Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мост в Терабитию.

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

http://s017.radikal.ru/i435/1112/ff/7956ab4c76d6.png
Пожалуй самое загадочное место во всем лесу.  Через бурную реку был перекинут деревянный мост, единственное напоминание о том что здесь когда-то были люди. К сожалению, сейчас мост полуразрушен. Доски перекинутые через реку, смыло течением. Канаты рассохлись, оборвались.  Небольшой кусочек от моста, остался на крохотном острове. Частые дожди и постоянная влага не разрушили его.  Кто знает, а может на том берегу и есть таинственная Терабития? 

2

======>Сосновый бор
Муо бешено несся сквозь сотни жгущих морду и шею, веток. Они словно хищники жадно впивались в его кожу. Остро кололись сквозь его бурую, весьма теплую шерсть. Она должно быть, уже слиплась кровавыми каплями.  потряс головой, разум помутнел. Лапы были бесконтрольными, они бежали туда, куда их тянуло желание. Куда Муорико тянули его резвые лапы, привыкшие бегать в любых условиях. Вдруг он резко обернулся, услышав тяжелое дыхание и уставший бег за своей спиной, он дернулся. И неустойчиво пошатнулся, словно подбитый заяц. Муори звонко упал, удар разнесся глухим продолжительным звуком. Мори почувствовал некий уклон вперед, а когда опустил глаза, понял что покатился. Неожиданный склон, словно чудом образовался перед ним, должно быть он его просто не заметил из-за головной боли. Муо полетел вниз на больших скоростях, сильно ударяясь позвоночником о бугры. Которые были весьма высокими и острыми. Волк чувствовал всей спиной тяжесть своего тела, в ушах глухо отдавались удары спиной. Иногда он жалобно повизгивал, словно мышка. Казалось, этот уклон не закончится никогда. Он постоянно налетал на вековые и довольно большие деревья, сильно стукаясь об их стволы, и расцарапывая лицо тугой и твердой оболочкой коры деревьев. В ушах слышен свист ветра и прочая ерунда. Он чувствовал ещё немного и он точно покалечиться окончательно. Перед глазами (если те удавалось открыть) мелькали кроны деревьев, голые кустарники, сугробы и небольшие зверьки. Они моментально проскакивали в глазах, скрываясь от его «летящего» взора. Когда он только бросал взгляд на предмет, чтобы оглядеться о его местоположении, то место куда-то исчезало. Муо увидел поблекший снег впереди себя, спускаясь ниже, он наконец заметил землю. И вот оно чудо, земля тут. Почувствовав удовлетворительное ощущение спокойствия, он забыл посмотреть, где оказался. Мори привстал, спина и шея болели. Словно их долго растягивали скалкой, а потом отбивали колотушкой для мяса. Сделав пару шагов он обессилено упал на белый снег, бесчувственно и совсем мертво. Муо приложил усилия, чтобы узнать наконец, где он есть, и где к сожалению отсутствует. Тяжело подняв голову, и вытянув зудящую шею к горизонту, он был напуган, очень удивлен. Таких жутковатых мест он не видел никогда. Он лежал на белом снегу, окруженный с одной стороны высоким склоном. С других же густыми кронами сосен и елей. Здесь как видно, было распространены хвойные деревья. Они были в чем-то лучше, пахли зимой и лесом, хорошо защищали в теплую погоду от солнца больше, чем лиственные. Муори поморгал, его ослепило отсутствие солнца. И в тоже время, оно было здесь с ним. Всё было пасмурно именно в этом месте. Прикрытое темной пеленой дождливой погоды, во время снежной зимы. Он оказался словно в другом месте, в другое время. Всё выглядело непредсказуемо, странно и таинственно. Это место было вне от этого мира, дышало другим воздухом,  выглядело по иному, казалось другой. А через небольшую узкую реку был перекинут белый мост. Старый, скрипящий, никому ненужный мост. Эти штуки изобретали люди, от скуки. Люди – странные существа, которые вечно что-то придумывают. Охотятся на зверей, вырубают леса. Пользы от них естественно немного. Они любят потреблять, и никогда не возвращают природе ничего когда-либо забранного. Доски, составляющие мост, были очень старыми. Они уже прогнили и промокли, а белая краска лениво, днями сползала с перил и досок. Узкую речку покрыл тонкий слой морозного льда. Словно боясь придавить толстым слоем чистую кристальную воду. И бережно укрывала от жутких морозов своей ласковой «простыней». Муо попытался встать, боль сломанных лап ещё не прошла после сражения с медведем. А теперь ещё и этот чертов склон, чтобы был он проклят. Осталось ждать, когда придет Амба. И они непременно уйдут в скором времени. Находиться одному в этом месте было жутковато, по коже бегали мурашки. А от холода зябли подушечки лап.

3

Устало потупив взгляд в землю, ты продолжала своей путь, как могла быстро, но шанса догнать Муорико уже не было. Силуэт так быстро удаляющийся впереди, уже давно исчез и более не давал о себе ничего знать, оставил тебя одну продолжать путь, не два ответить "нет".
Запах гари уже давно сменился едким ароматом хвойных деревьев, которое заставляло время от времени чихать, впереди шумела вода, чей поток был несомненно силён, раз не замёрз, ты была, как никогда рада этой догадке, ведь больше всего тебе сейчас хотелось пить. Воодушевившись мыслью о воде, ты прибавила скорости и еле-еле успела заметить склон впереди тебя. Резко затормозив, ты оглянулась по сторонам в поисках места, где было удобней спуститься и нашла.  Склон становился менее крутым всего в паре метров от тебя, там-то был шанс спуститься, не сломав себе шею.
Медленно и осторожно ступая на скользкий снег, ты уже заранее готовилась к тому, что можешь упасть, но всё же продолжала надеяться на лучшее. Лапы тихонько поехали по помёрзким осадкам, а ты нервно управляла туловищем, то наклоняла его больше вперёд, то назад, дабы удержать равновесие и доехать так до конца, но не тут-то было. Когда тебе уже стало казаться, что всё идёт отлично и ты достигла мастерства по спуску со склонов, ты позволила себе поднять глаза и увидела того, кого совсем не ожидала здесь встретить. Внизу был потрёпанный Муорико. Как ком в горле остановился, ты потеряла равновесие и полетела кубарем, упав носом в снег прямо перед лапами серого. Встала, отряхнулась, попыталась посмотреть на него как-то гордо и сказала:
-Решил от меня избавиться?
Лёгкий прищур, для тебя это действительно выглядело, как тупое кидалово. Тебя там кинули, как не нужную, а ты вот такая не решила пойти в пожару, развернулась и свалила оттуда вслед за бросившим, вот бедаа.

4

Я немного вышел из раздумий, понимая, что мою кожу затрагивают ледяные струйки снега. Я легко вскочил, глубже рассматривая всю территорию, которая окружала меня. Под лапами белел мелкие серебряные дождинки. Они теплым слоем покрывали землю. Муорико выдохнул, и куда же могла подеваться Амбассадора? А главное, она ли это была, там, в глубоком лесу. С неровным уклоном. Этот вопрос тревожил его. Вокруг поляны располагались толстые кроны деревьев, похожие на снежные равнины. С неба летели в радостном и легком вальсе белые снежинки. Они падали на его спину, и таяли. Оставляя на память, лишь небольшую влагу. Неподалеку от него, била река. Звонко ударяясь о землю, продолжая недовольно бушевать. Она с жутким треском пробивала тонкую ледяную пелену, оставляя лишь темные дыры. Мори взволновано покружился на месте, и не смог ничего понять. А главное, когда он спускался, никакого склона и не было. Он появился словно по волшебству. Эти места явно не простые, земля и воздух очень таят свои секреты. И не хотят, чтобы каждый незнакомец знал самую их проникновенность. За его спиной послышалось тяжелый звук, кажется, кто-то тоже скатился по белоснежному склону. Под его лапы ловко скатилась Амба. И конечно, пока она спускалась, она нашла пару язвительных фразочек.
-Решил от меня избавиться?, - заявила Дора.
И Муо очень захотелось съязвить, сказать какую-нибудь гадость. Но нужно сдерживаться, ведь, если он ей нахамит, то она точно уйдет от него, и не поможет.
Поэтому Муори лишь состроил мерзкую рожу, словно, его сейчас вырвет. И начал перебирать фразы, которые были бы к месту. Он приоткрыл свою книгу знаний, и начал с трепетом листать её тяжелые страницы, с мелким и кривым подчерком, написанным от руки. Ударив себя хвостом по лапе, он хмыкнул. И ни с того, ни с сего сказал:
-А тебя это не касается. Я никуда не уходил…, - гордо произнес он. И вдруг понял, что продолжить ему нечем ляпнул: -Ээээ… Ты сама виновата что не пошла за мной., - и тут он понял что ссоры не избежать.
Помотав головой, будто прося придумать что-нибудь путное. Муорико ничего не сказал, и лишь взглянул на невзрачный сломанный мостик, перекинутый через бушующую речку. Он белел у основания, и начинал скоблиться у перил и деревяшек. Муо неосторожно ступил на снег, и пошёл к мосту. Явно понимая то, что примерно скажет Амбассадора: «Убегаешь? Верно?». Наверняка, что-то в этом роде. Бросив холодный и колкий взгляд на Амбу, он плавными шагами пошёл к мосту. Словно не веря своим действиям, он испуганно озирался по сторонам, и не понимая себя продолжал идти. Очертания моста становились всё ближе и ближе к нему, и тут он остановился. Напугался чего-то, или не захотел идти. Он робко ступил одной лапой на одну из деревяшек, и зажмурил глаза. Вдруг, это какой-нибудь исчезающий мост. И вдруг он моментально растворится в воздухе, исчезнет, пропадет? Но открыв глаза понял, что кажется всё в порядке. И ничего не произошло, и он здесь. Позабыв на некоторое время на Амбу, он начал изучать общее состояние моста, и крепко ли он расположен. Кажется, что дорога в горы лежит через эту реку. Значит, следует перейти через мост. Мост был расположен на пару сантиметров выше бушующих волн, иногда мостик непрочно покачивался и потрескивал. Сделав глубокий вдох, он не смело пошёл дальше. Стараясь не смотреть на реку, чтобы не испугаться. По коже бегали крошечные мурашки, и щекотали кожу волка. Иногда вздрагивая, он ступал медленно, не смотря вниз, он протаптывал себе последующий путь. Мост вот-вот мог рухнуть, и его унесет резвыми волнами незнамо куда. И важен тот факт, не околеет ли он в долгом плавании в морозных волнах. Снова встряхнув головой, он постарался выгнать из головы эти мысли. Посмотрев назад, он удостоверился в том, что пути назад нет. И по жизни он идёт с таким девизом, даже когда никто не может его поддержать и понять. Биться нужно до последней капли крови, и позже удерживаться, чтобы та, не упала. Интересно, какого мнения о нём будет Амбассадора после такого поступка. И будет ли она гордиться им? Сейчас он погрузился в транс, и молил о том, чтобы именно сейчас мост закончился. Продолжая свои бесконечные испуганные шаги по мосту, Муорико ощутил леденящий холод у подушек лап. А когда приоткрыл глаза, понял что пересек этот мост. Его охватил безумный восторг, он смог выжить и не упасть в воду. Сердце продолжала часто биться, лапы сотрясались, а из ноздрей валили толстые клубы серого пара. Волк счастливо запрыгал по снегу, а потом рухнул в снег. Его бросало в дрожь, а затем все конечности покрывались горячей пленкой. Состояние было непонятным. Позже он поднялся, и начал смотреть на другую сторону моста. Где ещё находилась Амба. Пока он не собирался звать его сюда, вдруг она по-настоящему разозлилась на него. У этих женщин, что попало на уме. И они настолько непредсказуемы.

Отредактировано Myori (2012-01-15 10:43:35)

5

Вечерело. Белые хлопья снега всё так же стремительно кружась, летели на землю. Фу. Меня бы стошнило. Как между прочим думала ты, смотря на них. Муорико был тебе уже не интересен, не любила ты тех, кто уходят ничего не говоря. Ты предпочитаешь всё таки прощание по-русски: сто раз попрощался, так и не ушёл.
Со спины незаметно подкрался холод и укрыл своим покрывалом всю поляну. Пар из носа стал отчётливее виднеться, дрожь при дуновении ветра мелкими, но быстрыми шажками пробегала по телу, ты вспомнила снова, что такое холод, но неприязнь к Муори, так и не исчез. Ты прекрасно понимала, что возможно без него и не выживешь, но так же возможно именно с ним ты и погибнешь, при одном из таких кидалов. В глазах блестела раздражённость к нему, а тут ещё и его ответ. Ты выслушала с лёгким оскалом и долго смотрела ему в спину, смотрела, как он переходил через мост с небольшим, но всё же ощутимым желанием, чтобы мост под ним провалился.
Он так и не дал тебе ответить, взял и снова просто ушёл. Хотел избавиться от тебя, а быть может просто хотел, чтобы ты проследовала за ним, но не знал, что ты боишься воды.
Сердце бешено колотилось: страх, ненависть, бешенство, всё это смешалось и победило желание высказать ему всё, что хочется. Резкий рывок и ты бежишь по мосту, смотря лишь на этого упрямого барана, резкий тормоз перед его грудью. Морда к морде.
-Меня касается всё, что здесь происходит, если я согласилась тебе помочь.
Тихим рыком произнесла ты, глядя ему в глаза. После повысив тон:
-Пока тебе никто не перегрыз глотку или не наступил на пасть - ты можешь говорить, предупреждать. А не разворачиваться и сваливать втихую.
Не желая дожидаться его ответа, ты разворачиваешься и ложишься под раскидистый дуб, удобно располагающийся - закрывающий тебя от ветра.
Впервые тебя охватывала такая злость. Да и тому была причина. Ты привыкла жить в одиночестве, отвечать за каждый свой поступок, а здесь ты отдала свою жизнь ему, тебе надо было ему подчиняться. А здесь он ничего не сказав просто исчез. Наверное ты зла была даже не на него, а на себя. Но кто же будет признавать свою вину, когда можно сбросить её на кого-то другого? Никто. Вот и ты решила просто перекинуть всё на Муорико.

офф: ну не получается у меня от волков большие посты писать х(

6

Словно chess король… © by me
Муорико попал в не лучшую ситуацию, Амбассадора была на него безумна зла. Но при таком внутреннем настрое и непонятным неосознанным действиям, было легко сказать, что и у него не всё в порядке. Сердце билось чаще, а в душе скрежетали острые коготки. Пронзали всю внутреннюю оболочку доброты, счастья, чуткости и учтивости. Оболочка выпускала пар, и превращалась во что-то нервное, злопамятное и недружелюбное. Муо понимающе посмотрел на снег. На него то и дело садились новые постояльцы. Легко и непринужденно они садились на мягкий снежный покров. Муори точно так же хотелось порхать над землей, легко и непринужденно. Без проблем, страданий и болезней. А теперь, он лишь мог сожалеть себя и печалиться. Возможности другого выбора просто-напросто отсутствовали, и он как шахматный король, был в ловушке. И нужно только ждать, шагать и не оступиться. Иначе всё, конец, бой окончен. Игра прекращена. Шах и мат…
По мосту шла Амбассадора. Она шла более уверено и смело чем он. Видимо убедившись в том, что мост вполне в рабочем состоянии. Теперь, ссоры не избежать. Может быть, всё дойдет до драки, хотя такое невозможно. В законопослушных стаях не принято, чтобы самец сражался с самкой. Это будет весьма не честно. Здесь будет перевес сил, так как Муори, наверняка сильнее Амбы. А если он покалечит самку, то вероятнее всего, он убьется сам. Мягкое очертание тела Доры приближалось, пятно приобретало более четкие контуры. А уже через пару минут вы встретились нос к носу, и дышали друг другу прямо в глаза, эти контуры начали громко озлобленно рычать и возмущаться:
-Меня касается всё, что здесь происходит, если я согласилась тебе помочь., - закричала Амба. Она тихо порыкивала на него, заставляя чувствовать Муо слабее неё. В ней явно были видны четкие черты волка-одиночки, смелая и решительная. Она не отступит не перед чем, и он в этом полностью уверен.
-Пока тебе никто не перегрыз глотку или не наступил на пасть - ты можешь говорить, предупреждать. А не разворачиваться и сваливать втихую., - высоким тоном заявила она, вызвав в нём возмущение не слабых сил. Развернувшись, она пошла к раскинувшим ветки, дубу. Он словно прикрывал её от его слов и криков, опустив странным образом ветки чуть ниже. Она легла на снег, и кажется даже не думала прекращать свой поток возмущений и недовольств. Она наверно очень долго будет его проклинать. Главное, чтобы не подключился дух отца. Иначе, он способен вытворить что угодно. А самое главное, это не всегда может быть наилучшим вариантом решения. Мори наконец развернулся к Амбассадоре, так как пытался найти подходящие слова. И уж теперь мямлить, как мамин сынок он не собирался, ведь, он оказался в такой дыре, после гибели родного отца. Да, убежал. Но когда им заправляет душа отца, словно кукловод игрушками. И приоткрыв пасть он более высоким тоном сказал:
-И так, уважаемая Амбассадора., - он деловито прошагал в её сторону. – Ты хочешь сказать, что я. Оказавшись в этой дыре, должен радоваться? Радоваться, что на моих глазах издох мой родной отец? А я наблюдал, и ничего не мог сделать., - он понуро поднял взгляд в небо. – И сказать тебе честно…, - и он опять начал мямлить. – Всю дорогу, после той нелегкой битвы с медведем-шатуном, я всю дорогу тащил отца за шкирку, как моя пасть вся была в его крови. После того, как я сбросил умирающего отца с горного водопада, и он разбился в дребезги о булыжники льда, прямо на моих глазах., - и тут он снова повысил тембр своего голоса, видимо, чтобы любимый папочка мог его услышать. – Он заправляет мной, как хочет, дергает меня за ниточки и командует каждым движением. Каждой мыслью и действием. И тогда в сосновом бору, это был не я, а он., - волк показал носом в тяжелые серые облака. – И знаешь, когда мы с тобой встретились на горном водопаде, я не прыгнул с него, потому что сразу понял, что чтобы не случилось, ты обязательно помогла бы мне. Я  с того момента стал доверять тебя, как родному существу. А всё-таки, я верю в тебя. Но если ты хочешь, можешь идти. Ты свободна, я тебе не указ…, - он смог излить кому-то душу. Стало свободней, легче и комфортней изнутри. Муорико влотную подошёл к ней, и взглянул на её серо-бурую шерстку. Присыпанную снежинками и обсыпанной корой векового дуба. Когда же он подошёл совсем близко, ветки странно заскрипели и завертелись в воздухе, словно испытывая недовольство. Муо отошёл дальше, и медленно присел на снег. Эта история с отцом, до сих пор, тяжело давила на сердце и душу. Может быть, от этого высказывания ничего не измениться, но всё же. Неожиданно волк понял, что безумно хочет спать. И если они с Амбой всё-таки не поссорятся, то им следует отправиться в какую-нибудь пещеру. Найти небольшое укрытие от других хищников и животных.

Отредактировано Myori (2012-01-16 14:00:58)

7

С лёгким дуновением ветра стал приходить покой. Пульс стал медленней, мышцы расслабились. Стало как-то плевать на всё, что происходит вокруг. Да, бывали  у тебя такие приступы  спокойствия и чаще всего они положительно отражались на ситуации, быть может и сейчас поможет. В голове спокойный равномерный голос напевал уже давно знакомые строки, сопровождающие тебя на протяжении практически всей жизни.
Причиняем боль одним и получаем от других, небо помоги в сказочный мир потеряться.
Всё должно быть, как будет, ни за кем не беги. Здесь действует правило шахматной доски.

Золотистые глаза с упорством сверлили снег, а серый хвост слабо побивал бока. Всё бы ничего, если бы не подошёл вновь Муорико. Ты с вниманием выслушала все его фразы и сказать честно - их было довольно много. С одной стороны он вызывал своим рассказом у тебя какую-то жалость, как материнский инстинкт играл, а с другой стороны, со стороны довольно уравновешанной волчицы, отбросившей материнский инстинкт - он вызывал у тебя какой-то страх и заставлял думать, что он псих.
- А кто тебе, дорогой мой, сказал, что ты должен радоваться? Не придумывай из своей больной головушки ничего, а? Не стоит выкладывать первой встречной свою жизненную историю и не надо думать, что хуже твоей ситуации нет.
Равномерно выговорила ты, расстилая свою речь по одной прямой. Вскоре тон несколько изменился, ты стала говорить уже более громко, но всё так же таплевательски. Больше диалог не вызывал у тебя никаких эмоций. Буду я ещё нервы тратить из-за кого-то. Ха, мечтайте господа. Ты решила, что для тебя же лучше будет придерживаться такого принципа.
-Ты сам по себе, ты личность. Тобой никто не может управлять, а то, что ты марионетка - это твоя личная выдумка, чтобы упростить себе жизнь. Ты просто привык быть рядом с кем-то, что кто-то тебе помогает, а тут ты оказался в полном одиночестве, вот и выдумал себе папу-кукловода, на которого можно сбросить все свои ошибки. Ты и сам-то врятли это осознаешь.
Снова занялась ты своим любым занятием - проводить психоанализы и психотерапии. Дааа, не повезло Муорико, мозг ты вынесешь ему весь, если он конечно не сбежит или не последует за тобой. Ведь кстати говоря, ты собиралась покинуть данное место и найти себе подходящее место для ночлега.
-Я всегда была свободна и ты мне не был указом, не стоит быть таким доверчивым  по отношению к незнакомцам или незнакомкам. Если хочешь иди за мной, я здесь более оставаться не собираюсь. Мне нужно место ля ночлега, не хочешь со мной идти - продолжай путь в одиночку. Если ты не будешь более сбегать, то быть может я тебе и помогу ещё.
Как-то небрежно произнесла ты и встала со снега, встряхнулась не отходя от серого и припорошила слегка его снежком. Так и надо ему, пусть приободрится. Одобряюще высказалась ты сама себе и стала ожидать хоть какой-то реакции Муори.

8

Ололо|Ололо

Юхууу, я приехала с новой коробочкой фантазии. Сейчас немного разомнусь и начнем производить экшн. Ты не против на такой немного, необычный поворот событий, и что Амба получила от Муо? Да, я немного сменила стиль оформления поста. 

-You know what would happen if the dynamite to explode?
-Death?
-Not to be ba-boom!

Амба кажется, успокоилась. В её больших проникновенных глазах появилось спокойствие и расслабление. Больше её ничто не тревожило, нервы отдали свои натиски. Муорико взглянул на неё узким взглядом, и всеми этими речами, она пробудила в нём настоящего зверя. Хищника, который вот-вот вырвется наружу, и разорвет тонкую шкуру лжи и искусственного уважения. Он не такой ласковый маменькин сынок, он другой, он убийца. Жаждущий лишней капли крови, и оказалось. С самого начала он повел себя глупее всего. Не надо было претворяться плаксой ваксой, надо было оставаться независимым Царём всего мира. Но тут Муо ощутил в Амбассадоре подозрительную слабость, страхи. «Неужели, она испугалась меня? Неужели она думает что я идиот или придурок?», - взволнованно подумал волк, в голове пробегали страшные мысли. Ужасные, приводящие в дрожь. Послышался её резкий харизматичный голос, неповторимый, который Мори узнает везде:
-А кто тебе, дорогой мой, сказал, что ты должен радоваться? Не придумывай из своей больной головушки ничего, а? Не стоит выкладывать первой встречной свою жизненную историю и не надо думать, что хуже твоей ситуации нет. Ты сам по себе, ты личность. Тобой никто не может управлять, а то, что ты марионетка - это твоя личная выдумка, чтобы упростить себе жизнь. Ты просто привык быть рядом с кем-то, что кто-то тебе помогает, а тут ты оказался в полном одиночестве, вот и выдумал себе папу-кукловода, на которого можно сбросить все свои ошибки. Ты и сам-то врятли это осознаешь. Я всегда была свободна и ты мне не был указом, не стоит быть таким доверчивым  по отношению к незнакомцам или незнакомкам. Если хочешь иди за мной, я здесь более оставаться не собираюсь. Мне нужно место для ночлега, не хочешь со мной идти - продолжай путь в одиночку. Если ты не будешь более сбегать, то быть может я тебе и помогу ещё.
Внутри закипала кровь, нервы были на исходе. Он позабыл обо всем, над его головой и разумом сомкнулись тяжелые темные тучи обиды и злобы. И вот теперь конец, он резко зарычал, и лишь стойкий разум мог удержать его в одном положении, иначе, Дора пострадает. Волк открыл пасть, и начала долгое повествование, на тяжелой ноте:
-Знаешь, я никогда не думал, что бывают настолько вредный и упрямые волчицы. И не догадывался о том, что вы все настолько обидчивы и можете сами обидеть, похуже молодняка. Амбассадора, и я бы на твоем месте, лучше прикрыл ротик, и не сверкал своими белоснежными зубками. Усекла? Или мне тебе на практике объяснить?, - он был сильно обижен, и теперь Муори нельзя было остановить. –Я всегда был личностью, всегда был самим собой. И если ты глупышка считаешь, что я беспомощный щенок, ты глубоко ошибаешься. На твоём месте, я бы выбирал выражения, дабы не получить. И знай, не следует хамить старшим. А то ой-ой-ой будет, это только я терплю тебя, другой бы дал тебе по полной программе за такие речи., - волк приподнял одну лапы, и поводил ей по воздуху, слегка устрашая Амбу. –И если ты ещё что-то вякнешь своим тонким голоском о моем отце, я тебя прикончу, ясно говорю. Никто не имеет право так высказываться о моём отце, не то что ты, маленькая глупая волчица… - Муо оскалил зубы. Из ноздрей вылетали тяжелые клубы светлого пара, и немыслимыми узорами они оказывались в воздухе. А потом совсем исчезали, как будто след простыл. После этих слов, он ощутил свою мощь и величие. Главное теперь, изо всех сил удерживать эту мощь и величие. Иначе будет дело худо, Амба пострадает одна из первых. Волк продвинулся вперед, явно что-то замышляя. И вот-вот наступит его апогей, когда Амбассадора наконец поймет, что он не такой слабак. Муори не знал на ком выместить всю злобу, а темные глаза хитро падали на её морду. Резкий рывок, и он столкнул Амбассадору в глубокий сугроб. Он приподнял лапу, и аккуратно пригрозил злобным оскалом.
-Я пойду с тобой, а точнее, ты идешь со мной., - деловито произнес он. Медленно оглянувшись по сторонам волк приподнялся со снега, и прошелся чуть поодаль этого сугроба. Ничего что могло привлечь его взор. Лишь та пещера на высокой горе, которая будет им недоступна. Теперь бы стоило спросить совета у… Ох, как ему этого не хотелось. Но придется, возможно, это маленькая бестия знает дорогу туда, где можно немного передохнуть.
-Амбассадора, куда нам идти?, - спросил Муо. Это не самое лучшее место для сна, больно таинственно здесь. И пространство слишком открыто, иначе они станут лакомым кусочком для более крупных хищников.

9

Мышцы стали расслабляться, наконец-то ты стала воспринимать хоть как-то окружающее тебя, стала замечать красоту и необычность этого места. Глаза медленно ползли по картине, окружающей тебя, то и дело цепляясь за какие-то необычные по твоему мнению предметы. В глазах серебристым отблеском отражались сугробы, свежевыпавшего снега. Голову накрыл туман, всё вокруг приобрело какие-то новые краски, мир стал красивее и из него внезапно исчез Муорико, ты просто забыла про него. И всё бы хорошо, если бы он снова не начал "щёлкать" своим "клювом".  Ему было всё никак не успокоиться, закон девушек "Если плохое настроение у меня - я испорчу его всем", вот и он вёл себя чисто по-женски. Ты с вниманием слушала все дискуссии проводимые им и кивала, как бы говоря "Да, да, да, именно так", лиж бы он уже отстал от тебя. Каждая его попытка добиться того, чтобы ты начала его бояться, выглядела всё более смешной, чем каждая предыдущая.  Все эти громкие слова, угрозы, заносы лап. Вот дурак! подумала ты и продолжила выслушивать его с каменным выражением морды. Даа. не суди книгу по обложке. Первое впечатление оказалось неверным, он полный идиот. Огорчённо качая головой, говорила ты сама с собой. Ну в прочем как всегда - общий язык находила отлично ты только с собой. Ты бы наверное ещё долго могла стоять так, слушать и кивать мордой, если бы не его очередной бзик, пришедший в голову - толкнуть тебя в сугроб. Честно говоря - толчок был сильный, ты тупо не смогла устоять на своих лапах и проскользив на замороженной луже просто полетела мордой в сугроб. После не спеша встала с лёгким прищуром, встряхнулась и посмотрела с высока на этого недомерка. Он, как буд-то просто не замечая твоей реакции, буд-то забыв о том, что только что сделал, как ни в чём не бывало оглянулся по сторонам, что-то там высмотрел, но всё же так, для приличия спросил у тебя совета куда идти. Вот это тебя вывело уже, выплюнув вообразимое яблоко изо рта, ты оскалилась на него. Вся была симпатия, нейтральное отношение к нему ушло, теперь внутри осталось только презрение. Ты никогда не могла терпеть такие манеры поведения, за них хотелось просто вцепиться в глотку, прибить, чтобы научить хоть кого-то, как с тобой не надо себя вести. Но все же умные, они же самые сильные - чужие беды их не волнуют, уроки вынесут только, когда прочувствуют на своей шкуре все последствия после содеянного. И то не факт, большинство наверное понимают свои ошибки и выносят уроки из жизни только при смерти.
Лёгким, неспешным шагом ты направилась к серому, встала к его груди грудью и смотрела чётко прямо в глаза. Было плевать на то, что будет дальше, ты никому не посмеешь так вести с собой. Это ты ему согласилась помочь,  а не он тебе, он должен хоть как-то тебя уважать. Ты не его собственность, что-то не нравится? Разворот на сто восемьдесят градусов и шагом марш от тебя подальше.
-Ох, ну не повезло тебе, что сказать. Не устраиваю - вали, кто ж тебя держит, дорогой, а? Ты не на моём месте, есть желание прикусить язык- прикуси, мне плевать. Ты мне хоть глотку перегрызи, только покажешь всем на сколько ты низко пал, самому будет не противно? Я тебя бояться всё равно не стану, разве что стану только презирать.
Равномерная, спокойная речь, никаких эмоций. Сглотнула, продолжила.
-Хватит придумывать  собственные добавления к моей речи или научись внимательно слушать, чтобы не забывать мною сказанного и не придумывать от себя что-то. Терпеть? Так не терпи, это твой выбор был меня попросить о помощи, не я там прыгала просясь помочь? О твоём отце? Я твоего отца не знаю и не посмела бы про него что-либо говорить, я говорила лишь о тебе.
Резкое повышение голоса, чтобы показать, что тут главное.
-Да и кто тебе давал право со мной так обращаться? Я тебе ничем не обязана, сам справишься - шуруй, ты мне никто - мне на твою дальнейшую судьбу попросту плевать. Досвидос.
Не дожидаясь какой-либо реакции от волка,ты просто развернулась и стала уходить с поляны. Лапы стали уносить куда-то в лес, ты шла спокойно, не пытаясь убежать или наоборот дождаться пока он тебя догонит. Тебя действительно больше не волновала его дальнейшая судьба. Пора позаботиться о себе самой, а не играть роль чужой игрушки.

10

No need to be Sherlock Holmes, to unravel the mystery of the elementary ...
Амбассадора позволяла себе невозможное. Она была чертовски зла, но в том виноват не Муорико. Ну и пусть, пусть бежит. Муо уверен, он и сам справится. И выберется из этого места. Ночь начала вступать в свои владения, и небо покрылась сумраком.  Его бурую шерсть покрыл пушистый снег. Сами снежинки плясали в волшебном вальсе, кружа и выполняя немыслимые трюки в воздухе. Мори не слушал все её бессмысленные речи обиженной волчицы, она сама виновна. Никто не тянул её за язык столько хамить ему. Теперь пускай сама идет в любую из четырех сторон, проклятье. Это место явно не из простых, и это место очень хорошо скрывает свои секреты. Когда волк обернулся на Дору, та уже развернулась и пошла в другую сторону. Муо это нисколько ни задело, и он все так же продолжал стоять на месте. «Пусть лопнет, я не пойду за ней…» - рыкнул он сам на себя. Муорико пошел под дуб, где ещё пару минут назад лежала Амбассадора. Их конфликт начался резко, а закончился уже через пару минут. Что радует, она не настолько истеричка, чтобы устраивать слишком продолжительные скандалы. Эта волчица оставила в его воспоминаниях глубокий шрам, чья боль утихнет только через пару тысячелетий. А пока волк пытался сообразить, что он сделал не так. Тот побег в сосновом бору, произошел слишком спонтанно. И на тот момент оказался лишь самым наиглупейшим абсурдом, и ему, и наверняка Амбассадоре. Впрочем, волку стоило бы забыть о ней. Но её голос, глаза и бурая шерсть никак не уходили из памяти. А при каждом воспоминании о ней, сердце било чаще. Нет, это не любовь. Этого просто не может быть. Иначе это по-настоящему глупо, или это и правда, что он идиот? Такого фактически не может быть, и это лишь глупая женская обида. Муо зарылся глубже в снег, чтобы его никто не заметил. Во всяком случае, чтобы не попасться хищникам под острый нюх. Укрывшись под тяжелым навесом снега, волк прикрыл глаза. Эту ночь он не забудет. А пока, он попытается вздремнуть. И желательно, чтобы ему приснилось что-нибудь хорошее…
«Темный лес. Слышны частые шорохи осенней листвы. Зима уже оковала пару деревьев, вода же, была полностью окована ледяными кандалами. Повсюду слышно странное рычание, похоже на волчье. Всё дышало тревогой. Вскоре послышался громкий рык, нечто походящее на медвежий. Теперь было не трудно догадаться, что происходит. Пара волков напало на одинокого медведя-шатуна. Весьма подходящая добыча, хотя ты должен обладать огромной смелостью и трезвым разумом. Но видимо этим волки пришли не поохотиться. Всё громче становится звук, слышен громкий волчий визг. Кто-то из волков сильно пострадал. Раздался непонятный резкий звук, медведь тронулся с месте и ринулся в глубину леса.  За кустами волки озабоченно забегали, но позже всё утихло. Из кустов вынырнул молодой бурый волк, который с трудом тащил крупный труп. Через разорванную шкирку сочилась алая кровь. Тело казалось пластилиновым, и от каждого неудачного прикосновения к корням деревьев, грубым пням и сухой листве, раздавался жуткий визг. Раненый волк был ещё жив, не трудно догадаться, что будет делать молодой. Он направится к водопаду, самое подходящее место для кончины. Волки выходят на скользкую поверхность, вода покрылась толстым слоем льда. А значит, тот не проломится под парой семидесяти киллограмовых туш. Молодой волк обливается слезами, они быстро стекают с носа на холодный лед, в сию минуту замерзая. Слышно как раненый что-то тяжело говорит, но слышен только слабый хрип. Молодой волк лишь отвечает кристально чистыми и искренними слезами. И тяжело отпускает челюсть, волк с треском падает на лед и разбивается о глыбы льда. Молодой волк со всех ног бежит в другую сторону. Захлебываясь слезами, и сильно печалясь…»
Муорико просыпается, он сильно напуган. И начинает анализировать весь свой сон. «Значит, тот, кто был четвертым лицом, ещё жив. И есть то существо, но кто это?« - думал он. Небо покрылось яркими звездами, а ветви и крону дуба освещали голубые отблески луны. Дора кажется, ушла, и хорошо. Он потратит куда меньше нервов. Волк уложил голову на снег, и вновь закрыл веки. Теперь они сомкнулись сами по себе. Но этот сн он забудет не скоро, этот сон может играть в его жизни важнейшую роль.

11

Зимний сад: невысокие яблони, кора которых покрыта легким налетом инея, и подмороженные красные плоды на голых ветвях. А еще лошади, много лошадей, топчущихся, разговаривающих или просто размышляющих о чем-то своем. Но стоит лишь шагнуть вперед, под кроны зимнего леса, как вся эта теплая жизнь исчезнет, словно ее и не бывало. Вокруг лишь молчаливые сонные деревья да темнеющее небо над головой.
Вороная кобыла шла следом за жеребенком, словно за поводырем. Она не старалась нагнать его. Мотти молчал, Хольга молчала тоже. В окружающем их сонном царстве душа сама стремилась обрести некое подобие равновесия. И пусть их совместное бегство от остальных было будто бы предлогом для дальнейшей неторопливой беседы, которой не помешает никто, ни один из идущих не спешил нарушить тишину.
Вороная пришла сюда совсем другой дорогой и теперь внимательно смотрела по сторонам. Ее визави тоже мимолетом бросал взгляд на окружавший их пейзаж, словно вспоминая что-то. Правда по его мордочки нельзя было понять, что он при этом чувствует. Забавный. Интересно, он часто так отлучается от матери? В его возрасте это может быть опасно. Хотя… ведь он сейчас не один?
Его вопрос застал Хольгу врасплох. Она уже ожидала, что они будут так идти, пока не смогут видеть дороги в сумерках. И не сказать, что вороной это было не по нраву.
-Не знаю, - честно ответила она. Над тем, чтобы обосноваться на время в шайке, она успела подумать уже не раз. Были и свои «за», и  «против». И непонятно, чего больше. – А по твоему стоит?
Спросить совета у малыша? А почему бы и нет. Пятнистый Мотти прожил всю свою, хоть и не большую жизнь вместе с шаечными. Он – то знает их получше, чем Хольга, пробывшая среди шайки от силы несколько часов. Хотя, с чего она решила, что жеребенок действительно родился в этом обществе. Его мать могла присоединиться и позже.
-Ты ведь родился в шайке, так? – уточнила она, после небольшой паузы.

12

Однако иногда страх слишком много на себя берёт, и начинает защищать нас не только от опасности, но и вообще от всего нового.
Сон. Сладкий ночной сон. Никогда раньше Муорико так не наслаждался сновидениями. Эта ночь ,и как он проведет её, зависит о его дальнейших действиях. Всю ночь он с нетерпением ждал услышать её голос, как она тихо извинится, и попросит прощения. А на утро вы проснетесь, осмотритесь вокруг, и окажется, что это был жалкий сон. Что всё хорошо, а из сна осталась лишь Амбассадора. Во сне, с морды волка не спадала глупая улыбка. Как дети улыбаются в детстве, когда им снится вкусный торт с большим слоем взбитых сливок. Вкусно, да вот, только Муо желала не этого. Он хотел ощутить на зубах приятный привкус алой крови. Насладится им, а затем проглотить чей-нибудь вкусный окорок. По губе стекла тонкая капля слюны, волк облизнулся и открыл глаза. На небе ещё мерцали звезды, а небо было окутано мраком. Ночь не прекратилась, а только началась. Но есть хотелось ещё больше, и Муори невзирая на то, что ночь, решился на отважный путь в поисках пропитания. Но уж слишком оказался тяжел тот сугроб снега, которым он прикрылся, защищаясь от ночных охотников. Когда волк привстал на передние лапы, и ощутил под ногами плотный слой снега, до его ушей донесся тонкий звук. Он шёл с другой стороны берега, значит, у него есть время снова зарыться в снег, если это есть другие хищники. Но голоса были слишком тонкими и спокойными для голодных зверей. Вероятнее сказать, это совсем неголодные звери. Но Муо ради безопасности своей бурой шкурки снова полез под снег. Он плотно укутался в снежную пелену, которая как ни кстати, замечательно его грела все время, пока он спал. И всё-таки, кто это может быть. Сейчас, без Доры, он почувствовал себя слабее. И несмотря на то, что они провели вместе всего лишь пару дней, он доверился ей. Белый снег хорошо скрывал его, и волк теперь был похож лишь на обычный бугор, возникший у корней дерева, для обогревания ствола широкого дуба. Муорико показалось, что он очень тщательно спрятался, замаскировал запах и впрочем, его было очень трудно заметить, очень…
Из ноздрей вылетали серые клубы пара, и возвышались к небу, к ярким звездам. И уже через несколько секунд, воздух растворялся в ночном мраке. Который давил на жителей этих земель. Луна как круглое блюдце, блистала в полной красе на самом куполе неба. Волку это уже начинало докучать, он слишком устал, чтобы скрываться как трусливый ягненок. Теперь, уже ничто не будет хуже. А настроение, которое так тщательно утрамбовала глубоко в землю Амбассадора, уже никак не выкопать. Даже самой замечательной лопатой, сделанной из золота. Которая стоит как вся наша жизнь. Но теперь, вдали от родного дома, знакомых краев, близких существ, очень трудно оценить свою никчемную жизнь. Эта чаша наполнена до краев, и кто-то выполнил свою задачу, вылил эту чудесную воду, которая была для него частичкой самых приятных воспоминаний и чувств. Волку очень хотелось выскочить, и поглядеть, кто же эти жуткие существа, заставляющие бросаться его в ужас. Но нет, ужасом даже не пахло. Лишь желание защитить себя от прочих бед и проблем. Он слишком молод, чтобы быть раскушенным другим зверем. Хотя если судить с такой точки зрения, то тогда зачем он питается другими живыми существами. Но это не так волновало его, главными задачами на данный момент были таковыми: найти и помириться с Амбассадорой, хорошенько спрятаться от этих клыкастых чудовищ (а может и не клыкастых вовсе), чтобы потом встретиться с волчицей с красивым именем Амбассадора.

13

-Что я ищу?- задумалась кобылица. Сформулировать четкий ответ оказалось довольно сложно. Она просто чувствовала какую-то тягу к другим лошадям. Но в тоже время одиночество вовсе ей не надоело. Хольга все так же была готова целыми днями блуждать по тропинкам в поисках лесных пастбищ – открытые луга она недолюбливала, предпочитая составлять компанию лосям и оленям. Наверное, это все-таки тяга к чему-то давно забытому. Беззаботной табунной жизни, что-ли. Понаблюдать за повседневными дрязгами других, слышать ржание знакомых, друзей или недругов. Чувствовать себя частью чего-то большего. Да, это порой упоительно и просто необходимо.
-Наверное, я просто давно не ела яблоки в такой дружной компании,- наконец ответила вороная. – Как-то я даже подзабыла, вожак, его соперники, стычки…ну, и все такое. Новое всегда притягивает. И все же, если я вдруг захочу уйти – смогу ли это сделать невозбранно?
Вопрос был задан самой себе. Действительно, о законах шайки Хольга ничего не знала. Вот ведь незадача, надо было сразу все уточнить, а не маяться теперь в пустых догадках.
Тропинка, по которой ее вел Мотти вдруг оборвалась. Кобыла хмуро посмотрела на бурлящую речку, которая даже в зимние морозы не пожелала усмирить свои бег под слоем льда. Потом перевела взгляд на хрупкую переправу. О, сколько же радужных перспектив открывают эти прогнившие доски! Сломанные ноги – сама безобидная из них. Хольга, пожалуй, просто подыскала бы место, где можно было перейти реку вброд.
Но не успела она поделиться своими мыслями с жеребенком, как тот уже безбоязненно зацокал по хрупким перекладинам. С замиранием сердца кобылица следила, как пятнистый малыш преодолевает это препятствие. И когда копытца Мотти коснулись другого берега, вдруг поняла, что все это время не дышала.
А малыш уже поджидал ее на другом берегу.
- Бесстрашие – это у тебя, видно, наследственное, - пробормотала вороная, осматривая переправу. Просто чудо, как она еще окончательно не разрушилась. Легкие жеребенок прошел по ней беспрепятственно. Но как быть взрослой тете, пусть даже и довольно хрупкой на вид? Вес-то все-равно побольше будет. Тяжело вздохнув, Хольга вспрыгнула на мост и осторожно опустила копыто на первую гнилую доску. Та скрипнула, прогнулась, но выдержала. Воодушевленная этим успехом, вороная двинулась дальше, аккуратно огибая дыры.
Когда она перебралась к Мотти, ноги ее ощутимо дрожали от перенапряжения. Немного погарцевав на месте, чтобы размять мышцы, она, наконец, могла перевести дух.
-Что ты там спрашивал? – задумчиво протянула она. Тему про опасность таких переправ Хольга решила не поднимать. Для душещипательных и попанабивательных бесед у Мотти есть мама. Вот пусть и занимается его воспитанием, вороная чужой овес есть не будет.
-Ах, да, где я родилась,- наконец припомнила она. – Тебе точное место называть? Боюсь не смогу, давно это было. Ну а на свет я появилась в табуне. Там и жил лет так до пяти. Потом ушла на вольные хлеба.
О причине ухода она благоразумно умолчала. Ну, с кем не бывает? Любит она покусаться – ну так и приветливой, и милой тоже быть умеет.

14

Я боюсь одного, умереть до прыжка не услышав, как хрустнет хребет у врага... ©
Ночь совсем впустила свои когти в небеса этих земель. Все было окутано мраком, когда Муорико струсил и спрятался под снегом. Он лежал под ним, и дрожал как маленький щенок. Но вскоре он осмелился, и решил убедиться, кто там пришёл. Но когда он только высунул свою мордочку из под белой простыни, за которой уже очень давно скрывался, он увидел два крупных силуэта. Да вот, только это никакие не хищники. А его будущая еда. Которая будет для него хорошим провиантом на долгое время, и Муо весь напрягся. Его бурая шерсть немного показалась из под снега, и он сделал несколько «ползков» в сторону лошадей. Но тут к нему, а точнее мимо него прошла какая-то пятнистая лошадь, и настолько она оказалась неуклюжей, что наступила на его лежащий хвост. Муори взвился на месте, и по пустырю раздался дикий визг. Хвост горел от боли, и тут волк впал в ярость. Несмотря на жуткую боль, Муорико собрался всеми силами и сделал хищный рывок в сторону лошадей. Глаза налились кровью, и волку захотелось убить эту глупую безмозглую лошадь. Пятнистая лошадь была явно молода и не слишком опытна, что было плюсом для Муорико. Отдавленный хвост более не ощущался, к счастью, не будет больше тревожить его. Зато это ходячее черное пятно следует строго наказать. Несмотря на то, что прервешь их дружеский диалог, Муори это нисколько не тревожило. Когда нога лошади оказалась совсем близко к нему, он подпрыгнул на месте, и вцепился в неё зубами. Во рту наконец появился замечательный привкус крови, одуряющий разум. Внутри все полностью отключилось, появилось лишь желание крови. Милый добродушный Муорико превратился в беспощадное орудие для убийств. С некоторым трудом волку удалось перескочить на спину молодой лошади, что давало ему несколько плюсов и немного минусов. Для Муо появилось новое открытие: спина лошадей исключительно удобна для захвата, большая и ровная. Правда они вечно брыкаются, но если уцепится за шею, будет куда легче удержаться, и одновременно покалечить жертву. Волк уже продумал определенную тактику, как можно прикончить это огромное пятнистое существо, и вместе с тем, прогнать вороную кобылу, которая до этого момента увлеченно болтала с ним о том, и о сём. Волк хищно вцепился в холку лошади, обездвиживая её, и увеличивая шансы удержаться на его спине. Конечно, волк не подозревал о последствиях, которые могут быть, например что его затопчут ногами. Но этот конь слишком молод и неопытен, нисколько не смышлен, чтобы справиться с более мудрым и наученным опытом волком. Хотя вероятно, Муорико примерно ровесник этого молодого жеребчика. И лошади не удастся справиться с волком, если ему не поможет его вороная подружка. Настолько ты погрузился в битву, что прекратил слышать загробный голос отца. Хотя наверно именно сейчас, мудрый мертвый волк хотел наставить Муо на лучший путь. Морозный воздух сильно жег лапы и кончик отдавленного хвоста. А в глаза летели крупные узорчатые снежинки, чей рисунок именно сейчас можно было очень легко увидеть. Если смотреть на все это с дальнего расстояния, то почему то все улыбалось на ничью. И в воздухе пахло страхом, и в тоже время, победой. Но кого нал кем? И почему страх, неужели волк испугается их, или лошади сбегут в страхе?

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Myori (2012-02-06 10:37:11)

15

Медленным скользящим шагом ты уходила в глубь леса. Внутри образовалась какая-то омерзительная пустота, скребущая душу и поедающая  все внутренности. С каждым шагом тоска становилась всё сильнее и сильнее, набирала обороты, намереваясь поедать твоё сознание ещё на протяжении по крайней мере нескольких дней. Уж слишком, дура, ты быстро привязываешься.. слишком.
Теряя равновесия, погружаясь в раздумия, ты казалось теряла контроль над самой собой и сквозь туман сознания брела вперёд, в неизвестность. Зная, что надо возвращаться назад, ведь все пути лежат именно через ту поляну, ты всё равно упрямо брела в неизвестность,  говоря себе, что ты просто узнаешь сейчас несколько лишних метров этой территории, а потом вернёшься назад, ведь это тебе никак не навредит. Но сама ты прекрасно понимала, что не хочешь возвращаться, ты ещё не уверена на все сто процентов, что он оттуда ушёл, а встретить его - не лучший поворот событий для тебя в данный момент.
Бессильно и физически и морально, ты упала посреди тропы и просто растянулась на ней, наплевав на то, найдёт тебя кто-то здесь или нет. Закрыв на секунду глаза, ты вдруг провалилась на часа два в сон, мысли изменились, тело набрало сил. вернулся тот сильный характер, то желание послать всех далеко и надолго, желание делать всё наперекор всем.
Резкий рывок, ты вскакиваешь, разворот на сто восемьдесят градусов, уверенный шаг, лапы разбивают комки снега,зарываясь в сугробы, ты идёшь обратно. Тебе уже плевать там он или нет, путь в твою пещеру лежит именно через тот мост, через ту поляну и тебе плевать, кто будет на ней. Для тебя он теперь незнакомец,  с которым знакомиться более нету никакого желания.
Деревья мелькают, ты всё ускоряешься и ускоряешься. Вот в этом вся ты, вечно кидаешься из крайности в крайность, может пора к врачу? но где его здесь найти. В этом мире нету никого, кто бы помог тебе, здесь все мастера лишь рушить всё. Всё от окружающего мира до собственной души, до собственных ценностей. Стеклянные глаза, полные всякого пофигизма глядят вперёд, ты приближаешься к поляне и вынуждена сбросить обороты. С неё доносятся ржание лошадей, рычание волка, Муорико. Ты хотела было уже развернуться  уйти, но вспомнила, что твой путь обязан проходить здесь. да и в душе что-то защемило, беспокоишься ты за Муо. Присев в кустах, ты стала приглядываться, глядя в ночную мглу и пытаясь разобрать хотя бы по силуэтом всех участников боя, понять, есть ли у тебя шанс помочь Муо...

ОСС: фантазия меня покинула после 3х дней спорта -_- жду поста Хольги и  Мотти, потом ввязываю в бой Амбу

16

Хольга уже успела отдохнуть после перехода через мост. Ноги перестали дрожать, а сама кобыла могла наконец, осмотреться. Неугомонный Мотти уже обследовал берег. Поднимая снежную поземку, он описал полукруг и теперь направлялся обратно. Как и следовало ожидать, с новой порцией вопросов.
Только вот ответить на них вороная так и не успела. Небольшой сугроб, который Мотти ненароком задел во время своей пробежки, вдруг взорвался изнутри, разбросав вокруг белые брызги. Не что серое, возникшее оттуда молнией метнулось к жеребенку. Существо двигалось настолько быстро, что только когда взобралось на спину малышу, Хольга смогла его, наконец, разглядеть. Довольно крупный волк. И судя по всему, сугроб был его охотничий уловкой – засадой.
Мотти не растерялся, рванув к ближайшему дереву. Хлопнувшись о его ствол, он принялся отчаянно плясать на месте. Это, конечно, было правильно, но вот только сильно затрудняло операцию по снятию серой туши с пятнистой спины.
Хольга была уже рядом, пытаясь войти в темп этой дикой пляски. Пытаясь предугадать следующее движение своего партнера, оказаться там, где через секунду будет и он. Останавливать малыша кобылица не стала – стоит ему замедлиться, и охотник сможет, наконец, дотянутся до желанной шеи.
Мотти стал замедляться. Он заметно слабел и от потери крови, и от тяжести всадника. Шкура волка оказалась прямо перед мордой Хольги, чем та и не преминула воспользоваться. Давным -давно она видела, как дикий кот переносит своих детенышей за шкирку. Малыш не брыкался, видимо это не причиняло ему никакой боли. А матери было очень даже удобно. Повинуясь внезапно проснувшемуся чутью, кобылица цапнула волка за шкирку и подалась назад, срывая хищника со спину жеребенка.
Как только лапы охотника коснулись снега, вороная сразу его отпустила. Что-что, а она не способна удерживать таким образом тяжеленного волка. Перепрыгнув через упавшее в снег тело, она кинулась в Мотти, оттесняя малыша на мост. Только там она могла перекрыть хищнику единственный пусть к жеребенку. Что ни говори, в табуне спрятать пятнистого было бы проще.
Но голубоглазая недаром пять лет провела среди табунных. Аккуратно подталкивая Мотти, она смогла загнать его на мост и тут же развернулась мордой к своему сопернику. Да, она успела заметить, что пятнистая шкурка исполосована, что раны довольно глубоки. Но пока волк еще здесь, она не может помочь жеребенку. Остается только надеется, что ему не станет хуже. Что схватка будет недолгой. Что удача улыбнется именно голубоглазой. Да, что-то уж слишком много приходится надеется. Что ни говори, а сегодня знаменательный день.

17

Сидя в засаде, ты обладала довольно удобным местом для наблюдения за полем боя, вот разве что ночь мешала, скрывая лица бойцов. Ночь, которая и так принесла уже на пару с вечером, всего за одни сутки столько бед. Ты старательно щурилась, приглядывалась, вползала всё глубже и глубже в кусты, но так и не вынесла ничего полезного из этого довольно продолжительного наблюдения. Все бойцы, кроме Муорико по-прежнему оказались для тебя неизвестны, лишь со временем по душераздирающему ржанию жеребёнка, ты смогла понять, что на него пришёлся удар Муорико, ну а взволнованному крику какой-то кобылы, ты уже смогла вынести для себя, что там оказывается и кобыла есть. Вся ситуация всё сильнее и сильнее начинала тебя бесить, неимоверно раздражало то, что ты ничего не понимала из происходящего, а главное - не знала, как помочь. Следя за боем, ты поняла, что жеребёнок и кобыла загнали сами себя на мост, что являлось для них не очень выгодным положением с первого взгляда, но тебе, довольно хорошему, пусть и ещё очень молодому стратегу мгновенно открылось несколько "ходов", которые не применно смогли бы привести двух лошадей к победе, но вот была беда - ты не знала, знает ли кобыла от таком варианте исхода событий. Оставалось только искренне надеяться, что кобыла посчитает себя загнанной в угол и попросту не сможет догадаться о тех самых "ходах". Да, ты так надеялась, примерно минуту, после как обычно не выдержала и с диким рыком выскочила из кустов, злясь сама на себя, ну и заодно оповестив всех, кто здесь находился о твоём приходе. Ну да, тебе ли остаться незамеченной! Рассержено бубнила ты себе под нос, мощными рывками выкидавая своё бренное непутёвое тело вместе с мозгами с грецкий орех вперёд. Чип и Дейл спешат на помощь.. Примерно с такой мыслью ты неслась помогать серому, с каждым шагом становясь всё менее уверенной в правильности своих действий. Внутри боролось множества чувств, ты не понимала, какого чёрта ты вообще творишь, зачем бежишь ему помогать, ведь ты не голодна - значит не для делёжки добычи, да и будь ты голодна, уж ты бы точно выбрала себе добычу какую-то более поддатливую, чем лошади. Можно было бы привести множество вариантов, почему ты так поступаешь, ты собственно говоря именно этим сейчас и занималось. но ситуация была уже давно ясна, ещё когда ты только выскочила - ты знала почему ты это делаешь, пусть и не хотела этого признавать. Тебе стал слишком дорог этот серый наглец, чтобы ты просто так с ним рассталась, чтобы ты просто так дала ему погибнуть или уйти отсюда победив. Как бы прискорбно это не звучала, ты привязалась к этому дураку и.. возможно влюбилась.
Коря себя за все грехи мира, ты уже преодолевала широкими прыжками мост и была готова впиться острыми клыками в круп жеребёнка, так раз довольно удобно стоящего к тебе задом, но вот ты вдруг разглядела его пятнышки на крупе. Ты узнала в нём того малыша, который был твоим первым знакомым в шайке, в шайке, которая согласилась тебя приютить. Ты узнала в нём того самого жеребёнка, который оказался храбрее всех прочих лошадей и не побоялся с тобой познакомиться, не побоялся с тобой поиграть, не побоялся стать тебе другом. Резко остановившись, ты впервые почувствовала такое дерьмовое чувству внутри себя. Душа рвалась на мелкие кусочки; жизнь поставила тебя перед выбором между самыми дорогими для тебя в данный момент, между теми, кроме кторых у тебя больше никого нету в жизни. Ты была в полной растерянности, но всё же выбрала спасти чубарого, первого своего друга, хоть и понимала, что это скорее всего приведёт к тому, что ты потеряешься какие-либо шансы на общение с серым и разорвёшь с ним какие бы, то ни были отношения.
-В сторону.
Тихо прорычала ты малышу, который довольно быстро повиновался, то ли узнав в тебе старую знакомую, то ли решив, что хуже от этого уже не будет, а может быть и вовсе счёт, что это ему твердил его разум, а не кто-то там ещё.
С его блудной мамашей ты вообще разговаривать не стала, просто проскочила у неё под брюхом, пока она с упорством быка, видяего красную тряпку и носящегося за ней, сверлила взором Муорико. Выскочив прямо перед её мордой, ты не медля обернулась и одарив широким и злобным оскалом вороную, прорычала:
-Что ты творишь?! Да он сожрёт тебя в три счёта, в прочем, мне на тебя плевать, хоть провались в воду, но только после того, как Моттледа отведёшь к соловому, он ему поможет.
Ты не стала объяснять про какого ты солового говоришь, знала, что и так поймёт. Уж Мотти не так глуп, чтобы пойти в одиночку гулять и там подцепить такую великовозрастную особу, а следовательно - она относилась к шайке, ну и  раз ей доверили малыша старых выходцев шайки - она определённо знала солового вожака, имя которого ты хоть убей вспомнить не могла.
Повернув голову на мгновенье к серому, ты в последний раз обернулась к вороной, показав все свои зубы и рыкнув, указывая на мост, как бы скромно намекая на то, что им пожалуй с малышом не следовало здесь больше задерживаться. После повернулась к Муорико, резко выпрямилась, выставила вперёд грудь и выросла в размере примерно в раза два. Шерсть буквально встала дыбом, хвост нервно "плавал по ветру", пасть растянулась в оскале, ты знала, что серый просто так не спустит тебе с лап такой поступок; ты была готова к бою и знала, что он не пощадит тебя, что он не вспомнит о том, что ты слабее. Ты была готова к бою на ровне и не пожелав давать ему шанс начать бой первым, ты резко прыгнула на него, попросту сбив с лап, из глотки вырывался нервный рык, тихий, но довольно разборчиый:
-Не трогай его.. не смей его трогать.. только не его...
Это были своего рода мольбы, внутри наступило какое-то бессилие, душа болела, вернулось то чувство неопределённости. Ты не знала, что делать дальше, ты не знала, что будет дальше, но надеялась, что поступила верно.

18

Love is a conflict between reflexes and reflections
Мои зубы все глубже впивались в шкуру пятнистого жеребенка, он не мог действовать, я загнал их в тупик. Пятнистая лошадь ржет, ржание переносит все его боли другим. Это ржание – показатель того, что я нашёл, куда давить. Молодой конь стоит, видимо знает, что чем больше он будет брыкаться, тем сильнее мои острые клыки будут впиваться в его шею. Но тут происходит совсем неожиданный поворот событий, этот, казалось бы, совсем несмышленый малыш, делает несколько резких рывков в сторону дерева. Секунда, две, три… Я знаю, что моё гнусное тело охватит дикая боль, но я не выпускал из пасти его шкуры. Тело охватила дикая боль, она пронзала мою спину, которая беспощадно билась о дерево. И теперь во мне разыгрался ещё больший хищник, когда я почувствовал, что не только я стараюсь биться, но и моя жертва борется со мной. Моя охватка несомненно ослабилась, и жеребенок решил этим воспользоваться. Брыкание – жуткая вещь, которая может легко сбросить меня с крупной копытной зверюги. Но нет, его бессмысленные дерганье, называемые брыканиями, были использованы слишком глупо с его стороны. Всё, я снова усилил хватку. Она стала более жадной, я желал вкусить его крови. «Когда же ты сдохнешь наконец?!» - ужасное предложение промелькнуло у меня в голове. Но пятнистая лошадёнка опередила меня с речами, и умоляюще закричала: «Слезь с меня, псина.» И что, эта глупая лошадёнка вздумала, что от одной просьбы я отпущу его? Пускай даже не надеется, я убью, убью его! Пятнистый жеребенок всё продолжал дрыгаться, но это более не приносило мне вреда и болезненных увечий. И теперь в бой вступила вороная кобылица, до этого не вступавшая в бой, видимо находилась в недоумении. Та видимо, была не в своем уме, но ей удалось отогнать меня от пятнистой лошади. Она резко цапнула меня за шкирку, и скинула на землю. А я, как униженный волчонок процедил сквозь зубы: «На что-нибудь более подходящее не способны? Слабаки, вам бы в прокате тележки таскать» - с усмешкой прорычал я, стараясь вывести их из себя. Кобыла попыталась увести жеребенка на мост, и да, ей это удалось. Она прикрыла его своим крепким вороным телосложением, но она не была мне помехой, может быть только её копыта, готовые вот-вот защитить своего друга в трудную минуту, которая как раз наступила сейчас. Ведь не может бой так быстро окончится, а где кровь, смертельные раны? Ну нет, я так не играю. Но теперь в игру вступает дополнительный игрок, видимо он продвинутый геймер, и прекрасно знаком с моей выбранной жертвой. Этот игрок, довольно долго наблюдал за игрой, и наконец решил вступить. Её появление привело меня в недоумение, и честно сказать, я был рад снова увидеть её бурое сухое тело, красивые глаза и оскал её клыков. Амбассадора широкими прыжками преодолевала мост, всё ближе ко мне и лошадям. В её глазах играл огонек, она явно желала тоже вкусить лошадиного мяса, но пока ты соображал, она резко «перехотела» убивать жеребенка. Из пасти волчицы прорезался её голосок, в некоторой степени, с ноткой менторства: «В сторону», - приказала она лошадям. А сама же, направилась ко мне, не желая разговаривать с нянькой жеребенка. Которая так унизительно скинула меня на землю. Но всё-таки волчица решилась поругаться с непутевой нянькой, и что-то начала говорить. Всё бы было понятно, да вот только я был не в курсе кто такой «Моттлед» и «соловой». И наконец, она приказала им уходить. И вот теперь она у меня получит, я ей по полной влеплю. Теперь я понимал, что добыча убегает. И всё из-за неё… Ну почему так? Почему она пришла в самый неподходящий момент? Теперь уже, я как старший и сильный волк, обязан наказать её, как испортившую всё волчицу. Она приблизилась ко мне совсем близко, и даже то, что она попробовала показаться больше в размерах, не спасет её от «звиздюлей» за содеянное. Но она всегда на шаг впереди меня, и резко сбила меня с лап. Но я тут, же вскочил, не давая ей показать, что я ниже её. «Не трогай его.. не смей его трогать.. только не его...», - промолвила она. Да, этот исход мне нравится. Но как разозлила она меня, я не собирался даже отвечать ей. И только сверлил её взглядом, выжидая секунды. Секунда, две, три… Я со всей силы проехался по её морде лапой, оставив там приличный след. Меня охватила жуткая злоба, и я не прощу её. Если только она сама не попросит прощения, и не извиниться за прошлое. «Дурочка ты!», - тихо прорычал я, делая акцент на то, что ещё чуть-чуть, и я взорвусь. Тихо, всё зависло в тишине, но внутри меня все колотилось. Сердце как будто выпрыгнуло из груди, и вся моя жалость и доброта к живым исчезли. И тут я продолжил свои нервные, злые речи: «Зачем ты выскочила? Думаешь, без тебя бы они не убежали? Глупая маленькая волчица…», - осуждающе проговорил я. «Да и вообще, зачем ты вернулась? Ты…ты… всё испортила. Наутро я бы ушёл, почему ты соизволила вернуться? Я, кажется, знаю» - я замолк, больше ничего не хотелось говорить. Кажется, она также любила меня, как и я её. Но видно одна из тех, кто не хочет показываться неженками, и пока не открывает своих чувств. Я тоже не буду, даже намеков не жди, Амбассадора! Я слегка дрогнул, и сильно толкнул волчицу, уронив её мордой в сугроб. Но теперь я это сделал, только шутя. Я не из тех кто держит злобу долго, и злость исчерпала себя. Но если она снова взорвется, как тогда на этом же месте, то она получит куда сильнее чем сейчас. А ещё я уяснил одно – с ней церемонится не стоит.

Отредактировано Myori (2012-02-10 08:19:03)

19

Кажется, она уже начинала забывать каково это – когда кровь, смешанная с азартом мчится по жилам. Когда мышцы напряжены до предела, тело готово в любую минуту сорваться с места. Хольга застыла на месте, глубоко вдыхая холодный воздух, пытаясь сдержать занимающееся в крови пламя. Да, ей очень хотелось, чтобы соперник наконец решился на повторную стычку. Она хотела драки, предчувствовала ее, смакуя каждое мгновение перед тем, как ее копыта взметнуться в воздух, чтобы нанести удар. Как это было сладко.
Но ее надежам не суждено было оправдаться. Откуда-то из- под ее ног вынырнула еще одна серая тень. Это было странно. Ведь чтобы оказаться здесь, волк должен был миновать мост. Пробежать мимо… Мотти!
Вороная резко оглянулась. Ведь мгновение назад все было тихо, ни ржания, ни вскрика. Так и есть, малыш в порядке. Появившаяся так неожиданно волчица что-то тявкнула. Похоже, она обращалась к Хольге, но вороная была не до этого, так что слова серой прошли мимо ее ушей. Кобылица пыталась понять, что же происходит. И нет ли в этом закутанном представлении какой-то скрытой угрозы. Не для нее, для пятнистого жеребенка. Голубоглазая как раз жаждала пустить кому-нибудь кровь.
Волчица кинулась навстречу неудачливому хищнику. Хольга по инерции сделала пару шагов за ней. Но увидев, что эта пара явно не ладит друг с другом, вернулась на мост. Пока они заняты друг другом, надо уходить.
Разве? Бросить, отступить, когда уже грезишь боем? То, изначально-темное, толкало кобылицу вперед. Здравый смысл же упорно твердил, что поступать так, когда она волей неволей стала ответственная за жеребенка – верх глупости. Но кто возложил на нее заботу о пятнистом? Разве что ее собственная совесть. Очередной предрассудок…
Когда она обернулась к Мотти, во взгляде ее больше не читалось бездумная жажда крови. Она смогла- таки совладать с собой. Пока малыш с ней, он для нее важнее. Хольга пока сама не знала почему, но и разбираться сейчас в своих стремлениях и мыслях не собиралась. Окинув взглядом жеребенка, она осторожно подступилась к нему, стараясь не слишком тревожить прогнившие доски. Встав рядом, кобыла предоставила чубарому возможность прислониться к ней. Жаль, он не котенок. Тянуть его за шкирку не получится.
-Пойдем, - согласилась она, внимательно присматриваясь к переправе под ногами. Раз мост смог выдержать несущуюся во весь опор волчицу, то тихонько шагающих лошадей должен выдержать тоже.
Как только они оказались на другом берегу, Хольга тут же приступила к более детальному осмотру жеребенка. Носом подсыпала снегу к его покалеченной ноге, быстро слизнула кровь с самых, как ей показалось, глубоких царапин.
-Ну вот, теперь у тебя более-менее товарный вид, - хмыкнула она. – Хватит с тебя приключений. Пойдем домой, как только передохнешь.
Вытянув голову, она пыталась рассмотреть, что же происходит на том берегу. Но ничего разобрать так и не удалось. Бурлящая река заглушала все звуки. Кобылица хотела было вскочить на мост и сломать ближайшие пару досок, чтобы серые, вздумай они вернуться, не смогли добраться до лошадей. Но потом подумала, что ее поступок, возможно, помешает кому-то спастись. Мало ли что может случиться.

20

Состояние жеребенка Хольге не нравилось. Уж не подхватит ли он какую заразу? Или простудиться? Мысли, более подходящие для любящей матери, чем для одинокой кобылы, у которой-то и жеребенка никогда не было. Может дело в этом?
- Говори, если устанешь, будем останавливаться, - Хольга встала вплотную к Мотти, чтобы тот смог прислониться к ней, если ноги совсем держать не будут. Путь им предстоит неблизкий. Тем более с волками за спиной им стоит поторопиться.
Реакция родителей на появление потрепанного сына вороную ничуть не беспокоила. Ведь, если рассуждать здраво: отпустили – значит, были уверены, что пятнистый сможет за себя постоять. Или они доверили благополучие чада незнакомой кобылице? Чушь.
-За что интересно? За то, что волку приспичило притворяться сугробом? – съязвила она. Малыша надо было приободрить, а то совсем падет духом и даже ноги передвигать не сможет.
Все, хватит сюсюкаться. Слабости нельзя отокать. Во всякому случае, сверх разумного. Вороная гордо вскинула голову и тронулась с места. Ее бок - опора. но больше она не в чем пятнистому помагать не станет. Тому самому надо сравиться со свалившейся на него напастью. Достойно сравиться, как настоящему шаечному жеребцу. Не хныкать и не ныть, да он и не будет. Не из того теста.
– Давай, потопали, серым ужин еще никто не отменял.
Если они догонят. Если внезапно появившаяся самка не одолеет самца. Будь Хольга одна, уже давно бы покинула это неприветливое место. Или сама отправилась бы к серым. Хищников, чуть больше дикой собаки, кобылица не опасалась. У нее хватит и силы и прыти, чтобы перебить хребет и самой не подставить шею. Что ни говори, одной проще.
Так, бок об бок с Мотти они двинулись назад по тропе. Прогулка обратно, к Зимнему саду была не столь приятна. Кобылица молчала. Можно было подумать, что она погрузилась в тягостные мысли. Но на самом деле вороная сосредоточилась на том, чтобы не бросить все и не повернуть назад, к реке.
----Зимний сад