Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зимний Сад

Сообщений 81 страница 100 из 157

81

Атлас, боченясь, прошла пару метров вправо, параллельно всем лошадям. Между ними разыгрывалась какая-то драма, на земле были видны суховатые пятна крови, а кобыла, которая только что чуть не снесла Сатин с ног, крысилась на солового жеребца. Откуда-то поплыли новые личности, и они все глядели на гнедую мельком.
Неожиданно, прямо на Сатин танком пошла темная лошадь, которая оказалась даже дружелюбной, поздоровалась с ней так тепло. Однако Атлас лишь недоверчиво окинула ее взглядом – в тихом омуте черти водятся. Почему-то к этой кобе в голову пришла эта поговорка. – Отчего шумишь так? Крик души или просто петь хочется.  Последнее предложение – утверждение, или все-таки вопрос? Сатин еще больше изумилась новой знакомой, и как-то разрядить обстановку, а может, и нет, маслал незаурядный, тоже темненький, текинец. Гнедая мельком оглядела себя, и поняла, что они до невозможности похожи. - Не задумывалась как то. Нет, это был отнюдь не признак неграмотности, и то что Сатин глупая, ни о чем не думает, без интересов, а скорее всего наоборот, вопрос к напротив стоящей кобыле. Мол, а ты что, каждый свой шаг обдумываешь? Атлас выдавила из себя неказисто-неискреннюю улыбку, а так, отвязаться, и поспешила подойти к другой компании, ибо гнедая услышала, что кто-то интересуется вожаком шайки. Она, кстати, за этим сюда и пришла. А не за трепом, верно? Сатин была жестокой и неуступчивой в плане своих целей и должности, на которую поставят. Она любила защищать, атаковать, в общем, была воинственна, хоть и многие почему-то сначала замечали женственность и хрупкость. Да, она с виду хрупка, но только с виду. В тоненьких ножках скрываются толстые кости, и много мышц.
В животе скоропостижно и неприятно заурчало, и Сатин клацнула зубами на него. Она все еще продолжала стоять напротив кобылы, но одно деревце заинтересовало больше, чем она, да и оно еще могло удовлетворить потребности Атлас. Гнедая приметила справа от себя симпатичное деревце с вытянутыми хоть сухими, но листьями. Текинке нравились листочки деревьев с детства, они напоминали ей раннюю весеннюю траву, которую можно было жевать как жвачку. Подбираясь к деревцу поближе, Сатин привстала на задние ноги, причудливо вытягивая голову в сторону желанного предмета и стараясь ухватить самую красивую веточку зубами. С первого раза у нее не получилось. Слишком далеко вытянувшись вперед, Атлас потеряла равновесие и стала падать вниз, но на свое счастье вовремя успела опереться на передние ноги. Недовольно фыркнув и резко вздернув головой, она предприняла еще одну попытку по срыванию ветки, сделав уже пару шажков вперед к дереву. И вновь она привстала на задние ноги, приподнимаясь на дыбки и целясь зубами на веточку. В этот раз все прошло удачно, только некоторые засохшие колючки, комки снега, и веточки сверху, встревоженные неожиданным рывком, попадали гнедой на спину, отчего та начала вскидывать крупом, неожиданно извиваясь в разные стороны. О собеседнице Сатин забыла в миг, и ни сказала ей больше ни слова, не зацикливаясь на такой же породы жеребце. Она зажмурилась, как бы хотя открыть глаза, и оказаться тут одной, ну или просто с не таким большим количеством лошадей.
Как-то с собачьей неуклюжестью, по-детски встряхнув шеей, и потоптавшись на месте, смахивая с себя шелуху от коры деревца, текинка уже ровным, уверенным шагом двинулась вперед, не зажмуривая век вовсе. Все мысли как рукой сняло. Далеко посаженные уши отчего-то забавно задергались локаторами, прислушиваясь ко всем внешним звукам. Под ногами хрустел новый снежок, слышно было, как с ветки на ветку перепрыгнула белка, громогласно крякнула дикая птица. Приятно было послушать не голоса лошадей, а голос природы.
Атлас закрыла глаза из-за слепящего белесого снега, но решила продолжить идти вперед. Машинально шарахаясь назад, Сатин мигом раскрыла глаза и шустро встряхнув головой, взглянула на богатое на остропикие сучки деревце, с коим она столкнулась зараз. Гнедая отскочила от него в миг, и обошла уже за метр, все сближаясь с лошадьми.
Вожаком шайки интересовалась пегая лошадь, не то кобыла, не то жеребец. Понять было сложно, покуда лошадь слилась с пейзажем: снежным настилом и черными деревьями. Не теряя ни секунды, Атлас встала почти бок о бок с пегой(им), и как то уже на подсознательном уровне, что это действительно вожак шайки, сказала: - Здравствуйте. Сатин скоропостижно слегка поклонилась, и отступила на шаг назад, вытягивая шею как лебедь, становясь все выше и выше.

82

Сюрреалистичность окружающих фигур заставляла давиться от потребляемых взором картин, слишком жадно выхватываемых из узоров на мертвых старых деревьях, иногда ничком упавших на ворохи подгнившей листвы и нередко нагроможденных друг на друга; заставляла задыхаться и захлебываться этими пейзажами, ранившими воображение жеребца, еще и за счет неясного морока тьмы, меняющимися со скоростью твоего бега. Бежал не слишком обычно, высоко вскидывая ноги, стараясь не наступить на острые края обломавшейся древесины. Внимательно, даже осторожно, часто озираясь, оглядываясь и растворяясь в картине освежившейся природы. Участок леса с заломленными цепкими руками упавших древес он миновал; теперь расстояние меж стволами стало чуть больше, пространство также возросло. Вдали показался темный силуэт большой птицы, что угрюмо гаркнув улетела проч. Кажется что-то затевают жители этого леса да прилегающих к нему степей.
- Чирик! Что же, ты также не хотел пропускать заварушку. Кстати, вероятно, что ты пропустил мимо ушей чей-то глас, чирик! - пискнул маленький попугайчик, показывая головку из густой шевелюры жеребца. Снег под копытами не вызывал положительных эмоций, а лишь наоборот делала "путешествие" некой тропой препятствий. Задумчиво поглядев на облачившиеся в белые разводы перчаток конечности, Фулкс предпринял попытку стряхнуть с себя липкую дрянь, однако та не особо хотела слезать. Удостоив ее коротким подобием фырка, отвел взгляд от запачканных копыт, сливавшихся теперь с такой же белой шкурой. Провалитесь сквозь землю снег, тучи, ветра, их пригоняющие и все, от чего зависят неприятные такие осадки. "Будьте вы прокляты, а вместе с вами укрытая одеялом почва!". Такую дрянную погоду не любил, а потому постоянно пытался оббегать все те неказистые, неприятные телу места, дабы выйти чистеньким.
- Чирик! Смотри, там ягодка какая-то, чирик! - спокойный голос голубого попугая прервал нависшее молчание. Его взгляд был устремлен точно на белоснежное дерево. Вскинув голову, Фулкс не сразу понял, о какой ягоде твердит его вечный спутник. Прищурился, присмотрел и да, вот она, маленькая точка, свисающая на ветви. Иннокентий быстро выпутался из шевелюры-гнезда, потрепал головой из стороны в сторону и с силой ударил крыльями. Неприятное ощущение удара по глазам. Это давно забытое ощущение просто не могло не поднять настроение. Широкая морда опустилась в горизонтальное положение, тихо фыркнув, он продолжил стоять, рассматривая снег и рисуя узоры глазами.
- Тьфу, это не ягода! Чирик! - сидя на ветви протестовала птица. Красные пятна образовались на мордочке Кеши, особенно округление на носу. Плечи Фулкс слегка затряслись, а щеки чуть надулись. Не выдержав, раскрыл пасть, вывалив язык и дико заржал, не устояв и опустив взгляд в землю, аж зажмурившись. Однако ржач продолжался не так долго.
- Ты как будто съел в мусоре сильно токсичные препараты, - прошипел с удовлетворением в лице, аккуратно перепрыгивая сугроб. Не стоит недооценивать эту личность, он себя еще сможет показать, пусть даже не в лучшем свете.
- А ты курица-истеричка! Чирик! - раскрыв крылья, попугай со свистом пикировал к земле. Еще один взмах и вскоре приземлился на гриву жеребца, вновь укутавшись в бело-розовое одеяло. Уловив звук, изданный кем-то со стороны, конь ни коим образом не высказал своего непонимания, а только повернул голову. Однако непроизвольно бровь изогнулась, будто бы вопрошая.Впрочем, ви­зуально этот вопрос был задан никому, а потому жест на вряд ли был замечен.

83

Кобыла была увлечена их танцем и странным ощущением того, что они пытаются наладить связь. Чубарая не заметила, как жеребёнок общался с родителями, на заметила взглядов Хольги и Маргинала. Она не обратила бы внимание не за что другое кроме его слов. Миллион вариантов ответа крутился в её голове.
- Реббека, можно Блэр…
Она хотела продолжить, но тут пришел крупный, для нее, по крайней мере, жеребец. Все что она могла про него сказать это то, что он пегий у него пышная грива и очень странные ноги. По крайней мере, Би сочла их странными, они были словно утепленными. Он бесцеремонно перебил её и она отошла на шаг назад от вожака. Незнакомец даже не обратил внимания на неё. Она недовольно фыркнула, понимая, что приличия от этого амбала добиваться бесполезно.
Продолжать разговор было бессмысленно. А тем более, когда пришла еще и новенькая сюда. Мимо пробегал еще один жеребец. Кобыла посмотрела на солового.
- Я не привыкла стоять в очереди на жеребца.
Она многозначно кивнула на всех собравшихся и ехидно улыбнулась. Это был ответ на его вопрос. И правда они стояли втроем: гнедая, чубарая и пегий и словно верные собачки смотрели на солового.
- Их сюда привело желание не сдохнуть, а не желание жить в нашей шайке, надеюсь, ты это понимаешь и придумаешь что-нибудь, чтобы наша шайка была сильной.
Она посмотрела на него еще раз, а потом в сторону, на странного жеребца с попугаем.
- Например, не рисковать здоровьем нашего вожака.
Она даже не смотрела на него, когда говорила с ним. Стукнув копытом и фыркнув, она грациозно направилась к новенькому.  Она подошла к нему и приветственно заржала.
- Ты тут пробегал мимо или ты к нам?
Сказала она, мило улыбаясь и по-лебединому выгибая шею. Почему шаечная кобыла не может быть обольстительной кошкой в душе? Кто вам сказал такую глупость. К вожаку и остальным она стояла боком, и было видно, как она изящно изогнула шей, поставила ноги и шевелит губами, показывая своё игривое настроение, при этом уши были поставлены словно свечи и следили за незнакомцем и попугаем.

84

Серое небо стало почти черным, лишь тонкий намек на солнце представляла более светлая линия горизонта, гладкая и пустынная, абсолютно безжизненная и одинокая. Только ветер свистел, извещая о своем царствовании. Иногда было слышно, как его потоки резко обрываются вниз, словно всасываемые в недра земли, где, хоть глаз выколи, все равно одна галактическая чернота. Воистину прекрасный пейзаж. Яркий блеск в глазах не потухал даже при виде такой унылой картины, из ноздрей выходил тяжелый пар. Склонив голову попугай беззвучно усмехнулся. "Массажа хочу!". Легкий массаж никогда не помешает.
- Что-то не тепло как-то, чирик, - недовольно растянул попугай, сильнее укутавшись шевелюрой Фулкс. Жеребец обвел просторы взглядом, каждую лошадь. Посмотрев вперед, только сейчас он заметил приближающуюся кобылку. Ответив задорным ржанием, в ответ поприветствовал конь. - Ты тут пробегал мимо или ты к нам? - сказала она мило улыбаясь и выгибая шею. Невольно конь сморщил нос. Надо добавить, что Фулкс лучше бы по-скорее правильно и красиво сформулировать причину визита, иначе за бессмысленное разгуливание по чужой территории, можно и неприятностей нажить. С ответом он не торопился. Поведя носом по ветру, глубоко вдохнул морозный воздух.
- Что за птичка, что за штучка! Чирик! - сказал попугай, подмигивая кобылке. На эту реплику Фулкс рассмеялся. Попугай игриво склонил голову набок, и сощурив глаза - приветствуя. Настроение быстро поднялось, вот, что значит иметь под копытом маленького друга, способного рассказать шутку.
- Скорее всего к Вам, - перестав смеяться улыбнулся Фулкс, отступив на шаг назад. Как-никак, а конь достаточно маленький, а высоко задирать голову неудобно. В карих глазах вспыхнул целый огонь чувств, по большей части это были чувства радости, ведь за долгое время пребывания с сумасшедшим попугаем, Фулкс очень соскучился по общению с лошадьми.

85

Офф:Без обид,перс такой,да еще и ему заняться нечем)
Отметив грозным вечно прищуренным глазом всех прибывающих Марг начал понимать беспокойство главаря. А когда еще и такой же коровообразный жеребец пришел, как те, которым только что вороной бока намял, вовсе стало смешно. Нет, конечно же Марг,как было уже сказано ранее, отметил его совершенное сложение и притягательную аристократическую внешность в отличии от тех телят, но...Телята и коровы одинаковы.И вообще что за лошади пошли, то в точечку, то в лужицу. А он еще думал как бы себя заставить перестать стесняться отсутствия гривы. А нахрена? Да он просто оказывается самая обычная лошадь. Но только внешне. Темболее еще одна безгривая пришла. И прям так триумфно пришла и прошла мимо, что аж пятки свело.
- Фу, какая вежливая особа-не стесняясь громкости произнес Марг, но про себя все же отметив положительные качества медной леди. - Что то она не особо рвется отвечать тебе. И стоило голову с моей спины убирать? - шуточно заметил Маргинал и подмигнув вороной спутнице пошел ближе к дереву, где когда то стояла она до их знакомства.
Снова широко зевнув, он прилег под сухим деревом и продолжал наблюдать за всеми приходящими. Прискакавшая очередная испачканная грязью белая лошадь заставила его небрежно закатить глаза и чуть помотать головой. А когда она начала говорить он вовсе растерялся, она так "связно" и логично говорила что связала ему весь мозг. Дабы избавиться от противной щекотки на извилинах, наклонившись вправо в обратную сторону от дерева, вороной приступил к снежным ваннам перед сном. Так сладко и хорошо было ощущать холодное покалывание по всему телу, что аж глаза прикрылись, оставляя под все окружающее лишь тонкую щелочку. Но когда посередине этой щелочки замельтешили чьи-то светло коричневые ноги, Марг замер в том же положении в котором его можно сказать застукали. Заставили застукаться. Лежа ровненько на позвоночнике с задранными вверх всеми 4 конечностями, он резко повернул морду в сторону новичка и вытаращил глаза. Затем медленно и лениво опустился на бок и уже теперь рассматривал его с нормального ракурса. Вроде все нормально, обычный конь, жирненький такой,но не в нем смехота была, которая Марга привлекла. От смеха, который вызывало кокетливое поведение рыжей пятнистой новенькой, Марг невежливо набрал щеки воздуха и кряхтел, выдыхая по небольшому смешку каждый раз. Может этому маленькому жеребчику она конечно понравится, но вот у Марга она вызывала истеричный припадок смеха. О,вы только посмотрите как она шею выгнула! Ну просто секс бомба! Смех становилось все труднее сдерживать и все наблюдение сводилось к тому что вороной вот вот не выдержит и заржет на всю округу. Прошло пол минуты наблюдений и кажется уже нет причин ржать во весь голос,как... Он заметил какую то яркую точку на теле новичка. Оо попугай?! Все,лопнул. Вы только посмотрите, вот умора. Тоже мне разбойник. Его спутник врагу вред наносит сверху и в жарких потугах?
Маргинал наконец не выдержал и громко засмеялся, едва ли не ударяя копытом по земле,а вторым держа себя за грудь.

86

офф|офф

(офф: прошу прощение, что без очереди, но нужно же выплеснуть накопившеюся фантазию после пары анатомии)

Басня обеих комедий наших слаба и бедна: есть игривость и яркость, но нет движения - это говорящая картина - и только. Но и то говорят в ней не всегда участвующие лица, а часто говорит сам автор. Ухо лошади повернулось в сторону доносящегося смеха. "Какой странный смех, не красивый...", высказав свое персональное "фи", обернулся жеребец. Темное животное чуть ли не задыхалось. Мастерское изображение, удачная съемка нравов без примеси красок чуждых или неестественных, свобода и оригинальность, с которою выливается комическая фраза, веселость, которая должна существовать, как есть физиогномия физическая и нравственная, все это образует характер и отличительное достоинство его, неоспоримое, неотъемлемое.
- Ну что ты ржешь! Ну, что ржешь, невежа, чирик! - прокричал попугай, в слоге его есть какое-то движение, какая-то комическая мимика. Определить, в чем состоит она, невозможно, но чувство постигает. Фулкс еще более комично захохотал, топая, но и здесь карикатурный отпечаток не признак безвкусия, а выражение ума оригинального: тут есть веселость. Незнакомец несколько идеализировал свой карикатурный мастер в смешном и уродливом виде, но и тот и другой не изменяют истине.
- Хватит трепу, Кеш, у нас тут не сходка риторов-дилетантов, - сквозь зубы изрек Фулкс, с силой ударяя мощным копытом по земле. В тот же миг безукоризненно сложенное тело попугая изогнулось в привычной, самой что ни на есть стандартной боевой позиции. Лапки, согнулись­ в колонковых суставах, крылья опустилась, обеспечивая­ защитную функцию грудинно-щитовидной­ мышцы и весьма жизненно-важных артерий. Клюв был чуть приоткрыт. Перья гордо реяло на холодном ветру, красноречиво вещая не только о привилегированном положении, но и о его полнейшей уверенности в своей монументальной персоне.
- Пусть замолчит, пусть будет мужиком! - восклицал Иннокентий, щурясь. Фулкс, надменно ухмыляясь, наблюдал, как незнакомец надрывался.
- Ты слишком ярок, - величаво бросил жеребец попугаю, дернув головой. Но не таким ли попугаем казался сейчас он сам? Нелепым, бесцельным, в своей бесцельности трижды необходимым. В давние дни, - как на ферме - прохожие останавливались, завидев жеребца, тянущего за собой тяжелый плуг, и долго глядели ему вслед. Не знаю, за кого принимали его любопытные рантье, - за "ргinсе", за анархиста или просто за обманувшего бдительность сторожей сумасшедшего? А несколько лет спустя, в первую зиму, на улицах старого города, покрытых корою льда, средь голодных упрямых людей, осторожно, гуськом обходящих скользкие места, видел все те же зачарованные и ошеломленные взгляды. Иннокентий продолжал яростно чирикать, высказывая свое мнение о персоне. Такое пищание порядком поднадоело Фулкс и вновь он дернул головой, но уже с большей силой. Длинная шевелюра накрыла птенца с головой как одеяло на младенца и тот утих. Попугай быстро понял, что не стоит вылезать, нужно немного обождать.
- Знаешь, я - не лучший объект для "щенячьих" игр, - процедил сквозь зубы Фулкс, не беря во внимание остальное. Со стороны могло показаться, что настроение менялось с ужасающей скоростью, в действительности же оно было одним - спокойным, внешние проявления - разные, и все это порой могло совершенно не сочетаться друг с другом. Теперь, обогнув взглядом лежачего (или сидячего), жеребец, казалось, совершенно потерял интерес к происходящему, но только внешне, - Фулкс, - он вновь подался назад, и двинулся уже чуть правее от незнакомца. Конь небрежно мотнул головой.

87

Вся эта свора кругом начинала довольно сильно раздражать тебя. Все галдели, пытались перебить друг друга, то и дело отвлекали тебя. Ты отвечал лишь злобной крысой и попросу не обращал никакого внимания, хотя бы на тех, кто старался кричать из-за твоей спины. Не считал ты себя такой собачкой, которая по свистку должна была делать разворот на сто восемьдесят градусов и бежать к позвавшему. Да и помните - собака воспринимает только одного хозяина, а у тебя его никогда не будет, так что извиняйте ребят, не прокатит.
То и дело бегая голубыми глазами по телу чубарой, ты пытался понять за что же её всё-таки приняли в шайку? Что она из себя представляет в сфере боевых способностей, ну а о характере ты даже не пытался судить, уж слишком сложно его определить по внешнему виду, покажет только время. Нога всё время нудела, ты то и дело избивал себя хвостом, дабы отвлечься, но помогало с трудом. Настроение всё больше и больше ухудшалось, ты уже приближался к тому моменту, когда будешь готов развернуться и начать бой тут с первым попавшимся чисто из-за того, что он что-то невовремя сказал. Всё время приходилось незаметно для окружающих, но довольно неприятно для себя в физическом плане стучать копытом о замёрзшую землю с довольно плотной коркой льдя, лишь сверху ещё присыпанной снегом. На протяжении всего ожидания ответа от кобылы, ты стоял и лишь убеждал себя в том, что нужно подождать, не стоит оглашать сейчас реформы, надо подождать всех, кто отсутствует и рассказать о новых правилах. Надо подождать и плевать на собственные желания.
Ты печально оглядывал всех присутствующих тут, они выглядели весьма печально, лишь пара элементов данного стада у тебя выделялись, как более приближённые к тебе, как те, кого бы ты возможно уже мог отнести к признанным бойцам.
-Что ж, приятно познакомиться...  Я это понимаю.
Фраза имела много значений, но к сожалению не имела ни одного положительного. Ты было хотел ещё что-то добавить, но кобыла уже ушла к какому-то новенькому. Ты лишь тяжело вздохнул и решил, что видимо беседу придётся отложить на потом. Вокруг собралось уже некоторое колличество лошадей, которые требовали ответов на собственные вопросы или просто внимания. Ни то, ни другое требование тебя не устраивало, но знал, что надо, таковы обязанности вожака.
Медленно и лениво развернувшись к лошадям, ты натянул кое-как улыбку и начал отвечать пегому, наиболее крупному, чем другие жеребцу:
-Для начала - здравствуйте. Да, я. Вы что-то хотели?
Более лишних вопросов ты решил не задавать, не было желания, да и ничего болеене волновало, после плавно повернул голову и взглянул на золотистую особу, которая своими внешними данными довольно сильно напоминала Маргинала, ты даже на мгновенье потерял дар речи,но всё же не стал на обозрение выставлять собственное удивление и ответил.
-Здравствуйте. С какой целью пожаловали?
Да,этот вопрос тебя более всего волновал. Хоть кобыла и была довольно высока, но вот ноги её не выглядели особо сильными, да и мускулатура не являлась ярковыраженной. Ты оглядывал её с ног до головы и пытался понять, что же всё-таки ей тут надо... но всё-таки ответ на данный вопрос пришлось оставить за ней.
Позади раздалось протяжное ржание, кого-то что-то дико рассмешило и уже по одному только тону, ты по голосу узнал Маргинала, кинув на него довольно озлобленный взгляд, ты всё же проследил за тем, куда он смотрит и  на своё удивление наткнулся на чубарый силуэт, подле которого стоял жеребец, крупный, но пожалуй несколько меньше тебя. Лишь после нескольких мгновений напряжённого просмотра жеребца, ты всё-таки нашёл, что так рассмешило безгривого. Это был попугай. Да, действительно выглядело забавно, но ведь на вкус и цвет товарищей нет. Каждый выбирает себе собственного, такого, который подойдёт именно тебе. Ты огляничился лёгкой улыбкой, а после вновь вернулся к новеньким.

88

Будь проще и лошади к тебе потянуться – это точно не про чубарую. Она умилилась птичке. Он хоть и выглядел хрупко и изящно явно был хорошим другом. Ведь не обязательно получать от своих друзей какую-то выгоду, можно просто найти родственную душу.
- Тогда тебе к этому… - она кивнула в сторону толпы лошадей и Марселя. – У него сегодня день открытых дверей.
Кобыла фыркнула, но её вновь отвлек попугай, который что-то еле разборчиво чирикнул. Би улыбнулась и дернула хвостом.
- Милая птичка.
Не успела она договорить как услышала смех. Нет, это был не смех, а что-то дьявольское. Это был Маргинал.  Жеребец сразу отреагировал на него. Марсель тоже. Сдержанные жеребцы. Это было не про Блэр. Она окрысилась и направилась именно к нему. Он лежал. Она приближалась. Хвост стоял практически как у собаки, вышагивала она уверенно и не торопясь. Уши плотно прижаты к затылку, она явно демонстрировала желание надрать ему задницу. Да, наверное, так нельзя. Возможно, она получит по своим пятнистым бокам, но что ж не сделаешь, если у тебя такой характер. Она вскипела за секунду. Её ноги явно были сильнее, чем его, а норов. Вот этого она сказать не могла.
Она пригнула голову к земле и атаковала лежачего Маргинала прямо копытами, не церемонясь. Ведь этот лысый жеребец и не думал бояться её и не воспринял в серьез то, как она шла к нему. Потому что смеялся, и ему было плевать на то, что происходило вокруг.
- Вставай, юморист.
Сказала она это с такой ненавистью, как будто рядом был не жеребец из шайки, а чужой и абсолютно лишний здесь конь.
- Или ты только ржать можешь? Мерин несчастный.
Она стукнула копытом и всковырнула снег. Сейчас чубарая была похожа на быка, которому показали красную тряпку и этой тряпкой был Маргинал. Весь мир сузился до этой противной морды, которая сейчас очень сильно бесила Беку. Краем глаза она посмотрела на Марселя.
- Наверное, ты этого не одобришь.
Но она лишь подумала, а отступать не собиралась. Не её стиль.

89

Пришедшая, кажется, растерялась. Вымученная кривая улыбка и честный ответ. Хольгу он слегка удивил, но вороная не спешила это показать. Наша новоявленная знакомая явно не из тех, кто задумывается над своими действиями. Впрочем, на легкомысленную особу тоже не тянет. Так, скорее неуверенность из-за непривычной обстановки и новой компании. Сейчас откланяется и пойдет к вожаку.
Нет, для начала пойдет хрумкать яблоки. Голубоглазая некоторое время смотрела ей в след. Та еще дамочка. Но свое мнение вороная решила оставить при себе. Чего не скажешь о подошедшем Марге. Тот, похоже, не мог прожить ни минуты, чтобы что-нибудь кому-нибудь не высказать. Это, конечно, неплохо, но значительно укорачивает срок жизнь говорящему. Мало ли кто как отреагирует.
- Нет, она как раз ответила, - хмыкнула Хольга, но не раньше, чем Маргинал удалился. А вокруг вожака закручивался все более тугой клубок. И надо сказать, золотой наш был не слишком этому рад. А окружающие его лошади, кажется, не спешили проникнуться ситуацией. Не удивительно будет, если Марсель взорвется. Уже и так отвечает сухо и официально. Нет, раньше он тоже не был щедр на эмоции. Но сейчас, глядя на его осунувшуюся морду, кобылица подозревала: соловый на грани.
Громкое ржание Маргинала. Ить, смотрите-ка, что ж его так рассмешило? Вороная окинула взглядом прибывших лошадей, но ничего не заметила. Она была далековато, и рассмотреть мелкую синюю точку не смогла. А может причиной тому было вовсе не расстояние, а то, что « смешной» изъян она искала у собравшихся лошадок.
Еще один жеребчик, эдакий крепыш с забавной челкой. Весьма симпатичный, надо сказать. Он что-ли вызвал этот неудержимый приступ хохота? Так или иначе, на Марга отреагировали, причем и трое сразу. Ну, Марсель понятно, разбираться не будет – проблема-то по сути пустячная. Крепыш весьма лоялен. А вот реакция новоявленной няни действительно забавна. Может, стоит вмешаться?
Хольга не торопилась. Чего бежать, зачем спешить? Маргинал и так, несомненно, ответит. Этот не из тех, кто стерпит обиду. Хотя реакцию его вороная пока просчитать не может. Марг был непредсказуем.
-Ну, остынь, - она подошла к напряженной чубарой, опустила голову и мордой разрушила небольшой сугробик, осыпая бока кобылки снегом. – Бесплатное кипячение никому не нужно. Только мозг плавиться будет. Твой - в первую очередь.

90

Твою мать, какого хрена?! Резко перестав смеяться от тупого удара по плечу Марг уставился на выскочку. Да она меньше его в 2 раза,а еще возникает. Пока он медленно и грозно поднимался с земли столько ругательств пролетело в его бошке и столько картин как он выдирает ей куски мяса и крошит череп копытами. Но он так сделал бы если б был на месте Марселя. Но он же у нас не вожааак,он же пееешка,он на такое не способен. Поэтому поднявшись, даже забыв отряхнуть снег с боков, он подошел вплотную к кобыле, выпрямился, оказавшись выше ее на 1,5 головы и встал настолько близко, что ее затылок прятался за густым паром из его ноздрей. Уши прижались плотно к затылку а губы сжались, чуть обнажая зубы жаждущие вцепиться ей в челку и снять скальпель. А как копыта то чешутся, мама дорогая. Где это вообще видано чтоб кобыла его ударила и осталась безнаказанна. Он допускал такой вариант, но если бы еще рядом с кобылой бегала как минимум одна его маленькая копия.
- Тебе повезло что ты крохотная жирная кобыла! Была бы ты жеребцом-наплевал бы на все правила шайки и ставил на тебе острые опыты. Нужна ты мне больно, красавица писаная, смеяться над тобой. Тут как минимум еще двое таких же заплесневелых. А,я понял, это видимо особенность такая у вас всех, у вас с самооценкой проблемы и вы кидаетесь на каждого встречного кто на вас не так посмотрит. И все равно что у него может быть косоглазие.
Закончив грозный монолог он уже собирался произнести вторую часть проклятия, как увидел приближающуюся Хольгу. Интересно, что она...Батюшки,да она можно сказать за тебя заступается, болван! В ту же секунду, окрыленный таким поведением кобылы, даже точнее скажу-жутко довольный, Марг отступил от сопливой выскочки два шага назад и резко сменил тон.
- Не,я вообще не пойму, что вам всем так присралось постоянно тыкать меня на мои сексуальные характеристики? То я педик, то мерин. - С вернувшейся улыбкой на уста захлопотал Марг. Согнувшись в кралечку он поднял заднюю ногу и поспешил посмотреть под брюхо,дабы проверить,а то может правда отмерзли и отпали? Но обнаружив свои достоинства на месте он не опуская ноги вопросительно посмотрел на пеструю. -И кто из нас двоих мерин?

91

В ушах тихий свист ветра, иголки сосен шелестели под дуновением, создавая мелодию. Фулкс тихо стоял в стороне, наблюдая за начавшейся неразберихой. Иннокентий наслаждался вкусом нашедшей на снегу ягоды Спокойствие... Казалось, ничто не может разрушить душевное спокойствие. Но совершенно внезапно безгривый согнулся в «вопрос» и задрал ногу. Жеребец свистнул, щеки смешно надулись и через секунду сам захихикал, но предпочел отвернуться, дабы скрыть скосившиеся к переносице зрачки и вывалившийся язык. Да, Фулкс мог бы воспользоваться возможностями своего сильного, но довольно миниатюрного тела, чтобы заткнуть черного, однако «грустный» шут очень понравился своими странными шуточками. Значит... Кеша удобно уселся между ушей жеребца, тот приободрено кивнул, они понимали друг друга... Это особая связь, они понимали друг друга без слов. Фулкс натянул уголки губ - улыбаясь, а вот Кеша явно расстроился. Нависла идеальная тишь, ничего не слышно, и возникает больше шансов заметить что-то. Внезапно кончики ушей задергались, улавливая тихое скрипение снега.
- Так зачем я сюда приходил? – вскинув бровь, спросил он сам себя, скорчив задумчивую гримасу, и застыл. Послышался голос из темноты, попугай настойчиво щипал макушку жеребца, заставляя вернуться в реальность. Встряхнув головой, конь поднял голову к небу. Множество снежинок посыпалось на землю, загадочно мерцая голубоватым светом, словно маленькие ангелы. Это было похоже на вальс, но он был со своей хитростью.
- Ах, точно, я же хотел в шайку вступить, - прошептал он сам себе. Волнение теплым притоком наполнило грудь, все ближе и ближе становилась мечта. Если приложить руку к груди, можно почувствовать как быстро и волнительно стучит сердце, будто так и норовит выскочить. Это его первая в жизни просьба. Легкие защекотало, и конь тихонько чихнул, откидывая голову в сторону. Тело продрогло, однако он никогда не показывал свои слабости, не тому его учила жизнь. Поэтому не выдавая той дрожи которая охватила тело, просто стоял и ждал, дожидаясь ответа. Попугай прикрыл глаза и ворча прижался к жеребцу, наверное, пытаясь согреться.

Большая просьба писать шрифтом покрупнее, т.к. нужно прикладывать огромные усилия, чтобы прочесть содержимое поста. Не говоря уже о людях с плохим зрением.
С ув. Херсонес.

92

Ты внимательно выслушала свою собеседницу.
-Мне очень приятно. Да знаешь зима однако и в шайках выжить намного легче. Все таки в одиночестве ты легкая добыча для голодных волков и рысей. Ну и новые знакомства и приятное общение тоже не помешает.
-Слушай, а ты не замечаешь наше сходство или мне кажется??
Еще раз с ног до головы ты оглядела Лору и подметила, что (черт возьми!) вы и правда очень похожи! на губах заиграла улыбка.
Несомненно. Бывают же совпадения на этой земле!
Кобылица незамедлительно продолжила разговор:
-Скажи, а ты старожила в этой шайке? Давно общаешься с этими лошадьми?
И после некоторой паузы и внимательного рассматривания стоящего в пяти метрах от вас Мартина, добавила:
-А почему тот чубарый так на тебя смотрит? Как будто что-то ожидает от тебя?
Старожила? Можно и так сказать. Была здесь еще при прежнем вожаке. Но, честно говоря, на данный момент не вижу ни одного "старого" лица здесь - одни новички. - затем ты повернула голову к чубарому и продолжила ответ - Ты о Мартине говоришь? Да он так всегда на меня смотрит. Боится, чтоб не украли сокровище-то такое (а ещё я очень скромная xD). Странно было бы, если б отец моего ребенка имел равнодушную мину на лице.
И тут тебя буквально осенило. Где твоё детище? Где твоё маленькое пятнистое чудо?! Он всего пять минут назад стоял рядом с Марти и Хольгой. А тут - ни вороной кобылицы, ни твоего сына. Естественно, ты забеспокоилась и, навострив уши, стала выглядывать в близлежащих кустах пятнистую попу. <...>
Через некоторое время ты увидела, что Мотти сам направляется к тебе с опущенными головой и ушами. Ну что этот ребенок натворил? Повернувшись к нему всем телом, ты внимательно оглядела жеребенка и, увидев странные порезы на теле, немного опешила. Затем успокоилась и совершенно спокойно (с маааленькими такими нотками "строгости" в голосе) сказала:
Сожалеешь. И что же с тобой произошло? Давай признавайся, а то щас как ремнем-то дам по попе за то, что волноваться заставил. - фраза про ремень конечно же была шутливой...

93

Сатин почетно смотрела на как выяснившегося вожака шайки. Хотя здесь и было много лошадей, но ни одна за присутствие здесь Атлас не назвала его имени. Поди, и назвала, но здесь же так много лошадей? Гнедая усмехнулась сама себе и своей поверхностной тавтологии. Поднять на солового глаза заставил его ответ на речь пегого, к  которому кобылка недавно примкнула. Кстати, сейчас было уже точно известно, что это жеребец. Далее последовал ответ и на приветствие Атлас, нечто вроде «зачем пришла?» Глупый вопрос. Сатин вызывающе подняла бровь, испепеляя темными, и непонятной консистенции – цвета, как нефти, глазами, тонко обрамленными бархатными ресничками солового.
– Служить вам. Гнедая ответила коротко и прямо, ибо никакого настроения радоваться не было. Сатин озлобленно и воинственно оглядела всех, изменяя свой взгляд на пафосный через одного. Строгая иерархия и жесткая дисциплина неимоверно пленили и возвышали дух Атлас. Хотя этого она пока тут не видела. А если не увидит, то придется распрощаться с этой компанией. Вожак не должен давать никаких поблажек, как своим близким, так и врагам. А лошади, находящиеся у него в подчинении, в свою очередь, должны были безприкословно подчиняться, бояться, уважать главного. Гнедая была именно такой. Она неимоверно поклонялась вожаку, и уходила в работу с головой, какую бы не предоставил вожак. И Сатин очень молила, что бы это была именно такая шайка.
Неожиданно Атлас вскинула головой, то ли от испуга, то ли от громкого шума. Все один испуг. Хотя, вряд ли. Тут же на морде появился легкий оскал и раздутые ноздри. Сатин вытянула голову вперед, и грозно помотала ей вверх-вниз. Все эти действия предназначались тому текинскому жеребцу, который щеголял за только что оставленной Атлас знакомой. Может, когда он начал ржать, в буквальном смысле, не так громко, и резко-прерывисто, гнедая восприняла это как нечто неотъемлемое жизни. Но надо же знать меру? Конь гоготал во все свое горло. Кобылка кинула тревожный взгляд в сторону его «жертвы». Средних размеров, тоже соловый, но как-то слабо соловый, пушистый из-за зимних морозов жеребчик стоял неподалеку объекта раздражения. Не очень впечатляюще бросилось яркое пятно на спине у того поняхи. Отныне это была его личная кличка от Сатин. О, даа.
Атлас не стала присматриваться что это, кто это, зачем это, а лишь отвела взгляд через правое плечо, с такой же напыщенностью, и проследила за пегой уже кобылой. Она мгновенно ударила того безгривого, и гнедой стало неутомимо больно за то, что вожак не может поддержать дисциплину. Сатин хотела было рвануться, что бы угомонить всех, но сделала не более одного шага вправо.
Тут же подбежала темненькая знакомая, которая очень соблаговолила вначале Атлас, в сей жей миг разрушив все свои прелести.  Она будто мамочка подбежала к своему сыну, и начала защищать, кидая колкие фразы всем попавшим как раз-таки под «обстрел».
Молниеносно окинув оценивающим взглядом вожака, Сатин сделала скоропостижный вывод, что утихомирить ситуацию он не сможет. Хотя, может, это были обыденные случаи в этой шайке? Так при таком раскладе, можете не надеяться на гнедую.
Атлас победоносно вскинула головой, и попыталась привстать на дыбки, но лишь споткнулась, и побежала легкой рысью к нарастающему напряжению. Она уверенно прошла мимо новоиспеченной парочкой гнедых, и, стоящих напротив, поняхи и пегой. Сатин остановилась как раз между ними, слегка подсобравшись – поставив задние ноги более плотней к передним. 
Атлас угрожающе фыркнула на парочку слева, и резко повернулась на поняху, как бы взглядом говоря, что за слабина? Какая-то кобыла пытается защитить тебя? Она стукнула копытом о землю, и раздался такой гул по всему саду, из-за того, что гнедая пробила тонкий слой снега до какого-то камня. Было понятно, что это не прошло мимо. Копыто неумолимо заболело, но Сатин уверенно-твердо поставила его обратно на землю, при этом стукнув, еще раз, показывая всем видом, что боль надо терпеть. Хотя, может кто-то из всех тут присутствующих умел это делать. В любом случае, гнедая еще не видела ни одной причины остаться здесь. Подсознательно держало что-то.
Будучи уверенной, что Атлас сумела приостановить начинающийся пожар, она вернулась обратно, подстегивая себя хвостом, что бы утихомирить и свой краткий нрав.
Гнедая с неким испугом и полностью подчинением поклонилась соловому чуть ли не до самой земли, косясь на него глазом с уже видным белком. Она сначала отошла от вожака на пару метров, а только потом выпрямилась. Это поведение, сто процентов, покажется странным для всех тутошних лошадей. Они ведь привыкли вести себя халявно, разбросанно, дерзко, даже не вспоминая, что власть не в их руках. Однако Сатин была настроена серьезно и уважительно, лишь гугукнув соловому.

94

Шайка зашумела, где-то за спиной развивались новые, очередные собтия полные жару пылу. Лиц, участвующих в происшствии становилось только всё больше и больше,  вроде бы и надо было пойти, разобраться, что же там всё-таки происходит, но блиин... так не хотелось. Ты лишь повернул уши в их сторону и решил для начала закончить разговор с копией Маргинала. Глаза всё так же оставались несколько удивлёнными, ты всё не мог понять, откуда же она тут взялась и какого чёрта собственно так похожа с твоим спасителем? Золотистая вскоре ответила коротко и ясно, видимо не желая особо разглагольствовать, что ж, ты находил это довольно положительной чертой характера для шаечной лошади, особенно в том случае, когда она общается о вступлении в шайку, но вот только таковую ты не относил к самому себе. Да и понятно вроде бы, ты вожак, ты должен задать все тебя интересующие вопросы, даже если это сделает разговор через чур продолжительным.
Когда ты уже было  стал готов задать  очередной вопрос кобыле, она внезапно приподнялась на заних ногах, развернулась и может и не столь быстро, но покинула тебя, направляясь к эпицентру событий. Ты лишь пронаблюдал за её лёгкими, непринуждёнными движениями, после властным стуком копыта о землю и возвращением обратно. Низкий поклон, шаг наза, выпрямляется и вновь оказывается на своём прежнем месте. Хм, возможно твои глаза были конкретно выпучены, ведь ты был действительно сильно удивлён такому поведению кобылы, не привык ты, чтобы тебе тут раздавали поклоны. Хмыкнув, ты всё же решил задавать попросы, которые тебя начали волновать ещё минут пять назад, но которые ты тогда не успел задать.
-Чем вы можете быть полезны шайке и уверены ли, что не захотите поздее уйти?
Кобыла не давала ответа довольно быстро, а ты чувствовал уструю необходимость вмешаться в разговор чубарой, Маргинала, Хольги и возможно ещё кого-то. Да и пожалуй сейчас был лучший момент сообщить всем новости, свои распоряжений и правила, ну а так же попросить покинуть земли тех, кто сюда пришёл чисто потусоваться.
-Я сейчас.
Коротко объяснился ты с кобылой, развернулся и направился к Маргу, даже не потому, что там была накалённая обстановка, а потом, что именно там находился небольшой бугорок, встав на который было пожалуй удобнее всего что-то говорить, желая, чтобы услышали все. Проходя мимо Маргинала и Блэр, ты бросил лишь раздражённый взор и коротко сказал:
-Отстань от неё. Будь сдержанней. Вообще разойдитесь.
Остановившись в паре метров от них, ты повернулся к шайке, встав на дыбы заржал, дабы привлечь внимание. ну а после заговорил,посчитав,что кому надо,тот тебя услышит. Говорил ты довольно громко, если на поляне будет молчание, то пожалуй каждый предполагаемый участник шайки сможет тебя услышать.
-Что ж, надеюсь меня сейчас все слышат. Всех, кто сюда пришёл от нечего делать, прошу, на сто восемьдесят градусов и покиньте данную поляну. Кто же хочет остаться, вам пожалуй повезло, попасть в шайку вам будет проще, чем тем, кто придёт после вас. Запомните сразу - хамству здесь не место, личные отношения, неприязнь, вымещайте злость на врагах, мне не нужны здесь калеки. которые стали таковыми от копыт собственного "Брата". С мнением каждым считаться здесь будут, но решения все принимаю я. Любой приказ не обсуждается, будь то от меня, моего помощника или кого-либо приближённого. Покидать шайку без моего ведома запрещено. Прежде, чем вступить в шайку сто раз подумайте, а надо ли вам это? Готовы ли вы жить в таких законах, при том, что они перечислены в малой части? Прежде, чем вас приму, вы пройдёте проверку, у каждого она может быть разная, не прошедший её - изгоняется. Однажды вошедший в шайку может быть так же изгнан в любой момент, знающий больше, чем положено будет убит в случае придательства или хотя бы одной просьбы покинуть наше общество. Бежавший будет пойман, если кто-то ослушается без веской причины так же огребёт, помогающие ему будут наказаны в равной степени провенившегося. Здесь будет каждый друг за друга, никакой вражды между друг другом, если и есть она, будьте добры прикусите язык или же разберитесь раз и на всех между собой, но за пределами шайки, после вернитесь. Каждый будет в случае спасать шкуру другого и не важно рискует он при этом собственной жизнью или нет. Каждый из вас ещё является лишь потенциальным членом шайки, никто кроме Маргинала не прошёл ещё никакой проверки, так что у вас ещё всё впереди. Вопросы есть?
Голос властный, неподдатливый, ты почувствовал даже как-то более уверенно себя, но всё же в глубине души всё же что-то подрагивало, заставляя задуматься правильно ли ты поступаешь. Хотя, по сути-то неуверенность характерна для любого живого существа, а страх и подавно преследует каждого из нас, просто проявляется в той или иной степени. Некоторые умеют его побороть, забывают про него, кто-то всю жизнь страдает из-за него и боится совершать какие-либо, пугающие его действия. А есть ты и подобные тебе, кто всю жизнь живёт со страхом, всё никак не может его побороть, но при этом и не отказывает себе в совершении каких-то поступков, которые неизвестно к чему ещё и смогу привести.

95

Ну как всегда. За него заступились. Блэр привыкла быть отшельником, поэтому не особо переживала. Она не была особа ниже жеребца. Хотя тот явно мнил себя выше всех на этом белом свете. Сантиметров десять в холке не делали его гигантом. Обычная разница для кобылы и жеребца. Она спокойно смотрела на него. Он гневно на неё. В этот момент и подоспела вездесущая Хольга, а следом и все остальные.
Чубарая не была тупой и поняла, что подраться с ним вообще никак не выйдет. Она спокойно перевела взгляд на Марселя. Его речь не впечатлила её. Так и должно было быть, ну она так считала.
- Теперь в случае чего я буду рисковать шкурой из-за этих уродов. Ну, хорошо.
Би еще раз посмотрела на каждого, явно не выказывая восторга и желания защищать их всех. Но при этом было любопытство во взгляде, она ждала, уйдет ли кто-нибудь. То, что Маргинал уже прошел проверку, вообще её никак не удивило, она даже не отреагировала на это все, а вот то, что она, Хольга и гнедая теперь наравне радовало. Блэр одобрительно фыркнула.
- Ну что ж, шеф. Надеюсь, у тебя хватит фантазии н разные испытания и все пройдут.
Собрание было странным. Вопросов у нее не было, и стоять в этом табуне ей не хотелось, это тепло по бокам раздражало. А пустой взгляд Марселя лишь подтверждал, что лучше свалить. Она так и сделала. Пару шагов назад и она вышла из этого скопления и пошла в сторону деревьев, там она улеглась под одним из них и заснула.
Ей ничего не снилось, а перед сном она подумала лишь о Стойком.
- Как ты там? Выжил ли?
После этих мыслях усталая кобыла погрузилась в сон и слабо реагировала на происходящее, но она не ушла, дав понять Марселю, что готова к испытаниям и проверкам.

96

Как и следовало ожидать,драки не последовало. Не последовало и гневных заявлений и плевков ядом. Типичная кобыла, Марг вообще не понимал что она делает в шайке.Но как ни крути она уже в его социальном обществе и деться никуда не может. Не,она может конечно попытаться уйти из шайки и тогда Марг попытается стать первым в числе ее карателей. А пока, увидев ее тошнотворную мину на лице, он снова злобно окрысился но не более, и вернулся к фигуре вожака.
Вообще, увидев как перед соловым откланялась новенькая,он чуть язык не проглотил.В горле то точно пересохло. Закралось полное осознание того что он тоже так хочет.Он даже задумался и со слащавой улыбкой смотрел на Хольгу. А затем и на всех окружающих. Подлец, мысленно чужую корону мерил. Но быстро опустившись на землю он ухмыльнулся сам себе и попытался сделаться серьознее.Но никак не получалось, в голову закралась гениальная мысль. Если бы он был вожаком шайки, то принимал бы только трехногих лошадей. Ну или ломал бы переднюю ногу здоровым. Что бы они все мимо него проходили и невольно кланялись всегда. Ну это так,в порядке бреда и на фоне чрезвычайно удачного генофонда. Уловив в своих мыслях паутинную нить папиного характера, стало тошно и захотелось кого-нибудь ударить. Это стали его бока, которые возмущенно дернулись от удара спутанным хвостом.
Дослушав речь вожака, скромно зевая от непрошедшей усталости, вороной услышал свое имя и мгновенно выпрямился, надеясь выделиться из толпы, что б все видели кто носит это чертовски непонятное имя. Он хотел было узнать у Марселя когда они уже скорее пойдут на табуны,но вместо этого лишь сухо произнес, не выпуская из головы образ отца и его старой кормилице.Сухо,но не тихо.
- Смерть всем вожакам табунов!

97

Рауль испуганно поджал хвост и взглянул на свою большую подружку. Синопа почувствовала его жалостный взгляд и опустила к нему голову. Спрашивать ничего не пришлось – по огромным глазам лиса все было яснее ясного. Кобыла лишь фыркнула от досады и резко вскинула голову, в поисках обидчика.
Большой самец беркута, сложив крылья, мягко опустился на толстый сук. Птица, не отрываясь, глядела на рыжика своими голодными очами. Синопа раздраженно втянула холодный воздух и оскалилась в его сторону. За Рауля она была готова на все. Это единственный друг молодой кобылки, и ей не хотелось его терять. Столь крепкой дружбы у нее никогда не было.
Рауль благодарно пискнул что-то – теперь он в безопасности. Пусть хоть кто-нибудь только посмотрит в их сторону, как Синопа настучит всем копытом по головушке.
Она немного успокоилась и перевела взгляд с беркута вниз, на темную лошадь, что стола прямо над суком. Видимо, эта упитанная птичечка была верным спутником этой стройной красотки, подумала Нопа и прищурилась, оценивая незнакомку.
Да, они стоят друг друга. Птица – бездонное брюхо и кобыла с глазами гадюки. Отличная парочка.
Синопа поиграла с ней в «гляделки» пару мгновений и отвернулась. Но не стала расслабляться – мало ли, что у них там на уме.
- Рауль, спокойно. – Ласково гугукнула рыжая и выдохнула горячий пар прямо в мордашку лиса. Тот ответил благодарным кивком.
Синопа снова вздернула голову, теперь ее привлекли другие лошади, собравшиеся здесь. Она никого не знала. Только того жеребца, который сейчас пытался привлечь внимание других. Мгновение назад она с ним «лаского» поздоровалась. Хотя, теперь это не важно. Синка с любопытством уставилась на присутствующих, ей было интересно, что она пропустила и кто они вообще.
Она молча сделала пару смелых шагов в сторону жеребца и остановилась, навострив уши, внимательно слушая его речь. А зашла она как раз о том, что и подумала Синопа. О шайке. Видимо, здесь место встречи. Место сбора. Место зарождения нового объединения. Отлично. Как раз то, что ей нужно вот уже столько лет. 
Синопа пробовала на «вкус» каждое слово, слетевшее с уст вожака, и тщательно взвешивала его. Она мчтала обрести семью, но теперь, когда счастье так близко, она резко пошла назад. Брать на себя ответственность за других? Следовать правилам? Подчиняться? …
- Сип… - Тихо шепнул Рауль. Его голос сопроводило эхо, потому что на поляне стояла мертвая тишина. Лис понимал растерянность своей Плюшки, но сейчас надо было дать точный ответ. Сейчас решается дальнейшая судьба рыжей…
Кобыла медленно двинулась к жеребцу, не поднимая глаз на присутствующих. Но с каждым шагом ее уверенность в принятом решении твердела, Синопа почти вплотную подошла к вожаку. Рыжая смело посмотрела в его глаза и громко, чтобы все слышали, сказала:
- Я готова принять твои условия. Я хочу присоединиться к тебе!
Синопа сама удивилась насколько твердо и правдоподобно звучала ее речь. Рауль же распушил хвост и гордо устроился около мохнатых ножек Нопы.

98

Ответа от Мотти не последовало, но ты всё еще ждала объяснений. Правда пришлось оторваться и внимательно выслушать нового вожака - Марселя.
<офигеть какая длинная речь Марселя ;D>
Сказанное пришлось тебе не по душе... частично. Правила о спорах, драках и предательствах были вполне оправданы, но вот эти "проверки" - откровенно не айс идея. Тем не менее ты сделала пару шагов вперед и не особо громко, дабы не привлекать внимание, но и не особо отличаясь от толпы, произнесла:
Проверки? Какой от них будет смысл? Любой, хорошо обученный к примеру.. шпион.. сможет выполнить задания, если осведомит об этом свое начальство. Если вы, конечно, ранее его не перехватите. Или это своеобразный "неестественный отбор", чтобы сразу исключить соплежуев и трусов и оставить лишь механизированных воинов? Хах.
Ты усмехнулась и продолжила:
Я не говорю о том, что боюсь проходить какое-либо испытание и пытаюсь отговорить вас от этой затеи. Мне абсолютно все равно, что там за задания. Сама идея такого просева глупа. Кому будет нужно, тот выполнит указания... но это не гарантирует, что он не подожмет хвост в будущем. Книга читается постепенно, точно так же всех проверит время.
Я останусь, так как была в этой шайке и ранее. Не собираюсь менять место и делайте что хотите..

Ты немного отступила и вернулась к сыну. Больше тебе нечего было говорить. Твоё чудо - важнее. но одна мысль тебя не покидала, хоть она и была невозможной..
Вернись, делонд...

I'm sorry |close

Пардон, что-то накатило хд
И сорри что так мало. просто надо же хоть написать реакцию на вожака)

99

Я стоял и будто дышал свежим воздухом. Каждая лошадь друг с другом разговаривала, а я как столб стоял и просто смотрел в землю, пока вожак не ответит. Вокруг было не так уж и светло, но рысь свою я замечал. Конан всё лежал под деревом, может быть даже он уснул... Хотя в таком то балагане уснёшь! Я никого здесь не знал и решил так: сначала вожак и поступление, а потом уже приятели и т.д. Хотя я бы не прочь наконец-то с кем-то поговорить, а то стою тут, как дерево примёрз к земле и всё. А тут много разных личностей, тем более как я вступлю, мы будем "одной семьёй".
Наконец жеребец ответил: -Для начала - здравствуйте. Да, я. Вы что-то хотели? "Отлично, я ещё и поздороваться забыл. Ну ладно, потом искуплю свою вину!" Жеребец говорил это с какой-то маленькой улыбкой. Ну чтож, я не удивляюсь, здесь таких дубов много:
- Да, я бы хотел попасть в вашу шайку. - довольно уверенно сказал я.
Передумывать я не собирался, да и  идти мне больше не куда. А так я и Конан хотя бы обретём семью. Какую никакую, но семью. Как говорят: семью не выбирают.
После этого началось какое-то оживление в шайке. Как я понял, за моей спиной была драка, но может быть я ошибаюсь, я не видел, а только слышал. Я развернулся и увидел уже вскипевших лошадей, но самой драки я не видел. Закончили наверное. Вдруг начал говорить вожак. Он говорил про шайку. Ни что так не успокаивает, как "курс по шайке" от вожака. Всё же приятно слышать такие слова. Хотя он сказал про испытания. Я сразу оживился. Мне всегда нравилось что-то с собой делать, а точнее пыхтеть над работой как паровоз. Чтож, я уже ждал всего этого:
- Ну чтож, я готов к испытаниям. - всё так же спокойно и безразлично ответил я.

100

Реакция вожака последовала такая, коей и ожидалась при не очень удачном развороте событий. Удивление, и ничего более. Сатин слегка разочарованно помотала головой на уровне своих ног, и обернулась, будто знала, что сейчас увидит какое-то чудо. Никакого чуда, естественно, не произошло. Лишь вожак окликнул Атлас своим вопросом. -Чем желаете. Нет, не захочу покинуть вас. Снова сухо и угрюмо ответила гнедая, более опустошенно закатив глаза. Ибо демагогии сейчас разводить очень не хотелось, хотя даже Сатин и не была многословной. А вот вожак, напротив, пройдя мимо кобылки, и уверив ее, что он сейчас вернется, направился разглагольствовать. Перед этим, он показал свои видом тем четверым, чтоб умолкли. Гнедая прищурилась про себя, так и не понимая, как соловый отреагировал на ее действия.
Атлас еще ни разу не доводилось участвовать в так называемом собрании табуна/шайки, однако на серьезное и принципиальное собрание это не тянуло. Гнедая вскинула головой, поймав на себе какой-то понимающий взгляд пегой - одной из начавших потасовку. Она даже не посмотрела на нее, как только заметила, что та уходит, что бы побыть в одиночестве. В общем, Сатин это не очень интересовало. Атлас вышла чуть ближе к монотонно говорящему соловому, и грозно оглядела всех, ибо речь вожака – судьба вашей жизни, и вы должны прислушиваться к каждому ему слову.
Гнедая кивала почти на каждое важное для нее слово вожака, особенно подчеркивая свои предпочтения во фразе про приказы. Ноздри были раздуты, но Сатин уже была не так агрессивна, хотя и сохраняла вид мол, не подходи, плохо будет! Про проверки кобылка тоже безудержно мотала головой, она знала, что бездельникам и предателям тут не место. Боишься чего-то – даже своих самых сокровенных страхов – тебе здесь не место.
Сейчас как-то все пытались усиленно разглядеть Атлас. Тот текинец неоднократно смотрел на нее, что неимоверно бесило. Она кинула на него непонимающе-злостный взгляд (чего ж он все-таки смотрел?), и в тоже время он выкрикнул про смерть других вожаков как белая ворона, ни к селу, ни к городу, собственно. Сатин свела брови, полностью избавившись от агрессивных взглядов, а лишь будучи опечаленной недисциплинированным строем лошадей. Она медленно перевела голову обратно на солового, который возвышался на небольшом уступе, на что гнедая устало отвернулась. Странно, эта обстановка уже успела утомить ее, ведь шаечные лошади не должны были расслабляться ни на секунду.
Но, как обычно бывает, ситуация набирала более жестко запутанные в китайский узел обороты. На горизонте появилась рыжая, довольно крупная кобыла. Кобылкой даже язык не поворачивался назвать. Атлас воинственно вскинула головой, будто она уже в шайке, и принялась пепелить неимоверно страшным своим взглядом эту чужачку. И даже было неважно, состоит она уже здесь, знакома с соловым, просто это начало новой жизни этой шайки. И лошади должны были защищать границы от любого чужого запаха.
Гнедая внимательно следила за телодвижениями рыжей с легким прищуром, заметив при этом прячущегося за ней лиса. Однако, как только та начала подходить все ближе и ближе к вожаку, Сатин снова испытала тут уже которое разочарование, полностью потеряв к ней интерес. Без всяких попыток становится ей врагом или другом. Просто равнодушие. Хотя, эта возможность наверно присутствовала где-то глубоко в гнедой, но выкрик рыжей добил окончательно. Если бы хоть держалась сначала поодаль, а затем подошла, то Сатин и не отреагировала так категорично. Атлас шумно-разочарованно, и где-то даже с сильнейшей своей злобой выдохнула, резко развернувшись вокруг своей оси, и начав считать ворон. Все. Это был финиш.
Редчайшим образом гнедую удавалось вывести из коматозного состояния. Эта честь выпала буланой кобыле. Заметьте, кобыле, а не какой-нибудь легкой и воздушной кобылке. Весомая и тяжелая – сначала даже будучи не замечена Атлас.
Сатин повернулась к ней, вся такая на пантах, нахально приподняв левую бровь. -Механизированные воины нынче ценнее, чем «друзья» вожака. Про друзей вожака гнедая имела в виду нынешние отношения между лошадьми и вожаком. Дилемма набирала странно-интересные для Атлас обороты. И продолжить ее она была намерена. - Ты сама себе противоречишь. Да, ты, ибо на «вы» назывался только вожак и почитаемые лица. - Кому будет нужно, тот выполнит, дойдет до конца, и не подожмет хвост. А кто думает, что шайка это только его кров, дом, и защита, сильно сомневается. Это, прежде всего, поддержка вашей атаки. Ибо без поддержки ваши попытки нападений будут никчемными и стыдными. А в нынешних условиях атака же необходима? Сатин оглядела всех напыщенным взглядом с вызывающей еле-видной улыбкой, но говорила все она спокойно и адекватно. Кобылка не чувствовала в этих лошадях никакой поддержки и безумного воинственного рвения, как в себе. Прискорбно. Однако, продолжать даже выкладывать свои мысли по поводу строя лошадей Атлас не собиралась. Хватит с них. И так много информации получили.
Отважно, и как бы спустя свой пар в той речи, гнедая с облегчением выдохнула, чуть не закашлявшись, ибо хотела сделать это тихо. Обсуждения выдвижений солового на этом не закончились. Пегий жеребец, который недавно стоял рядом с Сатин прощебетал, что готов ко всем приказаниям солового. Кстати, надо будет наконец узнать, как его зовут. Во фразе пегого были слышны нотки равнодушия, на что Атлас, конечно же, фыркнула, и молниеносно развернулась на сто восемьдесят градусов мордой к нему. Передние ноги были широко расставлены, гнедая была словно бык, рвущийся расправиться со всеми такими равнодушными.
Сатин громогласно проржала, скрысившись на пегого. Может быть, она уделяла слишком много внимания своей мании, и все ее действия уже казались глупыми. В любом случае, отступать от своих принципов кобылка не собиралась. Да пусть хоть все враги ей будут, хотя это уже противоречиво… Семейные отношения в шайке, какая-либо помощь друг другу, была необходима как кислород. Ведь без этого ты и поддержки никакой не получишь.
Атлас медленно развернулась к еле-еле напоминающему кругу лошадей, выстроившихся вокруг вожака, и исподлобья, но совершенно искренне, гнедая взглянула на самую многоговорящую буланую, и прикрыла глаза, признавая то, что в некотором Сатин ошиблась. Взглянула конечно так, стараясь, что бы никто не заметил. А в прочем, что такого? Что сделано, то сделано. Все совершают ошибки.
Гнедая отвернулась от своей собеседницы, и полностью выпрямилась, становясь чуть ли не самой высокой лошадью тут. Буланой она показала свою слабину, ну что ж, тогда все-таки придется растопить для нее свое черствое сердце. Ибо как-то…никогда Сатин не чувствовала своих ошибок. Шла напролом как танк, и все. Ни на кого не оглядываясь, не протягивая руку помощи, кроме как в общих боях. Однако признавать свой промах Атлас не собиралась, а лишь покосилась сверху-вниз на буланую, опустошенно произнеся в голове: Надеюсь, поймет… Моральная неудовлетворенность.