Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Холмистая степь

Сообщений 61 страница 80 из 111

61

Горная дорога, ведущая в степь – почему она выбрала именно её? С каждым шагом, любопытным взглядом на окружающий пейзаж Адель неустанно испытывала ощущения дежавю. Запах деревьев и зелени, волны зелёных холмов, цветочные поляны, тайные тропинки – она будто вернулась в прошлое, бегает и резвится как наивный жеребёнок. Возможно, когда-то давно, когда они ещё были семьёй, она проходила через эту степь. Но как же много изменилось за прошедшие лета и зимы! Приятные воспоминания навевали эти извивающиеся тропинки и приятный по летнему теплый ветерок, ласкающий морду и шею. Как же много произошло за прошлые месяцы, как же сильно изменилась она сама, и как же сильно порой хотелось вернуть назад в это счастливое и безмятежное детство, когда единственное, что волновало её душу, была любовь её матери и окружающих и восхищение отцом, истории о котором были подобны сказкам на ночь.
А сейчас? Сейчас остались лишь осколки от воспоминаний и долгие путешествия в никуда. Сердце уже не спешит навстречу счастью или приключениям, а отбивает спокойный ритм смирения и примирения с реальностью, разумно сохраняя всю оставшуюся энергию про запас на экстренный случай. Куда рыжей теперь торопиться, когда весь мир у её ног, и он никуда не спешит убегать? Она уже устала удивляться новому и начинает безразлично относиться к новым местам и знакомым, когда общение с последними обычно не длиться дольше одного вечера. Возможно, возвращение на земли, хранившие воспоминание о её юности, и случайные встречи со старыми друзьями будут неким переломным моментом, которые воодушевят её охладевшее ко всему прекрасному сердце на новые приключения. Кто знает..?
Молодые листья мелких кустарников и сочная трава приглашали её попировать немного, на что её пустой желудок ответил громким, урчащим «Да!». Но едва она смогла утолить это противное чувство голода, как сильный порыв западного ветра принёс тревожные и волнующие вести. Её настроение резко изменилось, и сердце вопреки привычке забилось чаще, чем ему было позволено. Кобыла внимательно рассматривала волнистые изгибы холмов, стараясь найти среди них тех, кому принадлежал этот до боли знакомый запах. Будто одурманенная, она шла навстречу ветру, когда за очередным изгибом земли, она смогла различить вдалеке очертания чего-то живого и движущегося, которые, как оказалось, принадлежали группе лошадей.  Воодушевлённая какими-то идеями, замками и мечтами, она сорвалась в резвый галоп, быстро сокращая расстояние между ними.
«Great! Не успели раны зажить после встречи с голодными хищниками, как её тут же потянуло в толпу лошадиной банды, которые за редким исключением щадят посторонних.» Но эти мысли Танис решила оставить при себе. Кобыла была чем-то очень сильно взолнована, что всё всё равно не услышала бы её замечаний. Адель, тем временем, настойчиво шла навстречу табуну, её глаза, впервые за долгое время, загорелись интересом к происходящему. Это, скорее всего, и послужило причиной решения змеи сдержать свою долю нравоучений, и Танис, обвившись вокруг её левой передней ноги, с любопытством наблюдала за кобылой, в голове у которой мысли роятся в беспорядочном хаосе.
Мсл: Что я делаю? Ещё не успели зажить яркие полосы на моём боку от острых клыков и когтей голодных тварей, как я уже спешу в самый центр группы не более дружелюбных собратьев. И как я потом буду выпутываться из очередной переделки? Как последняя безмозглая девчонка, полагаюсь на удачу и подчиняюсь чему-то очень сомнительному...
Она резко остановилось на растояние достаточном, чтобы разглядеть всех, оставаясь незамеченной. Вот они, она их узнала сразу, этот огненный силуэт, источающий яркое пламя молодости и страсти, чёрный ворон, который так долго был для неё и примером, и верным другом, и тот, кто всегда стоит выше всех остальных, которого трудно не заметить, который до боли напоминает ей о давно пропавшем герое. Но она не могла к ним подойти просто так... Они скорее всего её не ждали и давно о ней забыли, у них новая, совсем другая жизнь. Зачем причинять себе лишнюю боль, а им доставлять неудобства, когда, как казалось ей, достаточно просто знать, что они живы и счастливы тем, что имеют. К тому же, у шайки уже было достаточно хлопот с одним серым жеребцом, судя по разговорам, являвшимся чужаком в их краях. Но любопытство снедало  её, и она не спешила покидать это место, полностью осознавая всю опасность, которой она себя подвергала, скрываясь в тени и подслушивая. Ей просто было интересно, куда приведёт серого его неудачное появление среди не самых гостеприимных собратьев.

Отредактировано Адель (2012-05-31 15:00:04)

62

Эскорт стал замечать. Что на этой чудной полянке лошадей становится всё больше, а дышать становится всё тяжелее. Весь кислород себе  забирают. Но одно его радовало, что все пребывающие жеребцы подхватывали  шутку Эскорта и дополняли её очередными фразачками.  Что же не скучная компания собралась, главное что бы это всё не затянулось.  Но вот Эскорт обратил внимание на столь гормоничных рыжих влюбленных, и что-то ему показалось знакомым в жеребце, но выводов он не спешил делать.  «Пришли бы позже, было бы что перематывать…» - сказал Мон Плезир в ответ твоей шутке и добавке вороного. Ух какой серьёзный он стал, а вот глядишь только из пелёнок вместе выползли. Эскорт чуть повернул свою голову к жеребцы и сказал:
- Не, ну где твоё чувство юмора Мон, а?! Так понимаю завёл жену, остепенился наконец-то, а вот юмор то потеря, потерял…
Эскорт чуть улыбнулся и принялся осматривать новую возлюбленную Мон Плезира. Он была довольно хороша собой, только маловата.  Но вот стоило только соловому начать говорить про жену, так рыжая вымолвила:  «Ну с нас-то пожалуй хватит, а вот мы щас сходим купим поп-корн и придём смотреть на ваш фильм, с кровавым месивом, только вы без нас пожалста не начинайте.» В мыслях Эскорт перекрутил слова кобылы ещё раз. И вдруг вновь обратился к Мон Плезиру:
- А хорошую ты себя бабоньку отхватил. Редко таких встретишь.
И вновь улыбка на пол морды. Эскорт в душе был очень рад за своего давнего друга, главное что бы всё у них получилось, а то он-то не подарок.  Эскорт чуть отошёл в сторону от огромного количества лошадей. Как вдруг заметил, как свою задницу сюда притащил ещё один серый жеребец, а где-то из другого краю вороной. Он кинул на серого пару неприятных фраз, от чего Эскорту стало сразу понятно, что здесь была толи шайка, то ли её части. Одно было ясно, что Мон явно не отсюда, хоть его многие и знают. Однако становилось сильно жарко, лишь прохладный ветер спасал лошадей от палящего солнца. Эскорт чуть повернул голову к лошадям и понял, то их сильно много, даже очень.  Его это напрягало, особенно то, что  здесь  нет уважения  друг к другу, хотя о чём мы? Раве он сам кого-то уважает кроме себя? Нет, самолюбив. Но вот на голодные карие глаза попалась приближающая рыжая птичка.  Он по – началу е обращал на неё внимания, но когда незнакомка подошла, то как-то прискорбно молчала. Эскорт взглянул на неё и как-то спокойно подошёл к кобыле, стоящей чуть в стороне.
- Н что ж, позволь узнать, что занесло тебя в это хаус?

63

"Надо же... Меня наконец-то заметили. Сколько времени прошло уже с тех пор, как вы начали выяснять отношения? Видимо, вы настолько поглощены своими заботами, или мне лучше сказать, самолюбованием, что не заметили меня?"
Хек стоял абсолютно спокойно, даже не напрягаясь. Не то чтобы его весьма высокое самомнение позволяло ему оставаться таким же наглым и не о чем не беспокоится. Это была не уверенность в своих силах, вовсе нет... Он ведь не совсем дурак, хоть, если можно так выразиться, и блондинка, он прекрасно понимал, что он один ничего не сможет сделать против такой оравы лошадей. Даже если ему попадется кто-то один, кто совсем немного уступает Херсонесу, он все равно проиграет. Не в его силах тягаться с целой шайкой. Даже с половиной. Единственная возможность для него - это убежать от них. А разве не этим он всегда и занимался, дабы сохранить свою шкуру? Именно так. Дикая шаечная кровь заставляла его немного наглеть, показывать свое высокомерие, а потом приходилось убегать, дабы не поплатиться за этим если не своей жизнью, то побитой тушкой точно.
Он наблюдал за всем происходящим и заметил, что к большой группе лошадей подошла изящная опять же рыжая кобыла. Не слишком похоже, чтобы она тоже была в шайке, странными взглядами на нее смотрели... Но за ее "окучивание" тут же взялся соловой жеребец, имени которого Принц не знал, да и не хотел особо вдаваться в подробности. Он не разведчиков табуне, пусть этим они занимаются... Ему достаточно знать главенствующих в шайке: вожака, его советчиков, любимую кобылу, заместителя и его спутницу. Даже этих знаний для него уже было достаточно, чтобы строить свои выводы относительно происходящего.
Итак, продолжим то, с чего начали. Конфликт между главным врагом Хиперрона в компании своих церберов и неизвестной троицей находился в самой начальной стадии. Учитывая собравшуюся компанию, начальной стадии конфликта для них можно считать все то время, пока не дошло до мордобоя. Эта стадия делится еще на два периода. Первый - это знакомство с теми, кого будут избивать и самими избивающими. Туда входят недовольные морды, презрительные взгляды и все такое прочее. Второй - активные словесные переговоры. Здесь все намного проще. В картинно вежливой форме просьба убраться, а затем активное переругивание и стремление поднять чувство собственного достоинства. С шайкой всегда так. Достаточно один раз проанализировать, а потом начинаешь понимать, что схема всегда одна и та же. Ахекион это уже понял.
Но вот, наконец то его действительно заметили. Этого жеребца он знал достаточно хорошо, чтобы сразу же повесить на него табличку с именем и должностью. Тот для начала указал на серого вожаку. Чтобы тот отметил его старание? Ох нет, ребятки, это уж вряд ли. Насколько он знал Перфекта - этот волкодав подобным качеством характера не страдал. Хек переступил с ноги на ногу и чуть склонил голову набок, абсолютно спокойно смотря на приближающуюся гору мышц. Ну фриз, что уж делать, порода крупная. Его первый вопрос заставил его улыбнуться.
-Нет. Я знаю где я.
Он ответил ему абсолютно спокойно, а потом спрятал улыбку и снова посмотрел на шаечных лошадей. Чем больше он на них смотрел, тем более убеждался, что не хватает в нем знакомых морд. В частности, это касалось и любимой кобыла Перфекта, он знал это, что они пара. Но вот, снова вороной с крайне недовольной и презрительной мордой начал ему снова выговаривать. Надо же... Ему угрожают, с ума сойти можно. Хек вздохнул и подхлестнул себя хвостом, а потом спокойно посмотрел на него снизу вверх и невозмутимо ответил:
-Я знаю, куда ушел мой табун. Но у вас нет причин меня убивать. Потому что я не шпионю, это не моя профессия. Тем более, как видишь, я не очень умею скрываться. У нас в табуне пропала кобыла. Мне пришла в голову мысль, что это ваших рук дело. Но я ее здесь не вижу. Значит у меня нет причин здесь больше оставаться.
Он сказал правду, зачем выдумывать, когда правда лучше всего подходит в данной ситуации? Да и наглеть сильно не хотелось. Позориться перед шайкой... Нет, ему немного жалко свое себялюбие. И вообще, он не хотел становиться причиной новых раздоров между шайкой и Королевским табуном, он просто хотел найти свою Орхидею, особенно теперь, когда она была жеребая. Если не с шайкой, значит, он пойдет искать ее дальше. Только вот... Сначала он покажет Перфекту на схожую ситуацию, мало ли, может, это наоборот поможет сплочению? Они найдут своих кобыл, он- свою. И все будут счастливы. Мир, дружба, жвачка. Поэтому он через небольшую пазу продолжил:
-И сейчас... У вас тоже не хватает двух кобыл. Весьма высокопоставленных в вашем обществе. У вас они, я не сомневаюсь, дамы самостоятельные... Но у меня есть сомнения, чтобы они просто так взяли и ушли. У вас ведь за это и по ушам получить можно, ведь так?
Он не хотел подлизываться и не собирался это делать. просто спокойным, но не лекторским тоном, выдавал ему факты. Вообще-то отношения у них с эти жеребцом были вполне неплохие, может, тот ему позволит уйти по-добру по-здорову, пока тут не началось избиение младенцев? Наследственность наследственностью, но все же потасовки и побоища он не слишком любил.

64

«Может лучше пойдём? Всё равно на тебя никто не обращает внимания... тем более надо уйти, пока тебя не заметили. Адель!»
Танис очень сильно беспокоилась за то, как отреагируют лошади, рьяно охранявшие границы своего личного просторанства, на появление постороннего. Одно отношение одного из них к новоприбывшему давало массу поводов для сомнений и беспокойства. А вдруг они подумают, что она шпионит для кого-то, особенно так открыто развесив уши. Попробуй докажи обратное, если они откажутся верить в правду. Тогда боль от разодранной кожи на боку и раны покажутся пустяками перед тем, как тебя будут пытаться убить свои же и явно не из-за зверского голода, когда желудки пустовали многие дни. Танис не знала никого из них, также она не была знакома ни с кем из бывших знакомых Адель – кобыла не любит говорить о своём прошлом, лишь порой делилась переживаниями, касающиеся её семьи. В отношении чувств и интимных моментов её жизни рыжая ужасная собственница, предпочитает их держать при себе и лишь иногда позволяет себе помечтать перед сном, вновь переживая все чувства, что она тогда испытывала: и боль, и гнев, и слёзы, и смех, и счастье, и любовь были для неё одинакого важны. Никогда ещё не замечала кобра за своей подопечной хоть лёгкое проявление сентиментальности, за исключением проявление заботы о слабых и беззащитных, особенно если им угрожает опасность. И Танис немедля постаралась воспользоваться сией слабостью своей подруги, умоляя её продолжить свой путь.
«Подумай о той бедной беременной девочке, с которой ты недавно встретилась? Табунная кобыла, носящая под сердцем ребёнка, одолеваемая какими-то страхами, блуждает где-то одна среди этих диких, безжалостных мест. Мне казалось, что ты пожалела, что не пошла вслед за Орхидеей... какой прок от птицы, если ей противостоят десять голодных пастей полные острых зубов?»
Змея сильнее сжимала ногу кобылы, в надежде, что боль отвлечёт ту от размышлений. Адель, наконец очнувшись от своего транса, тревожно посмотрела на горизонт. Исход внутренней борьбы начал склоняться ближе к желанию уйти, ссылаясь на разумность подобного поступка. Но только она собиралась сделать шаг в сторону, как ей ясно дали понять, что её присутствие обнаружено. Но спокойное поведение солового жеребца, который к ней обратился, и его ровный голос успокоили её сердце, которое от  повышенного уровня адреналина, вызванный неожиданным появлением коня и страхом перед неизвестной развязкой этого разговора, стало учащенно биться. Она сделала глубокий вдох перед ответом и слегка улыбнулась, извиняясь за то, что пришла без спросу. Она взглянула на дорогую её сердцу троицу и лишь негромко произнесла:
- Прошлое... мечты... надежда...
Мсл: Нда уж, и вправду нелепо. Она невольно рассмеялась из-за нелепости своего ответа, и когда она повернулась к «блюстителю порядка», её взгляд был полон невинного озорства. Но быстро приведя себя в чувства, она уже спокойным и серьёзным тоном спросила:
- Не подскажешь, что именно это сообщество из себя представляет?

65

Эскорт краем глаза всё ещё смотрел на потасовку, которая находилась чуть правее от него и новой дамы в этом балагане. Вновь его уши позволили себе услышать разговор серого, по всей видимости табунного жеребца, который совершенно спокойно разговаривал  шаечным, явно в десяток раз больше него. Эскорту это понравилось. Невозмутимый серы довольно сильно привлек его внимание, что соловый чуть было не забыл про рыжую даму, которая на первый взгляд была довольно скромной. Эскорт совершенно не заинтересованным взглядом начал смотреть на рыжую, осматривать её строение, мышцы. Почему, вы спросите, он не думает о том, как бы с ней по развлечься, как об этом думают большинство жеребцов? Да потому что он не видит в этом никакого смысла. Зачем? Ему уже хватит, в свои годы он уже достаточно накувыркался с кобылами, поразбивал им сердца, в то время как сам этого и не хотел даже. Просто это была глупая месть за его разбитое сердце. Эскорт почти каждый день вспоминает ту женщину,  которой принадлежало его сердце, сам он. Какие были прекрасные годы, но увы всё это быстро закончилось.. Она наигралась... Как соловый переживал первое время было невиданно, о потом боль смешалась с гневом и злостью породив собой месть за себя. Сейчас же Эскорт довольно поумнел, и попросту не видит смысла причинять кому то боль, ломать жизни, ему это не было дано. Порой , где-то в  глубине души, он наверное даже себя ненавидит, но его самолюбие чательно это скрывает по маской его идиотских принципов и иногда утомительных шуток. Однако почему-то сейчас ему не хотелось  шутить.
Его карие глаза заметили чуть милую улыбку на морде кобылицы, которая поспешила тут же дать свой ответ: «Прошлое... мечты... надежда...» Эскорт сам чуть улыбнулся, но не считал этот ответ каким-то правильным. Прошлое ведь нужно оставлять в прошлом. А остального нужно добиваться в жизни, крутится, как белка в колесе, что бы жить столь красиво, подобно вожакам тех или иных сообществ, за которыми ходят и буквально «подтирают им задницы» их слуги. Почему столь откровенно? Потому что не нужно прислуживать никому, не быть тряпкой об которую можно вытереть ноги. Именно поэтому Эскорт и не смог ужиться в табуне. Обычно если имеешь своё мнение,  не желаешь считаться с другими и не выполняешь приказы вожака, то ты становишься просто обузой. Зато ты личность, а не тряпка. Долой тряпки. Соловый чуть повел своей мордой в сторону и совершенно спокойно сказал:
- Ну прошлое нужно оставлять в прошлом, а жить нужно настоящим. Мечты и надежды, к сожалению, больше части будет завить от окружающих, а не от тебя самой.
И тут он замолчал. В его голове пробежали несколько нелепых фраз, выводом из которых является то, что Эскорт сильно много болтает. Мило блин.
- Что-то я совсем разговорился, а представится забыл. Я Эскорт.
Чуть легкая улыбка  побыла на его морде несколько секунд. Ему даже оказалось, что он нашел собеседника по душе. Кобылица была такой спокойной, не ехиднечила не прикалывалась, как это делали другие. Это ему понравилось. Ведь сейчас редка  встретишь таких, с которыми хочется поговорить. Но вот из  уст кобылицы вновь раздались слова: «Не подскажешь, что именно это сообщество из себя представляет?» Эскорт чуть улыбнулся и совершено спокойно сказал:
- Я сам сюда недавно пришёл, поэтому кто за кого не знаю. Одно знаю точно, что вон те рыжие одиночки, серый из табуна, а все остальные по всей видимости шайка. Прискорбно однако.
Эскорт о время разговора чуть повёл носом в сторону лошадей и только.

66

Адель понравилось, что причина, по которой он к ней обратился, оказалась простым любопытством, свойственным каждому созданию. У него был приятный голос, слушать его было сплошным наслаждением, и невольно огорчалась, когда он замолкал. Такое открытие поначалу очень удивило Адель, во время её путешествия ей попадались лишь брутальные, похабные или трусливые, но ужасно хвастливые представители мужской половины лошадиного населения. Конечно, были и исключения, но они случались очень редко, да и не длились особо долго, потому очень быстро забывались. Спокойная и рассудительная манера разговора несомненно располагала к собеседнику. Его мысли и рассуждения были полны здравого смысла и свежими идеями, чего так не хватало её заблудшей душе.
Его слова заставили её задуматься, даже Танис заинтересовалась соловым жеребцом, ослабив хватку она с вниманием наблюдала за ним и вслушивалась в их разговор, только начавший своё развитие. Тайна, скрывавшая исход этой встречи, больше всего занимала мудрую змею.
- Да, но когда упираешься в тупик, то нет иного выхода как вернуться назад, и ещё раз взглянуть на свой выбор. Прошлым нельзя жить, да, с этим я согласна, но его никогда нельзя забывать. В прошлым меня много связывало с этими местами и их жителями, сейчас просто хочется посмотреть насколько всё изменилось. А надежду... надежду и веру никто и никогда не сможет у тебя отнять, она тебя и заставляет двигаться вперёд, особенно, когда всё кажется бессмысленным или безвыходным.
Она слегка смутилась из-за объёма сказанного ею, опасаясь, что могла утомить собеседника или оттолкнуть от себя излишней болтливостью. Молчание сейчас было лучшим выходом, к тому же следующий ответ дал новый повод для мыслей, чтобы устроить вечеринку у неё в голове: ‘Так значит Мон ушёл из шайки за это время, а брат всё же к присоединился и причём именно к нему... надеюсь, что власть его не избаловала’. Доброта и сестринская любовь к друзьям наполнила её взгляд добротой и теплотой, а улыбка, являвшаяся робким отражением её чувств, придавала больше нежности её образу. Посчитав, что невежливо так долго молчать и не обращать внимания на нового знакомого, рыжая поспешила продолжить их беседу. Она посмотрела на Эскорта глазами полными смущения, робкой любви и грусти и нежно улыбалась.
-Приятно познакомиться, Эскорт. Моё имя Адель. Прости моё излишнее любопытство, но ты оказался здесь, чтобы присоединиться к шайке или просто путешествовал?
Она взглянула на лошадей, но они, на удивление, быстро потеряли её интерес и она лишь с нетерпением ждала момента, когда снова сможет услышать его голос. Но подобная одержимость не вызывала у неё беспокойства, пока она могла удерживать её при себе.

67

Этот день напоминал мне вечер встреч выпускников. Я стоял в середине всей тусовки и лицезрел все происходящее. Вокруг меня была чуть ли не вся семья. Куда не плюнь, везде знакомые мордашки. К некоторым питал приятные чувства, к другим холоден как лед, ну, а с другими я конфликтую всегда. Мне было безразлично на тех лошадей, которые просто стояли в строю моих отношений. Но среди всех я видел своих близких друзей. Да, вы не поверите,  у меня они есть. Будто я подрался с каким-то пьяным от пудинга малолеткой, а все как придурки встали в круг и начали глазеть. Да, именно такое ощущение повисло в воздухе.
К нашей компашке пришла кобыла. Не дурна на вид, симпатичная. Я хотел рассмотреть ее, но тут услышал голос Эскорта: - Не, ну где твоё чувство юмора Мон, а?! Так понимаю завёл жену, остепенился наконец-то, а вот юмор то потеря, потерял… Его слова заставили меня улыбнуться и отвлечься. Заинтересованность в разговоре со своим другом меня больше волновало, чем эта дохлая селедка. "Пусть Нес займется ими" - подумал я. Подойдя к Эскорту, я с усмешкой ответил:
- А я смотрю ты все холостяком бродишь! - ненадолго замолчал и снова сказал. - Не переживай карамельный мишка, свой юмор я засунул в черную коробочку, накрыл вязанной тряпочкой и поставил на полочку. Потом достану.
- А хорошую ты себя бабоньку отхватил. Редко таких встретишь. - вновь сказал соловый. Я посмотрел на Эйф и снова вернулся к другу. Довольная и немно лестная улыбка снова засияла на моей мордашке.
- Эй! Слюнями завидными меня не закапай!
Я уже говорил более свободно и открыто. Впрочем, друзья же. От этого содового чертенка ничего не скроишь!
Тут я разглядел кобылу, с которой так любезно общался мой друг. Это была Адель. Сразу нахлынули чудесные воспоминания. Встречались мы с ее братом, когда я еще был в шайке молодым жеребцом. Не смог я сдержать улыбки.
- В одном месте столько близких друзей, да еще и в один день. Раньше даже весточки не пришлют, писем не пишут, передачки не передают. А тут! Букет просто. Привет Адель!
Это был еще не только привет кобыле, но и призыв совести друзей. Они же первыми всегда уходили. Я повернулся к Эйф и представил ей друзей:
- Эйф, это карамельный мишка - Эскорт, мой близкий друг детства. Эта Адель - так же подруга детства. - обратившись к друзьям, я продолжил. - Эс, Адель, это Эйфория.
Как-то было непривычно представлять Эйф перед близкими друзьями, да еще уже понятно, что мы пара...

68

Эскорт время от времени уставлялся куда-то вдаль, отводя свой спокойный монотонный взгляд от кобылы. Всё же ему самому было бы неприятно, если бы на него всё время смотрели. Лучше даже казаться застенчивым, чем  приносить кому-то неприятные ощущения. На удивление об этом задумывается сам Эс, хотя уж это точно не в его стиле было. Соловый обратил внимание на погоду. Солнце стояло в самом зените из чего можно сделать вывод, что сейчас самый разгар дня, однако он не особо сильно припекало песочную голову жеребца из-за его светло-молочной гривы. А вообще в такую бы погоду на озерца бы или речку, что бы  жажду утолить да искупаться. А то зима была сильно длинной, весна сильно грязной, лишь бы лето не было сильно холодным и дождливым, как обычно.  Соловая морда коня чуть повернулась в сторону Адель, и карие глаза лицезрели кобру, до этого он -почему не обращал на неё внимание, но сейчас не зная чем себя занять пришлось обратить. Соловый чуть улыбнулся. Это его ничуть не удивляло, однако сам находить себе маленько друга он не хотел. Ответственность что ли наступает. Ему со своей жизнью разобраться, а уж потом в другие лезть. Но вот Эскорт услышал сладкий бархатный голос кобылицы: «Да, но когда упираешься в тупик, то нет иного выхода как вернуться назад, и ещё раз взглянуть на свой выбор. Прошлым нельзя жить, да, с этим я согласна, но его никогда нельзя забывать. В прошлым меня много связывало с этими местами и их жителями, сейчас просто хочется посмотреть насколько всё изменилось. А надежду... надежду и веру никто и никогда не сможет у тебя отнять, она тебя и заставляет двигаться вперёд, особенно, когда всё кажется бессмысленным или безвыходным.» Что ж верные слова во многом, Эскорт с ним даже согласен, но ему обязательно нужно было что-то сказать, хотя бы ради приличия:
- А тупик и проломить можно, облегчив себе жизнь. Именно поэтому я не ищу не в чём смысла, а  просто иду вперёд, пусть как осёл или глупец, однако выбор всегда за мной.
Что за душераздирающие разговоры? Завели себе какую-то странную тему, да и ладно. Главное что  беседовать вполне интересно. Соловый вновь отвёл свои карие глаза от прекрасной Адель и посмотрел на общество лошадиных копыт. Мон Плезир же продолжил разговор: «А я смотрю ты все холостяком бродишь! Не переживай карамельный мишка, свой юмор я засунул в черную коробочку, накрыл вязанной тряпочкой и поставил на полочку. Потом достану.» Эскорт на эти слова чуть улыбнулся, хотя новое прозвище карамельный мишка чуть задело его.
- Ну похоже, что такой раздолбай как я никому не нужен. Да и ладно, забот и хлопот поменьше будет, а то потом ещё пелёнки детям постирай, помоги, воспитай, не не готов я ещё к этому явно. А вот за карамельного мишку   получил бы года два назад.  А щас, знаешь, как-то то ли лень, то ли надоело. Ну ты понимаешь.
Эс говорил спокойно, иногда проглатывая окончания, но в целом было всё понятно, особенно для Мона. Соловый ещё раз взглянул на спутницу жизни Мон Плезира, на что он вновь услышал от рыжего: «Эй! Слюнями завидными меня не закапай!» Соловый чуть сдержал смех. Всё же юмор свой Мон время от времени открывает. Эскорт как-то радостно сказал:
- Ну я постараюсь;) А ты если что уварачивайся.
Казалось, что вот она жизнь, всё хорошо, прекрасно даже, но чего-то не хватает. Только вот Эскорт не мог понят чего. Может быть агрессии? Она надоела, да и сейчас не время, хотя костяшки можно было бы и помять, а скоро совсем зачерствеют, брюхо отрастёт и будет ходить качаться, как беременная кобыла. При мыслях о своём будущем у жеребца чуть засияла ухмылка, но его отвлёк снова мягкий и бархатный голос Адель: «Приятно познакомиться, Эскорт. Моё имя Адель. Прости моё излишнее любопытство, но ты оказался здесь, чтобы присоединиться к шайке или просто путешествовал?», на что Эскорт незамедлительно ответил:
- Очень рад знакомству. Ходить под  чьем-то гнётом не для меня, я птица вольная.
Эскорт чуть улыбнулся, но ту же подскочил Мон Плезир и сказал: «Эйф, это карамельный мишка - Эскорт, мой близкий друг детства. Эта Адель - так же подруга детства.  Эс, Адель, это Эйфория.» Перед этим он конечно же поздоровался со своей подругой  детства Аделью. Соловый около минуты постоял в недоумение, попытаясь вспомнить Адель, то вроде бы с Моном росли - то вместе, а вот Адель он не припоминает. Эскорт чуть улыбнулся, взглянув на Эйфорию, и сказал:
- Что ж приятно познакомится, Эйфория. Мон, неужели я в детстве был настолько самолюбив, что даже не заметил в твоём обществе Адель? Болван.
Сейчас, даже самом у Эскорту, казалось, что его самолюбие растворяется в самокритике. Это было очень странной чертой для солового жеребца.

69

- Если у тебя сил хватает, если нет придётся идти окольными путями. Рыжая звонко засмеялась, мечтая о том, как было бы здорово и проще, если бы просто можно бежать напролом ни о ком собственно не заботясь. Утопия, которая приводит к печальному одиночеству.
Часто всё оборачивается наилучшим образом, а те страхи, которые нас преследуют, обретают свой истинный облик простой выдумки нашего чудаковатого мозга, склонным к излишней фантазии. И с Адель, к счастью, случилась именно такая ситуация, все её переживания из-за того, что она могла быть забыта теми, кто занимает важное место в её сердце и жизни, оказались пустозвонным лепетом собственного эгоизма. Ведь многим грешным существам подсознательно очень хочется, чтобы о них неустанно говорили и напоминали им насколько они важны и нужны. У кого самомнение и стремление к самопоклонению развилось до колоссальных размеров, а у кого лишь крохотные отголоски прячутся в глубинах души, выползая при любой удобной ситуации. Но даже чистейшие создания испытывают муки совести, если не по этому поводу, то по какому-то другому - все мы не без греха.
Заметив краем глаза расплывчатый силуэт бронзового оттенка, она в надежде и страхе  обернулась, не зная бежать ли ей или остаться. Наверное, можно было заметить калейдоскоп чувств, сменяющих друг друга в буйном потоке душевных переживаний, который, будто в зеркале, отражался в глубине её взгляда. Она была рада, очень рада тому, что рыжее чудо просто начал разговор как ни в чём не бывало и похоже был приятно удивлён встретить старую подругу.
- Здравствуй, Мон. Рада видеть тебя живым, целым и в полном расцвете сил.
Давно, очень давно я не слышала его озорного и безмятежного голоса, что будто кажется он живёт припеваючи. Но уверена, несмотря на все неприятности, что выпали на его долю за эти годы, он сейчас вполне счастлив. Я слегка склонила голову в сторону его спутницы в знак приветствия и почтительно ей улыбнулась. Не в её правилах судить о леди по одёжке, дамы обычно очень искусно умеют скрывать все свои недостатки, выставляя в наивыгодном свете все свои достоинства. Немного личного пространства и хороший душевный разговор, а порой требуется и чуть меньше, чтобы выявить или наоборот отвратить желание продолжать знакомство. Но в отношении Эйфории у неё было хорошее предчувствие, может одно то основание, что она является подругой сердца Мона, достаточно для того, чтобы доверять ей. Адель с надеждой подумала, что она смогла бы уважать её, но... время покажет.
Речь Эскорта, а точнее последнее слово, которое он произнёс, вызвал какую-то странную надежду в её душе, но кобыла тут же забросала её тяжелыми камнями недоверия, внушая себе, что это просто было сказано к слову, и ничего лишнего под этим его хозяин не подразумевает. В ответ она лишь приятно улыбнулась, с тенью робости и смущения, и постаралась придумать возможность, при  которой их пути соприкоснулись, но не пересеклись:
- Я бы точнее сказала, что мы друзья юности. Не помню, чтобы ты был таким уж жеребёнком в то время. А не заметил, скорее всего, из-за того, что в момент нашей встречи Мон предпочёл прогуливаться в одиночку, а я после не желала подходить к шайке.
Мсл:Оправдываю ли его самолюбие или извиняюсь ли я перед ним за то, что не встретились ранее? Глупость...
Она раздраженно фыркнула и опустила голову вниз, скрывая взгляд под копной рыжих волос. Секунда на размышления, две на отдых и ещё мгновение, чтобы окружающие продолжили разговор. К тому же Танис хотела что-то сказать рыжей на ушко, но её слова Адель пока оставит при себе.

70

Геральдика скрылась из виду, едва Коннор выбежал на новую местность. Издевается?..
Перейдя на галоп жеребец продолжал бежать дальше, глядя по сторонам и на небо. Он сам не понимал - ищет он орлицу или лошадей?.. В конце концов он нашел лошадей. Геральдика летала над ними и громко кричала.
- Успокойся, не глухой.. - пробормотал Коннор и уже шагом пошел к двум лошадям. Снова жеребец и кобыла. Один он, неприкаянный, совершает набеги на табуны.
Приветствовать пару он решил издалека, в конце концов черт знает, что у них на уме, а Коннор был не в том состоянии, чтобы драться с парой здоровых лошадей.
- Buon giorno, amico! (ит. Добрый день, друзья!) - Коннор остановился, ожидая реакции этих двух и поглядывая на орлицу, которая продолжала наматывать круги над лошадьми

71

Ветер поменялся... а с новым течением приходят неожиданные вести. Что несёт он нам, новый поток жизни, суровый холод севера или нежную мягкость востока, зной и сухость юга или дождливую серость запада? Что ты кричишь там в вышине, белоголовый орлан? Кого зовёшь, кого ты кличешь? Орлицу потерял ли, когда коварный хищник разорил ваше гнездо, или предостерегаешь одинокого путника от страшной опасности, которая лишь твоему зоркому глазу видна? Что привело тебя сюда, могучего воина небес, кто крыльями закрывает солнце, чей голос громким эхом отражается от земли?
Адель привлекла эта могучая птица, ей всегда нравились эти величественные птицы. Она отвлеклась от своих собеседников, которые всё равно молчали, погрузившись в неведомые для неё размышления. Отойдя ровно на шаг от собравшейся компании, она высоко подняла голову, сильно вытягивая шею  и напрасно пытаясь приблизиться к нему, и заржала в знак приветствия, как бы интересуясь, что привело сюда орлана. Но его язык был непонятен ей, а точнее непонятно услышал ли он вообще кобылу и дал ли собственно ответ. Но вскоре загадка разъяснилась, когда за холмом показался силуэт лошади, который вёл переговоры с понравившимся рыжей летуном. Подходя всё ближе и ближе к ним, силуэт приобрёл четкий облик вороного жеребца, который обратился к ним на непонятном ей наречии. К тому же, он стоял как-то отдаленно, из-за чего приходилось сильно напрягать голос, но всё же она не оставила его без внимания, так как он мог просто заблудиться, особенно, если он новенький в этих краях.
- Добрый день. Простите, но я вас не понимаю. Вы заблудились?
Что подумают о ней её друзья? Что она в каждой бочке затычка и не может прожить и дня, чтобы кому-то не помочь... И почему это собственно должен потеряться, зачем совать свой нос куда не просят? Тоже самое спрашивала себя Адель, её совесть или что-то обратное совести, но похоже радостное воссоединение со старыми товарищами воодушевило её душу на проявления милосердия, сострадания и желании помочь. Посмотрим, что из этого всего выйдет...

72

А настроение шикарное, если честно. Погода изменчива, с этим ничего не поделаешь, но даже она не сможет расстроить всегда веселого жеребца. Спринг быстро скакал по степи, чувствуя запах лошадей, приносимый ветром. Сколько запахов таит в себе этот поток воздуха? А сколько всего он "видел", где он "побывал"?
Над головой сияло солнце, медленно плыли ленивые облака, похожие на разнообразных зверюшек, удивляющих своей формой. Черный ворон высоко парил над головой, изредка оповещая жеребца о том, что он все еще здесь, над головой, смотрит на него. Черный, как смоль, глаза смотрели вперед, изредка поглядывая на своего спутника, парившего где-то в небесах.
Грива развевалась на ветру, а жеребец все несся вперед, гордо приподняв голову. Радость! Да и было чему радоваться! Не каждая лошадь могла похвастаться свободой, которую так многие желают.  Холм за холмом, шаг за шагом, и достижение твоей цели все ближе и ближе. Прошла пара секунд, и кто-то довольно сильной впился когтями в спину Спринга, да так, что жеребец остановился, встал в свечу и заржал. Встав на ноги и фыркнув, Всплеск повернул голову и шею так, что можно было видеть виновника этого происшествия.Тут он увидел Сайлента, спокойно сидевшего на жеребце.
- Ну и что ты удумал на этот раз? - с улыбкой спросил Сплэш, смотря своими черными глазами на птицу. Сай молча сидел на жеребце. Да и редко когда услышишь от этой птицы хоть какие-то слова, что и говорить о разговорах с ним. -Сай, ты не хочешь идти туда? - и жеребец головой указал в сторону, куда направлялся. Если честно сказать, то эта птица не раз спасала и вытаскивала, извиняюсь, задницу жеребца из очередных приключений. А Сплэш все равно был весел, радостен, как будто ничего и не случалось. Вот и сейчас ворону было как-то не по себе.
- Да ладно тебе, Сай, не волнуйся! Все будет в порядке! Такие слова ворон слышал много раз перед тем, как Сплэш попадал в очередные неприятности. Но, видимо, птица согласилась и, больно впившись когтями в тело жеребца, высоко взлетела. Хоть Сплэш и был таким озорным "ребенком", но бросить его было нельзя. Друг все же и спаситель.
А Сплэш продолжил свой пут, пока не увидел где-то вдалеке силуэты лошадей.

73

Коннор перевел взгляд с орлицы на кобылу. Она ответила. Ответила без всякой агрессии, так что жеребец посмел сделать несколько шагов вперед.
Признать, что он заблудился? Не хочется, но надо... Какой жеребец любит признавать свои промахи, свое поражение и прочее? Никакой. Однако, однако...
- Да, я заблудившийся путник. Я не причиню вреда и надеюсь, что это взаимно. Позвольте спросить: где я сейчас нахожусь и на чьих землях?
Коннор снова посмотрел на Геральдику, которая приземлилась рядом с этой кобылой, наконец-то замолчав.
Кто-кто, а она любит поболтать. И не важно с кем. Зато секреты хранить умеет, как никто другой.
Жеребец снова обратил внимание на кобылу. Внешне она была красива и ее мощное телосложение нисколько не отталкивало, как от некоторых кобыл. Порой на них взглянуть... Коннора передернуло от воспоминаний об одной такой особе.

74

Взвесив всё, я всё же понял, что лучше с друзьями не расставаться. Во-первых, они для тебя слишком дороги, чтобы  распрощаться с ними на долгое время. Во-вторых, чувствуешь себя немного глупо, когда судьба снова соединяет вас вместе и за столько лет разлуки накапливается всего много, но о друге ты ничего не знаешь. Как уже известно, я не люблю перемены и поэтому, я не хочу знать или даже допускать то, что мои друзья могут стать другими. Кто знает, как мучила их жизнь. Вдруг они стали какими-то маньяками, хотя от этого мне веселее. Может быть они стали "сторонниками добра" и стали скучны. Таки друзья сразу бы ушли из моего списка. Но почему-то из всего моего списка дорогих для меня друзей, находились здесь самые для меня важный. Эскорт - заноза моя, пришёл неожиданно и я этому рад. Адель - яркое пятно прошлого, которая так же пришла неожиданна. Мне показалось это каким-то странным розыгрышем судьбы. Хоть это и казалось устрашающе, но блин, ради таких подарков стоит попотеть!
И так. Вернёмся к нашей компании. Эскорт продолжал любезно философствовать с Адель, что вызвало у меня два чувства: удивление и любопытство. Что же будет тогда дальше? Посмотрим. Я не прерывал эту чудесную беседу, но тут Эс решил ответить мне: "- Ну похоже, что такой раздолбай как я никому не нужен. Да и ладно, забот и хлопот поменьше будет, а то потом ещё пелёнки детям постирай, помоги, воспитай, не не готов я ещё к этому явно. А вот за карамельного мишку   получил бы года два назад.  А щас, знаешь, как-то то ли лень, то ли надоело. Ну ты понимаешь."
- Ну знаешь, особо мы не отличаемся! Не переживай, я тебя заставлю потом помогать нам воспитывать наших жеребят, будешь помогать и пелёнки тоже стирать. Так что, без работы не останешься, заодно и подготовлю. - Я посмеялся и так по-доброму толкнул Эскорта, а то какой-то он уж слишком серьёзный. - Это да, понимаю, самому лень. Старички мы уже для таких дел.
И снова лёгкий смешок. Я не удивлюсь, если мои слова не рассмешат или не взбодрят Эскорта, да может он их и не поймёт. На это я не рассчитываю. Потом будем обмениваться шуточками. Тут снова сказал Эс: "- Ну я постараюсь;) А ты если что уварачивайся." Я ничего не сказал, лишь только посмеялся. Когда я представил Эйф моим друзьям, карамельный мишка сразу сказал: "- Что ж приятно познакомится, Эйфория. Мон, неужели я в детстве был настолько самолюбив, что даже не заметил в твоём обществе Адель? Болван." Я снова улыбнулся.
- Да, видно настолько. Ну, ты же у нас деловая колбаса, собой занимался. Куда тебе было до моих забот и знакомств.
Отрицать я не стал. Эскорт был самолюбив, может быть он таким и остался, я не знаю. Но и я был таким же, постоянно уходил от него и искал приключения на свою золотую пятую точку. Я посмотрел на Адель. Она так же смотрела на меня и сказала: "- Здравствуй, Мон. Рада видеть тебя живым, целым и в полном расцвете сил." Мсл. А ты всё такая же) С улыбкой на мордашке я ответил:
- Взаимно.
Сразу Адель ответила на слова Эскорта: "- Я бы точнее сказала, что мы друзья юности. Не помню, чтобы ты был таким уж жеребёнком в то время. А не заметил, скорее всего, из-за того, что в момент нашей встречи Мон предпочёл прогуливаться в одиночку, а я после не желала подходить к шайке."
- Я же говорю Эс, в тот день мы как-то потеряли друг друга. Да уж... Славная была встреча. - Снова посмеялся, вспоминая тот день, и продолжил. - А где твой братишка, Адель?
Неожиданно я услышал голос Эндиго. Я сразу вспомнил, что сказал ему ждать нас, пока мы не расправимся с селёдкой. Я позвал его негромким ржанием и он полетел ко мне. Сразу было видно его недовольство, ну что поделаешь, тут такое происходит.
Пока мы стояли кружочком и радовались нашей встречей, к нам прибежал вороной жеребец. Довольно активный, спокойный и, как я понял, добренький. Чтож, мой час настал. "- Buon giorno, amico!" - сказал вороной. Мне сразу это не понравилось. Я прижал уши и наблюдал за ним. Первая решила начать с ним разговор Адель, в прочем, как обычно она и делает. "- Добрый день. Простите, но я вас не понимаю. Вы заблудились?" Я продолжал молчать, выжидая подходящего момента. "- Да, я заблудившийся путник. Я не причиню вреда и надеюсь, что это взаимно. Позвольте спросить: где я сейчас нахожусь и на чьих землях?" Мсл. Ага, надейся, что взаимно!
- Так, итальянский выскочка, ты находишься не в том месте, не на тех землях. Ваша среда обитания там, напротив, откуда вы и пришли.
Я говорил спокойно, негромко с каменным выражением морды. Моя надежда, что этот чудо-конь уйдёт была крепкой и я не собирался сдаваться.
В это время Эндиго уже приземлился ко мне на спину и рассматривал окружающих, вспоминая каждого из них.

75

Я опять куда-то бегу, куда на этот раз меня приведут мои ноги? Похоже, что тут не очень много растительности, но чувствуется, что дорога по которой я бегу не совсем ровная, даже можно сказать холмистая, значит я снова забежал в холмистую степь, что ж ладно.
Слепой сбавил темп и абсолютно спокойно пошел шагом по холму вниз, он и представить не мог как тут может быть красиво, как можно любоваться степью с высокого холма смотря вперед. Его это уже особо не волновало, он знал, что никогда в жизни он не увидит ничего кроме этой надоедающий темноты.
Передвигался он медленно чувствую каждую травинку по своим ногам и каждую веточку хрустящую под копытами, он шёл прямо и прямо, что-то внутри него перевернулось и он резко остановился, отошел на шаг назад, что-то впереди было не так.
Что это может быть? Я почти не знаю этих мест, но можно подумать, что там впереди опасность...
Пегий продолжал стоять на месте пытаясь сообразить, что может быть там впереди. Дикие места всегда были непредсказуемые и он прекрасно знал, что перед ним может быть ущелье или разлом, но не мог знать это точно, нужно было это проверить. Жеребец копытом наступил на большой камень
Камень! Это то, что мне нужно.
Пронеслось в голове и Слепой начал бить камень копытом, через пару ударов от него камня откололся приличный кусок, через несколько секунд он уже летел вниз и через некоторое время он услышал тихое падение камня, да он был прав, перед ним земля уходила вниз, изменив направление Бленд пошел вдоль разлома. Жеребец почти никого не знал тут, редко с кем-то общался, да и с ним особо никто не общался. А ему было бы не плохо завести друзей, а то он точно напорется на приключение и никто даже не сообразит ему помочь, жеребец знал, что тут есть табун. но присоединяться к нему не хотел, это не для него, он всю стою жизнь был один, ему будет не привычно быть с другими лошадьми. Ему уже девять полных лет, а у него до сих пор нет семьи, а все по одной и той же причине с самого детства. Слепой перестал об этом думать уже года два назад, но иногда на него нападет сильная тоска и он уходит от всех, остается один и вспоминает, думает и размышляет.

76

Бог мой. Я сейчас расплачусь. Пришли мы, значит, с шайкой, как тут же привалило куча каких-то незнакомых лошадей, явно одиночек, которых, скорее всего, просто скучно или они думают, что мы ужасно им обрадуемся. Один Перфект тебя радовал в этот момент. Он никуда не смылся, а стоял возле тебя с, если бы мог, таким же мрачным взглядом оглядывал всех вокруг. Может быть, ему просто не к кому было кинуться и завести с ним дружескую беседу. Ну и хорошо. Почему-то в этот момент ты вдруг почувствовал себя одиноким. Где Элистраза? Содэм предательски ушел отдыхать, предпочитая не вмешиваться. Ты был зол на него, да и вообще сейчас больше всего хотелось подойти и врезать кому-то хорошенько. Но сейчас вообще шайка разбрелась в разные стороны, а значит набегов не будет. Лето и все откармливаются, купаются и строят личную жизнь. Да ты и не был против, пускай. Кстати вот, о твоей личной жизни. Где Рианнон? В груди снова неприятно защекотало и ты был готов бросить все свои дела к чертовой бабушке и отправиться на поиски своей возлюбленной, которая к тому же, носила твоего ребенка.
От мыслей тебя отвлек уход Перфекта. Ты обернулся и пристально проследил куда он отправился. А подошел он к серому... Ахекиону? Шпионит? Низковато пал глашатай королевского табуна! Ты был недоволен присутствием табунной "знати", но Перфект сам уладит этот вопрос. Успокоив себя этой мыслью, ты вернулся в исходное положение и хмуро осмотрелся вокруг. Мда. Какая-то группка лошадей, впрочем, Мон Плезира ты знаешь, а возле него, наверное, его дамочка, с ними еще соловый, который все крутился у тебя за спиной, как только вы пришли. Увязался где-то по дороге может. Еще одна рыжая кобыла и вороной жеребец. Устроили тут, понимаешь ли. Ты еще больше нахмурился и, кинув небрежный взгляд в сторону табунного и Идеала, решил подойти и узнать, о чем "так долго" можно беседовать.
... весьма высокопоставленных в вашем обществе. У вас они, я не сомневаюсь, дамы самостоятельные... Но у меня есть сомнения, чтобы они просто так взяли и ушли. У вас ведь за это и по ушам получить можно, ведь так? - высокомерно отчеканил серый, изображая при этом простейший вид. Как же тебя бесило это лицемерие. Стиснув зубы, ты просверлил глашатая взглядом и, мысленно раздолбив его бошку об рядом стоящее дерево, решил выпроводить его отсюдова поскорее пока твои мысли не приобрели материальный вид.
- А какое, собственно, дело глашатаю до наших кобыл? - поинтересовался ты у Ахекиона. Тебе слегка полегчало и сейчас ты был озабочен лишь тем, куда делась Рианнон, хотя и Анафема тоже отсутствовала. - По ушам сейчас ты получишь, Хекки. Так что давай до свиданья. - ты кивнул ему на тропу, ведущую в обратном направлении отсюда и стал ждать, пока серый уберется.
- В следующий раз не возись с ним, а если много говорить будет, то дай в морду. А то только говорить и умеют. - сказал ты вороному, когда глашатай отдалился. После чего ты развернулся и зашагал к компании, которая там собралась. Кстати вот, та табунная троица, похоже, удалилась. Ну да ладно.
- Давайте посиделки устраивать где-то в другом месте. Мне здесь посторонние не нужны, так что все, кого не интересует вступление в шайку прошу в обратном направлении отсюда. - сказал ты безо всяких эмоций, подойдя к компании. Ты сейчас сохранял спокойствие, но если кто-то начнет качать права, то ты за себя не ручаешься. И без них хватает хлопот. Главное найти сейчас кобыл, а то фиг знает где их носит, а потом провести небольшое собрание и отпустить всех, кто хочет проветриться. Все равно сейчас нет никакого смысла ходить кодлом, нападений ты не планировал. Главное собрать всех под конец сезона.

77

Я стоял возле своих друзей и всё ждал, пока они разговорятся. Куда-то они ушли в себя или здесь другая причина, в общем, мне не понравилась эта скукота. Я посмотрел на Эйф. Она стояла возле меня, даже чуть сзади меня и молчала. Странно, это не было похоже на неё. Обычно она знакомится с тем, кто входит в мою семью или просто с теми, с кем я заговорил. Были мысли, что всё это из-за драки. Всё же та чокнутая метёлка могла здорово покалечить Эйф, что заставляло меня переживать. Да уж... Эта драка отняла много сил, хоть и она была не долгой, но болезненной для обеих сторон. Разговор с друзьями приглушал мою боль, о ней я попросту забывал. Но теперь, когда над нашими головами повисло молчанье, боль снова давала о себе знать. Болел нос, даже ещё кровоточил, болело плечё и бока. Я даже ощущал себя мазохистам, потому что эта боль для меня была приятной. Может быть это от того, что я всё же победил и нанёс больше ударов и гораздо сильнее, чем этой селёдки. Непонятно.
Как раз в это время тишины, очнулся Нес. Он молчал всё это время и застыл как статуя. Уже все отделились и начали заниматься своими делами и наконец, он проснулся. Хвала богам! Я повернул голову и наблюдал за ним. Видно, он услышал Ахекиона, так как на его слова он тут же негативно ответил: - А какое, собственно, дело глашатаю до наших кобыл? По ушам сейчас ты получишь, Хекки. Так что давай до свиданья. И сказал Перфекту: - В следующий раз не возись с ним, а если много говорить будет, то дай в морду. А то только говорить и умеют. После этого Нес направился к нам. - Давайте посиделки устраивать где-то в другом месте. Мне здесь посторонние не нужны, так что все, кого не интересует вступление в шайку прошу в обратном направлении отсюда. Меня распирало от желания поиздеваться над Несом, но он в плохом настроении, точнее злой, а я уже побитый и еле стою, так что пока я решил воздержаться от этого.
- Нес, мы же друзья, а не посторонние. Не переживай, постоим здесь, поболтаем да и покатимся отсюда дружно в другую сторону.
Я говорил спокойно, тихо, чтобы лишний раз сейчас не выводить Неса. А то плохо кончится...

78

В мире семь миллиардов  человек, столько же лошадей и все они ходят по одной несчастной планете Земля и ежесекундно в каждой точке голубого шара что-то происходит: кто-то встречает свою судьбу, кто-то защищает диплом, кто-то прыгает с крыши небоскрёба или моста, а кто-то умирает от социально-значимых заболеваний. Кто-то из этих личностей становится счастливым, а кто-то в один миг теряет смысл жизни. В каждого из нас самую важную роль играют именно мелочи, что свершаются за секунды. Это происходит интуитивно, где-то на таком уровне, который сложно подчинить своему рациональному началу. С каждым днём мы всё больше и больше учимся поступать на автоматизме: отвечать на несложные и шаблонные вопросы, ходить с определённой скоростью, запоминаем сотни маршрутов и тысячи мест, куда нам так хочется вернуться или же поехать впервые. Вернуться. Зачастую мы привязываем наши воспоминания к строительным сооружениям, личностям, географическим особенностям, вовсе забывая о времени. Важно то. что именно в тот самый промежуток пресловутого временного континуума на стыке умственных плит встретились два одиночества и решили следовать вместе. Нас не так интересует, сохранят ли они друг друга до финишной прямой, как то, что именно в тот самый момент они были просто рядом. Это и только это имеет важное значение. Остальное может быть, а может и не быть. Всё на ваше усмотрение и усмотрите в этом нечто тонкое, неуловимое, но невесомое, пожалуйста. Я знаю, у вас это получится. В нашей жизни не может быть случайных прохожих. Каждый субъект в вашей жизни появляется только тогда, когда он может собой сказать нечто новое, пусть и не словами, но вы обязательно это поймёте, а лучше почувствуете. Всё равно, но воспринимать сердцем всё же лучше. Достовернее. Каждый жизненный предмет закрывает за собой дверь и исчезает из нашего бытия только тогда, когда мы поняли его послание, расшифровали его по буквам вплоть до последнего знака препинания и ему больше нечему нас научить. Не бывает плохих учителей, поэтому даже за самый сложный и горький опыт мы можем их просто отблагодарить, сохранив новые знания, глубоко в себе. Там, где они не смогут деформироваться и исказить свою сущность под влияниями внешней среды, что так и норовит вынуть всё самое ценное и, проигравшись им выбросить на ветер. Нам этого не надо, поэтому можете даже не соблазняться на мои сладкие уговоры и лестные хвалебные песни, В них, слишком мало истинного, а нам это только помешает, не правда ли?
Вот я добежал до нужного мне места. Когда Нит говорил, что степь недалеко и лететь ему туда пять минут, я вовсе не ожидал, что бегом, да плюс галопчиком мне придется скандыбашить полчаса. Он издевался, али мстил? Да как - то без разницы.
- Херсонес только что приказал всем тем, кто не в шайке или не собирается в неё вступать, просьба улепётывать, - доложил ворон.
Я прижал уши к затылку. Понятия не имею зачем. Дурачусь. Подбежал к "своим" и замер. Заметил Мона. Уж не сильно мы с ним ладили, но мне сейчас не до этого. Неопределённо мотнул головой и стал спокойно ждать действий. Вот с "вожаком" я не собирался здороваться.
Вот золотая задница, так сказать, что - то прокомментировала, но я не собирался ничего предпринимать, лишь покосился на Херсонес.

Отредактировано Доминикан (2012-07-07 22:55:42)

79

Он уже не ждал ответа от Перфекта. Понял уже, что тому стало совершенно не до него. Появилось столько новичков рядом с шайкой, да и две кобылы исчезли, теперь им точно не до него. Тем более, если уж на то пошло, шпионом Хек не являлся, это не его стихия точно. Хоть он и умеет скрываться, но все же его умения точно недостаточно, чтобы стать настоящим шпионом. Его ведь сейчас обнаружили. Хотя он и не прятался сильно. У него была одна цель - проверить, не шайка ли поработала над исчезновением его кобылы. Ее здесь нет, значит придется искать в другом месте. Он услышал вмешавшегося Херсонеса и посмотрел на него, улыбнувшись краем рта. Можно было бы даже сказать, что у них двоих отношения едва ли не хорошие, поскольку тот еще никогда не выходил за рамки угроз. Видимо ценили они друг в друге что-то, что не позволяло лишить мир таких перцев, как они двое. Друзьями они уж точно никогда не станут, но то перемирие, которое между ними существует - это уже большая ценность. И уж точно не стоит так просто портить с ним отношения. Поэтому он и не ответил на его вопрос, потому что знал, что обязательно постарается ответить колкостью, тонкой и острой, как острие шпаги.
Ахекион спокойно посмотрел на мощного фриза, круто развернулся и пошел в сторону от него, в сторону от шайки. Сколько же там новых лошадей - закачаться можно. Но не они его сейчас заинтересовали. Пусть сами разбираются со всеми своими новенькими, да с теми неизвестными. Интересно, а в табуне за это время произошли хоть какие-то изменения? Надо надеяться, что они хотя бы остались в том же поле, куда их повел Хиперрон. Он видел, что их вожак уже снова прежний, все тот же серый в яблоко танк. Значит там точно все в порядке, если тот, конечно, опять не покинул их ненадолго... Нет, с ними ничего не случиться, хоть там и есть жеребята... Все будет отлично. Он скоро вернется и обо всем узнает. Главное - это верить, это помогает жить.
"Черт, я же шаечный по душе, а уже едва ли сросся с этим табуном, аж душа болеет, все ли хорошо с ними. Даже не знаю, плохо это или хорошо? Наверное, все же хорошо, иначе бы я уже давно на все это плюнул, на свои обязанности, был бы там с ними, наверняка, только из-за Орхидеи. Она ведь тоже уже не может без них, привыкли все друг к другу."
Серый жеребец отошел уже довольно на приличное расстояние от тех лошадей, оглянулся по сторонам и заметил немного вдалеке справа какое то большое светлое пятно. Жеребец? Кобыла? Он не узнает, пока не подойдет ближе. Главное, не терять этого неизвестного некто из виду, учитывая, насколько ухабиста эта степь. Ахекион не стал рассуждать еще больше, просто перешел на легкую рысь и начал сокращать расстояние, которое разделяло их двоих. правда, уже через минуту по понял, что слишком сильно размечтался, ожидая увидеть свою цветочную кобылку... Это было бы слишком хорошо для правды. Взамен этого, он увидел еще одного персонажа, весьма и весьма интересного. Чем ближе он подходил к нему и чем больше удалялся от шайки, тем явственнее видел и чувствовал, что перед ним, во-первых, жеребец, во-вторых, совершенно ему незнакомый, в-третьих, как подсказывала интуиция, точно уж не враждебно настроенный. а раз так, то стоит ли тому дальше идти к той шаечной команде, если его там очень вряд ли будут встречать с распростертыми объятиями?
Хек был абсолютно спокоен, когда подходил к нему. Уже сейчас он различал какие-то странности, которые раньше уже у кого-то замечал... Крупный пегий жеребец был тоже спокоен и сосредоточен, сразу видно, но при этом он шел как-то странновато. Едва заметно, он раскачивался по кругу, почти неразличимо даже, но он ведь обязан замечать такие мелочи. Тут в голове внезапно его переклинило. Такого же персонажа он видел в шайке Херсонеса, и тот был... Слепым. Значит, и этот тоже. Но у того в то время хотя бы был провожатый. Этот же конь был совершенно один, он это едва ли не пятой точкой чувствовал.
Серый жеребец тихо, чтобы не привлекать излишнего внимания, приветственно заржал и подошел еще ближе, на расстояние десятка метров, но потом приблизился еще, как всегда со своей едва ли не холодной уверенностью.
-Доброго дня, сударь.-как обычно, привычки не изменишь... На то он и Принц. Кого раздражает - он не виноват, поздно уже перевоспитываться.-Какими судьбами занесла вас нелегкая в эти края?
Дружелюбный тон никуда не делся. Серый всегда ругался только в шутку. И сейчас тоже... Ему хотелось завести с ним разговор, ведь, вполне возможно, тот может оказаться ему полезен, мог бы помочь найти его Орхидею, да и стать еще одним членом табуна, если на то пошло. У них сейчас тоже такой упадок, им срочно нужны новички, иначе королевский табун просто развалится, и все лошади разбредутся по свету, кто семьями, а кто поодиночке. У него, конечно, есть семья, но для него после табуна, где он был ответственным едва ли не за всех и каждого, когда приходилось иногда и сутками не спать, для него этого будет мало. Если только не попробовать сколотить свой... Но он боится, что нужных качеств не хватит для этого. Так что пока надо попробовать Хиперрону удержать на плаву их нынешний табун...

80

Настороение просто не к чёрту. Как же она не любила, когда вокруг неё  много лошадей. Общество однако странная вещь. Вроде бы без него жить невозможно, а  с ним можно сойти с ума. Эйфория чётко это понимала и поэтому присутсвие здесь огромного количества лошадей её настолько угнетало, что начинало аж тошнить от этого безудержного шума разных голосов. Рыжая внимательно смотрела на Мона своими карими глазами, делая вид , что её очень тяжело, но к сожелению, рыжий был занят разговорами со старыми дрпузьями, и поэтому собсвенно ему не было до неё никакого дела. А жаль. Одно радует, что представлятся тебе не нужно, ибо Мон уже представил тебя своим друзьям, от чего стало чуть легче.  Рыжая чуть повела ухом в сторону вороного, который по всей видимости был главарём шайки и который ясно попросил всех покинуть его территорию. Однако надписи о том, что это его территория они не увидела и слобирать свои манатки явно не торопилась. Эйфория совершенно спокойно подошла к дереву и легла. Его могучая крона закрывало Эйф от полящего солнца.