Royal Horse Family. ВЕДУТСЯ ТЕХ. РАБОТЫ ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кроличьи угодья.

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

http://s3.uploads.ru/mLzI1.jpg

Кроличьи угодья.
Опасно, очень опасно это место для лошадиных ног! Но как привлекательно для их желудков. Ведь в этих местах можно найти массу вкусных диковинок – луговой кислый щавель, дикая капуста, коренья топинамбура и много еще чего. Может именно из-за этого здесь поселились кролики, устроили себе нории, прорыли подземные ходы. И если не желаешь ненароком сломать ногу – смотри внимательней на почву под копытами.

21

Бывает такие моменты, когда мозг словно отделяется от твоей плоти, образно, конечно, не буквально, но чувство настолько велико, что уже начинаешь не понимать, где реальность, а где иллюзия. Поэтому сейчас, разогревшись под лучами солнца, Самэй почувствовала, как странная слабость наваливается на тело, словно обволакивая своими мягкими лапами каждую клеточку тела пегой, как Морфей – унося своих жертв в страну Сна и Покоя. Прикрыв глаза, Фрай отошла подальше от лошадей, чтобы, мало ли, чего-нибудь не случилось – а реакция у той молниеносная и порой без разбору. Поэтому все слова ее собеседников доносились словно сквозь вату. Уши медленно обмякли, и слегка повисли, как листья деревьев в жаркую погодку. Хвост медленно двигался из стороны в сторону, как маяк, гипнотизируя и зацепляясь за снежные сугробы своим кончиком. Возможно, такая слабость нападает на Самэй в связи  с тем, что та уже больше месяца не видела здоровый и спокойный сон, и все мысли были просто в кучу, ведь кошмары выбивали из колеи даже такую сильную личность, как Фрай.
Нити сплетаются, образовывая все новые узлы: красные, зеленые, фиолетовые, такие манящие… Все движется плавно, словно плывущий лебедь по реке жизни невозмутимо шествует по воде. И кажется, что он не плывет, а  медленно-медленно движется.. И так красиво, так умиротворенно. Идиллия, ничего не скажешь. Но… что это за треск? Как будто какой-нибудь двуногий пробирается сквозь чащу, наступая своими ногами по веткам, создавая характерный треск и хруст. И с каждой секундой все ближе, ближе. Треск усиливается, и уже слышится странный запах. Стой. Где ты, прекрасная туманная гладь и лебедь, плывущий по реке жизни? Что это? Все это начинает пропадать, будто кто-то налил воды на невысохший рисунок и все краски, всё творение превращается в размывчатое пятно. Появляется лишь ужасающий запах, и да, это гарь – я поняла сразу, языки пламени все ближе подбираются, и нет того спокойствия и той жизни, которую хотелось бы иметь. Тихие голова стали пробиваться сквозь ватную пелену, все стало отчетливее, и Фрай резко распахнула глаза. Первые пару секунд она смотрела на неразборчивые пятна под именем Эскорт и Адель. Так… они… они мои собеседники. Был еще кто-то. Норион. Да. Где он? Что, черт возьми, творится? Самэй с каждой секундой выходила из своего странного оцепенения, и  резко встряхнула головой, оглядевшись. Это безусловно начало бесить, потому что Фрай перестала контролировать свое внутреннее я. Фрай, сфоикусировав теперь ясный взор на собеседниках, опустила взгляд и увидела лежащего на земле Ноирона. В голове автоматически сработал механизм «Самэй Фрай в действии» и та на автомате высказала:
— Эй, еще один… простудишь свою замечательную тушку, — ответила, но кажется рот говорил отдельно от мыслей. В сознание медленно, как почта России, с задержкой стали доходить диалоги собеседников и Фрай уловила часть из них. Каждый из лошадей высказывал свою точку зрения, но Самэй, может и выслушала всех их, осталась при себе и даже не сказала ни одного комментария. Смысл что-то говорить?
- О чем мы говорили? – неожиданно сказал Норион, и Фрай любопытно глянула на того.
— Вот видишь, дружок, мороз – не друг тебе. – Ответила и беззаботно стала мотать хвостом, хлестая себя легко по боку. — Удачи вам в табунной жизни.
Кобыла обратилась ко всем.
Кажется, она искренне улыбнулась. Но эмоции той редко когда совпадал и с мыслями, и что она думала по этому поводу вообще.

22

Норион заметил, что Самэй Фрай, похоже, тоже стала засыпать. Но через некоторое время она открыла глаза и взглянула на Нориона.
    — Эй, еще один… простудишь свою замечательную тушку... Вот видишь, дружок, мороз – не друг тебе, - с вечной своей иронией промолвила пегая кобыла. Нориону тоже хотелось ответить какой-нибудь колкостью, но лишь громко безразлично фыркнул.
    — Удачи вам в табунной жизни, - улыбнулась Самэй так, как может вообще улыбаться лошадь. Непонятно было, сказала ли она это искренне, или же в смысл фразы была заложена насмешка. Но не особо это интересовало рыжего коня.
    Он тяжело поднялся с земли, но не прикладывая к этому значительных усилий. Жеребец обвел своих новых знакомых приветливым взглядом. Давно он не встречал лошадей, но уже сейчас Норион насытился относительно приятным общением. Он вновь почувствовал зов души в неизведанные края, туда, где не ступало еще лошадиное копыто. Туда, где свобода в виде ветра дует в лицо. Норион еще не был готов к табунный жизни, и ясно почувствовал это... пока не готов.
    Солнечно-рыжий конь еще не знал, куда направится. Возможно, в горы. а может быть, в леса. Скорее всего он будет просто идти туда, куда понесут его быстрые ноги.
    - Да, удачи всем в жизни, - повторил Норион за Самэй Фрай. Отличие было лишь в том, что Норион желал удачи в жизни вообще, а не только в табунной.
    Ему вполне понравилась эта тройка лошадей, он искренне желал им счастья. Кто знает, может они встретятся еще раз. Но сейчас Нориону была пора уходить.
    Он вышел из-под обледеневшего куста, слегка покачивая головой в такт ходьбе. На прощание он кивнул всем и тряхнул гривой, а затем направился вдоль полоски леса, видневшейся неподалеку. Зов приключений был сильнее всего остального. Сон мгновенно слетел, как только Норион представил, как несется летом по изумрудной траве, быстрый, как птица. Конь вскоре перешел на легкий бег, а затем и на галоп. Отбежав на значительное расстояние от прежней стоянки, он подпрыгнул и весело заржал так, что стайка птичек рядом взлетела в воздух, громко хлопая крыльями. Норион бежал и бежал, но в его голове крутились воспоминания о троих лошадях, которых он повстречал пару минут назад. Теперь же он быстро удалялся от них, но такова была его натура, что ни к чему особенному он не привязывался.
    Когда ноги стали уставать, конь перешел на ходьбу. Он шел, вдыхал морозный воздух и вспоминал то, что с ним случилось за день. Воспоминания были вполне приятными. Увидит ли он когда-нибудь вновь этих лошадей? Кто знает...

---------------> В далекие места.

...

Простите, что так быстро и неожиданно вас покидаю. Думаю, я еще вернусь... Когда-нибудь.

Отредактировано Норион (2013-03-07 10:59:45)

23

- Нам пора идти.
Солнце стояло уже в зените, и чем дольше она следила за исчезающими тенями, тем сильнее ощущала необходимость  продолжать их путь. С каждой новой секундой ей казалось, что они начинают попусту терять время. Новое знакомство принесло ей радость и развлечение, а так давно желанное воссоединение – надежду на более интересную и, возможно, счастливую, мирную жизнь. Прекратив созерцание тропы, исчезающей за лесной опушкой, она обернулась к честной компании. Две разные совершенно незнакомые души, с которыми ей повезло встретиться, хотя она ещё не особо поняла смысл этого знакомства, но жизнь скоро откроет все свои судьбоносные карты, а, может, заставит её об этом позабыть.
- Была рада встрече. Норион. Самэй.
Она поклонилась каждому из них и приветливо улыбнулась. Ей нравилось беседовать с ними, но пора уходить. Надо расставить все точки над i, прийти к табуну, пообщаться с вожаком, который сможет избавить её от обещания или наоборот заставит остаться. Но решение теперь они должны будут принять вдвоём с Эскортом и сообща преодолевать дальнейшие преграды. Она с вожделением желает раскрыть тайну следующих дней и в упоении ожидает воплощение её сокровенных мечтаний. Семья, о которой она так давно мечтала, может быть теперь построена.
- Эскорт. Идём?
Резвой рысью она направилась к другой стороне поля, где начиналась дорога, ведущая к туманным горам. Весна вступает в свои права и материнским теплом окружает своих детей под именами флоры и фауны. Золотые лучи играют с бронзовым покровом её спины и сухими волосами гривы и хвоста. Движения становятся шире с каждым шагом, и весь её вид выказывает нетерпение сорваться в резвый галоп и понестись вдоль вековых истуканов дремучего леса к горным пикам.
Мсл: Я уже чувствую возбуждение и волнение, которое охватывает меня при одной мысли о неизвестности. Но я иду туда не одна. Я уже не останусь одна никогда, и это, несомненно, придаёт силы. Что ж, вперёд! К неизвестности! Навстречу солнцу!

---> Древний город