Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кустарник

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

http://www.gandex.ru/upl/oboi/u1852_4765_DSC00048.JPG
Странное, но очень тихое место. С одной стороной оно полностью защищено отвесной каменной стеной. Само место находиться в низине, хорошо защищено как он ветра, так и от хищников. Недалеко находиться лес, тут же от леса остался только кустарник из-за каменистой почвы. В отвесной стене есть углубления, как пещеры в них тихо и тепло. Место опасно лишь тем, что тут множество колючих кустов, которые могут поцарапать длинные ноги, но зато превосходно защищают от волков. Любимое место одиночек, не является территориями ни табуна, ни шаек.

2

Все же она прекрасно помнила дорогу и привела жеребца туда, куда было нужно. Теперь можно было не нервничать. Лес редел, тропинка стала шире, а вскоре деревья и вовсе исчезли, уступив место кустам. Правда, пришлось перепрыгнуть через парочку стволов, но это было не трудно. После полосы препятствий чубарая остановилась и обернулась на жеребца. Она внимательно следила за тем, как он справляется с препятствиями, ведь он был ранен. Она приободряющее заржала, словно объясняя, что нечего бояться.
- Давай. Это последнее препятствие, Кремовый.
Да, о том, как у неё родилась кличка для него это отдельная история. Она шла и не отвечала на его реплики всю дорогу, Блэр боялась заблудиться в лесу. А этот нежный жеребец так классно обходил деревья, словно обтекал их, и его шкура натолкнула её на эту идею. Кобылка подмигнула Марселю и сделал несколько шагов вперед. Перед ними была уютная поляна тихая и спокойная. На ней, кстати, уже практически не было снега. Создавалось ощущение, что вот-вот запоют птицы и настанет весна. Здесь не было ни шума воды, не ветра. Тишина. Можно было услышать чуть ли не сердцебиения друг друга. Чубарая ударила себя хвостом. Потом посмотрела на Жеребца. Марс уже был на этой стороне, она направилась к нему.
- Ну как тебе?
Кобыла задумчиво смотрела на отвесную стену, которая чем-то напоминала водопад. Странные мысли крутились у неё в голове, например о том, нравиться ли ему тут. Но она решила опередить события. Она посмотрела в сторону  пещерки. Там все так же рос мох, и было очень красиво. Кобыла не отрывая глаз тихо сказала:
- Я привела тебя сюда, чтобы ты отдохнул перед нашим возвращением.
Она улыбнулась и медленно направилась к укрытию. Она внимательно все обнюхивала.

3

Извилистый путь, то расширялся, то наоборот сужался, ты перестал надеяться на кие-либо изменения и старался скакать просто по центру тропы, чтобы хоть как-то в неё умещаться. Препятствия возникали попросту как будто изнеоткуда, и преодолевать их приходилось не думая, довольно сильно рискуя собственным здоровьем. Передняя левая нога вовсе начинала отказываться работать, то и дело приходилось на неё "припадать", но ты всё же продолжал скакать вперёд. Чубарый круп всё так же "подпрыгивал" в паре метров от тебя и повиливал, к горлу подкатил тошнотный ком, который с большим трудом удалось сглотнуть. Ты надеялся на скорое прибытие в пункт назначение и старался отвлечься всё-таки на окружающую среду.
Деревья ростут всё реже и реже, тропа наконец-то уверенно расширяется, и ты смог уверенно ускориться, направляясь вслед за кобылой, вскоре догнав и поскакав бок о бок с ней. Подъём на вершину грязного холма с уже поддтаявшим снегмо, удался с великим трудом, копыта скользили, то и дело казалось, что ты вот-вот зароешься носом в грязь и будешь чувствовать себя первым лошарой в мире, но удача улыбнулась тебе, и ты добрался до вершины целым и невредимым, ну и самое главное - чистым.
-Симпатично. Прости, я не силён в комплиментах.
Честно признался ты, еле заметно дёрнув плечами. Ты не хотел, чтобы о тебе складывалось ложное мнение, предпочитал большинство секретов собственного характера открывать сразу, чтобы на тебя даже и не надеялись.
На последующую фразу ты не стал отвечать, лишь покорно поплёлся сзади, сверля взором смесь грязи и снега, в голове всё перемешалось, так же, как и под ногами, становилось как-то стрёмно,  не любил ты всю эту неопределённость.. она начинала тебя просто выводить из себя, но делать было не чего.
Зайдя в довольно сырую пещеру, ты улёгся на холодную землю и взглянул на кобылу.
-Так и почему же кремовый?
Заинтересовался ты с лёгкой улыбкой.
-Спасибо за заботу.
Пожалуй благодарить кого-то была не твоя стихия, потому такая выходка оказалась и для тебя довольно удивительной, но стоит привыкать, никто за просто так помогать не стоит, а то самое "спасибо" многим приятно всё-таки.

4

- Цвет такой и нежный ты.
Кобыла улыбнулась и поспешила тут же добавить.
- Только внешне, правда.
И вновь посмотрела на жеребца. Пока они шли сюда, она вновь почувствовала усталость, которая на неё накатила еще во время этого странного собрания. Которое, кстати, проводил жеребец, который теперь лежит перед ней. Она внимательно осмотрела его и легла рядом. Так что их крупы касались друг друга, а головы были направленны в разные стороны, это было надежно. Так на них ни с какой стороны не могут напасть внезапно, да и теплее так. Блэр была абсолютно спокойна. Ничего её не волновало.
- Не за что, Марсель.
Она спустя пару минут только вспомнила, что он сказал спасибо, и должна была ответить. Чубарая внимательно посмотрела вдаль и прислушалась, но убедившись, что все тихо положила голову на землю.
- Поспим, и я обещаю, верну тебя твоим фанатам в саду.
Сказала она шутливо и фыркнула. Она, кажется догадываясь о том что Марс думает, по крайней мере она понимающе смотрела на своего вожака, хоть глаза и выражали усталость.  Она слушала дыхание солового и постепенно засыпала. Она чувствовала себя спокойно с ним, правда кобыла не знала почему. Возможно, у него нет обаяния, нет деликатности и знаний дипломатии, которые должны быть у успешного вожака, но чубарая хотела следовать за ним и, касаясь его, чувствовала себя словно в деннике. Возможно, это чувство было только у неё и имело другие причины, кроме уважения, но Блэр старалась об этом не думать. Она просто уснула.

5

Кожа подрагивала, то ли от холода, то ли от нервов, а быть может и от всего сразу. Только здесь, и только сейчас нервы стали приходить в норму, казалось, что усталость приятно охватывает тело, но при этом не доставляет никакого дискофорта. Становится так хорошо и легко. Мышцы стали постпенно расслабляться, в ногах застряла гудящая боль от усталости, успокаивало лишь мысль о том, что вот-вот и ты отдохнёшь.. Кобыла отвечала размеренно, никуда не торопясь, но расскрашиваю твою морду улыбкой. Странные вещи она однако с тобой творила, ты конечно всегда был мягок к кобылам, но чтобы становиться такой тряпкой? Хэээй! Марс! Очнись. кричал разум, но никто его не слушал. Ты уже как-то погружённо в себя проследил за дейстивями кобылы, но так и не решился ответить, она старалсь уснуть, ну а ты не хотел мешать.
Лениво уложив голову на холодную землю, ты почувствовал, как дрожь вновь охватила тело. Влажная земля заставляла остывать тело и чувствовать холод. Весна обещала быть влажной и грязной, судя по колличеству выпавшего снега, который так и не торопился сходить с матушки земли. Как-то опечаленно вздохнув. ты закрыл глаза и постарался погрузиться в сон, который всё никак не мог овладеть тобой. Ну что за чертовщина? То ты на ходу готов заснуть, именно тогда, когда самый не подходящий момент, а тут - ты лежишь, все условия для сна.. ну не считая холода, а сон как сквозь землю провалился???
Перекладывая голову с места на место, ты в конце концов сменил и вовсе позу. Перевалившись надругой бок, ты фактичеки уткнулся носом в спину кобыле, оставив лишь пару сантиметров до соприкосновения, дыша в её чубарую спину, ты начал постпенно погружаться в сон. Становилось и как-то теплее, и как-то более пофиг на всё то, что происходило кругом. Только вот сон был довольно чутким, и ты то и дело постоянно просыпался, лениво открывал один из глазов, шевелил ушами. прислушиваясь, позднее понимал, что всё хорошо и погружался вновь в мир грёз.
Картина перед глазами стояла чёрная, не снилось ничего и от этого пожалуй не становилось лучше Тебе было бы сейчас интересно  посмотреть какой-нибудь из красочных снов, к примеру тех, которые тебе снились, когда ты был ещё маленьким, но было не суждено.. уже лет пять, как сны тебе не снятся вообще. даже тогда, когда ты вроде отдыхаешь - ты не можешь себе позволить помечтать...

6

Кобыла спала спокойно рядом с жеребцом, но снов не видела, по причине усталости. Глаза открылись, когда начало светать. Часов в восемь утра. Её бока были прикрыты толи инеем, то ли снегом, а так самочувствие было очень хорошим, отдохнувшим, можно сказать. Чубарая решила пошевелиться и тут дотронулась боком до чего-то теплого. Это был Марсель, она сонными глазами посмотрела на жеребца, который спал близко к ней и улыбнулась. Немного вытянув шею, она носом ткнула его в нос и зафырчала, потом еще и зубами аккуратно дернула за челку. Было видно, что он чутко спал, а сейчас просто провалился в темноту.
- Соня, вставай.
Сказала она игриво. Кобылу уже ничего не волновало, даже то, что сейчас они разойдутся по своим делам и может, больше никогда не пойдут вместе на прогулку, это было не так важно. Она встала и прошла пару шагов, разминая ноги. Блэр посмотрела на сонную морду жеребца и наиграно раздраженно сказала:
- ну что ты как кот на солнце. Пойдем, а то тебя уже кобылы ищут, чтобы подчиняться и уважать.
Чубарая не сдержалась и повторила поклон, который изобразила та гнедая, похожая на Маргинала кобыла и засмеялась, потом она посмотрела на жеребца с явной нежностью в глазах и медленно направилась к нему, было такое ощущение, что она сейчас прижмётся к его щеке своей щекой и замурчит, но нет, кобылка подошла. Наклонилась к ушу.
- Поднимайте задницу свою, ваше высочество.
Сказала она и, сверкнув озорными глазами, подняла голову и улыбнулась. Она заигрывала с ним –это было очевидно. Сдержанная и суровая кобыла дразнила его своей дерзостью и одновременно близостью. Она словно подпускала его к себе, а потом отталкивала, то ли пугаясь, то ли передумав иметь с ним что-то общее, вот сейчас она хотела подпустить его ближе. Ведь с утра он ей казался еще более кремовым, чем обычно.

7

Сладко посапывая и выдыхая тёплый воздух в спину кобыле, ты погружался всё глубже и глубже в сон. Может быть ты и храпел, кто тебя знает, но ты себя чувствовал каким-то просто ангелком, чьё дыхание тихое, тёплое и лишь изредка прирывается лёгким посапыванием. До самого утра вас никто не смел тревожить, быть может ты и просто не обратил внимания, но было даже как-то плевать, главное - тебе было тепло, хорошо? Что ещё надо? Ну возможно бегает вокруг вас сейчас какой-то клоп и пытается разбудить, вам ли не всё равно? Проблемы - то его.
В глаза бил яркий солнечный свет утреннего солнца. Весна будила всё на земле и не хотела делать ради тебя исключений, ты лишь грозно зажав уши время от времени постукивал зубами, но тут же вновь засыпал, зарываясь всё глубже и глубже носом в пещеру, надеясь хоть там скрыться от света. Только вот эти жалкие миллиметры к сожалению особой погоды сделать не сумели. Чубарая же с первыми лучами солнца вскочила, ты почувствовал лишь прохладные ветер, обдавший твой бок. раннее прикрытый Блэр. Она легко  потянула тебя за чёлку, что-то сказала, но ты не обратил никакого внимания. Старательно игнорируя свою спутницу, ты старался всё же продолжить свой сладкий сон, и к твоему спасению - на некоторое время от тебя отстали. Нет, конечно где-то там, в стороне к тебе пытались обращаться, взывали наверняка даже к твоей совести, но ты не подавал ни малейших прзнаков того, что ты слышишь всё.
Тихие шаги, слегка поскрипывающий снег - к тебе кто-то приближается. Постаравшись вползти ещё глубже в пещеру мордой, ты надеялся укрыться от извергов, пытающихся тебя разбудить, но открыть глаза пришлось. Довольно громкий, хоть и нежный голос вымолвил довольно странную фразу, которую ты с просоня даже не сразу смог переворить своей довольно тугой соображалкой. Лишь после ты октрыл глаза, взглянул на кобылу, прижав уши, демонстрируя всем своим видом недовольство, но это продолжилось не так долго. Вскоре уши стояли домиком, ты улыбался, как и прежде, ведь это была шутка.
Ну что так жалко дать ещё поспать?
Жалобно протягивая, поинтересовался ты, медленно вставая на все свои четыре, уже и позабыв о боли в ноге, а зря, правая нога подвела - пришлось её приподнять, а в силу нежданности такого случая, ты припал на левой ноге, выдав тем самым поклон кобыле. Потом кое-как выпрямился.
-А что это тебе завидно?
Уже шутил ты на тему собственных же подданых. На самом деле вариант зависти нельзя было исключать, он был бы конечно не особо походящ чубарой, но вот сто процентно подходил Маргиналу. Тому бы безусловно понравилось, что ему поклоны раздают, и в этом пожалуй упрекать никого нельзя было, ты и сам был доволен, разве что несколько было непривычно, даже смущало тебя это что ли? (О.0)

8

- Ты и так толстый, тебе надо больше двигаться.
Сказала кобылка и показательно пробежала пару шажков мимо, покачивая крупом, потом остановилась и тряхнула головой, забавно, как жеребенок. Только большой жеребенок. Все же она их любила и идеально подходила в няньки, ей повадки в шесть лет были очень похоже на повадки кобылок в год или того меньше. Правда округлое тело, мудрые глаза и возраст не соответствовали этому образу. Ну да ладно, сейчас не об этом. Она увидела поклон и лишь вскинула бровь вверх. Шутки тут же закончились, чубарая направилась к жеребцу так же уверенно, как и до этого. Подошла она опять же близко, но её это не волновало. Он носом прошлась по ране в поисках заражений и смотрела на ногу, чтобы определить есть ли перелом или вывих, потому что это странно, что она до сих пор так сильно болела. Но ничего не нашла. Это было хорошо, значит, завтра нога уже будет лучше функционировать. Мягкий нос еще раз дотронулся до раны, и она сделала два шага назад.
- Ну что Кремовый. Сильно болит?
Наверно в голосе должно было быть больше нежности и заботы, но она старательно сдерживала в себе это, потому что Марсель не был тем, кто в этом нуждался, по крайней мере, она так считала и он себя так ей показал. Взгляд стал каким-то сдержанным. Кобыла явно уяснила для себя, что они будут только дружить, потому что признаков симпатии от лица жеребца не наблюдалось.
- Думаю, поклоны кобыл меня не интересуют.
Сказала она и улыбнулась. Ведь это была правда, что ей толку, что кто-то кланяется, будет ей, а потом злорадствовать, когда она отвернётся.
- Ведь это все так не натурально. Я завидую лишь кобылам с жеребятами. У них есть тот, кто их уважает, слушается, подчиняется и любит искренне, а не на показ.
Она перестала смотреть на солового, теперь взгляд чубарой был направлен туда, куда им предстояло идти.
- Ну что, пойдем?
Спросила она и вновь повернула голову к Марселю.

9

На фразу о толщине, ты тыкнул себя вбок, прочувствовав носом свои косточки. а после взглянул на вполне упитанное тело чубарой. Хах, да кто из нас! Фраза прокрутилась в голове. пожалуй не с мыслью, как бы прибавить комплексов кобыле, а чтобы просто защитить себя. Не успел ты ничего сказать ещё, как кобыла уже стремительно приближалась к тебе, вновь осмотрела ногу и задала вопрос. Впрочем, говорить о том, сколько раз она начинала и заканчивала свои фразу будет очень долго. Она вообще говорила постоянно, без умолку можно сказать, ну а тебе оставалось лишь всё запоминать и ждать, когда же можнл будет что-то вымолвить и тебе.
-Всё хорошо, пройдёт.
увереннно ответил ты на первый вопрос. Как бы ты себя не чувствовал, ты всегда будешь настраиваться на лучшее, не позволишь себе унывать, и эта ситуация не должна стать ни в коем случае исключением.
- А жеребцов?
Посмеиваясь заинтересовался ты, ведь ещё ни разу ты не видел кобыл, которые были бы против таких почестей.
-Пойдём...
Довольно активно ты попёрся вперёд, всё так же. как и вчера регулярно прихрамывая.
-Так ты любишь жеребят?
Куда более спокойно, чем прежде, задал вопрос. Да, безусловно наверное все кобылы любят своих жеребят, ну а вот интересно, как же они все относятся к чужим? В своём уже давно не молодом возрасте, ты всё так же знал кобыл в лучшем случае только на четверть, в большей своей части они для тебя оставались загадками, что довольно сильно мешало по жизни. Ведь хотелось всегда и всё знать, всех и во всём знать, чтобы не ошибаться, да и даже не маяться вопосами " а что себе можно позволить с тобой? А чем нельзя себе позволить с этой?"...
Погрузившись вновь в мысли о том, как же загадочен этот мир, ты совершенно перестал замечать всё то, что окружает тебя. Понуро опустив голову, ты плёлся вперёд бок о бок с кобылой и сам про себя философствовал. И к чему тебе только все эти знакомые? Друзья? Тебе и с собой хорошо, а самое главное - ты знаешь какого ответа ждать от себя, не приходится ломать голову.. ну не жизнь, а загляденье!

10

- Люблю.
Сухо ответила кобыла. Нет, она не злилась или еще что-то в роде того. Она просто потеряла интерес. Знаете это как диалог, когда только один задает вопросы и пытается построить беседу. Ей надоело. Марсель относился к ней, как кобыле из шайки это она уяснила так же легко и так же прочно, как поборола свой страх к водопаду. Она прониклась доверием, уважением и сочувствием к этому соловому коню. Но все зачатки симпатии он просто перерубил своим наплевательским отношением.
Чубарая молчала, а когда до заветного место осталось недалеко ускорила бег и мчалась вперед. Она не оборачивалась и не ждала Марселя, хотя тот и не думал отставать.
Сейчас ветер играл с её гривой и хвостом в ушах все шуршало, и создавалась иллюзия полета. Она бежала словно одна, словно не привязанная ни к кому и не к чему в этом мире. Это было прекрасно. Правда из всей этой прогулки Блэр уяснила одно, но уяснила очень четко, она хочет завести своего жеребенка. Ей надоело просто говорить о жеребятах. Осталось дождаться весны. Забеременеть и следующей весной родить. Правда чубарая не считала что шайка лучшее место для жеребенка.
-зимний сад

11

---> за кобылой. к шайке.

12

---Начало игры.---

Паника, страх, боль... Бешенство, агрессия, злоба.... А ведь все эти чувства таятся у меня внутри. Все, абсолютно все. Риск, энергия, свобода... Вот что на поверхности лежит. Спокойствие, доброта, забота, они лежать везде. Я сохраняю в себе самое хорошее ради Бориса. Он - всё что у меня есть и я этому рада. Он заменяет мне всех: друзей, подруг, сестёр, братьев, маму и папу. Да, они ко мне всё ещё приходят. Приходят даже тогда, когда много народу. Они видны всем или только мне? Борис их видит. Я не сумасшедшая, я прост на половину пустая. Половина сердца отсутствует, а вторая половина храниться у Бориса. Я пуста... Я хранюсь только у этой чёрной белки, а больше нигде. Как так жить, спросите вы? Нормально. Я привыкла. Никогда не поздно, никогда не поздно. Не поздно идти дальше вперёд, не поздно ещё исправиться, не сдаваться и верить. Всё... Хотя бы ради этой маленькой белки.
Борис сидел у меня на шее, держась за гриву. Я бежала резвым, но мягким галопом по сугробам. Воздух был тёплым, солнце грело и было хорошо. Ноги остужал холодный снег, птицы пели уже весенние песни, а солнце грело мою спину. Ветра не было, небо голубое и всё хорошо.
- Давай остановимся здесь? - спросила я у Бориса.
- Хорошо. А то меня уже укачивает. - ответил Боря.
Я лишь посмеялась и дальше продолжала идти. Вокруг было хорошо: тихо, никого нет. Сама природа здесь симпатичная, нормальное местечко. Я остановилась около дерева, чтобы Борис смог залезть на ветку. Он развернулся и прыгнул на дерево. Я же, опустила голову, понюхала снег. Нормально. Потоптавшись на месте, я плюхнулась на снег и смотрела по сторонам. Устроили привал.

13

Еще даже не наступило полноценное утро, когда ты открыла глаза. В глаза не резал свет, как это бывало обычно по утрам. Небо в красновато-розовых разводах и из-за горизонта начинает показываться солнечный диск.Вокруг царила самая настоящая гробовая тишина, когда даже травинка не смеет шелохнуться. Ветра не было.
Ты зевнула и сонно перевалилась на другой бок и показалось, что это слон перевернулся, а не хрупкая кобылка. Ты опять зевнула и подняла голову. Наконец ты рассматривала рассвет не через травинки, а в как надо. Да, красиво. Ради этого стоит каждый раз просыпаться в четыре утра. Но спать-то хочется... опять зев. Зевака. Вдруг подул ветер. Ты немного задремала, а когда проснулась, розовая дымка исчезла, а трава, высотой сантиметров пятьдесят, в которой ты спала, теперь тебя накрывала, поддаваясь ветру, который разыгрался. Небо затянуло тучами и было бы ужасно жарко, если бы не дул ветерок. Голова снова упала на пушистую траву и ты стала лениво дотягиваться губами до травинок - давал о себе знать утренний голод. Так провалявшись еще минут двадцать, ты встала на ноги и отряхнулась. Оглянувшись по сторонам, ты никого не увидела в поле твоего зрения и тогда со спокойной совестью принялась пожевывать траву.
Вдоволь наевшись, ты обратила внимание, что ветер стал еще сильнее, а вдали уже слышно гром. Прекрасно... а было такое мирное утро. Ты стала подниматься вверх к пещерам, так не спеша. Это заняло еще минут десять и начало моросить. Ты потрусила рысцой в сторону ближайшей "дырки". Еще сильнее! Дождь уже барабанил по спине, а ты все прибавляла ходу. И вот, наконец ты в убежище. Ты отряхнулась от воды и прислонившись к глиняной стене, стала угрюмо смотреть на то, что творилось на улице.

Отредактировано Giovanni Fyammetta (2012-07-15 18:00:05)

14

За "окном" моросило. Ничего так. Даже очень. Сизый притащил веток и пытался, с помощью трения, вызвать огонь. Плюнув на это, просто сделал гнездо.
- Иди ко мне. Погрейся.- приглашающе махнул хвостом лемур. На самом деле это значило как "Иди сюда. Погрей меня своим теплым мехом." Как же. Но Рита не привереда, она должна, должна этому лемуру по гроб жизни (бред).
- Сизый, лучше сам иди ко мне. Твои колючки колются!- лемур быстренько выскочил из своего гнезда и быстро забрался к гепарду на загривок, там где шерсти было больше всего. К тому же, там уже образовалось небольшое углубление, из - за чьего то зада! Но Рита не обижалась.
На улице забарабанило сильнее. Гепард напрягся: она слышала чьи то шаги. Рита прыгнула в глубину пещерки. Там было темно, хотя на улице и было утро.
Тяжелые минуты ожидания и лошадь "ворвалась" в пещеру. Это была именно лошадь, Рита прекрасно видела в темноте, кобыла отряхнулась и привалилась к стене. - Очень зря! Стена глиняная, лошадь мокрая. Запачкается...
Лемур во все глаза глядел на кобылу. Он не бывал в этих местах и лошадь видел в первый раз. А вот Рита много путешествовала по свету.

15

--------Откуда-то
Он опять покинул табун. Такое не было редкостью, да и если честно, серый никогда не считал себя его неотъемлемой частью. Он мог уходить, когда захочет, и вновь возвращаться. А в промежутке между путешествиями присматривать за порядком. Это не доставляло ему труда. Но сейчас шум и канитель ему надоели, и в одно прекрасное утро он исчез. Опять.
Сейчас Палпатин стоял на пригорке и вглядывался в затягиваемое тучами небо. Он любил так стоять подолгу, почти не шевелясь, возвышаться над миром и быть просто сторонним наблюдателем. Никаких обязанностей, некуда спешить. Возможно, жизнь одиночки для него подошла бы лучше. Стоит уйти?
-Стоит уйти, - жеребец повел ухом. Поначалу он даже подумал, что сам ненароком озвучил свои мысли. Но после сообразил, что это подал голос его крыс. Кажется, Пафнутия беспокоила надвигающаяся гроза. Грызун нервничал и от того больше, чем обычно, шуршал в гриве, подергивая за волоски.
К его огорчению, патрона не слишком заботила перспектива замочить шерсть. Палпатин стоял еще долго, и сильные порывы предгрозового ветра безжалостно рвали его гриву. Далекие раскаты грома приближались, пару раз по небу метнулась ветвистая молния. Ветер  метнул в морду пару холодных капель начинающегося дождя. Конь вздрогнул и словно очнулся от раздумий. Повернувшись к грозе спиной, он не спеша порысил прочь, искать укрытие от непогоды.
К пещере он подобрался только тогда, когда не по- летнему холодный дождь уже насквозь промочил его гриву и здорово холодил ноги. Замкнутые пространства Палпатин недолюбливал, зная, что всяческие пещеры и норы – обиталище хищников. И лошади, попади она впросак, уйти будет непросто. Но непогода сейчас казалась злом большим. Отчего жеребец нехотя ступил внутрь.
Он оказался не один. Как только глаза его привыкли к полумраку, он сумел разглядеть свою невольную «сокамерницу». Эта была гнедая кобыла, тоже порядком промокшая, отчего грива облепила чуть вогнутую тонкую мордочку, словно гигантский паук. Хм, пещера явно действует на него, отчего на ум приходят не слишком приятные ассоциации. Но лошадью, похоже, его компания не ограничилась. Серый раздул ноздри и вгляделся в темный центр пещеры, где скрывался невидимый леопард. Палпатин чуял запах хищника, но не мог понять, сколько времени этот запах витает в воздухе пещеры. Снаружи свежесть дождя примешивалась к запаху травяной пыльцы, щекоча ноздри и не давая учуять более тонкие ароматы.
-Доброе утро, - прохладно поздоровался жеребец, обращаясь, естественно, к кобылице. Взгляд его, настороженный, все еще пытался узреть притаившегося хищника. Но даже в такой ситуации конь не забыл про вежливость.

16

А дождь то все усиливался. В небе блеснула молния, а подувший вдруг ветер, направлял стуи води прямо на тебя, что заставило тебя раздраженно отступить. Вдруг ты услышала, как кто-то разговаривает в глубине пещеры. Ты насторожено стала смотреть в черную бездонную пустоту, из которой было слышно голоса.
- Кто здесь? - несколько испуганно осведомилась ты, пытаясь уловить малейшее движение из вражеского тыла. А хрен его знает что там - рысь несчастная или два бенгальских тигра мило беседуют о том, когда тебя сьесть: на обед или на ужин и посолить или "так пойдет". Честно говоря, было очень страшно и ты не смела даже пошевельнуться, а тем более отвернуться от этой пугающей темноты. Но, если посудить с другой стороны: ты всего сможешь сбежать, ведь вход в пещеру у тебя перед носом. Так ты нервно всхрапывая пылилась вглубь пещеры в ожидании "чего-то", однако голоса затихли. Ага, готовится напасть.Ты развернулась крупом к выходу и стала ждать. Чего? Сама не знала.
Высшим пилотажем был приглушенный стук копыт я метре от тебя, вдруг раздавшийся эхом в твоих ушах. Баквально в один миг ты развернулась на 180 градусов и застыла в таком положении: ноги широко расставлены, глаза на лбу и нервное дыхание, раздувавшее мокрую челку.
Но увидев средней величины серого жеребца, ты облегченно вздохнула и расслабила напряженные мышцы.
Так до инфаркта недолго... - хрипло и почти шепотом сказала ты, вновь облокотившись об глиняную стену. Ты осмотрела коня с головы до ног.
-Доброе утро, - сухо сказал серый, насторожено поглядывая вглубь пещеры, откуда некогда были слышны голоса. Или ты уже с ума сошла? Или вы оба.
- Добром и не пахнет. Хотя ваше появление вполне радует. - сказала ты соответственно своему настроению. Он был своего рода твоим спасителем, ибо теперь можно с чистой совестью переложить все на него, а самой стоять в сторонке.
Да ну нафиг тут торчать... - сказала ты вдруг вслух свои мысли и сделала несколько шагов в сторону выхода. Находится в пещере больше не хотелось. Ты вышла и подняла морду к небу, ловя на своем теле угасающие капли дождя.

17

Гнедая кобылка была удивлена, если не сказать – напугана. Она рывком повернулась к жеребцу, на него взглянули большие черные блестящие глаза. Ее восклицание осталось без ответа. Палпатин счел его риторическим.
- Добром и не пахнет. Хотя ваше появление вполне радует – серый кивнул, принимая это к сведению. Ему тоже было приятно встретить тут кого-то из его племени. Две лошади – это совсем не то же самое, что одна. Хищник, если он тут все-таки есть, предпочел с ними не связываться. Умный, дальновидный хищник.
-Да ну нафиг тут торчать... -она все-таки слишком импульсивна. Кобылы вообще весьма эмоциональны, особенно когда напуганы, но гнедая, похоже, была выше их всех на голову. Палпатина это не радовало. Он предпочитал мудрого и рассудительного собрата, способного сохранить хладнокровие в любой ситуации.
Впрочем, она была права. Дождь терял свою силу, холодный ливень постепенно превращался в летучую морось. Но, обернувшись к выходу, жеребец подметил подходящие серые тучи, несущие в себе новые порции воды. Капельки забарабанили по листьям с новой силой. Возможно, вскоре дождь опять утихнет, может… Но он выйдет отсюда только тогда, когда окончательно в этом удостоверится.
-И все же вы бы подождали пару минут, - конь уверился, что если в пещере и есть кто-то, кроме них, то этот кто-то себя ни чем не выдает, и не выдаст. Ему оно надо? – Иначе рискуете попасть под очередной ливень. Погода сегодня благоволит.
Частые капли разбивались о темно-гнедую шкуру  кобылицы, и серый невольно залюбовался этой картиной. Ее тонкий силуэт как нельзя, кстати, подходил для этой картины, истаивая на свету, как часто бывало при игре зрения. Мелкие брызги изумрудным крошевом летели во все стороны, достигая даже не высунувшегося наружу серого коня. Это зрелище наполняло душу каким-то умиротворением. И Палпатин был вовсе не против, если бы гнедая постояла бы так подольше. Жеребец любил красоту, она наводила его на приятные размышления. И сейчас мысли уже роились в его голове, ожидая, когда хозяин опять впадет в свой задумчивый транс.

18

Дождь охлаждал тело, голову и... мысли. Честное слово, ни о чем не думалось, кроме как о каплях, спадающих тебе на спину. Вдруг одна из них ударила прямо по закрытому веку, что заставило резко распахнуть глаза. Ты зажмурилась от света, который разливался по прериям, чей восхитительный пейзаж ты наблюдала с этого холма. Взглянешь направо - солнце, которое и рассеивало свое лучи где только можно, а слева темные серо-синие тучи вещали новую грозу, еще более сильную. Странно и обидно. Хорошую погоду уносит на восток, к морю. А с песчаного берега был виден полуостров, в народе называемый Райским... страсть, как тебе хотелось туда попасть. Попутные лошади рассказывали, что там все совсем по другому. Тропический лес, с прилагающейся фауной, дивные водопады и лазурные озера... на какое-то время тебе показалось, что ты уже там, рысишь где-то в бамбуковой роще...
Барабанная дробь дождя об твою спину и кинутая серым фраза, будто вывели тебя из транса. Ты обернулась к нему.
-И все же вы бы подождали пару минут. Иначе рискуете попасть под очередной ливень. Погода сегодня благоволит. - мудро подметил жеребец, однако ты по-детски лишь беспечно засмеялась. С тебя ручьями лилась вода, грива прилипала к шее, создавая у тебя омерзительное ощущение, что ты в каком-то супер клее обмазалась, а пышный шелковистый хвост превратился в придолговатую сосульку. Но глаза... глаза горели, искры с них просто сыпались. Ты неожиданно зарысила в укрытие, но вовсе не для того, чтоб последовать наставлениям серого зануды. Ты теранулась мокрым холодным боком об теплый и мягкий бок серого жеребца. Резко развернулась, теперь стоя в таком же направлении, что и жеребец и "грея" его своим прикосновением. Ты повернула голову к незнакомцу и искреннее улыбнулась, а еще больше улыбались твои искристые глаза.
- Иде-е-ем, там так здорово... -почти шепотом говорила ты, но ты была так убедительна и твое предложение было так заманчиво, что хотелось бы надеется, что серый согласиться. Ты покосилась назад и увидела, что твоя мокрая грива из-за тесного контакта помалу прилипала к шее жеребца... да, ощущение, наверное, не из приятных. Но тебя это забавляло.

19

Крыс завозился в его гриве. Маленькая мордочка высунулась на свет божий и вновь исчезла среди темных прядей. Пафнутий не любил сырости и прохлады, всегда сопутствующей дождю, предпочитая теплую шерсть патрона. Но кое-что интересное он все же заметил, вернее, кое-кого. Крыс исчез, строя коварные планы в полутьме своего укрытия.
Конь уже готов был провалиться в пучину собственных мыслей, как картина перед его глазами внезапно изменилась. Он даже поначалу не понял, что темный силуэт куда-то исчез, но тут его бока коснулась холодная мокрая шерсть, и серый с трудом подавил предательскую дрожь. Он думал, что кобылка этим и ограничится, но она решила совсем его застудить, прижавшись холодным телом к его боку.
Палпатин чуть наклонил голову, сощурившись и раздувая ноздри, словно в предельном возбуждении. Он делал так всегда, когда пытался совладать с собственными чувствами: душевными или физическими ощущениями. Не отклониться было довольно трудно, тело требовало оказаться как можно дальше от мокрой гнедой. Но серый не был бы самим собой, позволив проявить собственные эмоции.
Эксцентричная, мелькнула мысль. Оттенок ее жеребец так и не понял. Скорее, констатация факта. Неодобрения, что можно было ожидать в таком случае, не было, впрочем, как и восхищения. Гнедая просто куражиться. Это можно понять, встретит ее бесноватый взгляд. Таких стоит сторониться, если не хочешь быть вовлеченным в созданную ими бурю. Палпатин кинул взгляд на горизонт. Ничего подобного,  «здорово» там не было и конь ни шагу не сделает из пещеры.
И тут в дело вмешался Пафнутий, дернувший патрона за прядь волосков гривы. Серый смог не поморщится, но планы его вновь изменились. Он не был из тех, что закатывает скандал или просто выясняет отношения. Но проучить умел.
-Поверю тебе на слово, - особого восторга в его словах не было. Он первый двинулся на выход. Даже если она останется внутри, если просто посмеется над ним, он все - равно пойдет. В большей степени из-за того, что крысу будет полезно вымокнуть. Но не только. Тем более, смех ее звучит приятно, не так, как у других кобылиц, когда хочется свернуть уши в трубочку.

20

Ты долго держала на сером свой взгляд, хоть он и не принуждал ни к чему. Ты пыталась понять, что внутри оболочки, испытывая жеребца разными оттенками дружелюбных и задорных взглядов. Капля пристальности, резко сменившаяся взглядом преданной собаки, прибавим каплю нежности... не было заметно, как твой взгляд меняется, да ты и не хотела этого, скорее наоборот хотел увидеть как себя чувствует жеребец при разном "давлении" на него. И пока это было для тебя лишь развлечение, еще один способ научиться понимать отношение постороннего существа. Ты не думала о том, будет продолжаться ваше общение и даже не размышляла о том, какое отношение у тебя к серому жеребцу. Но несколько выводов ты уже успела сделать. Серый был довольно сдержан в своих порывах, не привыкший показывать свои эмоции. По видимости, очень размеренный, редко идущий на риск, скорее поддавая все холодному рассчету. Надежный. А в стане его было что-то королевское, поступь мягкая и не неторопливая. Хм, даже не знаю импонируют ли тебе такие личности, но пока ты не думала об этом, скорее всего надеясь, что внутри любого зануды есть капелька адреналина.
Заметив, что серый сконфузился от холода, который от тебя исходил, ты ухмыльнулась и сделала маленький шажок в сторону. Все, соприкосновения нет. Лишь только кончики черной гривы из последних сил хватаются за серую шерсть. Ты снова испытывающе посмотрела на серого, после чего небрежно дернула головой и грива перестала клеится к жеребцу, облепив теперь гнедую лебединую шею.
Мда. Ситуация становилась неловкой, жеребец молчал. Твое настроение падало с каждой секундой и ты готова была уже уходить. Ты не любила доставлять людям дискомфорт, особенно не любила, когда они это показывают. Ты вздохнула и сделала шаг к выходу.
-Поверю тебе на слово, - вдруг услышала ты голос серого и быстро приосанившись и подобрав зад, засеменила за серым, которым к тому времени вышел под струи дождя.
Оо, блаженное чувство, будто бы принимаешь бодрящий душ. Ты стала слева от серого и на несколько мгновений прикрыла глаза.
- Закрой глаза... - гипнотизирующе начала ты, - Ну же, не бойся, не укушу. - пауза - Расслабь мышцы... - ты стала смотреть на спину и плечи коня. Вроде все... а, нет. Ты коснулась носом его плеча, слегка проведя по еще не до конца промокшей шерсти. - Плечи... вот. А теперь дыши полной грудью и думай о чем-то приятном для тебя. - ты улыбнулась и опустила голову, прикрыла глаза и пустилась в размышления. Из головы все никак не выходил остров...
- Ты когда-нибудь был на Райском полуострове? - бархатным расслабленым голосом спросила ты, спустя пят минут молчания. Ты медленно открыла глаза. Дождь почти закончился. Ты взглянула на серого. Улыбка скользнула на твоем лице. Он не такой, каким кажется или хочет казаться, - подытожила ты. Он все еще стоял, погруженный в свои мысли. Ты легонько потрепала густую седую челку и когда он открыл глаза, сказала:
- Сеанс медитации окончен, серый. - а как к нему еще обращаться? Ты даже имени его не знала, да тебя это и не смущало. Мало ли, может он сейчас развернется и уйдет. Ты ждала действий с его стороны.