Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Прерии

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

От размышлений о пользе и вреде дурмана тебя отвлекло что-то, довольно чувствительно дернувшее тебя за хвост. Чувство гнева, как всегда очень быстро возникшее, заставило тебя резко повернуться, чтобы врезать копытом в глаз тому, кто посмел это сделать. И ты попал бы, если бы вовремя не сообразил, что это та самая симпатичная вороная кобылка, которая приглашала тебя попробовать белены.
Только вот теперь она была не вороная, а серо-буро-малиновая. Из-за налипшей на нее пыльцы, затуманенного взгляда и неадекватного поведения ее было не просто узнать. Где та незнакомка, выглядевшая такой здравомыслящей и опытной!
Ты смотрел, молча, как она метается из стороны в сторону. Ты не совсем понимал, что происходит. Разве она не должна быть сейчас с тем недружелюбным жеребцом, который дал понять, что не желает тебя видеть? А где он сам вообще?
Когда вороную охватила судорога, ты совсем растерялся. Когда у тебя самого были судороги, ты почему-то знал, что делать. А вот когда рядом корчится кто-то другой, у тебя начинается паника.
Ты понимал, что помочь ей нужно. Не интересуясь, насколько далеко там ее ухажер, ты подошел поближе и стал рассматривать кобылу, пытаясь понять причину ее состояния. Вся в пыльце, с мутным взглядом, тяжело дыша и хрипя, она каталась по траве и… улыбалась! Ей это или нравилось, или она не понимала, что происходит. Скорее второе, ведь мало кому могут понравиться судороги.
«Это белена. Разумеется, причина в этом, мне говорили, что белена – это яд. Вороная явно переборщила с ней, нельзя было так много пыльцы вдыхать. Ужас, а если бы я принял ее предложение поваляться в цветочках вместе? Что тогда? Не думаю, что тот жеребец стал бы мне помогать. Просто оставил бы умирать, и помог бы ей».
Ты постарался припомнить все, что знал о судорогах. Когда ты сам с ними справлялся, ты пытался как-то растягивать мышцы. Может попытаться как-то успокоить ее и научить делать одно хорошее упражнение от судороги, которое тебе всегда помогало?
- Слушай, успокойся и попытайся понять, что я тебе скажу, - попробовал ты с ней заговорить, но тебе показалось, что она тебя не слышала. Нужно было срочно что-то делать самому.
Ты попытался поймать вороную, что бы как-то облегчить ее боль. Ты слышал, что иногда помогает, если создать для конечности возвышенное положение и легко сдавливать мышцу.
Ты постарался не выругаться. Их же четыре!!! Как ты будешь останавливать судорогу сразу в четырех ногах? А может ты не так начал ей помогать? Если все дело в белене, то сначала нужно очистить ее тело от толстого слоя пыльцы. А иначе яд будет воздействовать на нее еще долго.
Поняв, что без помощи тебе не справиться, ты поискал взглядом того вороного жеребчика, про которого уже забыл. Увидев его, ты заорал, что было сил, чтобы он скакал к тебе.
«Еще пару минут такого стресса, и меня тоже колотить начнет!» - думал ты, пытаясь справиться с нервами. Твое волнение достигло высшей точки, ты опасался, что конь не успеет, что даже вместе вы не сможете помочь кобыле. И хотя ты старался не думать о плохом, ты не мог.

22

Да уж,делааа.Хотя Маргинал был как-то не очень удивлен и совсем не растерян как его новый знакомый,например.Его паника вообще заставляла Марга едва сдерживать улыбку.О да,по сценарию он тоже должен был бегать и вопить,нервно рыть землю ногами,а в конце героически тащить на себе вороную подругу в поисках воды дабы скорее прочистить ей желудок.
Но Маргинал был как всегда уникален в своих решениях. Картинно и воспитательски вздохнув,закатывая глаза,он спокойным шагом подошел к бьющейся в конвульсиях Хольге и разве что сел ей на шею. Сел так,что бы она не могла продолжить бег,а спокойно себе лежала и отходила от передоза.А то загоняет себя до смерти,северный олень. Откуда он знал как себя вести в данной ситауции? А у него долго был подобный пример перед глазами, тот самый любимый папочка, который часто возвращался в табун под такой дрянью. И Маргинал каждый раз надеялся что он наконец загоняет себя до смерти, убьется о дерево, разорвется его сердце. Но все понапрасну, опытный нарик выкладывал все свои усилия в кобыл,а затем,зная уже свою меру, ложился под тень дерева и наслаждался нирваной, хоть и с пульсирующими мышцами и весь в пене. Спустя короткое время приходил в себя. И эта особа оклемается.
  Сидя у нее на шее он укоризненно заглянул в ее постепенно просветвляющиеся глаза и заговорил:
- Нет,ну скажи мне,почему я не удивлен? Почему ты не можешь просто шляться по этому свету без подобных глобальных приключений? И почему именно я всегда оказываюсь вместе с тобой в такие моменты?

23

-…что я тебе скажу, - голос золотистого эхом отразился от купола черепа и, с многократно возросшей силой повторялся вновь и вновь. – Скажу, скажу, скажу…
Хольга страдальчески скривилась. Она вовсе не хотела слышать, но сворачивать уши в трубочку не умела, а встать и уйти куда подальше не могла. Задняя нога конвульсивно дернулась, ударив золотистого по ближайшей ноге. Вороная всхрапнула. Не специально ведь, но то, что тело ее тоже пыталось избавиться от докучливого  «скажу», ее веселило. Да и чего так нервничать? Ей-то хорошо. Ах, как ей хорошо! Даже подкатывающая к горлу рвота не казалась чем-то неприятным. Да, эйфория стоила пары тройки конвульсий и чугунной головы после прекращения действия дурмана. И попытки вернуть ее к реальности раньше, чем это случиться, Хольгой не приветствовались.
Перед глазами появился еще один набор четвероногого. Что-то крупное и черное мелькнуло , стремительно приближаясь, а потом шею словно парализовало. Напряженные мышцы растянулись, и кобылица в струну вытянулась от боли. Рассудок, расторможенный таким бесцеремонным образом, стал медленно возвращаться к реальности. На каких-то пять-шесть минут вороная застыла в положении, напоминавшем последнюю стадию столбняка. Потом еще раз дернулась и затихла.
Вернее, затихло тело, а вот недополучивший кайфа мозг бушевал не на шутку. Хольга приподняла тяжелую голову и попыталась укусить нахала за круп. Но благоразумный Марг сидел слишком близко к морде, и повернуть ее было затруднительно. Копытами то же не дотянешься. Можно разве что от злости лягать золотистого, который этого явно не заслуживает.
-Так и знала, что рано или поздно ты сядешь мне на шею, - несколько хрипло произнесла она, сглотнув. – А ну слезь с меня, вобла сушеная, иначе шлятся по миру я уже не буду. Солнышко, - обратилась она к золотистому. Тот действительно немного походил на дневное светило своей мастью. –Ущипни - ка это даму за круп от моего имени. А то в последнее время она несколько медлительна.

24

Убью,точно когда-нибудь убью эту скотину,задавлю своей любовью...
- Ты что,твою мать, совсем рассудок потеряла? Лежишь тут под моей задницей с одурманенным мозгом и еще что-то вякаешь в таком тоне.
Чуть только подвинувшись ближе к плечу, Марг чересчур серьезно и злобно смотрел в глаза вороной.
- И вообще, он значит солнышко,а я вобла сушеная???
Но каким-бы не был вид вороной, какими бы ни были ее монологи, ничто не сравнится с его осадком от радостной встречи. Да и злиться на нее долгое время казалось для него вообще чем-то невозможным. Она только могла разжигать в нем секундное пламя, которое быстро затухало и он, к счастью, не успевал сделать чего-либо уж слишком грубого и неадекватного.
Пока он думал как лучше с ней поступить, не сводя с нее глаз, сам он уже не заметил как напряженные уголки губ расползлись в едва заметной счастливой, будто детской улыбке.
- Неее,я с тебя, моя дорогая просто так не слезу. Вот буду уверен что к тебе вернулся твой острый интеллигентный разум, сразу же слезу.
Для убедительности еще пару раз поерзав на пятой точке, Марг вздохнул и обернулся по сторонам. Если бы капля никотина его не убивала,то он бы сейчас наверно с задумчивым видом потягивал сигаретку. Затем вообще картинно зевнул и то ли специально, то ли задумавшись, хвостом отмахнул назойливую муху, попав в аккурат по ганашу соседки. Глаза лишь на миг чуть расширились от небольшой досадки, губы дрогнули в улыбку и Маргинал решил сделать вид что абсолютно ничего криминального он не сделал. А если и сделал то не заметил вовсе.

25

«И как я, скажите на милость, должен на это реагировать?» - ты был просто в шоке. – «Я уже было подумал, что этот псих хочет ее задушить!»
Ты смотрел расширившимися от удивления глазами на то, как вороной совершенно спокойно уселся на кобылу сверху, как будто сто раз это делал раньше. Тебе это было не понять, поэтому ты не стал ломать голову над тем, как сидение сверху могло ей помочь избавиться от судороги. Когда кобыла пришла в себя, ты почувствовал облегчение и обрадовался. Вместе с тем ты почувствовал боль в ноге. Ты уже забыл, когда она успела тебя лягнуть, но нога видимо не забыла.
«Что я заладил, в самом деле! То за хвостик дернули, то ножку ударили!» - ты тряхнул головой, отгоняя эти мысли. – «Как девчонка, даже хуже! Нашел, на что обращать внимание!»
Взглянув на парочку, находящуюся в такой довольно странной позе, ты почувствовал себя лишним. Но уходить ты не собирался. Тебе интересно было посмотреть, что же будет дальше. Тебе не долго пришлось ждать, кобыла сама к тебе обратилась:
- Солнышко, ущипни-ка это даму за круп от моего имени. А то в последнее время она несколько медлительна.
«Солнышко! Видимо, я поспешил с выводами, что она влюблена в этого психа! Хотя кто ее знает, может она еще не до конца оклемалась от дурмана. В любом случае, «даму» я щипать не собираюсь».
А вот по реакции «психа» было понятно, что он сильно влюблен. Если бы тебе такая дамочка, после того, как ты спас ей жизнь, вместо благодарности заявила бы такое, то за свою реакцию ты бы не ответил. А этот улыбается!
«Криминальные действия» со стороны вороного ты решил не заметить. Лучше всего, по-твоему, в этот момент было бы отвернуться и сделать вид, что рассматриваешь кузнечика в траве. Ты именно так и сделал. Однако, учитывая, что во внешности и поведении насекомого не было ничего интересного, тебе это занятие моментально наскучило. К тому же он сразу упрыгал куда-то подальше от твоего назойливого взгляда.
Тебе нужно было решать, остаться тут вместе с этими странными, но такими милыми особами, или сделать праздник вороному, оставив их вдвоем. Вороной тебе понравился гораздо меньше кобылы, так что ты решил не принимать во внимание его желания. А кобыла явно была не настроена с тобой так быстро расставаться.

26

Хольга честно пыталась злиться, но не могла. Почему-то вместо сердитой отповеди из горла вот-вот грозило донестись задорное хихиканье. Надо же, удумал, сесть своей тощей костлявой попой прямо ей на шею! Нет, таких чудачеств она не видела со времен собственного жеребячьего возраста. Для вороной, которая, наверное, больше всего в жизни ценила неожиданности и ненавидела скуку, натолкнуться на Маргинала было настоящей удачей. Которую она теперь и не думала отпускать.
С явным сожалением она оставила свою дурашливую манеру поведения и вновь вернулась в шкуру восьмилетней кобылы, на которую вдруг вздумал взгромоздиться жеребчик, где-то вдвое ее моложе. Это она должна учить ее уму разуму, а вовсе не наоборот.
Хольга вытянула морду на траве, поглядывая на отошедшее в сторону «Солнышко». Тот, похоже, решил держаться от двух неадекватных лошадей подальше, но уходить не спешил. На его морде сложно было что-то прочесть. Видимо, он крепко задумался. Странно, что не ушел. Она-то обошлась с ним не слишком приветливо. Нет, скорее, по-детски неприветливо. Что б еще не хромал потом.
-Все, хватит, вставай, - уже спокойно и строго, словно мамаша, обратилась она к Маргу. – Растянешь. – потом решила уточнить. – Мне шею растянешь.
От вдруг появившегося в поле зрения хвоста вороная досадливо отмахнулась бы, как от севшего на морду слепня, но голова ее все еще была малоподвижна.
-Фрр, - она попыталась отбросить щекочущие мордочку волоски. – И лицезреть твой круп с хвостом мне тоже не доставляет удовольствия.
Она вновь перевела на своего недавнего знакомца взгляд, словно прося его - снимите этого вороного с меня наконец. Но врят ли тот, задумавшись, это заметил. Придется уповать, что Маргиналу уже надоело строить из себя мыслителя, восседая на ее шее.

27

- А что,он совсем не привлекателен? - с наигранным разочарованием Марг свернул губы трубочкой и оглядел круп. - По-моему он тебе очень даже нравится - сделав довольно предсказуемый вывод он резким толчком поднялся на все четыре ноги.
- По тону вижу что твоя мозговая деятельность пришла в норму. Ну что ж, тогда позволь поздороваться с тобой еще раз.С такой Хольгой мне приятнее общаться. - искренне заулыбался вороной, отмахивая хвостом мух.
Но пауза как-то затянулась и он понял что стоит и словно влюбленный сопляк продолжает смотреть кобыле в глаза. Он бы продолжал так стоять,но его смущал третий лишний. Так хотелось остаться сейчас наедине с угольной коброй, обжечься об нее снова, уколоться об ее острый язык, насладиться ее ядом...Но этот некто его смущал. Даже раздражал, холка нервно вздрагивала.
- А этот твой друг так и будет с нами рядом топтаться?

28

Оторвавшись от кузнечика, ты взглянул на неадекватную парочку. Влюбленный вороной уже слез со своей дамы. Что-то подсказало тебе, что ты тут точно лишний. Но уходить ты не спешил. Тебе сильно не нравился этот невоспитанный конь, и ты решил его немного позлить, прежде, чем уйти.
Тебя не сильно волновало, что может завязаться драка. Ну и пусть. Хотя с другой стороны, ты не хотел с ним драться при кобыле. Во-первых, можно нечаянно по ней попасть, во-вторых, тебе не хотелось портить с ней хорошие отношения, подравшись с ее парнем, в-третьих, есть вероятность самому получить по носу и опозориться. Он казался тебе не очень сильным, но влюбленные, как ты знал, обладают дополнительным стимулом победить.
Поэтому ты решил просто позлить жеребца, не ввязываясь с ним в драку. Разум попытался остановить тебя, напомнив, что у тебя никогда это еще никогда не получалось. Но желание подразнить жеребчика было сильнее, чем ты думал. И лишь вид рядом стоящей дамы тебя останавливал от необдуманных поступков.
Несмотря на конфликтный характер, ты в глубине души понимал, что драться по поводу и без повода – это глупо и по-детски. Она старше тебя, и тебе хотелось показаться ей взрослым, потому что это так и было. К тому же у тебя в голове не укладывалось, как можно ее обидеть, а ты не знал, как она отреагирует, если ты хорошенько врежешь вороному.
- Да не волнуйся ты, я уже ухожу. Хоть познакомиться с вами можно?
«Может он не такой уж и плохой? Да, он мне не симпатичен, но она же в нем что-то нашла» - думал ты, пытаясь контролировать свое желание вывести собеседника из себя. – «Ладно, познакомлюсь и уйду. А что мне еще делать? Надеюсь, своим присутствием я раздражаю только вороного».

29

Хольга кряхтя перевернулась на живот. Растянутая шея ныла, ноги немного дрожали – скорее от слабости в мышцах, чем от остаточного действия яда. Так что подыматься она не спешила, еще кувыркнется, как новорожденный.
-Круп – не самое твое привлекательное место, - сообщила она скорее вышеупомянутому крупу, чем самому Маргу. Место, откуда у жеребца начинался хвост, было вполне себе ничего, но ведь лысику не обязательно об этом знать? Еще возгордиться и с ним вообще станет невозможно общаться. И так мнит о себе невесть что.
-Я тоже рада тебя видеть, - страдальчески произнесла она, стараясь тихонько размять шею и поворачивая голову то в одну, то в другую сторону. От того с чувственным взглядом Марга она так и не встретилась. Зато обратила внимание на задумчиво посматривающего на них золотистого. Тот показался ей поначалу жеребцом вовсе не покладистым, и, возможно, она еще сумеет потешить себя, стравив с ним вороного. Подобные сражения она очень любила, но сама участвовать пока не могла – ноги подвели.
Но настроение Солнышка ее разочаровало. Жеребец был спокоен и на драку явно не нарывался, собирался сматывать удочки. Жалко, конечно, а Хольга сейчас не настроена портить ситуацию. Тем более, с Маргиналом ей нужно еще многое обсудить, желательно, без чужих ушей.
-Можно, - доброжелательно позволила она. – Я- Хольга, а этот безгривый лебедь, с его позволения, - Маргинал. – ей почему-то хотелось быть любезной. Может, от того, что желание остаться с вороным наедине пересиливало желание видеть чужую кровушку? А вежливость редко доводить до беды. – Представитесь нам на прощание?

Отредактировано Хольга (2012-08-04 09:32:05)

30

Тебе было немного грустно расставаться с этой странной парой. Не хотелось торопиться, но последние слова Хольги напомнили тебе, что и она, наверное, тоже хочет остаться со своим другом наедине. Что же, мир тесен, еще увидишься ты с Маргиналом когда-нибудь, еще успеете поссориться и помириться, а потом опять поссориться, как ты любишь.
- Парагон. Очень приятно, - ты почему-то улыбнулся. Причем обоим. Тебя снова охватила грусть, грусть расставания с приятной собеседницей, грусть от несостоявшейся стычки с «безгривым лебедем»... Однако после такого вежливого ответа было бы просто нелепо начинать драку.
Именно таких людей ты называл миротворцами, которые не просто любят мир, а добиваются его. Ты прекрасно знал, что тебе еще далеко до Хольги, тем более что желание дать копытом по носу ее дружку так и не прошло.
Нужно было прощаться, иначе твое желание могло очень скоро исполниться.
- Мне пора, не буду вам мешать... Пока.
Ты развернулся и, не дожидаясь, пока пара попрощается, поскакал, куда глаза глядят. Ты надеялся, что увидишь их еще когда-нибудь, все-таки хорошие ребята. Ты набирал скорость, чтобы ни одна кобыла не смогла тебя остановить, дернув за хост. В результате уходил ты так же, как и пришел сюда – галопом.
Скакать галопом через прерии – это особое удовольствие. Бегать наперегонки с орлами, любоваться видом бескрайней степи, вдыхать запах трав… Главное не надышаться лишним, как сегодня.
Ты скакал в противоположном от белены направлении, так что вышибание мозгов тебе не грозило. Это радует. Но вот вопрос, а куда теперь деваться? Недолго думая ты решил посетить родную шайку. Там у тебя друзья. Надо бы их повидать. Идти нужно было довольно долго, но это тебя не останавливало, наоборот, ты любил длинные прогулки.

-----------------------------→ Горящий лес

31

Жеребец плелся по прериям. Ему сейчас не хотелось ни с кем разговаривать, он был поглощен своими мыслями о произошедшем. Как? Почему? Почему те наглецы посчитали его слабаком? Ведь это неправильно. Да, молодой он, не опытный, но Си полон эмоций. Сераф давно улетел с его спины, конь этого даже не почувствовал. Ему хотелось зарыться в землю и сидеть там. Жеребец пересекал прерии, думая о своем.
-Неправильно все это. Сераф не должен был так делать.-крутилось в голове, повторялось много - много раз, отчего конь просто готов был покончить жизнь самоубийством. Остановившись по середине этих огромных просторов, конь вдохнул как можно больше ароматного воздуха, отчего его настроение живо поднялось. Сириус с диким ржанием, как жеребенок начал носиться карьером по прериям, делая резкие повороты и движения. Уставший, радостный и потный жеребец остановился где - то на окраине. Плюхнувшись в траву, растянувшись там и тяжело дыша, Си наслаждался жизнью. Полежав там, побалдев, конь поднялся и отряхнулся от налипшей травы и грязи. Время перекусить. Жеребец начал щипать немного сухую траву...
...Стояла неимоверная жара. Пощипав травки, Сириус снова стал печален. Он начал вспоминать слова тех лошадей, помнил каждое их действие... Месть бурлила в жилах, глаза почти пылали огнем. Жеребцу хотелось их всех разбросать по ихнему лесу, чтобы потомки не лезли к коню. Но нет, пока это действие было недоступно. Может, позже... Си прилег на траву, только черный живот выпячивал. Он тяжело дышал и шлепал губами. Потом снова поднялся и шагом пошел пересекать прерии, идя к новым местам, врагам и друзьям...

32

Оо ушел искать любимую с жеребятами

Отредактировано Маргинал (2012-09-04 22:47:22)