Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Горящий лес

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

http://s001.radikal.ru/i195/1112/ea/590de0bc6c0c.png
С каких времен здесь растет это дерево, ни знает никто. Маленькая запруда рядом с лугом привлекала множество табунов. Неоднократно за эти земли шла битва. Но после того как было заключено перемирие, чарующее место превратилось в место сбора шайки Падших Аристократов, поэтому перестало быть общим достоянием. Слишком опасно смотреть на достопримечательность в такой компании.

2

Начало игры
Переступает порог белая королева Зима, покровительница ледяных ветров, хозяйка спящего королевства. Сменив влажную хмурую позднюю осень, зима тут же устанавливает свои правила. Природа зимой бережно укрыта снежным покрывалом, стянув ледяными оковами, зима будет долго охранять ее сон. Если последний осенний сезон еще не устойчив к снегопадам и снежного покрова не так много, то приход зимы может характеризоваться выпадением большого количества снега. Уже к началу Декабря прирост покрова заметен по объему сугробов, которые появляются вдоль тропок в лесу или около озер. Все меньшими днями радует нас месяц, и все более долгими становятся холодные ночи, а температура стремительно падает вниз.
Пробиваясь сквозь снегопад крупная австралийская сипуха изо всех сил махала своими крыльями и старалась найти временное укрытие. Из-за погодных условий Штро был немного разъярен, его выводила из себя эта неизвестность. Непонятные, вечно меняющиеся порывы ветра мешали хорошему полету и не давали ничего расслышать, в ушах стоял сильный гул, а из-за крупного и мокрого снега дальнозоркость птицы стала значительно уменьшилась. Но не смотря на эту непогоду, Шторм был доволен собой, ведь он удачно поохотился. Крупный лемминг сидел себе и спокойно грыз какие-то засохшие травы и совершенно не подозревал, что за ним следит опасная птица.
Вдруг внизу замелькало что-то темно-серое и, с виду острое, но не как когти, а тонкие торчащие палки. Скорее всего, это были верхушки деревьев или высокие кусты. На свой страх и риск сипуха сделала резкий разворот и быстро начала снижаться, пытаясь рассмотреть что находится внизу. Это оказались деревья, с большими и размашистыми верхушками. Постепенно сокращая скорость сова приготовилась к окончательному приземлению на одну из веток необычного платана. К сожалению ветка от сильного удара проломилась и птица, по инерции, полетела дальше. Принеся кучу шума да и небольших технических повреждений, как себе, так и дереву, Ром, наконец, приземлился на одной из нижних веток. Он мог еще упасть на землю, но отчаянно махая крыльями устоял на месте. Австралиец решил подняться на пару "уровней" выше и ближе к стволу этого необычного платана, ведь там можно было укрыться от этого изнурительного и холодного ветра.

Отредактировано Stroh (2012-01-11 11:34:53)

3

Вечер стремительно окутывал этот мир, не позволяя больше свету вольно отражаться от белого снега. Собственно, последний то и дело начинал сыпаться с неба, заставляя крупного коня прядать ушами и недовольно фыркать, забавно приподнимая верхнюю губу. Жеребец шел довольно долго, лениво огибая деревья и коряги, присыпанные слоем замерзшей воды. Этот день Стойкий провел в бездумных поисках пищи, то и дело отвлекаясь на тщательное сканирование окружающей местности – конь совсем не хотел, чтобы его уединение было нарушено. Но сейчас всё было тихо, и никто не мешал тяжеловозу вяло откапывать прошлогоднюю траву, а после жевать её, безвкусную и неприятно царапающую нёбо.
А минуты текли, испарялись секунды. Время, оно было настолько могуче и одновременно беспощадно, что многим ныне живущим становилось страшно. Многим, но только не Стойкому. Он прожил уже девять лет, но никогда не находил в себе ни желания, ни воли обернуться назад. Быть может, у него просто не хватало храбрости. Или же конь просто боялся той слабости, что могла его охватить при рассмотрении тех событий, что уже не вернуть?
Во всяком случае, мой герой воспринимал своё прошлое как что-то весьма занимательное, но невероятно далекое. Он помнил и шайку Падших, из которой решительно ушел, даже не сказав о своем выборе вожаку – шкура его была  Стойкому дорога. Хотя тот решительно полагал, что от коней-разбойников отбиться бы смог точно. Но попортили бы экстерьер ему изрядно… задумчиво глянув на небо, совершенно невидимое из-за падающих снежинок, жеребец опустил голову к снегу и стал с каким-то непонятным интересом исследовать его шероховатую поверхность, то и дело касаясь его губами и слизывая влагу. Мир казался непрочным, но очаровательно безмятежным. Правда, конь совсем не был согласен на то, чтобы так было всегда. Он любил всё неординарное и ломающее стереотипы, а потому резко встряхнулся, мысленно представляя летнее и зеленое пастбище.

4

Вечер. Обычный. Ни чем не отличающийся от большинства вечеров. Знаете, а ведь так всегда. Проходят года, и ты не помнишь такие обычные вечера, ты помнишь лишь те, что заставило пережить тебя какие-то эмоции. Это явно не был запоминающимся. Ты, конечно, была уже зрелая кобыла, но очень, даже, наверное, слишком любила свою жизнь. Так же ты уважала жизнь других. Ты, Бека, спешила на помощь всем, даже к тем, кто этого не просил и не ценил этого, ничего не прося взамен, ведь наградой было то, что они живут. Почему? Ты прекрасно помнила безутешную мать, которая оплакивала потерю жеребенка. Ведь у всех, скорее всего, есть тот или та, кто будет оплакивать тебя. Просто подумай, и ты сможешь вспомнить пару имен, я уверена.
Кобыла уверенно, словно зная, что её ждет, направляясь к большому дереву, которое она так любила. Странно, но чубарую не волновало, что тут кто-то есть. Она бросила взгляд на коня, когда проходила мимо него и потрясла головой в качестве приветствия. И все. Нет, она не была высокомерной или какой-то эгоцентричной, просто она привыкла не привлекать к себе внимания. Быть тенью. Так проще жить, хотя если уж на нее обращали внимание, то забыть Би было уже сложно. Как минимум можно было запомнить её чудной внешний вид.
Длинные стройные ноги легко обходили все коряги и сучки. Кобыла подошла к самому стволу и прислонилась к нему лбом. Словно спрашивая что-то. Она внимательно слушала. Тишину. Которую нарушал лишь жеребец. Она снова посмотрела на него, потом развернулась к дереву задом и ударила его со всех сил. Снег повалил, словно лавина и накрыл двух лошадей разом. Чубарая лишь весело заржала и отряхнулась. Снег лежал у них под копытами. Но все было сделано не ради этого. Следом за снегом с дерева полетели оставшиеся листья. Они были вкуснее травы, и Блэр поспешила начать  их есть. Она вновь не обращала внимания на жеребца.
Она подняла голову лишь через минут через пять.
- Привет, Стойкий.
Она знала кто это, она видела, как он уходил. Она видела, как он добивался расположения Марселя. Она же до сих пор не пользуется доверием в шайке. Ходит на расстоянии и думает о том, чтобы уйти, но мать и брат держат ее там. А так же жеребята, с которыми она так любит нянчиться.
- Вижу, Марсель решил оставить тебя живым. Я Блэр, если ты забыл.
Она уже не обижалась на то, что ее не помнят, и не ленилась представляться лишний раз, но при этом во взгляде не было интереса, голос был холодный. Такое ощущение, что ей просто скучно, поэтому она заговорила с ним, а так именно и было. Би даже не рассматривала его с ног до головы, как обычно это делают кобылы с жеребцами.

5

офф: в ту пору Марсель еще не был вожаком) обговорено с самим Марселем, собстна.

Он когда-то мечтал о разговоре - неспешном, медлительном, словно течение реки, которая разрезает долину и несет свои воды столь же величественно, как могли бы падать в воздух слова. Он когда-то думал о том, что неплохо бы найти того, кто сможет понимать его с первого слова, с полу взгляда, кто сможет двигаться с ним в такт, быть может, даже синхронно. Он - мечтал?
Стойкий бы рассмеялся, если бы кто-то напомнил ему об этом недоразумении, рассмеялся бы насмешливо и ядовито, наверняка приподнимая губы и показывая крепкие зубы. Он не мог даже вспомнить определенную толику своих иллюзий, видимо потому, что считал это всё слишком недостойным и пустым. Стремился забыть, стремился подавить в себе ностальгию. Прошлое развращает, угнетает, убивает. Затягивает тебя в омут, в трясину, а там дна нет - кочки выскальзывают из под ног, нет опоры, нет. И жизни в прошлом тоже нет. Так зачем всё это, пустое?
Жеребец задумчиво фыркнул, когда в снежной круговерти обозначился лошадиный силуэт. Длинные ноги, округлое тело - незнакомка была не слишком крупна, но и жеребенком назвать её было сложно. Насторожив уши, Стойкий с интересом и некой настороженностью наблюдал за той, что так ловко нарушила его уединение. А та двигалась уверенно, решительно и даже грациозно. Её пестрая шкура и рыжие уши казались странно знакомыми, но жеребец не подавал голоса - ждал, насмешливо глядя на действия кобылы. Почему-то ему становилось смешно. Всякому знакомо это легкое, щекочущее чувство, которое обрушивается внезапно, проползает прохладной змейкой в душу и внезапно поднимается к горлу, заставляя вас глотать смешливое фырканье. Вот и Стойкий - пока он держался, но когда кобыла принялась весьма забавным способом добывать себе пищу, тяжеловоз не выдержал, отвернулся, негромко пофыркивая и жмуря карие глаза. Однако голос незнакомки (?) прервал его тихое веселье.
Он обернулся, внезапно оборвав своё шумное фырканье и чуть прижимая к голове уши. Незнакомка внезапно обрела знакомые очертания, а чуть позже -  имя. Как же он не узнал одну из тех, с кем проводил дни? Странно, весьма странно... Но жизнь продолжается, ничего страшного в том, что он забывает своё прошлое, нет. Наверное.
- Марсель? - с задумчивым удивлением переспросил конь, переступая с ноги на ногу и мысленно вырисовывая фигуры тех, кого он видел в шайке. Марселя он не помнил. Честно говоря, он не помнил даже имя того вожака, что тогда возглавлял шайку. Но это точно был не Марсель, в этом он был уверен.
- Так значит, нынешнего вожака зовут Марселем? - мгновенно сделал вывод Стойкий, точнее, уже Дагон, тот, кто был рожден разрушать стереотипы. Должно быть, именно потому он и ушел из шайки и, что было весьма невероятно, остался живым. Уже более года прошло, когда он покинул это сборище, даже не попрощавшись совершенно ни с кем, а его до сих пор помнят. В душе Стойкого зажегся соблазн напомнить о себе, но он удержался.
- Ну, а как ты, Блэр? Вижу, жива, - он усмехнулся насмешливо, наклоняя голову к земле и обнюхивая снег. Действия совершались автоматически, просто для того, чтобы заполнить пустоту между ними - старыми знакомыми, быть может, даже старыми приятелями, но, к сожалению, с давно увядшими разговорами.

6

рлпо|л
Стойкий написал(а):

офф: в ту пору Марсель еще не был вожаком) обговорено с самим Марселем, собстна.

ну откуда я могла знать ахаха

- Ах, да тогда ведь был другой. Ну, тогда думаю, теперь тебя точно даже искать не будут.
Все спокойно. Разговор. Причем видно, что не ей не ему он вообще и даром не сдался. Кобыла тут просто проходила мимо и, увидев его, просто поговорила. Сейчас она ничего больше не хотела. Зачем было отвечать на то, как она, ведь это было саркастично сказано, и он никогда не отличался тем, что любил поговорить.
Скорее всего, жеребец даже не помнил её, но это не волновало кобылу, она посмотрела на него и молча направилась мимо. Туда к деревьям, которые были красивы. Но, нет, она не ушла, она просто пошла, чесать спину, ведь она сильно обросла к зиме. Как и все лошади, но это не давало ей покоя. Кобыла хотела просто стереть с себя лишнюю шерсть. Но это было невозможно. Немного потерявшись, кобыла замерла. Она посмотрела в сторону. Какие-то странные звуки доносились из-за деревьев. Она не могла понять, что это за звуки. Блэр озабочено фыркнула, привлекая внимание жеребца, и взволновано дернула хвостом.
- Что за черт.
Подумал она и постепенно отходила назад к дереву. Может она, конечно зря беспокоилась, но ей казалось, что там что-то страшное, возможно волки и Блэр уже была готова сорваться в галоп, но кругом был лес и по нему невозможно было быстро передвигать не сломав себе все четыре ноги. Остаться тут с предателем, на которого нет надежды, был не лучший вариант, и она не скрывала, что не доверяет ему. Так что же там? Кобыла все никак не могла понять.

не выдержав она убежала
----Зимний сад.

Я к Марселю)))

Отредактировано Blair (2012-02-18 15:24:27)

7

Начало
Сириус скакал. В его голове крутились мысли.
-Быстрее, быстрее! Ты можешь!..-громко фыркая, жеребец остановился и прилег под деревом. Летали птицы, изумрудная трава красовалась кругом. Деревья зеленые. Ветер ласкает гриву коня.
-Самый, самый!..-пронеслось в голове у коня. Он лениво поднялся и карьером рванул вдаль. Между соснами мелькала тень. Безмолвная дикая тень оторванным куском тьмы мчалась сквозь время и пространство, достаточно медленно, чтобы дать себя разглядеть, и достаточно быстро, чтобы усмотреть во мраке очертаний нечто необычное. Возможно, дорисовать расплывчатые очертания картин, додумать куда и зачем направилось это создание. Черные, как ночь,  глаза на солнце ярко вспыхивали и меркли в тени как танцующий огонь на сильном ветру, казалось, даже оставляли на черной шкуре пыльцу отсвета как от настоящего полудрагоценного камня, но это была лишь игра воображения в купе с игрой света.
Всхрапывая и выгибая шею, сверкая гессонитовым взором, демон из леса бросается тебе навстречу, пепел с палёной адовым пламенем шкуры срывается в воздух, кружит темными хлопьями над полевыми цветами и с грустью потери оседает к их корням. Грация и сила движений ввергает в оцепенелое смешение страхов и восторгов, под тяжелыми ударами копыт трава и нежные бутоны цветов взмывали в воздух с порванными стеблями. Рассыпаясь на лепестки, они падали на круп демона, тот не обращал внимание на то, что даже слабым и мимолетным касанием своих ног, рушил землю, к которой приникал своим существом из преисподней. ..

Отредактировано Сириус (2012-07-31 15:14:48)

8

-------черт знает откуда
Медленный размеренный стук копыт о землю. Неспешный, а, собственно, куда мне спешить? Там, где я нужен, еще никого нет, я прибываю одним из первых, так что волноваться мне не о чем. Я покинул Холмистые степи чуть раньше, решив прибежать на место сбора шайки и осмотреться. Черная шкура нагрелась под солнцем, длинная грива ниспадала на шею, теперь мне становилось еще жарче. Отлично. Нужно попросить этого лиса Анафемы продергать мне грива При воспоминании о моей любимой гадюке я улыбаюсь, но в душе вздрагиваю. Я так давно ее не видел. Утешало только то, что Рианнон тоже не было, а значит они вместе. Конечно, если табунные крысы решили выкрасть двух первых кобыл в шайке, то рисковали своими ничтожными душонками. Злить Херсонеса и Перфекта одновременно? Вам жить расхотелось, или как? Я сокрушенно качаю головой и вздергиваю морду. Незаметно для себя оказываюсь где-то в лесу. Я это сразу почувствовал. Стало несколько прохладней, да и солнце припекало слабей, еле пробиваясь через плотный покров листвы.
Я замер. Резко затормозил, подымая в воздух клочья земли. Теперь я испачкал ноги целиком до плеч. Замечательно. И вытягиваю шею, медленно поводя ушами и пытаясь определить, есть ли в этом лесу хоть что-то живое. Было. Я втягиваю в себя воздух, пропуская его в легкие. Обостренное обоняние подсказывало, что не так далеко от меня есть конь. Прижимаю уши к затылку и гневно ударяю массивным копытом по земле. Я не хотел сейчас видеть никого из табунных, ибо мог себя не проконтролировать. И разорвать их.
К моим ногами прижимается Ларс, только что пришедший откуда то из глубины леса. Я поворачиваю массивную голову к нему, вперяя в него невидящий взгляд.
-Не беспокойся, Идеал. Она может за себя постоять. - этот кайот будто бы читает мои мысли. Хотя вполне очевидно, что ни о чем другом я сейчас думать не в состоянии. Моя кобыла, причем жеребая, шляется черт знает где. И меня нет рядом, чтобы защитить ее. Хотя Ларс был прав, Феня способна откусить голову кому угодно, кто хотя бы осмелится ее тронуть. Но от этого дышать мне становилось не легче, чего уж скрывать... Я не могу перестать волноваться.
Медленным шагом трогаюсь с места, стараясь как можно лучше прочувствовать почву у себя под ногами. Мягкая... Я уже знал, что это за место. Горящий лес, как известно всем, здесь и собирается обычно шайка. Куча злобных пиратов, как сказали бы табунные кони. Да, разве что обглоданные кости здесь не валяются. Было бы забавно.
Я иду прямиком туда, откуда слышу шум посторонней лошади. Уже уверен, что он мне заранее не понравится. Мне вообще никто не нравился, как можно было сомневаться во мне на этот Ларс? Я слышу, как Ларс начинает злиться. Трещит шкура, топорщащаяся от напряжения, утробный рык, который практически не слышен со стороны. Медленно выхожу на поляну, открываю незрячие глаза и моргаю. Солнце доставляет мне дискомфорт, но я их не закрываю. Просто накидываю сверху каскад из черной челки. Громко фыркаю, возвещая о своем присутствии.
Я чую его. Жеребца. Не так далеко от меня. Его копыта не сильно то тяжелят землю, поэтому могу с уверенностью заменить, что по габаритам он мне уступает уж точно. Я пребываю в дурном расположении духа, поэтому любое лишнее слово может меня спровоцировать.
-Ты кто такой? Будь добр, укажи свою принадлежность. - почти рявкаю я. Тиииише, Перфектушка. Не буянь. Я еще не успел выучить запах всех членов шайки, поэтому нужно было удостоверится, что жеребчик из наших, в противном случае я быстро укажу ему дорогу до дому. Я обернулся на мгновение, пытаясь расслышать топот копыт. Я прекрасно знал, что Херсонес скоро будет здесь. А вместе с ним и куча шаечных лошадей. И не круто будет увидеть здесь табунного жеребчика. Откуда ты маленький? Проносится в моей голове мысль. Ларс принимает стойку, будто бы сейчас же готов броситься на жеребца. Но я останавливаю его, ставя перед ним передние ноги. Тише, мальчик, еще рано, еще рано. Может, этот незнакомец еще окажется нам другом. Кто знает, кто знает.

9

Сириус скакал. Скакал и не видел ничего ни спереди, ни сзади. Конь скакал наугад, зная, что его могут убить. Он чуял запах незнакомцев, и от этого адреналин только приливал. Кровь его бурлила, жеребец бежал несколько часов, но не устал. Он уже бежал по незнакомым землям, сухим, безжизненным землям, где никого нет, он скакал по расколотой земле. Казалось, что тысячи лошадей с железными копытами скакали здесь и рушили землю. На миг показалось, что земля вот вот треснет, рассыпется и Сириус уйдет в ад, быстро и безболезненно. Но нет, земля не разрушилась и конь бежал уже по подстилке из сухих листьев и хвои. Он бежал по лесу. Запахи незнакомцев только усиливались, отчего жеребец покрылся пеной. Он не различал незнакомцев лошадей от волков. Незнакомец-враг, а врагов надо убивать или бежать от них пока не поздно. Сириус резко остановился на поляне, где росла вкусная ягода: земляника да малина. Конь, как медведь, начал отрывать ветки малины вместе с ягодой и жадно их поедать. Неаккуратно. Сириус весь был в соке ягод. Съев практически всю поляну ягод, жеребец продолжил путь. Он рысью пошел по еле заметной тропке, которую вытоптали дикие звери: кабаны или лоси. Дорожка вывела его на еще более просторную поляну, где была трава. Просто трава, сочная, с росой. Конечно, жеребец начал валяться в ней и резвиться, как маленький жеребенок. Бежав кругами, делая резкие остановки и повороты, конь отдыхал. Да-да, только "развлекательная нагрузка" снимает у него усталость. Поэтому вороной никогда не сидит на месте, а кочует, будто за час он выест поле с корнями всех растений. Солнце все выше поднималось над горизонтом и вот трава на поляне уже стала обычной...

10

---------------------------- Прерии

Горящий лес... В надежде встретить здесь хоть кого-то из своих, ты отправился именно сюда. У тебя было отличное настроение, тебе хотелось компании знакомых. Но, кажется, ты тут один, потому что никого вокруг ты не видел.
Ты жадно втянул воздух. Легкие наполнились ароматами леса. На душе стало легко, хотелось пуститься галопом, куда глаза глядят, чтобы почувствовать эту легкость, едва дотрагиваясь копытами до земли. Но не тут-то было, мягкая почва и буйная растительность не дали тебе шансов достаточно разогнаться. Как исправить ситуацию ты не знал, возможно, из-за недостатка опыта, но факт остается фактом, тебе пришлось идти шагом, что кажется, начинало тебя выводить из себя.
Ты прислушался. Кроме пения птиц и жужжания каких-то насекомых, ты услышал треск веток и голос. Лошадиный голос. Он показался тебе очень знакомым, и ты стал перебирать в уме голоса всех своих знакомых, но вспомнить пока ничего не мог. Незаметно для себя самого, ты пошел в том направлении, откуда был слышен голос. Вскоре ты увидел высокого вороного коня с идеальной осанкой, густой длинной гривой и койотом под ногами. Ты улыбнулся сам себе, увидев эту знакомую фигуру, и пошел к нему. Лишь подойдя поближе, ты понял, что он был не в духе, а койот вообще готов был разорвать всех и вся. Но ты не привык отступать.
Чуть поодаль ты увидел другую лошадь. На этот раз ты был уверен, что он тебе не знаком. Что случилось тут между этими двумя, ты не знал, но тебе было любопытно. Ты не стал привлекать к себе внимания, а просто решил понаблюдать, что же будет дальше. Тебе было все равно, заметят тебя или нет.
Вместе с этим тебя мучил вопрос, где остальные шаечные лошади. Ты не нашел их тут, а хотел найти. Ты забеспокоился, но попытался утешить себя мыслью, что они вскоре сюда придут. Что же, ты был прав.

11

Становилось все жарче и жарче. Сириус почувствовал, что ему не хватает кислорода. Деваться некуда - везде духота. Ветра не было и Сириус решил зайти в какое-нибудь влажное место, но ни одной пещеры, да даже не пещеры, а ручейка по близости не нашлось. А солнце беспощадно нагревала землю, казалось, что оно ее спалит.Сириус прижал свои черные уши и пошел прямо, в надежде найти что-нибудь. Будь то укрытие или ручей: все хорошо. Запахи незнакомцев уже не волновали коня. Он был спокоен, как будто спит на ходу. Но вскоре пробудились надоедливые мошки и оводы, которые тут же заметили черное пятно за изумрудном фоне. Сириус начал отгонять этих "сорванцов", бив  себя хвостом и брыкаясь. Но мухи и оводы только продолжили атаку, еще чаще налетали они на Сириуса. Жеребец дико заржал и пустился в карьер, огибая кусты и деревья, перепрыгивая камни и бревна. Наконец он нашел какую-то речушку. Жеребец рысью подошел к воде и начал жадно ее пить.

12

офф: так как я уже в основном составе. давай устроим так, что я уже был в шайке, когда и ты там был) => мы знакомы) 
Как я уже упомянул, настроение мое стремительно падало. Сегодня я не был настроен вести светские беседы. Обычно окружающие заранее чувствуют, что я готов сравнять с землей любое живое существо, и не лезут ко мне. Правильное решение, я благодарен таким разумным особам. Но все-таки попадаются экземпляры, которые продолжают меня злить. Жеребец, судя по строению араб, вороной, как сама ночь(но меня этим было не удивить, ибо мой окрас был такой же, так что ничего примечательного для себя я не заметил. Ох уж мне эти выкаблучники. Кожа, да кости, а еще что-то пытаются из себя строить. Я пошевелил ушами, ожидая услышать ответ, но его не было. Меня это удивило, даже насторожило. Я слушал слушал. И услышал стук копыт. Отдаляющийся от меня топот этих легких ног. Мгновенно прижимаю уши к затылку, топаю ногой. Члены шайки от своих не убегают, это уж очевидно. Поэтому для меня этот незнакомец автоматически превратился в препятствие, которое я со своей королевской ленивостью намерен был устранить. Да-да мои царские замашки еще во мне остались, пусть и был я королем, когда от роду было года четыре. Для меня эта цифра была ничто, а теперь я уже предпочитал не вспоминать ни о жизни в табуне, ни о шайке. Хотя нет, знаете о шайке я буду помнить всегда. Это какое-то родное душе воспоминание и от него избавиться я не в силах. К тому же, оно делает меня сильней. Я матерый воин. Старой закалки и потрепанный годами... Но еще вполне способный поставить нахальных стригунов на место.
Ларс у моих ног глухо зарычал и сорвался куда-то в лес. Я позволил ему бежать. Я знал, что он пойдет на поиски этого вороного коня. Конечно, я не знал, что он вороной, позже мне об этом уже сказал Ларс. Это я так, чтобы не вышло недопонимания. Я медленно пошел, прислушиваясь и ожидая долгожданного сигнала. Бока тяжело опускались и поднимались, мне было жарко, но сейчас ярость, которая медленно закипала в моей душе, не давала мне покоя. Да, сегодня на месте собрания будет жарковато. Не думаю, что Херсонес одобрит присутствие хрен знает кого на нашем месте собраний.
Тут я снова услышал топот. Мгновенно встрепенулся, рефлекторно окрысился. Повернул морду в ту сторону, откуда доносился шум. Новоприбывший остановился. Он молчал. Шайкой от него не пахло, но почему запах казался мне смутно знакомым? Раздувшись, словно злобный индюк, я медленно приближался к жеребцу и втягивал в себя воздух. Уши плотно прижаты к затылку, копыта с силой вонзаются в землю. Что это за сборище сегодня, а?!
И тут я вспоминаю. Резко замер, вскинув морду. Стряхнул с глаз челку, вперив пустой взгляд в пришельца. Хотя это был не пришелец. Уши автоматически становятся торчком, когда уже до моего сознания доходит, кого же я вижу перед собой.
-Парагон?  - с удивлением воскликнул я. Кого кого, а Парагона я здесь увидеть совсем не ожидал! Этот жеребец был в шайке, когда я только пришел, когда был еще на испытательном сроке. А потом он пропал... Я знал, что этот конь был другом Неса, поэтому не было причин прогонять его. К тому же я сам к нему хорошо относился. Склонив голову на бок, я усмехнулся - Я Перфект. Или забыл уже? - бросаю я с усмешкой. Что бы не делал здесь этот старый боевой товарищ, но я был ему даже рад. Устал болтаться без шайки, да и к тому же просто скучно становилось.
На самом деле я уже забыл о том, что тут был какой-то странный конь. И забил бы на него, если бы не вой койота, который разорвал стоящую в этом Горящем лесу тишину. Я дернул мордой, повел ушами, определяя откуда доносится вой. Злобно усмехнувшись, почти плотоядно, я повернулся в сторону звука.
-На земле чужак, причем довольно наглый. Непростительно находиться на землях шайки без позволения. Да еще игнорировать их членов. Пойду разберусь, ты со мной? - я добродушно фыркнул - Не забыл еще уставы то наши? - не дожидаясь ответа, я сорвался на довольно тяжелый галоп. Я бы хотел, чтобы Парагон отправился со мной, но это было его решение. Я свои обязанности выполнить был обязан не смотря ни на что.
Повторный вой Ларса послужил мне дополнительным сигналом. Я прибавил ходу. Никогда не умел бегать особенно быстро, но меня это не огорчало. Я был очень вынослив. Тише едешь, дальше будешь. Поэтому если я все-таки вас догнал, то можете начинать молиться там... Не знаю. Мне не принципиально. Я вылетел на поляну, где находился незнакомый жеребец. Он пил воду. Прижав уши, я подошел к воде, встал на дыбы, а затем с силой опустился на все четыре. Весил я не мало, поэтому волна, окатившая коня, вышла довольно сильной. Усмехнувшись, Перфект вытянул шею, чтобы лучше распознать запах жеребца.
-Так, либо беги, как подстреленный кролик, либо начни говорить. И тот, и другой вариант меня вполне устраивает. Тебе здесь нельзя быть, дружок. Так что лети летиии отсюда. -я говорил бархатным и негромким голосом, каким говорил всегда. Но этот малый меня порядком разозлил, поэтому сейчас и будет отвечать за свое поведение.

13

офф

Без проблем, я не против =)

Ты был безумно рад видеть старого знакомого. Даже когда Перфект подходил к тебе с явным намерением разорвать на куски, ты все равно был ему рад. Воинственный вид товарища тебя ничуть не испугал, ведь ты знал, что Перфект обязательно тебя узнает.
Его удивление было тебе понятно, а дружелюбное отношение даже порадовало. Ты не знал, как отнесутся в шайке к твоему возвращению, воспримут ли тебя как друга. Такое начало было очень даже не плохим.
Ты вздрогнул от неожиданности, услышав вой койота. За кем это он гонится? Тебе было интересно узнать, кто этот конь, который так поспешно сбежал, когда ты появился. Судя по реакции Идеала, ему тоже.
- На земле чужак, причем довольно наглый. Непростительно находиться на землях шайки без позволения. Да еще игнорировать их членов. Пойду разберусь, ты со мной? Не забыл еще уставы то наши?
Нет, уставы ты не забыл. Это именно то, что забыть нельзя. Теперь ты лучше понимал, что тут произошло. Вороной с перепугу, наверное, сбежал от Перфекта, когда тот с ним заговорил. Тебя позабавила сложившаяся ситуация, ты понимал, конечно, что Перфекта лучше обходить стороной, когда он злиться, но не до такой же степени!
Долг твоего товарища был и твоим долгом. Ты не мог не принять его предложение разобраться с чужаком. Потому ты не раздумывая бросился вслед за Перфектом догонять наглого жеребчика.
Несмотря на то, что Перфект бежал не очень быстро, ты с трудом держал его темп, наверное, из-за усталости. Ты старался не перегонять его, но и не отставать. Увидев вороного, пьющего воду, ты громко заржал, чтобы привлечь к себе его внимание, когда с другой стороны Перфект устроил нахалу внеплановое купание.
-Так, либо беги, как подстреленный кролик, либо начни говорить. И тот, и другой вариант меня вполне устраивает. Тебе здесь нельзя быть, дружок. Так что лети летиии отсюда.
Перфект явно с трудом себя контролировал. Если этот чужак отсюда не свалит, ему придется очень не сладко. Но ты не разделял злости своего друга. Ты смотрел на это мокрое создание со снисходительностью и насмешкой. Решив ему немного помочь, ты сказал:
- Послушай, мой тебе совет, беги отсюда, пока не поздно. И постарайся не возвращаться сюда, пока мы тут!

14

?

А  в какой точке земного шара живут лошади в ролке? Оо

Си не замечал двух жеребцов. Он отряхнулся от воды и пошел дальше шагом. Сейчас ему было хорошо: вода охладила жеребца. Солнце уже не пекло. Вороной конь ударил себя хвостом по бокам, отгоняя мух. Они налетали на него ужасно большими стаями, конь просто не успевал махать хвостом. Он продолжил путь. Си шел между деревьями. По пути ему встретились странные грибы. Конь понюхал их, но есть не стал. Он рысью пошел по тропинке, которая привела его на поляну. Славную, благоухающую цветами полянку. Здесь рос зверобой, земляника. Жеребец, хоть и наевшись, снова начал жевать ягоды, да зверобой. Для него это была настоящая вкусняшка. Сделав на поляне "проплешину", жеребец пошел дальше. Вода высохла, снова становилось жарко. Конь протяжно фыркнул и лег под дерево. Очевидно, клен. Листья защищали лошадь от солнца. В тени было не так жарко, и то хорошо! Конь клацнул зубами и начал шевелить ушами.

15

Бурелом ===>
Место сбора шайки находилось как раз недалеко от бурелома, где ты оставил Мон Плезира с очаровательной Кайлой. С одной стороны ты и жалел о том, что покинул их вдвоем, но с друой... Мон ведь не позволит себе никаких вольностей, его женушка же ему башку откусит ей только намекни.
Чего это ты так переживаешь, а? У тебя жена, скоро будет ребенок, а ты по бабам шастаешь? И не малейшего зазрения совести? О, нет, ты не настолько плох. Эта дрянь грызла тебе голову с момента вашей встречи, может быть, если бы не совесть, ты бы остался там и выпроводив рыжего, приступил к окучиванию дамы, ну а после развел бы ее на интим... фу, Нес, фу-фу. Ты ухмыльнулся. А ведь Кайла заняла какое-то место в твоем сердце и ты не собирался забывать о ней, наоборот, редкие встречи располагают к большему накалу страстей и жажды увидеться вновь. Ты был увлечен этой интрижкой и она пробуждала в тебе заснувшую жизнь. А так ты бы вовсе заскучал. Теперь же ты был вдохновлен новыми ощущениями и эмоциями, широкой рысью резво пробираясь по лесной тропе.
А ведь осень уже понемногу пробиралась и проникла в деревья, травы и реки, даже в сердца всего живого... только не в тебя. Твоя душа пела, в груди приятно щекотало при мысли о будущем жеребенке. Уж очень не терпелось тебе примерять на себя роль папаши. Но при мысли о Кайле внутри что-то сжималось и казалось, что воздуха не хватает. Она не выходила из твоей головы и печально, но факт, что к ней ты питаешь страсть гораздо большую, чем к серой принцессе, которая холодной зимней ночью заставила тебя впасть в жар, которая приковывала к себе и не отпускала, из-за которой сердце сводили судороги...
Воспоминания, которые связывали тебя с Рианнон ворошили забытые тобою чувства к этой кобыле, а мысли о том, что у вас будет ребенок будили желание увидеть ее. Немедленно. Но гнедая... ты начинал путаться и не знал, что теперь ты чувствуешь к обеим кобылам и как разорваться между двумя, а скоро тремя огнями. Хотя, будущий жеребенок не в счет. Ты был уверен в том, что у тебя будет дочь и ты страстно этого желал. И свою будущую малышку ты не за что не променяешь и на дюжину кобыл.
Стал слышен шум реки, а там и голос Перфекта. Ты выплыл из лесных зарослей на пустырь возле реки и увидел троих. Торцом к тебе стоял мощный вороной Идеал, прижимая худощавого арабчонка той же масти к крутому краю берега. А рядом с ним... Парагон? Ты уж думал он покинул шайку и бросил о нем вспоминать. Он отвесил какую-то фразу на счет того, что арабу тут делать нечего. Одобряю. Ты радушно улыбнулся и подошел к лошадям, обходя араба, демонстративно задел его круп. Мол, вот жопу откормил.
Ты стал между арабом и двумя твоими друзьями и с добродушной улыбочкой посмотрел на них, потом на незнакомца.
- До места встречи, вижу, не дошли, родимые. - дружелюбно, хоть и с укором сказал ты. После чего обратился к Парагону: - Парагон... вернулся, разгильдяй. Рад видеть. - ты был и правда бесконечно рад видеть старого друга и, дружески толкнув его плечом, посмотрел на арабчика.
- Ребят, ну вы его запугали, коленки дрожат, небось покосятся скоро, - расхохотался ты и глянул на Перфа. Ну его работа, ясно. Пар может жару задать, но он или милосердно советует чужаку свалить или сразу избивает,  не сильно, чтоб ноги унести силёнок хватило. Ты улыбнулся, вспомнив ваши с ним проделки в детстве. Весело же было распугивать табунных сопляков типа Хиперрона. А красиво же вы как-то зажал его в пещере. С того момента и началась ваша вражда, хоть ты и с рождения знал своего оппонента.
- Милый мой, проваливай отсюда пока я добрый. - сказал ты вороному жеребчику с жуткой улыбочкой Джокера, после чего снова посмотрел на друзей в ожидании их реакции.
Прошло минут десять, а араб не спешил уходить. Ты кинул на него сердитый взгляд.
Дорогу забыл чтоли? - ты сделал широкий шаг к арабу, прижав его широкой грудью к краю обрыва. Только одно твое движение и она окажется к реке. И не факт кто выберется, а не упадет с водопада на смерть. Да тебе, впрочем, было как-то все равно на жалкую судьбу арабчонка. Но здесь ты его видеть не хотел. Тут тебя посетила одна мыслишка.
- Послушай, Перф, ты хороший парень и мне очень по душе, нравишься ты мне как друг и как воин. Назначу тебя своей правой рукой, если выведешь эту клячу отсюда и можешь немного почесать ему за ухом, чтобы больше его сюда не заносило. Только без фанатизма... а, впрочем, мне плевать, он твой. - ты ухмыльнулся, косясь на араба, после чего повернул в сторону красного дерева, где было место встречи.
Мы с Парагоном пойдем к месту встречи, возвращайся туда после того как закончишь с этим. - ты кивнул буланому и зашагал в нужную тебе сторону, оставляя позади сухощавого арабчика один на один с Идеалом. Тебе было интересно, оставит он ему жизнь или нет. Надо будет потом спросить у него...
А сейчас ты хотел поболтать со старым другом пока не подтянулись остальные.

16

Да, сначала раздражения Перфекта ты не разделял, но желание пробить черепушку нахальному жеребчику у тебя появилось быстро. Ты недоуменно посмотрел на товарища. «Куда оно пошло?». Тебя вообще было не трудно вывести из себя, а такая наглость могла спровоцировать тебя на поступки, о которых ты обычно потом жалеешь. Ты попытался успокоить себя мыслью, что вороной уже уходит, что именно этого ты от него и хотел, чтобы он свали куда подальше... Не очень-то это тебе помогло. Больше всего на свете ты ненавидел, когда тебя игнорируют, и сейчас тебе больше всего на свете хотелось броситься на вороного и врезать ему так, чтобы он потом еще долго тебя обходил десятой дорогой.
От распиравшего тебя праведного гнева ты не сразу заметил еще одну лошадь, приблизившуюся к вам. Лишь когда знакомая фигура встала тебе посреди дороги, закрывая обзор на мокрого наглеца, ты увидел улыбающегося Херсонеса.
Ты ожидал увидеть здесь его, именно поэтому ты и пришел сюда. Но появление друга в этот момент оказалось для тебя полной неожиданностью, стоило тебе на минутку забыть, зачем ты здесь.
- До места встречи, вижу, не дошли, родимые, - его добрый голос всегда обладал способностью моментально тебя успокаивать, а учитывая твое настроение, именно это сейчас тебе было нужно. - Парагон... вернулся, разгильдяй. Рад видеть.
Конечно, ты тоже был безумно рад своему старому другу. Рад настолько, что даже не обратил внимание на «разгильдяя». Все-таки радость в тот момент была сильнее, чем раздражение и злоба.
- Нес! Я тоже рад. Конечно, я вернулся, разве я мог забыть про родную шайку?
- Ребят, ну вы его запугали, коленки дрожат, небось, покосятся скоро, - ты невольно улыбнулся, услышав это. Нет, издеваться Нес все-таки умеет! Предупредив вороного, что он может разозлиться, Херсонес посмотрел на вас с Идеалом. «Чего он ждет? Что Перфект ему шрамов оставит на всю оставшуюся недолгую жизнь? Или что я его башкой об дерево тресну? Хотя идея не плохая…».
Но претворить ее в жизнь, тебе было не суждено. Херсонес, что-то спросив у араба, едва не скинул бедолагу с обрыва. Тебе почему-то хотелось, что бы все-таки скинул. Но Нес, видимо решил иначе.
- Послушай, Перф, ты хороший парень и мне очень по душе, нравишься ты мне как друг и как воин. Назначу тебя своей правой рукой, если выведешь эту клячу отсюда и можешь немного почесать ему за ухом, чтобы больше его сюда не заносило. Только без фанатизма... а, впрочем, мне плевать, он твой.
«Что? А почему не я? Почему он? Он думает, что я драться не умею?» - тебе было обидно, что Нес не дал тебе возможность хорошенько поразмяться. Мог бы даже не обещать ничего, уже самого разрешения выплеснуть свой гнев тебе было бы достаточно. Ну, что поделать, видимо тебе придется смириться с решением Неса.
- Мы с Парагоном пойдем к месту встречи, возвращайся туда после того как закончишь с этим.
«Ну вот, еще и уходить! Даже посмотреть не дал! А ведь интересно же!»
Идя вслед за Несом к красному дереву, ты пытался выбросить из головы вороного и его дальнейшую судьбу. «И, правда, чего я к нему так прицепился? Мне не все равно, разве?» - думал ты. В конце концов, ты не последний раз видишь араба, по крайней мере, ты на это надеялся. А впереди тебя ждал разговор с Херсонесом, которого ты сто лет не видел, и с которым тебе очень хотелось поговорить. И ему, наверное, тоже.
- Как ты? Как Рианнон? Как там наши? Кто сейчас в шайке? Что нового у вас случилось? – Ничего лучше, чем завалить друга кучей вопросов, ты не придумал. Тебе хотелось узнать все что тут произошло без тебя, все до мелочей. А также ты не хотел рассказывать о себе, а точнее, отвечать на вопрос «почему?». Почему ушел? Почему бросил? Почему вернулся? Ты знал, что эти вопросы неизбежны, но хотел оттянуть момент, когда придется на них отвечать. Пусть лучше Нес расскажет сначала о себе и о шайке. А потом, возможно, придут остальные и спасут тебя от необходимости говорить самому.

Отредактировано Paragon (2012-08-16 01:23:16)

17

Конь был зол. Он уже хотел было наброситься на лошадь, разорвать конкурента на части, но в воздухе послышался свист. До боли знакомый, но чей? Тут на жеребца сел орел. Его давний друг и товарищ.
-Сераф? Что... Что ты тут делаешь?..
-Как видишь, снова тебя спасаю. Я же тебя просил, не лезь куда не надо! Ты один, защитить тебя некому, но кроме меня. И то я не со всеми справлюсь.
-А как ты узнал... Что я в опасности?
-Хох, мой необразованный друг, эти места опасны. Сколько тут живу - все знаю! Иди со мной! Не лезь на рожон, иначе без хвоста будешь!-сев на спину коня залепетал Сераф. Жеребец дернулся.
-Сераф, я свободный, где хочу - там хожу. Все территории - мои!-конь скинул с себя орла, тот подлетел и выдернул клок гривы.
-Нет, а при таком настрое я сомневаюсь, что из тебя выйдет хороший жеребец!-орел подлетел к Парагону и сел ему на спину.
-Надеюсь, вы не возражаете? Вы уж сильно его не бейте, если снова припрется. Молодой еще, эм... Глупый. Считает, если он одиночка - все ему можно.-Сераф снова взлетел в воздух, бросил прядь гривы в кусты и сел на спину Сириуса. Конь прижал уши.
-Хватит устраивать концерт! Пошли отсюда! Как жеребенок, чес слово.
Жеребец с неохотой поплелся по приказу Серафа "куда подальше", а точнее в прерии, где все можно было видеть  и знать. Сераф восседал на коне, как гордый всадник. Он чувствовал себя великим, раз смог так ободрать Сириуса, но в тоже время и глупо. Орел сконфузился, а потом подлетел к морде коня.
-Ты что, обиделся?
-Да, понимаешь, мне приятно слышать, как какой-то орел делает из себя мою мамочку и рассказывает всяким отщепенцам, что я мал и глуп!-заржал жеребец. Ему хотелось зарыться глубоко в землю и никого не видеть. Ему казалось, что эти слова услышал весь мир, и теперь его будут обзывать всякими словечками, а он ничего не сможет сделать. Сераф сел на землю.
-Но Си, ты был не прав! Почему игнорировал слова лошадей? Они намного мудрее тебя и тем более сильнее! Они могли легко сбросить тебя с обрыва, разорвать на части... Да что угодно! Тебе жить надоело?
-Но...-у коня не было слов. Он был эгоистом, любил всех позлить, но сейчас... Он разорвался бы от ярости. У него на миг голова закружилась от переизбытка чувств. Сераф сел на спину коня.
-Все Си, успокойся. Надеюсь, это был урок для тебя. И ты его усвоил.-орел начал чистить перья, а Сириус продолжил путь с неохотой.
(В прерии --->)

Отредактировано Сириус (2012-08-17 14:39:40)

18

Ах, и где меня черти носили!.. Но уже неважно. Я лёгкой, мягкой переступкой приближаюсь к потаенным старым лесом запрудам, этой блаженной прохладе, где, возможно я сполна в гордом одиночестве освежу взмыленное тело (нет, ну как 10 миль карьером отскакала!), и горе тому, кто меня потревожит, иначе будет как в той истории, когда обнажённая Артемида принимала водные процедуры, и кто-то из смертных осмелился за ней подглядывать…
«Ха, размечталась! Наверняка тенистые рощи с доступом к воде вакантны и привлекают не только потных кобыл,» - трезвая мысль плохо слышимым эхом пронеслась в моей голове. А погода действительно не радовала. Когда я вялой рысью передвигалась по лугу, не видно было ни души, даже кузнечики не досаждали нескончаемым зудением перетираемых коленок; но лес даже встретил меня лёгким, но почти неощутимым дыханием ветра.
Внезапно непривычно резким, как у чеховской «Чайки», движением я остановилась, поспешно сделав несколько движений своей эффектной мухобойкой, пытаясь отогнать так некстати подступивших оводёнков и смахнуть смачную густую пену с низов живота. Как никак, чует мой нос общество шаечных жеребцов… Итак, среди сплетённых запахов я без труда узнала своего драгоценного племянника, чуть погодя слабознакомых, но всё-таки членов шайки и… чужака. Меня это заинтересовало, и к мужской компании я двинулась стремительным гулким намётом,  будто забыв про былую усталость и лёгкое помутнение разума от палящего солнца. Благо, масти я светлой и солнце не так пожирает меня своими безжалостными лучами…
- Добрый день, мальчики, - тяжело понося боками, но чарующе улыбаясь, поприветствовала их я, подмигнула Херсонесу и без лишних церемоний помчалась к воде, что была относительно недалеко, кого-то из жеребцов случайно задев по дороге,  в прям-таки примагничивающую меня запруду, грозящую быть переименованной в просто большую лужу. В отдалении, конечно, била речушка, но я запрудой не стала брезговать. О, ангел воды! Я нашла наиболее глубокое место, которое порядочно не доставало мне до широкой, нежной, почему-то ещё не обезображенной насекомыми груди, но всё же скрыла разгорячённые суставы, энергично забила по воде копытом, стараясь освежиться. Потом с наслаждением сделала несколько глотков, ибо много было непозволительно для неокончательно остывшего тела, и вышла к мальчикам, так сказать, свеженькая и чуть ли не заново родившаяся.
Итак, кто тут у нас? Помимо моего любимого племянника, я наблюдала достаточно мощного вороного жеребца, Перфект, кажется, и песочного оттенка аргамака... тьфу, да это же Парагон! Па-ра-гон... Как-то непривычно его имя теперь смакуется языком, ибо отсутствовал он в рядах шайки достаточно долго. И почему я сразу не признала его запах? Я долго, с почему-то довольным выражением и вежливым интересом рассматривала Парагона. Но к моему удивлению, кстати, чужака, что я почувствовала, здесь не оказалось. На мой взгляд, ему подфартило, поскольку могла возникнуть опасная для его здоровья конфликтная ситуация.
- По какому случаю здесь околачиваемся? Шабаш ведьмаков на Лысой горе? – с ласковой усмешкой поинтересовалась я, подступив ближе к Несу. Надеюсь, он не будет недоволен сованием бабьего носа в беседы таких на вид дюже матёрых жеребцов.

Отредактировано Элистраза (2012-08-19 16:17:27)

19

Мое раздражение росло с каждой секундой. Я был напряжен от кончиков ушей до самых копыт, готов был порвать этого тонконого араба в клочья. И я бы это сделал, даже не моргнув глазом. Плевать, кто он: одиночка или табунный посыльный, но наказания он точно заслуживал. И должен был его получить. Хо-хо, я бы с удовольствием размялся. Давненько мы не дрались. Широко раздувая ноздри, стараясь как можно лучше разобрать запах этого незнакомца. Не знаю, но чем дольше я принюхивался, тем больше злился. И вскоре для меня этот жеребец стал неким подобием груши, которую я непременно должен был отделать. А игнорировать любое к нему обращение! Неслыханная наглость! Только вот бедняжка наверное не знал, что с шаечными жеребцами такие шутки лучше не шутить. Хреново кончится, даже костей не останется. Может и не все шаечные НАСТОЛЬКО кровожадны, но я явно не входил в их число. Что ж поделать, не повезло нашему юному нарушителю с компанией. Да и только. Но, как говорится, сам кашу заварил, сам ее и расхлебывай. Мы можем только удачи пожелать.
От мысленного сжигания сей тушки на костре меня отвлек топот. Я вскинул морду, навострил уши в сторону источника звука. Отчетливый дробный стук копыт. Довольно тяжелый. Ты знал только одного шаечного коня с такими габаритами. Очень скоро и сам вожак появился у ручья, но я, ясное дело, его не видел. Херсонес приблизился к жеребцам. Он явно был в очень хорошем расположении духа. Удача этого араба, ну да... Повезти ему еще может.
- Ребят, ну вы его запугали, коленки дрожат, небось покосятся скоро - я усмехнулся словам вожак и зафырчал. Правда что. Как жаль, что я не мог оценить этого зрелища. А хотелось бы, хотелось бы.
В свойственной Херсонесу наглой манере он толкнул этого Араба. Я слышал стук копыт о гальку, когда Нес начал его пресовать. Я не удержал злорадного смеха, слушая Неса. А ведь я предупреждал этого юного молодца, что лучше свалить сразу, а не дожидаться прихода царя всей организации так сказать. Но, не будем повторяться, он заслужил. Вот теперь я в очередной раз усмехаюсь, слушаю вожака. Он умел издеваться, это был его особый дар, которым он владел безупречно.
- Послушай, Перф, ты хороший парень и мне очень по душе, нравишься ты мне как друг и как воин. Назначу тебя своей правой рукой, если выведешь эту клячу отсюда и можешь немного почесать ему за ухом, чтобы больше его сюда не заносило. Только без фанатизма... а, впрочем, мне плевать, он твой - сначала я остолбенел, не совсем уловив суть сказанного. Но потом усмехнулся, немного пригнул голову в знак того, что все понял.
-Без проблем, Нес. Забудет дорогу сюда. - я говорил довольно, наконец получив официальное разрешение втоптать холопчика в грязь. А то зазвездился. Ну, тем больнее ему падать будет. А реальность то жестока. Али не привык к такому? Мысленно он торжествовал, что добился расположения Херсонеса. Это дорогого стоило. И он наконец сможет полностью отдаться служению шайки. Ах, да, задание.
Мы с Парагоном пойдем к месту встречи, возвращайся туда после того как закончишь с этим - я кивнул и слушал, как уходят мои товарищи.
Остались мы один на один, товарищ. Как жаль. Тебя.
-Так что, цыпленок, тебя как проводить с ударом о дерево или просто волшебного пендаля поддать? - с иронией в голосе интересуюсь я. От предвкушения у меня аж копыта чесались. Я угрожающе ударил копытом в землю, грудью уже тараня молодого арабчика, когда в небе зашелестели чьи-то крылья. Изумленно изогнув бровь, я слушал, как на спину жеребца призимлилась птица. Да, защитничек пришел? Кто бы сомневался.
Пока они обменивались формальностями, я потихоньку офигевал со столько трогательной семейной сцены. Ларс неподалеку глухо зарычал.
-Сераф, я свободный, где хочу - там хожу. Все территории - мои! - услышав эти слова, я мгновенно прижал уши, метнулся вперед, с силой схватив наглеца за гребень шеи и подтолкнув поближе к обрыву.
-Захотел, два раз аж. Может мне тебе еще поклониться? - я говорю с плохо скрытой издевкой в голосе. И правда, забавно слушать такие заявления от юнцов.
-Надеюсь, вы не возражаете? Вы уж сильно его не бейте, если снова припрется. Молодой еще, эм... Глупый. Считает, если он одиночка - все ему можно. - я закатил глаза, если бы мог. Но а так я просто тряхнул гривой.
-Хватит разговоров. Хватай своего малыша, да смотри, чтобы из песочницы больше не вылезал. Адиос, ребята. - жеребец с птицей на спине развернулся и пошел прочь. Я мог позволить им просто так уйти? Нет, это был бы не я. Сорвавшись с места на галоп, я, искренне забавясь ситуацией, прикусил араба за круп, заставляя того ускорить темп.
-Шустрей перебирай ногами, давай сладкий! - довольно таки злобно хохочу, подкидывая передние ноги и лягая жеребца. Довольно грубо обращаясь с непрошенным гостем, я просто заставлял его покинуть земли, находиться на которых он права не имел. Я гнал его пока не достигли конца наших земель. Напоследок я немного ускорился, практически поравнявшись с конем, взбрыкнул, напрыгивая на него и заставляя того отклониться в сторону. Угрожающе клацнув зубами, вскинул ногами. И замер. Я слышал удаляющиеся шаги, он не вернется. Это я знал наверняка.
Фыркнув, я легким галопом пошел по запаху Херсонеса. Нашел я их быстро. Только теперь с ними была еще и Элистраза. Киваю кобыле в знак приветствия.
-Кто почтил нас своим присутствием. - с легкой улыбкой говорю я и поворачиваюсь к Несу - Мне интересно, у таких всегда есть защитнички? Нечто пернатое пыталось оправдаться за свое недоразумение. Тоже мне мамочка нашлась. - я презрительно фыркнул - До границ проводил. Еще бегает, яблонька то. - ядовитая усмешка. Я был вполне доволен. Хотя если бы не все эти "Он больше так не будет" пришлось бы копать яму для трупа.

20

-Без проблем, Нес. Забудет дорогу сюда. - с довольным видом сказал Перфект. Ты видел этот взгляд Парагона после твоей фразы вороному. И именно поэтому твоей правой рукой станет Идеал. Парагон был отличным жеребцом, другом детства, но ты прекрасно помнишь год, когда он яростно пытался отобрать у тебя место вожака. Сейчас ты просто это вспоминаешь, а тогда это была для тебя неслыханная наглость! Мало того, что Хиперрон правит табуном твоего прадеда, чье имя ты носишь, так еще и шайку отца теперь пытаются отнять. Поэтому каким бы хорошим другом сейчас не был Парагон, ты не до конца доверял ему, прекрасно зная его желание возглавлять шайку. А с Перфектом тебе не было страшно ничего, да если он будет таким хорошим другом тебе, как ты думаешь, то вас двоих Парагону точно не сразить.
Ты проследил за его взглядом, а когда он развернулся, чтоб идти за тобой, ты едва продолжил свое движение, как резко остановился, увидев знакомый силуэт горячо любимой тётушки. Она был взмыленной и явно уставшей. Интересно, откуда она мчалась сюда? Элистраза поздоровалась и прямиком направилась в воду. Пока она блаженно купалась, ты успел вернуться на прежнее место. Перфект уже погнал куда-то араба. Ты с ухмылкой смотрел им вслед. Кобыла вышла и подойдя к тебе поближе, решила поинтересоваться обстановкой. Твое внимание переключилось на Пара и Элу.
- По какому случаю здесь околачиваемся? Шабаш ведьмаков на Лысой горе? - со свойственной ей манере начала тётушка, моментально очаровав всех своим появлением в общем. Ты коснулся боком бока Элистразы. От нее исходило какое-то приятное родственное тепло.
- Собираю все раскормленные задницы к концу лета, - с улыбкой ответил ты. - Пойдемте-ка к красному дереву, по дороге все вам расскажу. - и ты двинулся к месту сбора всей шайки.
Ты шел и думал: "Изменилось ли что-то с годами в песочном ахалтекинце? Возможно. До этого он мог бы тебе и не подчиниться, а сейчас не сказал ни слова. И они вот тебя нагнали. Слева шагала Элистраза, справа - Парагон. Ты чувствовал себя счастливым в этот момент.
- Как ты? Как Рианнон? Как там наши? Кто сейчас в шайке? Что нового у вас случилось? - и все-таки ты обожал этого шебутного жеребца. Ты улыбнулся.
- Все по порядку. Я в полном поряде. А уж коль собрались мои самые близкие, хоть и Содэма нет.. кстати, Элистраза, ты его не встречала? - ты вздохнул, вспомнив своего наставника. С момента вашей последней встречи он был молчалив и не хотел ни в чем участвовать... впрочем, о нем мы лучше поговорим с тётушкой наедине. - Так вот, мы с шайкой пошли в Холмистую степь, встретили там нескольких разбойников, но они быстро сделали ноги, зато собралась кучка одиночек. Я планировал побыть там до завтра, чтобы попастись вдоволь. Но они мне там были нафиг не надо и я их попросил. Ну, и как всегда куча возмущений, хамство и т.д. В ходе ссоры назвал кобылу чью-то бурёнкой. Ну и он за мной увязался, когда я шел сюда. Пришлось завести его аж в Бурелом, а там встретили кобылу, поболтали и я пошел сюда. - о своих чувствах ты мог бы рассказать только серой, но тоже наедине. И вот показалась поляна. Огромное дерево, накрывавшее своей широкой кроной почти всю поляну, уже начинало помало скидывать листву. Ты мельком осмотрелся и продолжил - Рианнон беременна, скоро рожать, а я не знаю где она. - сказал ты подозрительно спокойно. -Но она с еще одной кобылой, значит вместе не пропадут.. скоро должны вернуться, надеюсь. - ты решил закрыть эту тему и заговорил о делах в шайке. - В ваше отсутствие мы разошлись с табуном и осенью, думаю, их порадуем своим приходом. Потому я и собираю всех, что больно спокойно у нас стало. Аж скучно, - ты хищно улыбнулся. Возможно, ты бы продолжил свой рассказ, но услышал тяжелый галоп Идеала. И вот он появился перед тобой, немного взмокший.
-Кто почтил нас своим присутствием. - обратился он к Эле. Еще бы он с ней не поздоровался. Тебе нравилось, что отношения не были натянутыми, без лести и лжи, все было вполне естественно. После он поспешил с докладом: - Мне интересно, у таких всегда есть защитнички? Нечто пернатое пыталось оправдаться за свое недоразумение. Тоже мне мамочка нашлась. До границ проводил. Еще бегает, яблонька то. - о, эта усмешка была тебе знакома. Ты улыбнулся ему в ответ.
- Твое великодушие меня пугает, Перф. Ну и фигли тебе эта птичка сделает? Ну да ладно, свой долг ты выполнил, думаю, орнитолога мы здесь больше не повстречаем. - ты засмеялся, дружески толкнув фриза в плечо. Наверное, ваша схожесть во внешности играла свою роль. - Свое обещание сдерживаю и всем официально скажу, что ты - моя правая рука. - дружелюбно сказал ты.
Вдруг раздался шум из кустов, откуда выпрыгнула Юта, сходу накинувшись на несчастного Ларса. Что она к нему имеет-то? Она лишь прижала его к земле и порычав на ухо, отпрянула. Повиливая хвостом, она с глазами преданной собаки глядела на тебя. Во взгляде была нотка виноватости и сожаления о своем долгосрочном исчезновении. Ты усмехнулся. Она легла у твоих ног, не спуская пристального взгляда с волка. Ты обменялся взглядами с Идеалом, наверное, он тоже находил все это довольно забавным.