его место в ней будет достаточно.»
После этих слов серый начал касаться губами, или просто телом, самой Фрай, отчего та чуть скосила взгляд на жеребца и снова ухмыльнулась.
— Крылышки подрезали-и, — пропела, — улетела бы давно.
Затем на морду наползло чуть серьезное выражение.
— Если я прихожу куда-то, мне не чужды реплики и действия других. Ты вообще, кто таков будешь, дружочек? — снова в голос стала заползать тягучесть меда, и сейчас, в данный момент, она скорее спрашивала вопрос у него, кто он является в иерархической лестнице этого мира, чем как зовут незнакомца. Небрежность во взгляде, надменная ухмылка, снова возвратилось на минутную слабость. Хвост тем временем медленно ходил по груди жеребца, как бы не причем, а сама Фрай смотрела с вызовом.

Отредактировано Samay Fray (2012-08-19 20:54:00)

9

Пора срывать друг с друга маски. Хиперрон уже, кажется, давно это сделал. С этой кобылой он мог быть собой. Некоторые прикрываются ядовитой речью, нахальным поведением, но Рон этим живет. Он такой есть на самом деле. Жеребец, возомнивший себя лучше других. Хотя, возможно, в некоторой степени так и было, ведь Хиперрон в свои шесть лет добился много. Огромный табун, в котором были лучшие из лучших. Не по праву крови он его получил, но был не менее достоин этого поста, чем законный наследник. Его отец доказал, что можно добиться многого, будучи всего лишь жеребенок с улицы без роду и племени. В общем, добившись такого успеха, Хип чересчур зазнался. Синдром Бога и все такое. Но, знаете, если бы он такой весь из себя прекрасный сидел на своем троне, то табунные кони посчитали его шутом. Именно поэтому маска Хиперрона несколько особенная. При исполнении своих обязанностей он всегда сдержан, спокоен и уравновешен. В его голосе, конечно, все равно проскальзывает некая ирония и издевка, но звучит всегда в тему и не отдает излишней помпезностью. Но от подобного образа Железного Человека очень скоро устаешь, опускаются руки, отпадает желание к чему-то стремиться. И вот тогда на помощь приходит эта кобылка. Для Хипа она более чем настоящая, она достойна того, чтобы он вел себя с ней так, как хочет. Так как хочет вести себя всегда. И что самое интересное, эта мадама принимала его таким, подыгрывала и ничуть не отставала. Рон был поражен. Впервые он встречает такую особу. И подобная встреча несколько обескураживала.
— Крылышки подрезали-и, — пропела, — улетела бы давно. - Хиперрон негромко рассмеялся, отмечая про себя, что кобыла все равно отзывалась на его прикосновения, отзывалась на его слова и жесты. Причем, наверное, только Рон мог заметить скрытый смысл за всем этим спектаклем. Серый хмыкнул, радуясь и поражаясь этим мыслям одновременно. Что теперь будет? Но вожак почему-то был уверен, что эта пегая незнакомка просто так с горизонта не исчезнет. Она была слишком особенной, чтобы так просто исчезать. Он на этой надеется по крайней мере.
-Уж не я то их подрезал? - снова ехидная ухмылка и взгляд глаза в глаза. Внезапно она стала какой-то серьезной. Что стряслось? Заволновалась, девочка?
— Если я прихожу куда-то, мне не чужды реплики и действия других. Ты вообще, кто таков будешь, дружочек? - только сейчас до Рона дошло, что до сих пор они общались, даже не зная имен друг друга. И при этом перепирались так свободно и с наслаждением, что это казалось совсем необязательным.
Хиперрон нахмурился, размышляя, стоит ли ей рассказывать, кто он такой. Или она посчитает его чересчур зазнавшимся и отошлет подальше? Но почему? Ведь все, что он скажет - будет правдой. А правда такова, что его имя Хиперрон и он правит Королевским табуном. Она была бы прекрасной доминанткой или просто членом табуна... Прекрасное дополнение. Эта  мысль немного сбила жеребца с толку. О чем он думает? Он едва знает эту голубоглазку. Может, ей вообще нельзя доверять. Таким, как она, вообще доверять не положено, ибо обычно такие дамочки потом способны подложить свинью. Но конь почему-то был уверен, что она так не поступит... Может потому что она тоже была в плену? В плену этих новых эмоций и ощущений. Это было странное, но приятное чувство.
-Зачем мне тебе говорить, когда я могу показать? - Хиперрон улыбнулся уголками губ, подмигнул кобыле и направился к берегу. В ее глазах он прочел вызов, и он готов был принять его. Хип вышел из воды, отряхнулся. Некоторые капли все еще стекали по его темным бокам, но в целом он был сух. Солнце должно быстро осушить его до конца. Хиперрон всхрапнул, передним копытом взрывая землю. Он повернул голову и посмотрел на пегую кобылу. Потом заговорил, причем голос его был почти без насмешки и язвительности. Просто дружелюбный тон с ноткой флирта. Боги, он что, флиртует?! Как это не похоже на Рона. Господи.
-Пойдешь за мной, красавица? Не бойся, в логово волчье я тебя не приведу... - он выдержал паузу - Наверное. - Хиперрон улыбнулся шире, потом встрепенулся и размашистой рысью двинулся по тропинке. Выход из леса был не так далеко, а там уже и до степей рукой подать, где в данный момент стоял его табун. Его, наверное, уже все заждались, поэтому нужно было прийти как можно скорее. Хиперрон иногда оборачивался и поглядывал на пегую, проверяя, следует ли она за ним. Вроде как пошла, радует. Хип поймал себя на мысли, что расстроился бы, если бы она развернулась и направилась в другую сторону. Но признавать этого жеребец не хотел.
---------Холмистые степи

Отредактировано Hiperron (2012-09-07 14:46:27)

10

Самэй ждала действий, ждала эмоций, ждала кульминации и ждала продолжения! Да, она хотела и видела во всей этой игре перспективу, заползающую змеей на охоте в судьбу этого жеребца и самой Фрай. Кобыла буравила своим стеклянным взглядом  незнакомца, точнее, уже можно сказать не незнакомца. Она давно отбросила все формальности, естественно, для себя, ибо, как говорилось, внутренняя связь уже связала эту пару. Самэй никогда не собиралась находить себе вторую половину, по сути. Д и сейчас не собирается, но в тоже время у нее никогда не было того, кто был ей близок духовно, кто мог ответить ей на специфические и нестандартные словечки. Вот он — гордый, статный и, сказать честно, что приметила Мэй, красивый жеребец. От этой мысли внутри все перекосилось, она снова чертыхнулась про себя за слабости. Но что самое большее порожало — она заметила, как чаще ее мысли начинают расходиться с заведенными правилами и законами, придуманными и внедренным собственно, самой Фрай.  Она никогда не давала поводов для осечки, холодный и сухой расчет правил разумом и заодно всей кобылой.
-Уж не я-то их подрезал? – снова сказал с вызовом серый нахал, но при этом взгляды были устремлены ровно друг на друга, отчего эти слова, сказанные с ехидностью и усмешкой, вносили некую неизведанную силу в отношения, отчего сердце один раз сбилось с ритма. Но, будучи дамой со сдержанной и натренированной силой воли, Самэй не подала этому вида.  На эту фразу пегая решила умолчать. Этот вопрос должен был остаться вопросом, покрытым тайной и мраком. С одной стороны, она не сказала «нет», но с другой, не сказала «да». Вот стой, думай, решай, гадай, и все равно не придешь к правильному выводу. Привыкайте, милые, к манипулированию Бездны.
После того, как кобыла задала вопрос, сбавляющий скорость на поворотах «игры», андалуз слегка нахмурился, да и Самэй не блистала сейчас с выражением морды а-ля «я-все-знаю-а-вы-ничего». Издалека вполне казалось, что две лошади стоят, разговаривают  в мирном тоне, обсуждают, может быть, ту же погоду, или общие интересы! Ох, как это обманно… Обманное зрелище, oui.
-Зачем мне тебе говорить, когда я могу показать? – на губы собеседника заползла легкая улыбка, что отметила для себя Фрай, внутри приухмыльнувшись. Жеребцу вышел с воды, но кобыла пока что осталась стоять, смотря слегка озорным взглядом на того. В их отношениях перешла короткая фаза некой дружелюбности, что заставило кобылу переключится. Если уж и тянем одну повозку, то вместе и одинаково. Если уж и тянем одну повозку, то вместе и одинаково. Не стоит кому-то торопиться, а кому-то зависать.
По телу жеребца катились капли воды, и сказать к слову, это зрелище было интересно кобыле, но естественно она снова не подала виду и лишь ухмыльнулась. Но это ухмылка была не так язвительна, как зарождение улыбки.
-Пойдешь за мной, красавица? Не бойся, в логово волчье я тебя не приведу...  – «оя, дружочек, ты что же, заигрываешь? Интересное явление» - Наверное. – «, а, нет. Все в порядке» с этими мыслями кобыла медленно направилась вперед, так и не ответив жеребцу. Он всё мог прочесть в ее взгляде, а сама Мэй лишний раз заставила поразмышлять над своим поступком другого собеседника. «Ну, так же интересно, занятно… и забавно!» Да-да, забавно наблюдать над существами, бьющимися в  пучине неизвестности и сгорающим в ярком пламени от любопытства. Пегая не знала здешних мест, поэтому ей пришлось следовать за жеребцом. Дело не в том, что она боялась потеряться или еще что-то в этом роде. Просто ей было интересно увидеть, куда зовет ее этот склад флирта, язвы, ухмылки, и прочих качеств, которых, к слову, ей хотелось узнать. Идя легкой рысью, как будто специально отставая от жеребца, но все же находясь в достаточно близком расстоянии, кобыла смотрела всегда вперед. За путь она ни разу не взглянула на серого жеребца.
|..........Холмистые степи

Отредактировано Samay Fray (2012-10-24 17:31:53)