Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зимний Сад

Сообщений 61 страница 80 из 157

61

Больше ты ни слова не проронила и спокойно прошла со своей семьей под дерево на краю поляны. Мартин сразу же стал деловито расчесывать свой глаз о твою ногу, при этом причитая точно это последние минуты его жизни. Но приметив, что ты смотришь на него с откровенным poker faceом, обратился с Мотти, сказав что тот единственный ему дорогой самый.
В тоже время к Моттелду подошла спутница Маргинала и завязала с ним беседу. Прислушавшись. ты поняла, что разговор вполне безобиден и не стала вмешиваться, лишь наблюдала со стороны на случай "пожара".
Марти, хватит уже чесаться. Не будешь глаз трогать - заживёт само собой. Потерпи.
Ты усмехнулась, но ногу убирать не стала. Беглым взглядом пройдя по телу мужа и, не найдя на нём более сильных ран. успокоилась окончательно и бесповоротно. Жаль втык вы получили, тогда как вороной гордо задрав хвост, убежал в леса с Марселем.
Теперь в шайке наступила уж совсем гробовая тишина. Молчание, прерывающееся разве что редкими репликами из диалога Хольги и сына твоего..
Но вскоре ты краем глаза заметила приближающийся силуэт. Повернув голову ты приметила очень похожую на тебя кобылу. Та несколько осторожно направлялась в твою сторону. Через n-ное количество секунд до твоих ушей донеслось её приветствие.
-Эм, привет. Я Лора, хочу в ступить в вашу шайку, а тебя как зовут?
Ну хоть кто-то заговорил, иначе многие стали б уж думать о клубе глухонемых в этой местности. Ты повернулась всем телом и без лишней дерзости, хоть и с такой привычной, буквально рефлекторной, резкостью ответила.
Дня доброго, приятно познакомиться. Я Реквием, если удобнее будет - Рей. С чего решила к шайке присоединиться?

Отредактировано Requiem (2012-01-30 16:29:24)

62

Requiem,
а ты мне ответить не хочешь???все таки я именно к тебе подошла и даже спросила...

63

Laura, I'm sorry. Быстро глазами пробежала по постам не заметила, наверное. Всё исправила :)

64

Чубарый завершил гастроли своего театра одного актёра, быстро поднялся и недоверчиво покосился на подошедшую тонконогую вороную кобылу: она-де в его глазах глазу,  на глазомер первого впечатления, которому Мартин свято верил, как родной матери, материализовалась в пассию бритоголового, имеющую дикую страсть противоречить. Пока Мартин раздумывал, зачем её сюда ноги несут, вороная подступила к Мотти и выказала холодное восхищение его поступком. Что ж, восхищаться его ребёнком не возбраняется. Даже рекомендуется: падайте ниц, простые смертные, грядёт чубарик-2: усовершененная версия … Хотя её персоналию около Мотти чубарый не приветствовал, а потому не отрывал от неё насторожённый хмурый взгляд, ибо слишком её холёные бёдра ассоциировались с убредшим текинцем, воспоминания от встречи с которым до сих пор слишком свежи.  Но что он мог поделать? Сказать, мол, не разговаривай с этой тётенькой, сынок? Придёт на посошок и укусит за бочок? Бред. Оставалось лишь наблюдать. На границе тучи ходят хмуро…
Её холодная сухая речь потекла совсем в иное русло, неприятное Мартовскому зайцу: от туманных философских намёков и интервью в откровенную аппозицию отцовству чубарого. «И зачем она пытается накатить эту бессмысленную бочку? Делать нечего?» - страдальчески подумал Мартин, подумав, что ему теперь в марсельской шайке так же комфортно, как тукану в Заполярье. – «Лучше б поехидничала со своей рыжеволосой конкуренткой на право воткнуть в лысый гребень стрелу Амура. Нет, обязательно мне надо хвост накручивать!»
Хоть вопрос был обращён к Мотти, Мартин косвенно ощущал подоплёку в свою сторону. Ну а малыш Моттелд вёл себя на удивление тактично и осмысленно, что поразило чубарого, хотя навевало странную тоску. Он был так мил и беззаботен, а теперь как будто бы внутренне испачкался, отдаляясь от чубарого старшего всё больше и больше…
- А не засунуть бы Вам Ваши неуместные вопросы куда подальше?! – довольно резко, с отрывистым хрипом, прервал диалог жеребец, но смягчился. – Не оставить ли при себе свои туманные намёки? Несмотря на Вашу красоту и несомненный ум, Ваше восприятие мира сухо и безжизненно. Вы сами ставите себя в  жёсткие викторианские рамки, которые с возрастом только сильнее зажмут Вас в свой капкан, - Мартин растянулся в лёгкой улыбке и подмигнул. – Я демонстрирую своё настроение и чувство юмора так, как считаю нужным. Моя молодость мне это позволяет. У меня нет Вашей рамки, оков, узды и мёртвого мартингала!  Да и к тому же, это моя личная жизнь. Восставлять моего же ребёнка против меня – глупо, не находите? И не говорите, что лишь поинтересовались: в Вашем вопросе звучала откровенная издевка и потенциальный ответ.
Мартин медленно подошёл к чубарику и мягко задел его плечо.
- Конечно, Мотти, ты можешь собой гордиться. Я за тебя горд. Но не загордись – самолюбие и гордыня ни к чему хорошему не приведут. Но я уверен, что тебе это не грозит, – Мартин с широкой улыбкой добавил. – Ты спас своего нерадивого папашу сегодня.
Тем не менее, чубаренький пострел явно рвался от родителей на прогулку с тонконогой знакомой (мал, а уж с кобылой гулять собрался). Мартин с презрением посмотрел на вороную собеседницу чубарика, но отступил на шаг назад, дав понять, что препятствовать их прогулке не будет. 
Мартин обернулся на Реквием, к которой подступила новоприбывшая гнедая кобылица, которая вызывала симпатию своей конкретностью и лёгкую антипатию незамысловатостью. Эх, Реквием. Мартина уж раздражать стал её здоровенный пофигизм. Хоть за ноги кусай, хоть на круп ползи – пофиг. Уж лучше бы она на него накричала…

Отредактировано Мартин (2012-01-31 12:52:13)

65

Пока жеребенок размышлял, Хольга поглядывала по сторонам. Торопить Мотти она не хотела – пусть думает, сколько хочет. Опыт общения с младшим неожиданно удивил – это, оказывается, довольно забавно. Тем более, отвечал пятнистый очень даже вразумительно.
Подначку, подкинутую голубоглазой для жеребенка, проглотил, что неудивительно, его отец. Марти не вызывал у кобылицы живого интереса. Жеребец явно любил быть в центре внимания и готов пойти на любую ужимку, глупость или драку, чтобы его добиться. Но выказывать враждебность было не в правилах кобылицы. Так что на не слишком учтивую реплику крапчатого она, как обычно, мило улыбнулась в ответ.
-Не злись, - просто, без всякой злобы и агрессии. Слова этого коня действительно не задели ее самолюбие. Разгневать Хольгу не так-то и просто.- Я никоим образом не осуждаю твое поведение. Да и вообще, кто я такая, чтобы судить тебя?
Никакой скрытой иронии. Вороная отвечала абсолютно открыто и честно. Если взглянуть на нее, даже мысли не возникнет, что кобылица еще несколько минут откровенно «играла» с Мотти. Это не было лицемерие, лишь способность мгновенно сменить мысли и уверить себя, что именно это она и имела ввиду. А если убедишь себя, то и у других, наблюдающих, сомнений остаться не должно.
-Так что прости, если невольно обидела тебя,- вежливо склонила узкую морду.
Про гордость она тоже ничего отвечать не стала. Решила играть роль бесстрастного судью – будь добра. Хотя бы пока они радом с Мартином. Слушаю рулады довольного папаши, она в голову вдруг пришла мысль, что иметь отца – это, наверное, неплохо. А крапчатый, каким бы недостатками не обладал, папой был отличным.
- Если хочешь пройтись – я не против. Здесь действительно стало тесновато, - не раздумывая согласилась Хольга.
Ей и самой уже приходила в голову мысль уйти отсюда. В саду ничего интересного не происходило, главные действующие лица удалились и не известно еще, когда вернуться. Да, впрочем, обязана ли она ждать их?
-Последую за тобой, - передала она право выбора направления жеребенку. Ей-то, собственно, все - равно куда идти. А у Мотти могут быть какие-то пожелания или предпочтения. Отступив на шаг, она выразила полную готовность идти за Моттледом.
-------Ушла вслед за Мотти

66

Наконец-то, после долгого молчания и ни с кем не общения, гнедая кобыла к которой подошла Лора, ответила.
Дня доброго, приятно познакомиться. Я Реквием, если удобнее будет - Рей. С чего решила к шайке присоединиться?-немка легко улыбнулась.
-Мне очень приятно. Да знаешь зима однако и в шайках выжить намного легче. Все таки в одиночестве ты легкая добыча для голодных волков и рысей. Ну и новые знакомства и приятное общение тоже не помешает.- Лора еще раз осмотрела Рей и сказала:
-Слушай, а ты не замечаешь наше сходство или мне кажется??-кобыла немного нахмурилась, но не со зла, а просто не укладывалось у нее в голове, как это так получилось. Потом Лора решила немного отвлечься от внешности собеседницы и гнедая продолжила расспрашивать так как было интересно узнать.
-Скажи, а ты старожила в этой шайке? Давно общаешься с этими лошадьми?- немка оглянулась и увидела как чубарый жеребец просто сверлить Реквием и Лору немного это насторожило и кобыла шепотом спросила:
-А почему тот чубарый так на тебя смотрит? Как будто что-то ожидает от тебя?- гнедая снова перевела взгляд в сторону жеребца.

67

----- Начало игры.-----
Он бежал, а впереди пустота и неизведанность. Куда идти, к чему стремиться? Ясно было лишь одно, стремиться покончит с прошлым навсегда: забыться, уйти... убить. Лишь это двигало его к цели. Он бежал быстро, с громким грохотом, но никогда не достигал желаемого. Раны глубоки, а залечить их можно только временем, только терпением. Забыть того, с которым ушла часть тебя невозможно. Пустота... Заполняла его только "работа" и верный друг Конан. Всё... За друга ты порвёшь годку, будешь его искать, ведь уже пережить ещё раз такое, не хотелось желать такое никому. Это было уж совсем недавно, точнее не так давно, поэтому ещё мысли бродили в его большой голове, а друг старался их от туда выселить. Нелёгкая судьба, что сказать. Важно было лишь одно: это остаться и продолжать жить. Конечно, не особо то и хочется, хотя лишь одна цель и одно существо пока держит Фета на земле: убийство и Конан. Кажется, это всё банально, друг и отец. Но разные переживания. Пегий уже взрослый, а чем больше проводишь времени с дорогими тебе животными, тем больнее их забыть...
Лёгкий галоп, стук тяжёлых копыт и лёгкие скачки дикой рыси. Они бежали вместе, как всегда. На этот раз, пегий решился пойти в шайку, чтобы найти отца... Кто знает, может быть и не из-за этого. Может ему надоело прятаться от других и искать мерзкое существо, а может он хотел защитить друга. Никто не знает.
Ясное небо... Хотя погода здесь странная, непонятно какая. Пегий перешёл на энергичный шаг и следом за ней рысь.
- Ты уверен, что хочешь этого? - неуверенно спросил Конан.
- Нет. - как всегда сама невозмутимость и краткость слов.
Пегий зашёл в лес и рысь оглядываясь, пошла за ним. Перешагивая через палки, деревья непонятные, они добрались до места, где стояло сборище лошадей из шайки. Фет скромно довольно улыбнулся и пошёл к ним. Рысь осталась же около дерева близко к лошадям, чтобы если что помочь другу, хотя знает, что он и сам справится.
- Добрый день. - спокойно и немного тихо сказал Фет.
Он осмотрел всех. Кругом было почему-то мало лошадей, он представлял себе гораздо больше копытных. Здесь были и чубарые, и гнедые, и серые, все есть. Но нет пегих! Вот он и пришёл. Загадочно он стоял на месте, высматривал вожака, чтобы поговорить с ним. Но пока его не нашёл...

68

-------------Мост в Терабитию
Лесная полянка появилась внезапно. Вот только впереди, казалось, все та же нескончаемая тропа сквозь лесные заросли, но вот кустарник уже расступился и взору предстала уже знакомая картина. Шайка Марселя в Зимнем саду.
Хольга выступила на открытое пространство смело и, не скрываясь, прошествовала вперед. Ей бояться было уже нечего. Лошади здесь пусть и не друзья – товарищи, но уже вполне знакомые лица. Знаешь, чего от них ожидать. Ну, примерно.
За время их отсутствия здесь ничего не изменилось. Марсель и Маргинал еще не вернулись. Отсутствие безгривого огорчало – опять придется подпирать боком яблоню, скучающе поглядывая по сторонам. А Мартин без доброй доли гадостей в его адрес как-то не стремиться порадовать собравшихся очередным выступлением. Скукота. И чего, спрашивается, возвращались? В лесной чаще хоть на волков наткнуться можно – и кровь горячее станет. Тут же, зевая, рискуешь вывихнуть челюсть.
Проплыв к полюбившейся ей яблоне, Хольга опять окинула взглядом лошадей. Таак, что-то тут у нас не стыкуется. Что-то все же изменилось… Ага, вон того пегого великана тут раньше не стояло. Может, подоспевший член шайки? Во всяком случае, он тут уже давно. Чуть позже кобылица заметила и спутницу новоприбывшего – рысь, застывшую под сенью деревьев. Вороная чуть напряглась - сказывалась недавняя стычка. Но прикинув, что жеребец явно не потащил бы с собой жеребенкоубийцу, успокоилась.
Кстати, где там наш герой? Сейчас он триумфально появиться пред очи любящих родителей и начнется веселуха. Представав «радость» предков пятнистого, Хольга не смогла сдержать улыбку. И пусть немало дифирамбов достанется и ей, кобыла была рада и такой разрядке. Главное, чтобы пятнашке не сильно перепало, он и так на ногах нетвердо стоит.
То, что Мотти. Похоже, знал вставшую на защиту волчицу, сильно удивило Хольгу. Нет, внешне она осталась так же спокойна. Но мысль, откуда этот любитель приключений знает серую самку, сильно ее заинтересовала. Сейчас допрашивать жеребенка она не станет – не до того. Но и потом родители врят ли подпустят ее к своему чаду. Ничего, выкрутимся.
Интересно, скажет ли Моттлед правду, или попытается выкрутиться? С его характером, наверное, будет честен. Хотя умнее не слишком травмировать слабую психику папаши. Марти и так у нас неуравновешенный. А тут такое… Вороная предвкушала скандал.

69

Даже во тьме ночной появление солового вожака вряд ли осталось незамеченным, а вот Маргинал крался как кошка стараясь быть незамеченным. Все таки он не любит когда на него все смотрят. По крайней мере молча. Он шел за вожаком и периодически поглядывал на его хромой зад, который напрягся и по мере приближения к шайке подпрыгивал все меньше. Странный он конечно, в шайке весь такой ути-пути,со всеми вежливый и сдержанный,а как остался наедине с Маргом - получите договор, схавайте и распишитесь. Столько сразу придирок и недовольств, батюшки свет. Это он после столкновения с деревом решил такие меры предпринять? Да начхать было Маргиналу на все его предрассудки, он в праве говорить что хочет, все равно он не скажет то что ему навредит. Он всегда знает грань. И в любом случае никто его не заставит уйти из шайки пока он сам не захочет. А захотеть он может быстро.
Когда все лошади стали видны впереди, Марг оглядел всех присутствующих и заметил новую кобылу и свою полную противоположность. Аж смешно стало, крупный массивный волосатый молчун. Рядом с ним Маргинал был обычной догоревшей спичкой. Как ни странно в темноте Маргинал не увидел рыжего силуета и поэтому случаю озлобленно зарычал. Но вот знакомый смоляной силует с горящими глазами заставил его прийти в себя и рвануть к ней навстречу, позабыв даже о вожаке. От его надзора он освободился наконец и мог уже почесать языком, заняться любимым делом.
- Привет - коротко обмолвился жеребец, ловко обойдя полукругом, случайно задев ее бок, будто прикоснувшись к атласу. Но своей радости он скрыть не смог. - Я смотрю ты чем то занята, какими то раздумьями? Оу, что от тебя так пахнет псиной? - чуть тише спросил он, опасливо оглядывая окружающих. Наверняка это ее большой секрет, вдруг она ведется с этими волками? Интересно...

70

Топот. Двое идут, лошади - это точно. Неужто Марсель и Маргинал вернулись? Что ж, тогда Хольга и пятнистый выбрали точное время для возвращения. Вороная оторвала взгляд от только вышедшего на поляну помятого жеребенка и стала всматриваться в непроглядную темень леса.
Так и есть. В темноте появилось  золотое облачко. Выглядело оно неважно, помято, прямо как Мотти. И этим тоже где-то досталось? Неужели на волков напоролись? Вороная прищурилась – пока она видела только Марселя. Но вот темнота за спиной вожака вдруг сгустилась и стала почти осязаема. Значит, безгривый соизволил таки вернуться.
Когда он появился в саду, на черной вытянутой морде застыло удрученно – озлобленное выражение. Но вот вороной встретился взглядом с Хольгой и, заметно повеселев, направился к ней. Кобылица не смогла сдержать жеманной улыбки. Она-то думала, Маргинал по прибытию направится прямиком к рыжей. Ревновала ли она языкастого задиру? Ну, может быть. Чуточку. Во всяком случае, его внимание сильно ей польстило.
- Давно не виделись, - она окинула его взглядом, подметив не сошедший еще укус на холке. Темнота не была голубоглазой помехой. На его вопрос на не спешила ответить, прежде сама принюхалась. Но нет, Удалившейся парочке повезло, на серых они не натолкнулись. Тогда на кого? Чужаки?
-Уже успел с кем-то повздорить? – кажется, Мартина ему не хватил. – И много их было? – Хольга приблизилась к вороному, чтобы внимательней рассмотреть рану. Точно, зубы лошадиные. Вот же…
- А мы тут гуляли, - неопределенно протянула она. Отодвигаться от Маргинала вороная не спешила. Потом кивнула на Мотти и пояснила, - И, как видишь, неплохо провели время в компании голодных волков. Во всяком случае, один из них был очень агрессивно настроен.
Хольга чуть поморщилась, словно вспоминая неприятные моменты их с Моттледом прогулки.
Вот теперь ждем отповеди от родителей, – по виду кобылицы нельзя было сказать, что предстоящее е6й неприятно. Наоборот, глаза хитро сощурились, взгляд то и дело задерживался на Мартине. Реквием казалась кобылице более  уравновешенной. Мать не соизволила вмешаться, когда ее сын преградил дорогу Маргу. Возможно и сейчас сочтет инцидент не достойным своего внимания.

71

Много? Да два теленка,возомнивших себя конями, у которых только яйца вывалились и они пошли на них приключений искать. Гомиками нас назвали за что и получили по самое не хочу. - Горделиво улыбался вороной. Конечно же он не станет говорить что практически один прогнал самозванцев, видимо только потому что его гордость еще не вернулась за баранку управления его мозгом,а может потому что ему ой как не понравилось обращение к нему вожака. В любом случае он сейчас находился вплотную к кобыле и его явно это успокаивало. Она на удивление не торопилась от него отдалятся. И этот факт ему тоже льстил. Какой чудесный день, какой чудесный я.
- А тебе то как удалось встретиться с кровожадными псами? И с кем это ты путешествовала,с этим маленьким смельчаком? Странная вы, девушка - продолжал любезничать Марг, окидывая взглядом малыша и его родителей. Действительно, интересно что выкинет сейчас его адекватнейший папаша на такие вести. Аккуратно обойдя снова кобылу, пронеся свою голову над ее шеей и опять таки совершенно случайно задев ее бородкой по ушам, он встал параллельно ей и тоже начал пялиться на пятнистую семью. Ну не нарочно он, нехватка сил давала о себе знать и с координацией движений у него стало не все так прекрасно. Не заметив пока никаких движений у пятнистых, он уныло зевнул, начиная раздумывать от длительном сладком сне.

72

Слегка прихрамывая на одну из задних ног, ты уже куда более уверенной двигался к шайке. Шаг был широкий, активный, наровне с Маргиналом, илишь резковатые покачивания крупа при ходьбе выдавали твоё нелучшее физическое состояние в данный момент.
Поляна с красными яблоками стремительно приближалась к вам, казалось, что она бежит на встречу вам, чтобы ускорить встречу. На самом же деле просто ты заметно ускорился, разрабатывая мышцы, ты даже почувствовал, что боль стала несколько утихать, что не могло не радовать. Голубые глаза поспешно осматривали бренное тело своего хозяина, замечая, то тут, то там кровавые подтёки. Да, видимо сказать, что с вами и вовсе ничего не случилось немного не выйдет. Даже огорчённо подумал ты про себя.
Путь был тихим, молчаливым, никто не хотел начинать разговора, а Марг походу и подавно был на тебя обижен за твою же откровенность и прямолинейность. Этот факт несколько тебя раздражал, поэтому соловой хвост время от времени побивал золотые атласные бока, пробуждая боль после падения. Такой мазахизм пожалуй приносил не особо много удовольствия, но зато являлся довольно хорошим средством от лишних фраз, которые могли бы привести уже к спору и так пожалуй нахревающему.
Природа сгущалась, деревья перестали брать такие большие промежутки между друг другом, как ранее, кусты росли вплотную, погружаясь постепенно в темноту. Солнце окончательно зашло за горизонт, на смену ему вышла луна. Где-то позади раздавались протяжные вои волков-одиночек, оповещающих, что на их территорию не стоит соваться, но тебя это уже как-то не волновало. Ты шёл не к волкам, а на свою законную территорию, за которую будешь драться в случае чего, пусть даже и нахоясь в таком довольно плачевном состоянии.
В мысли постепенно возвращалась шайка, ты даже и не знал, что думать, как они, что делают. Ушли ли? Или остались и ждут нас? Подрались и поубивали друг друга? Ну, а если всё мирно и все в сборе я пожалуй в обморок упаду просто. Витало в мыслях, а поляна тем временем всё приближалась и приближалась. Маргинал издал какой-то непонятный звук, похожий на рычание и вошёл в "стадо", прямиком направившись к Хольге. Ты же не торопился, остановился, стал осматривать лошадей. Некоторых бойков нехватало, были кажется и новенькие, кого ранее ты здесь ещё не видел, хотя.. не исключени, что они уже давно состоят в шайке, что просто после ухода Делонда не желали показываться тебе на глаза.
Все кажется были в порядке, даже трупов не было видно, и ты был уже готов, как и обещал упасть в обморок, как вдруг заметил маленькое пятнистое существо в толпе, прячущееся от родителей. Вид его был ещё хуже твоего, весь в крови и так же, как и ты старается всеми силами делать вид, что вполне здоров и не пострадал. Метнув злобный взгляд в сторону Хольги  и Маргинала, ты направился постепенно к малышу, понимая, что спутницей на его прогулке скорее всего была Хольга, ну по крайней мере судя по тому, как она что-то рассказывала Маргу, смотря на пятнистого и бросала взгляды в сторону его родителей, явно предвкушающее взбучки.

73

>>Начало игры<<

Сатин безмолвно прогуливалась по еще неизвестным, но таким прекрасным территориям. Тишина настораживала, и в тоже время убаюкивала. Над Атлас висело угрюмое небо, серые тучи, и настроение было тоже паршивое. Сухая кобылица медленно и продуманно ступала по спускающемуся к ручейку каменному берегу. Глухо отдавались крики ворон через темный лес. Гнедая сползла по мокрым камушкам, и вдруг привстала на дыбки, дабы не обмочить крепкие копытца в ледяной нынче воде. Мелким, но сильным прыжком, Сатин отпрыгнула влево, и потеряла равновесие. Кобылка споткнулась о те же мелкие камни, и пришлось пуститься в галоп. Проскакав несколько метров легким, однако, настороженным галопом, Сатин пришлось это по вкусу, и хвост по волне ветра встал в трубу. Гнедая откинула шею назад, сокращая расстояние между головой и хвостом. Атлас развила в таком положении необычайную, и даже новую скорость. В ушах все так же трепетала страшная тишина, ветер притих. Сатин неожиданно для себя вытянула шею вперед, и сделала «стоп-кран». Ноги разъехались на мокром в разные стороны, и Атлас было, не воткнулась мордой в камни, если бы не провалилась в яму, и не свалилась на левый бок. Кобыла сначала слегка подергала ногами, но потом перестала. Она прикрыла глаза, и все же стала прислушиваться, в надежде хоть на какой-то звук. Все жутко молчало. Буд-то не хотело с ней говорить, рассказать, кто сейчас из лошадей здесь, может, кто приближается из хищников; Сатин это пугало и нервировало.
Слегка влажная короткая шкурка Атлас давала ей быстро замерзнуть на промерзшей земле. Пришлось поднять голову и подтянуть под себя длинные ножки. Гнедая прислонилась носом к бабке ноги, и попыталась хоть отдохнуть. Сатин не знает сколько она спала – ибо пейзаж не поменялся, и даже темней не стало. Она встала. Медленно, снова угрюмо оглядевшись влево-вправо, кобылка побрела вперед. Скучно было идти без приятеля, или даже любого животного, но таков был ее характер. Надо было побыть немного в одиночестве, однако, кстати, это время уже истекло. Атлас шла в полусонном состоянии, «клюя носом», и прикрыв глаза. Неожиданно она вскинула головой. От чего? Гнедая снова подошла к тому ручью, и увидела отражение в него какого-то большого бревна. Кобылка широко открыла глаза, и нагнула голову слегка влево, внимательно наблюдая за предметом. Может он сейчас встанет, и ее съест, кто знает. Сатин от незнания этого предмета\негодования развернулась вокруг своей оси, и нервным прыжком удалилась вперед. Она начала шумно фыркать и мотать головой, естественно продолжая боятся этого предмета. Но этого же не достаточно.  Атлас, боченясь, проскакала галопом влево, и встала прямо напротив большой палки. Ноздри были раздуты до невозможности, и виднелись белые глазные яблоки, что бы послужило для остальных существ опасностью со стороны Сатин. Гнедая прошла несколько метров вперед, судорожно оглядываясь, и вдруг так громко заржала, что все птицы улетели со своих гнезд. Кобылка молниеносно развернулась и помчалась галопом подальше от ручья, на холмик, а далее уже в начинающийся лес. Она забежала за первое дерево, и повернулась от места своего «ужаса». За бревном, там, подальше, разгулялось много-много лошадей. Сатин призадумалась, переминаясь с ноги на ногу от адского холода. Видно, ее ножки все-таки смогли намочиться.
Атлас принюхалась, откинув голову повыше к небу, и замерла. Что-то подсказывало, что эти лошади не дадут гнедой погибнуть от одиночества. Надо было к ним подойти. Сатин нахмурила брови, понимая, что теперь они встретились с бревном лицом-к-лицу, по речке она же не побежит. Ну чтож, надо же когда-то совершать безбашенные поступки ради…кого? Их? Да Атлас их даже издалека не может рассмотреть.
Гнедая сделала пару маленьких шажочков вперед, мотнув головой на только что сделанных дыбах, и пустилась вперед. Ноги неимоверно застревали в глубоком снеге, и у Сатин было пару попыток на кувырок вперед. Однако, Атлас на ее неимоверно тонких ножках удалось пройти «полосу препятствий». Гнедая решила не тормозить, ибо это могло послужить ее потерей здоровья, а лишь резво запрыгнула на дерево. Стук от копыт приятно радовал Сатин. То, что она смогла преодолеть свой страх очень замечательно.
Как ни странно, Атлас даже и не потеряла равновесие,  и благополучно спрыгнула в снег, на родную землю. До лошадей оставались считанные метры, и кобылка решила утихомирить свой жаркий пыл на рысь. Неожиданно даже для себя, Сатин протяжно заржала, стоя между деревьями полностью выпрямившись и навострившись, и скрывая свою мордашку за клубами бесконечно-теплого пара.

Отредактировано Satine (2012-02-18 13:17:15)

74

------Горящий лес

Кобыла выбежала из леса со скоростью света, естественно, а если бы за вами гналась стая волков. Да, именно волка, она, прежде чем убежать прочь все же поняла, что это было. Би было плевать на то, что будет делать Стойкий, скорее всего он так же свалит, как поступила и она. Слава Богу, что до места, где была её любимая шайка, оставалось не та долго. Пробежать через лес. А там спасение к тому же длинноногая кобылка была уверена, что жеребец более лакомый кусочек, чем он.
Чубарая кобыла выбежала из леса, и увидела очень милую картину. Недалеко от нее кобылка со странными, очень тощими ножками и короткой шерстью пыталась перебраться туда, к её шайке. Она внимательно наблюдала за ней, недовольно пофыркивая.
- Такая хрупка, ну зачем ей к нам?
Она перевела взгляд на саму шайку, первым она заметила жеребца, чье имя Марсель. Они еще не виделись. Он даже не знал её имя. Кобыла часто пропадала и не была центром шайки. Она была отшельником, уже очень долго и когда сменился вожак, её положение только ухудшилось. Последнее время она все чаще подумывала об уходе. А что бы уйти, нужно было, что бы вожак о тебе не знал. Рядом с ним стоял еще один прекрасно слаженный жеребец, она не помнила его имя, оно было длинным, и для себя она называла его Галом. Ему шло это странное, греческое имечко и Би всегда улыбалась, мысленно называя его так. Потом она увидела вечно веселую, как ей казалось, Хольгу. За ней пряталось еще одно чубарое чудо. Любимый жеребенок шайки. Она озабоченно осмотрела его. Он был в крови. Этого хватило, чтобы кобыла с места сорвалась в карьер.
Блэр обожала жеребят, и каждый был для неё словно свой собственный, поэтому она сейчас не замечала ничего. У нее были сильные и не такие тонкие ноги, как у гнедой незнакомки. Она была мустангом и сколько себя помнит прекрасно бегала по снегу, задирая высоко ноги. Речка? Не препятствие для чубарой. Она была не глубокой, поэтому лед был прочным и спокойно выдерживал коней, в середине не замерзло русло, потому что там было течение. Прыжок, на длинных ногах это было легко. Немного потрескался лед, и провалилось одна нога, по скакательный сустав, но собрав всю свою мощь, кобыла вылетела из холодной западни пулей. Она словно ветер промчалась мимо незнакомки, лишь окатив ее снегом и приветственно фыркнув. Через десять минут после старта кобыла с одной полностью мокрой ногой стояла у жеребенка и озабоченно обнюхивала его. Все привыкли к тому, что она нянька в шайке, поэтому не спешили отгонять её, хотя увидев вожака, она взволновано посмотрела на него.
- Жить будет.
Уверенно сказала она, далеко не отходя от малыша. Блэр сказала это так, словно умоляла его не избавляться от слабого члена шайки, а ведь она считала, что Марсель мог так поступить. Она встала рядом с жеребенком, показывая, что не даст его в обиду и, прижав уши, предостерегала вожака.
Она прекрасно понимала, что сейчас её могу просто избить до полусмерти, и её слово ничего не значит, но она гордо стояла на своих длинных ногах, выпрямившись в струнку.
- Делонд не просто так взял меня в шайку. Он что-то видел во мне, что-то, что именно сейчас, защищая этого жеребенка, и проснулось во мне.
Она даже не смотрела на родителей малыша. Они её не волновали, сейчас главным было убедить шаечного вожака, что он оправиться и никак не повредит шайке.
- Ну вот, теперь он знает тебя в лицо.
И правда, строения тельца у Би было практически идеальным. Все портил лишь забавный окрас и грива, которая подавала ей несерьезный и детский вид. Что же сделает Вожак, и как отреагируют другие лошади? Би надеялась, что их внимание отвлечет, новенькая и в надежде кидала на нее взгляды.

Отредактировано Blair (2012-02-18 16:25:57)

75

Краски сгущались, становилось чертовски плохо видно, оно и понятно конечно - ночь, как никак на дворе, но это не меняло ситуации. Тебе надо было осмотреть малыша, узнать в порядке ли он.. хотя, глупости, конечно не в порядке, но надо было узнать, как ему можно помочь хотя бы. а тут фиг что усмотришь. Подпрыгивая изредка на трёх ногах, но так, что б было беспалевно, ты всё же направлялся к малышу, в надежде, что всё же у тебя довольно хорошее зрение и ты сможешь хоть что-то узрить.
Медленным хороводом снежинки спускались на землю, зима продолжалась. Эта новость приносила для тебя мало хорошего - еды оставало мало. Красными плодами на деревьях этой поляны не наешься, сил становится мало, а впереди ещё много дел, главным из которых является сражение- наверное не столь принуждённое, но сражение, ты был просто обязан проверить всех этих лошадей, окружающих тебя.
Оглядывая всех тут присутствующих ты только всё больше и больше разочарововался. Ни внешние данные, ни проявления характеров тебя нисколько не радовали. Ну не были они похожи на истинно-шаечных лошадей, что здесь поделаешь. Тяжело вздыхая, приходилось терпеть их всех и погружаться всё больше и больше в осознание того, что требуется изменение свода законов. Пора перестьа сюда принимать всех подряд, пора проверить, кто из них верен тебе, а кто так, для колличества.
Готовясь уже было сделать несколько последних шагов к жеребёнку, ты был вынужден внезапно остановиться. Где-то сзади, ещё дале раздалось ржание лошади, после через несколько мгновений топот копыт, на поляну влетела чубарая особа, а на "входе" остался стоять длинноногий силуэт лошади. Ты ошалевшими глазами пронабюдал картину, как чубарая пролетела мимо тебя, встала около жеребёнка, осмотрела его, буркнула, что будет жить и стала глядеть на тебя, как на врага народа.
Удивлённо, буквально выпучив глаза, ты стал смотреть на чубарую, забыв про лошадь, скрывающуюся в тени деревьев. Ты пытался вспомнить с великим усердием, не видел ли ты где уже эту близняшку Моттледа ранее, но толи память подкачала, то ли вы действительно были не знакомы, в любом случае пришло умерить своё любопытство и начать с малого - подойти к малышу, осторожно коснувшись носом его плеча, ты аккуратно пихнул его к родителям, заботливо сказав:
-Иди к Реквием.
Ты толкал специально именно в плечо, так как там не было ран и ему было бы сто процентно не больно. Когда малыш отошёл от вас, ты уже выпрямился во весь рост, после опускания головы к малышу и взглянул на чубарую.
-Это хорошо конечно, но кто вы такая?
Ты верил в то, что малыш жить будет, по его виду видел, что с ним всё хорошо, раны не такие глубоки, да и стоит на ноах крепко - требуется просто покой. А вот, кто эта особа, ты не имел ни малейшего понятия. Вопросительно приподняв бровь, ты стал пялиться  на неё, пытаясь понять откуда она, что ей надо и с чего вдруг так бросилась к Мотти,  да и какого чёрта она смотрит на тебя так? Ты тут далеко не враг народа, да и ещё жеребёнка пыталась от тебя прикрыть.. да, стареешь ты видимо, раз плохо так с соображалкой, а быть может и в правду эти действия были странными и не поддаются объяснению логическому?

76

Она молча проводила взглядом жеребенка, немного тоскуя и переживая о нем. Если бы можно было это как-то логически объяснить, то Блэр вела себя как мать, никак иначе. Но когда жеребенок отправился к своим настоящим родителям она поняла, что у него есть своя мама и Би ему не нужна, по крайней мере именно сейчас.
Вожак отреагировал спокойно. Он явно был уставшим и очень, но пытался держаться на копытах. Что-то в сердце кольнуло жалостью к нему. Она посмотрела на него, но не стала извиняться.
- Блэр. Я около полугода в шайке меня Делонд принял.
При упоминании о старом вожаке кобыла радостно тряхнула головы и фыркнула, явно выказывая симпатию к бывшему их лидеру. Сверкнула глазами, она перевела взгляд на новенькую, потом вернулась к жеребцу и мыслями и взором.
- А он брал не всех подряд.
Нет, чубарая ничего не имела против этой гнедой кобылы, просто она прямолинейно говорила правду. В лицо этому соловому жеребцу. Наверное, она когда-нибудь останется без ушей, но сейчас она боялась остаться без ноги. Би поджимала заднюю ногу, потому что ее сводило от холода. Она решила, что ей стоит походить и принялась описывать круги вокруг Марселя. Это было похоже на то, как играют жеребята, но только чубарая тогда должна была еще пощипывать его то за хвост, то за бок. От этих мыслей она улыбнулась и задорно фыркнула, но была уверена, что Марс не поймет причину этого звука.
- Вам стоит отдохнуть.
Зачем-то сказала она, когда проходила мимо поврежденной ноге. Она гарцевала мимо него уже третий круг, потом остановилась, посмотрела на новенькую, Хольгу и жеребенка. Она явно чувствовала себя лишней в шайке, ведь у неё не было должности, да и не общалась она ни с кем толком. Только с тем вожаком и Стойким, но тот бежал. Она перевела взгляд на жеребца и внимательно заглянула ему в глаза, словно стараясь проникнуть в душу.

77

-Уф, как некультурно, - поморщилась Хольга. Причем непонятно было, что именно по ее мнению было некультурно: выражение Марга про яйца или попытка упомянутых телят назвать Вожака и вороного «гомиками». А впрочем… О чем еще можно подумать, когда два жеребца спешно покидают сад, полный прекрасных кобылиц, ну скажем, таких как та рыжая. И спешат они прочь вдвоем неизвестно зачем, неизвестно куда. Да.
Вороная попытала сдержать хохот. Получилось не слишком удачно – что-то вроде икоты. Представив себе бегущих бок об бок любезничающих Марселя и Маргинала, она и вовсе мелодично заржала. Та еще картина. Понятно, какие мысли стучались в голову этим телятам.
-Ну, во всяком случае, я могу поздравить тебя с успехом, - сказала вороная, отсмеявшись. – Всего-то один укус – невелика цена победы.
А вожак, наверняка убедился в состоятельности Марга, как бойца. Вороной заслужил место в шайке и вправе собой гордиться, в то время как положение Хольги более чем неустойчивое. Все зависит от Мотти. Или, вернее, от его родителей. Те, видимо пребывая в глубоком шоке, не спешили реагировать на появление помятого жеребенка. Или им просто было все равно.
-И ничего не странная, - фыркнула вороная. И почти шепотом пояснила. – Вы с его величеством удалились. А мне хотелось провести время в приятном обществе. Моттледу, оказалось, тоже. Ну, вот мы и решились на прогулку. К сожалению, в ближайшем сугробе быстроногого Мотти поджидал волк. Ну, дальше что было, думаю, понятно. Ушли оттуда целыми и относительно невредимыми.
Помятый Марсель, наконец, выплыл вперед. Ему досталось явно сильнее, чем Маргу. И это, признаться Хольгу удивило. Не то, чтобы она была невысокого мнения о вороном, наоборот. Но Золотистый все-таки был главой, значит и должен был превосходить рядовых бойцов в чем-то. Поймав тяжелый взгляд солового, кобылица невольно потупилась, виновато прижав уши и опустив морду. В общем, всем видом выражала сожаление по поводу случившегося. Вот не хотелось ей попасться под копыто Марселя. Да и пребывать у него в немилости тоже.
-А почему у твоего спутника вид более потрепанный, чем у тебя? - тихонько, так чтобы слышал только Маргинал, спросила Хольга.
Но тут тишину нарушило протяжное ржание. Вороная тут же повернула голову в сторону прибывшего, навострив уши. Но почти тут же почувствовала разочарование. Еще одна красотка, светлой, почти золотистой масти. Телосложение такое же изящное, как и у Хольги, но, пожалуй, выше ее ростом.
Топот, и прямо к Мотти подлетает еще одна лошадь. Как-то уж слишком суетливо его оглядывает и выдает свой вердикт. Хольга недовольно поморщилась. Она и сама в курсе, что жеребенок жить будет. Причем не только жить, но еще и довольно резво скакать. Да и вообще этот поход сказаться может разве только на его психике. Понаприлетали, подняли тут шум, зыркают злобно…А, кстати, а чего это она так на Марселя смотрит? Не он же Мотти на прогулку водил? Странная, однако. Беззастенчиво положив голову на спину Маргинала, Хольга задумчиво всхрапнула и потом выдала:
-Шуршал камыш и деревья гнулись, и крыша съехавши была, - она резко убрала морду со спины вороного, встряхнулась и направилась прямиком к новоприбывшей. Причем, зачем она так поступает, ей самой было непонятно. Вот, вот, краша съехала, поправить нужно. А как?
-Здравствуй, - на мордочке Хольги сама собой появилась приветливая теплая улыбка. – Отчего шумишь так? Крик души или просто петь хочется.
Сказала по-доброму, без наездов. Да и сама была – простота и очарование. Пусть Марсель там разбирается с еще одной чубарой, а она пока пообщается с новенькой. Ведь она новенькая, так?

78

Холод проникал внутрь, окружал тебя и заставлял трепетать рану, более глубокую чем остальные на левой задней ноге. Нога начинала неметь, было какое-то неприятное ощущение в ней, а после и вовсе перестал ногу чувствовать. Напряжённо шевеля ногой, ты начал понимать, что она попросту замёрзла, потеряла много крови и в близжайшее время врятли ты её почувствуешь, но мысль эта принесла мало радости. Тебе следовало бы сейчас размять её, подвигать ею, но бегать было не лучшим выходом - слишком больно и тяжело в твоей нынешней ситуации. Было бы неплохо просто начать переступать с ноги на ногу, начать переставлять взад - вперёд ногой, но мысль о том, что это будет выглядеть, как минимум странно не покидала тебя. Прождав так минуту примерно, ты неожиданно плюнул где-то там, в подсознании, злобно рявкнул на самого себя: Очумел?! Ты вожак, какого чёрта тебя должно волновать мнение этих незнакомых тебе лошадей, находящящимися в ТВОЕЙ шайке? Особенно, когда это касается твоего здоровья. В ту же сеунду, ты стал заднюю ногу переставлять взад-вперёд. Картина установилась довольно забавная. Вожак приплясывающий одной ногой и кобыла, бегающая вокруг него. Ну нашли друг друга два психа, казалось бы со стороны, что тут такого, вот только какого чёрта один из них называется вожаком, когда он имеет довольно неуравновешанную психику, жа и вообще сдвиг по фазе? Ведь врятли, кто со стороны разглядит его рану на ноге, темно всё-таки.
Кобыла остановилась и ты по стадному инстинкту тоже замер. Взгляд чубарой устремился в твои глаза, она пыталась буквально прочитать тебя, как книгу какую-то, а ты всячески закрывался от неё, неразборчиво в хаотичном порядке показывая страницы собственной жизни. Ты знал, что глаза тебя не выдадут, по ним могут понять тебя лишь избранные, те, кому ты доверяешь, она не была одной из них.  Тем самым избранным был лишь один твой друг - Делонд, тот, кто так просто ушёл, оставив тебя тот, кто не даёт о себе никаких новостей, кто кажется уже пргосто скрывается от этого мира, ранее окружающего тебя. Тебе уже казалось, что он попросту решил начать новую жизнь, что его просто все здесь вывели, что он от них устал, и в таком случае ты его уже кажется начинаешь хорошо понимать. Ты бы и сам уже не отказался сходить хотя бы в кратковременный отпуск.
-Марсель. А почему вы при мне не появлялись?
Последующая фраза кобылы буквально заставила тебя вздрогнуть, ведь она затронула именно то, о чём ты думал уже на протяжении суток точно. Не один ты заметил видимо, что здесь обитают несколько не те лошади, что надо, ну или по крайней мере просто ещё не имеющие дисциплины.
-Я знаю. Но мне всё равно стоит здесь всех проверить.
Ты не стал разглагольствовать и уж тем более оправдываться, сказал, как есть, коротко и ясно. Проверка теперь касалась и чубарой, если она конечно пожелает остаться. Её ты мог пока спокойно отпустить из шайки, она о новых устройствах и планах пока вообще ещё ничего не знала, да и официально для тебя в ней и вовсе не состояла.
-Сейчас не до отдыха.
Она была безусловно права, но ты знал, что не время. Тебе ещё предстоит всем сообщить о том, что их ждёт, ну а потом уже, если получиться и поспать.
От одной только мысли о сне, ты сладко зевнул, отвернувшись от кобылы. Ну не любил ты зевать кому-то в морду, воспитание-то хоть какое-то, но имел.

79

Задумавшись о происходящем около маленького пупса, Марг пришел в себя только после смешков Хольги. Он тут же понял какую картину она себе представляла,не сводя с него глаз и мило по доброму посмотрел на нее и рассмеялся. Да уж, забавные наверно картинки она себе там в голове вырисовывала. Но к сожалению ничего забавного там не происходило,во всяком случае для вожака. А Марг наоборот в любой ситуации бодр весел и со усмешками смотрит в лицо опасности. Поймав на себе и Хольге его укоризненный взгляд, да еще и увидев ее покорную реакцию, вороной проводил вожака с прищуром и чуть заложенными ушами,пока тот не отвлекся на новую пятнистую. Никто не спорит что Марсель вожак и что его необходимо слушаться, но быть покорным псом Марг не собирался, не собирался и быть тупой рабочей силой, которую можно растрачивать без его согласия. Одно то что он вернулся в шайку после случившегося уже было для него широким поступком и Марс должен это понять. Иначе они не найдут общий язык. И он должен осознавать что если что то Маргу не нравится  он молча терпеть не будет, покорно склонив голову. В конце концов мы не в табуне а в шайке, которая сама по себе напоминает передвижную бомбу с оторванным кольцом, и далеко не все лошади тут имеют равновесие в психике. И как вожак соловый должен наоборот прислушиваться к тому что требуют от него его сослуживцы. Не подчиненные,а сослуживцы! Как минимум принимать во внимание и работать над собой в первую очередь, ведь он является опорой шайки,от него все зависит. Чего он пока не торопился делать, лишь молча дулся и пулялся огненными взглядами. Не нравится что-то,подойди и скажи,смысл копить? Ну поорались, ну подрались,ну и что дальше?Зато негатив не будет копиться. Вообще ему следовало бы подумать о игровых боях в шайке,как никак тут зрелые голодные жеребцы собрались. Если так дальше дело пойдет то негатива накопится столько что если встанет выбор кого вытащить из передряги первым, Марг выберет Мартина. С ним они уже все выяснили, все разошлись по своим местам и спокойно разошлись, у вороного даже обиды не осталось. А Марсель все это копит,к нему это все липнет как весенняя грязь. А первым начать выяснять отношения Марг не полезет, как же он против вожака то попрет? Тут же так нельзя. Тьфу блин,детский сад.
  - Просто ему повезло чуть меньше, когда мы шли он оказался ближе к краю склона и теленку все же удалось его спихнуть вниз. Нужно сказать что они были чертовски широкие и толкнул он неожиданно,я бы то же не удержался на его месте.
Марг еще хотел что то добавить, но почувствовал голову Хольги на своей спине. Он от удивления даже поперхнулся, воздух застрял в горле и он решил не продолжать эту тему. И эта кобыла еще спорит что она не странная. Надо же, рядом с ней арг даже забыл о рыжей лисе, которая была совсем незаметна в коллективе. Серая мышь, решил Марг,а ему такие не нужны. Хотя кто знает что творится за ее миндальными глазами,что ж,время покажет. Пока он искал глазами незнакомку послышалось ржание,опять женское, и Хольга резко двинулась к новенькой. Посмотрев в след уходящей подруге, вороной заметил незнакомую кобылу, которая была очень похожа на него и то же без гривы. Такая же вобла сухая, только не соленая. Он смотрел на нее и осозновал что у него чертовски хорошее строение если она так прекрасна сложена. Сорвавшись с места в хищную широкую мысль марг уже бежал за Холькой, не столько из интереса к новенькой, сколько заинтересованный состоянием Хольги. Ее загадочность как тонкая вуаль окутала его и все еще щекотала и обжигала спину.

80

Лошади, лошади... Как их тут много стало. Все болтают и болтают. Я же дожидался главного, чтобы всё разузнать и вступить в шайку. Хоть я и не предпочитал такого скопления, людей, но уж без шайки я точно не смогу, воспитаны мы так. Конан всё сидел около дерева и смотрел на меня. Видно было сразу, что меня уж точно здесь никто не замечает. Хотя если бы я начал разговаривать, то был бы уже давно известен. Я не из болтливых, так что останусь пока я в стороне.
Лошадей было много. Конечно, стоило бы со всеми ими познакомиться, так сказать, почти жить будем вместе, в одной шайке. Но я почему-то молчал и просто всех разглядывал. Пришёл один жеребец: худенький, длинненький (Маргинал). У него были голубые глаза, маленькое, но длинное тело, сразу понятно, что он не ровня мне. Они все о чём-то разговаривали. Не люблю я начинать устраиваться в шайках: как лошара стоишь и пялишься на всех и даже не знаешь, о чём идёт речь, кто здесь кто.
Появился соловый, длинный, довольно крупного телосложения жеребец (Марсель). Все оживились. Он подошёл ко всем и я сразу понял, что я наконец-то дождался вожака. Странно, где он пропадал? Я посмотрел на него и решил подойти к нему. Приближался всё ближе и ближе, наконец, когда я был около жеребца, я спросил:
- Вы вожак шайки?
Всё так же тихо, спокойно и уверенно сказал я. Грубо говоря, делать было совсем нечего. Меня здесь никто почти не интересовал, хотя по разговорам лошадей, сразу было понятно, все они не пальцем деланные. Все с характерами, всё как по шаблону: противные, дерзкие, неуравновешенные. Хотя пока я судить не могу, но на первый взгляд складывалось именно такое ощущение.